Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » И.С. Пиоро. «Крымская Готия» (Очерки этнической истории населения Крыма в позднеримский период и раннее средневековье)

Введение

Изучение древней и средневековой истории Крыма, связанной с историей Средиземноморья, Восточной и Западной Европы, имеет большое научно-теоретическое значение. На небольшой территории Крымского полуострова тесно переплетались судьбы многих племен и народов, политические и экономические интересы государств античного мира и средневековья. В частности, исследователи на примере Боспора и Херсонеса могут проследить сложный и длительный процесс крушения античного общества, определить характер варварских вторжений III—IV вв. и специфику взаимоотношений Римской, а затем — Византийской империй со сложившимися здесь объединениями разноэтничных племен, выявить местные особенности дофеодального периода и своеобразие синтеза феодальных отношений.

Решение многочисленных вопросов истории Крыма в той или иной степени связано с реконструкцией сложных этнических процессов, протекавших в Северном Причерноморье с сер. III в. В связи с этим проблемы этнической истории населения Крыма в позднеримский период и раннее средневековье, которые могут быть освещены только на основании комплексного изучения исторических и археологических источников, данных нумизматики, эпиграфики, антропологии, лингвистики, этнографии, безусловно, заслуживают специального исследования. К данной теме в разное время обращались отечественные и зарубежные исследователи (В. Томашек, В.Ф. Миллер, Ф. Брун, Ю. Кулаковский, А.А. Васильев, М.А. Тиханова, А.Л. Якобсон, П.Н. Шульц, Т.Н. Высотская, Е.В. Веймарн, О.И. Домбровский, В.В. Кропоткин, И.С. Пиоро, А.И. Айбабин и др.).

В трудах историков конца XIX — первой трети XX в. изучение этногенеза проводилось только по письменным источникам, без их сопоставления с данными археологии и других исторических наук. До начала 30-х годов собирательный термин «готы», которым средневековые авторы пользовались для наименования населения Юго-Западного Крыма, понимался буквально и не подкреплялся археологическими исследованиями. От начала 30-х вплоть до начала 50-х годов в работах некоторых историков и археологов (В.И. Равдоникас, П.Н. Надинский, П.Н. Шульц) нашла место псевдонаучная трактовка теории Н.Я. Марра о стадиальности, согласно которой готы, скифы и славяне появились в Крыму в результате автохтонного развития. Критическому анализу должны быть подвергнуты и многие другие, часто противоречащие друг другу точки зрения, часть которых явилась следствием тенденциозных попыток конца 30-х — начала 50-х годов фальсифицировать исторический процесс. В угоду «центральным убеждениям» запрещалось писать о древних восточногерманских, северофракийских и других неславянских племенах на территории СССР; считалось прогрессивным стремление некоторых исследователей всюду, в том числе и в Крыму, искать и «находить» ранних славян (С.Ф. Стржелецкий, Е.В. Веймарн, Б.А. Рыбаков, В.П. Бабенчиков и др.). «Белые пятна» в этнической истории населения средневекового Крыма заполнялись потомками тавров и скифов (П.Н. Надинский, П.Н. Шульц, Е.В. Веймарн, Т.Н. Высотская и др.); сознательно умалялась роль Византии в политической истории Таврики (Е.В. Веймарн); область расселения крымских готов ограничивалась только узкой полоской Южного берега (О.И. Домбровский, Э.И. Соломоник, Е.В. Веймарн, И.А. Баранов и др.).

В 50—80-е годы утверждался новый подход к решению спорных вопросов этногенеза Крыма III—IX вв. Ученые стали руководствоваться в первую очередь устойчивыми этническими признаками, отраженными в формах погребальных сооружений, чертах обряда и части погребального инвентаря (В.В. Кропоткин, И.С. Пиоро, А.И. Айбабин, В.Л. Мыц и др.). Начиная с 70-х годов В.В. Кропоткин, И.С. Пиоро и другие исследователи связывают проникновение нового населения на полуостров в первую очередь с походами разноэтничных племен готского союза. Попытка хронологизации этнических процессов в Крыму на основании корреляции типов вещей из закрытых комплексов IV—VII вв. представлена в работах А.И. Айбабина. Однако отсутствие новой обобщающей работы по этнической истории населения Крыма1 приводит к досадному сосуществованию в популярно-краеведческой и специальной литературе различных старых, уже пересмотренных, и новых точек зрения. Это имеет место даже в фундаментальных, казалось бы, хорошо апробированных трудах по истории. Так, давно забытая концепция ранней колонизации Крыма славянами популяризуется в «Истории Украинской ССР» [260, с. 69—71]. Целый «букет» из разных, часто противоречащих друг другу мнений представлен в «Археологии Украинской ССР» [122, с. 231—248], что также лишний раз подчеркивает необходимость написания обобщающих работ. Мнения о южнобережной локализации готской области Дори в отрыве от Дороса, о существовании средневековых тавров и скифов популяризуются в новом теоретическом исследовании по этнонимии Скифии [440, с. 175—176]. Вместе с тем незаслуженно забытыми на Украине оказались труды А.А. Васильева, А.Л. Якобсона и М.А. Тихановой.

Целью нашей работы является развернутое освещение важнейших проблем этнической истории населения Крыма позднеримского и раннесредневекового времени на основании комплексного изучения различных исторических и археологических источников в связи с теми историческими процессами, которые протекали в Северном Причерноморье с III в. Для реализации поставленной цели определены следующие конкретные задачи:

— осуществить критический анализ исторических и археологических источников, использованных исследователями в качестве доказательства существования средневековых тавров, скифов и ранних славян в Крыму, доказать несостоятельность выдвинутых в научной литературе концепций в пользу указанной точки зрения;

— осветить вопрос о проникновении различных германских племен в Северное Причерноморье;

— определить роль гуннского нашествия в этнической истории населения Крыма;

— рассмотреть вопросы локализации и происхождения названия готов-тетракситов (трапезитов);

— на основании критического анализа источников исследовать проблемы локализации области крымских готов и ее политического центра;

— осуществить сравнительный анализ этнических признаков погребальных памятников Юго-Западного Крыма III—IX вв. для определения этнического состава населения и конкретизации данных письменных источников;

— показать роль Византии в истории раннесредневековой Таврики.

Основным методическим принципом решения поставленных задач является сопоставление свидетельств позднеантичных и средневековых авторов с результатами археологических исследований, синтезирование данных различных групп источников с целью воссоздания единой исторической картины.

Важнейшими источниками по истории Северного Причерноморья и Крыма III—IX вв. являются труды позднеантичных греческих, римских, византийских и средневековых западноевропейских авторов. Сведения о различных германских племенах в Северном Причерноморье, о вторжении гуннов мы черпаем из сохранившихся отрывков «Хроники» и «Скифской войны» Публия Герения Дексиппа (III в.), использованных также более поздними авторами; из канонического послания епископа Неокесарии Григория Чудотворца (III в.); биографии Клавдия Готского (268—270 гг.), написанной Требеллием Поллионом — одним из создателей истории Августов; из «Продолжения истории Дексиппа» греческого историка Евнапия (сер. IV — нач. V в.); сохранившихся книг «Истории» Аммиана Марцеллина (IV в.); «Истории против язычников» Павла Орозия, оконченной в 417 г.; «Церковной истории» Ермия Созомена, написанной до 444 г.; «Новой истории» византийского писателя Зосима (вторая пол. V в.); сохранившихся фрагментов «Византийской истории и деяний Аттилы» Приска Панийского — участника посольства 448 г. от императора Феодосия II в ставку Аттилы; известного труда готского историка VI в. Иордана «Гетика»; «Войны с готами» — сочинения крупнейшего историка и писателя ранней Византии Прокопия Кесарийского (VI в.); «Описания племен» Стефана Византийского — географа и грамматика VI в.; исторических сочинений Агафия Миринейского «О царствовании Юстиниана» (VI в.) и Менандра Протиктора (Византийца) «Продолжение истории Агафиевой» (вторая пол. VI в.); трудов византийского хрониста кон. VIII — нач. IX в. Георгия Синкелла; «Сокращенной истории» Иоанна Зонары, доведенной до 1118 г., и других произведений.

При решении сложных вопросов этнической истории населения раннесредневекового Крыма особое внимание уделяется трудам Прокопия Кесарийского: трактату «О постройках», «Истории войн Юстиниана с персами, вандалами и готами», «Тайной истории». Используется сообщение о Дори в руководстве для изучения латинского языка, написанном известным грамматиком кон. V — нач. VI в. Присцианом, и в анонимном труде Равеннского Географа (VII в.). Ценные сведения по истории Таврики VII—X вв. предоставляют нам разнообразные по характеру источники: письма папы Мартина I, сосланного в Херсонес в VII в.; «Хронография» Феофана Исповедника (760—818 гг.); «Бревиарий» патриарха Никифора (758—829 гг.); «Жития» Иоанна Готского (первая пол. IX в.) и Константина Философа (вторая пол. IX в); трактат Константина Багрянородного «Об управлении государством» (905—959 гг.); анонимная «Записка греческого топарха» (X в.). Для более полного освещения этногенеза раннесредневекового Крыма необходимы и позднесредневековые источники: «Аланское послание» епископа Феодора к Константинопольскому патриарху Герману II (1222—1240 гг.); «Путешествие в восточные страны» монаха Рубрука — посла французского короля Людовика IX к монгольскому хану, посетившего Крым в 1253 г.; «Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 по 1427 год» Иоанна Шильтбергера — пленного баварского солдата; «Путешествие в Тану» (1431—1452 гг.) венецианского дипломата Иосафата Барбаро и другие произведения.

Лингвистическим источником, свидетельствующим о пребывании в Крыму готов-германцев, является сообщение Бусбека — посла германского императора Фердинанда I в Турцию (около 1560 г.). Среди эпиграфических материалов особого внимания заслуживают т. н. строительная надпись императора Юстиниана I, обнаруженная Р.Х. Лейером при раскопках на Мангупе, а также плита с надписью 1427 г. из раскопок храма Петра и Павла в Партените, проведенных Д.М. Струковым.

Обширный археологический материал получен в результате многолетних исследований крымских могильников III—IX вв. К позднеримскому времени (сер. III — первая пол. V в.) относятся некрополи на территории совхоза «Севастопольский» (совхоз № 10), Чернореченский, Инкерманский, Бельбек I, Озерное III, Мангуш, Ай-Тодорский, Чатырдагский, Заморское и др. Раннесредневековым временем датируются следующие могильники: Скалистинский, Лучистинский, у высоты «Сахарная головка», Чуфут-Кале, Эски-Керменский, Ароматнинский, Баштановский, Большое Садовое, у подножья Мангупа, Узень-Баш, Суук-Су, Артек и др. Материалы исследований опубликованы в работах Н.М. Печенкина, Е.В. Веймарна, В.П. Бабенчикова, В.Д. Блаватского, С.Ф. Стржелецкого, В.В. Борисовой, В.В. Кропоткина, Т.Н. Высотской, И.И. Лободы, В.Н. Корпусовой, А.И. Айбабина, В.Л. Мыца и других авторов, представлены в научных отчетах, которые находятся в архивах Института археологии АН СССР, Института археологии АН УССР, Отдела археологии Крыма, Херсонесского историко-археологического заповедника, Бахчисарайского и Крымского краеведческих музеев. Антропологические материалы из могильников изучены и опубликованы Г.Ф. Дебецем, К.Ф. Соколовой, Г.П. Зиневич, Е.П. Алексеевой. В распоряжении исследователей имеются также нумизматические коллекции, которые происходят из раскопок крымских могильников и монетных кладов длительного (Биэль, Чукурча, Неаполь скифский, города Боспорского царства) и кратковременного (Керченский, с. Долинное Бахчисарайского р-на, Ай-Тодорский) накоплений. Кроме того, продолжительным археологическим исследованиям в дореволюционное и советское время подвергались крепости и укