Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Самый солнечный город полуострова — не жемчужина Ялта, не Евпатория и не Севастополь. Больше всего солнечных часов в году приходится на Симферополь. Каждый год солнце сияет здесь по 2458 часов.

Главная страница » Библиотека » Б.Ф. Колымагин. «Крымская экумена: Религиозная жизнь послевоенного Крыма»

3.2. Использование семейных и сексуальных проблем для контроля над жизнью религиозных общин

Сексуальная революция как подкладка глобального коммунистического проекта утратила свою актуальность уже к концу двадцатых годов, к началу «сплошной коллективизации». Однако советские идеологи прекрасно понимали, что любые социально-экономические программы обречены на провал, если они не включают в себя манипуляции над полом, сексом и семьей. СССР фактически пошел по пути ликвидации пола, строя общество из бесполых людей. То есть, конечно, дети каким-то образом рождались и семьи существовали. Но это было совсем не главное в согласном шествии к светлому будущему. Послевоенное общество легко справлялось с полом, точнее, с его отсутствием. Советская аскетика шла рука об руку с ханжеством, и любой сексуальный скандал грозил провинившимся общественным обсуждением, резолюцией партсобрания и увольнением с работы.

В такой атмосфере публичное проявление сексуальности встречалось в религиозных обществах крайне редко. И то, что У. иногда участвовал в разборе сложных ситуаций, не вызывало протеста, так как эти действия рифмовались с общественной практикой. Другое дело, что У. и здесь стремился найти государственную пользу и ставил секс на службу партии.

Так случилось в Евпатории, где жена 48-летнего пресвитера АСД Петра Сильмана вступила в прелюбодейную связь с проповедником, слесарем Паличем. Через год это выяснилось, и пресвитер постарался исключить Палича из общины. Но за ним стояла группа из 7 человек, которые не дали провести такое решение. И адвентистскому центру пришлось просить содействия у власть предержащих. У. вызвал нарушителя общественной нравственности в горисполком. «В кабинете председателя Евпаторийского горисполкома Палич заявил: "Я молодой, Зина Сильман молодая, духовно мы с ней сошлись, друг друга полюбили и сожительствовали больше года. Сильман старик (старше жены на 21 год), интересов Зины удовлетворить не мог, вот Зина его и не любит. Когда Сильман узнал о нашем сожительстве, то свою жену стал оправдывать, а меня отстранил от проповедника"».1

У. решил воспользоваться этой ситуацией, чтобы убрать Сильмана. Представителю центра АСД Мацанову он сказал, что оставлять Сильмана пресвитером нецелесообразно. Однако истинные причины этой «нецелесообразности» не привел, а они следующие: «Сильман очень сильный и хитрый проповедник среди неорганизованного населения. Если к приезду Сильмана в Евпаторию в 1946 г. в общине было 20 человек, то на 1 октября 1953 г. Сильман сумел довести количество верующих в общине до 65 человек».2

Сильман действительно имел связь с разными группами АСД в Ялте, Старом Крыму, Джанкое. А жена осуществляла связь между ними.3

Похожий скандал разгорелся и в одной из православных общин. Но здесь чиновник Совета остался в роли пассивного наблюдателя. «В марте 1952 г. назревал конфликт в общине Федоро-Тироновской церкви пос. Чехово между священником Березкиным Александром и двадцаткой. Архиепископ Лука распорядился переизбрать старосту Назарову. Жена священника Березкина сообщила архиепископу Луке, что ее муж сожительствует с церковной старостой. После того как Березкин стал приводить в жизнь распоряжение, ряд членов двадцатки запротестовало. Об этом стало известно архиепископу. Последний, чтобы предотвратить назревавший конфликт, священника Березкина перевел в Симферополь, а Назарову распорядился вывести из состава церковного совета».4

Березкин, не перенеся разлуку с «подругой-старостой», оставил священство и уехал из Крыма.

В крымской прессе тех лет верующих обвиняли в чем угодно — в некультурности, в политической незрелости, в корысти, но не в сексуальной нечистоплотности. Не потому что политтехнологи недооценивали пиаровские возможности «клубнички». Просто реальных поводов для раскрутки не находилось, и если какие-то факты всплывали наружу, то на поверку они оказывались липой: «По рекомендации "соседей" я ознакомил Мирошниченко (ст. пресвитер ЕХБ по Крыму. — Б.К.) с заметкой, направленной в газету "Крымская правда". В этой корреспонденции пишут, что и. о. пресвитера Шакин был женат 5 раз... Шакин женат на второй женщине, от первой жены осталось двое детей. Других фактов пока не узнали... Шакина надо заменить как политически неблагонадежного, но пока заменить некем». У. попросил редакцию перепроверить факты, и статья в печать не пошла.5

В то же время некоторые сексуальные вольности, которые все же бытовали в секулярном обществе, создавали известные трудности для верующих. Скажем, 8 марта 1960 г. «на вечере медицинских работников зав. аптекой объявил благодарность верующей Долговой за хорошую работу. Присутствующие мужчины решили всех женщин, получивших благодарность, поцеловать. Когда стали целовать Долгову, то она одному из мужчин плюнула в лицо. Получился скандал, и сейчас Долгову увольняют с работы».6

Религиозные объединения Крыма находили пути решения трудных проблем, в том числе и сексуальных: «В январе 1960 г. на молитвенном собрании пятидесятники приводили к покаянию жену Борисова, которая осмелилась покинуть мужа. Объясняя уход от него, Борисова заявила, что это решение ей внушено богом во время 10 дней поста, которым истязал себя ее супруг».7

Иногда преображенный эрос становился ярким миссионерским ходом: «В разговоре с неверующей молодежью религиозный актив восхваляет свою семейную жизнь. Свадьбы справляют пышно».8

Уполномоченному, конечно, хотелось бы пресечь такого рода разговоры и вообще вывести сексуальный мотив за скобки. Мы видим его поползновения в эту сторону. Так, по наводке У. актив общины ЕХБ в Севастополе обсудил действия регента Филиппова, который «был на пляже вместе с группой девушек в количестве 5 человек» и затем повел их в ресторан. «Филиппов заявил, "что один раз в году необходимо дать свободу плоти". В указанной общине установлены факты, когда молодежь мужского пола посещала молитвенный дом, из-за увлечения девушками попадала под их влияние, впоследствии становилась верующей», — пишет У. в Совет по делам религиозных культов.9

Совет, впрочем, отнесся к эпистоле скептически: «Сообщение об "умелой обработке молодежи" руководителем, который ходил с девушками из семей баптистов на пляж и в ресторан, никак не может служить доказательством "умелой обработки", так как эти девушки и без него "обработаны" в своих баптистских семьях».10

В отчетах приводится немало других, по сути схожих с предыдущим, случаев. Так, шофер Мошгуровский познакомился с дочерью пресвитера Севастопольской общины Червякова. «В результате оказанного на него религиозного влияния, не только дочерью, но, по всей видимости, и при участии самого Червякова, Мошгуровский стал верующим, после чего женился на ней».11

Женские прелести, по мнению чиновника, являются важным и — главное — действенным средством религиозной пропаганды: «Керсуненко Павел Яковлевич демобилизовался из рядов Советской Армии, познакомился с верующей Сытник Верой Васильевной, в результате ее религиозного влияния стал посещать молитвенный дом как верующий и вступил с ней в брак».12

Секс не только сопрягался с миссией, но и давал возможность нелегалам «на законной основе» конструировать иерархические и общинные связи. Скажем, пресвитер Шоха два раза выдавал дочерей замуж, и под это дело проводил совещания руководителей «чистых» баптистов.

Особый сюжет — отношение верующих к браку с атеистами и с представителями других религиозных групп. В отчетах мы находим жалобу лидера симферопольских адвентистов Касияра на то, что «в их обществе много незамужних женщин». На вопрос У. «Почему Вы не разрешаете им выходить замуж за неверующих?» Касияр ответил, «что он лично не возражает, но девушки, вышедшие замуж за неверующего, покидают общину».13

В другом месте он говорил о скандале, который разгорелся из-за того, что девушка вышла замуж за неверующего.14

К этому эпизоду стоит, наверное, добавить курьезный случай, который произошел в Саках. Невеста, «чистая» баптистка, вышла замуж за верующего ЕХБ. «Они зарегистрировались, и осталось провести просто бракосочетание, но тетка невесты хотела перетянуть жениха в их секту. Молодая стала действовать, а молодой ни в какую, и на этой почве разошлись».15

Примечания

1. Ф. 6991, оп. 3, № 1177, л. 15.

2. Ф. 6991. оп. З, № 1177, л. 16.

3. Ф. 6991, оп. 3, № 1177, л. 42.

4. Ф. 6991, оп. 1, № 899, л. 76, 77.

5. Ф. 6991, оп. 3, № 1184, л. 89.

6. Ф. 6991, оп. З, № 1813, л. 75.

7. Ф. 6991, оп. 3, № 1813, л. 52.

8. Ф. 6991, оп. 3, № 1183, л. 9.

9. Ф. 6991, оп. 3, № 1176, л. 46.

10. Ф. 6991, оп. 3, № 1176, л. 53.

11. Ф. 6991, оп. 3, № 1176, л. 47.

12. Ф. 6991, оп. 3, № 1176, л. 48.

13. Ф. 6991, оп. 3, № 1187, л. 148.

14. Ф. 6991, оп. 3, № 1813, л. 9.

15. Ф. 6991, оп. З, № 1813, л. 11.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь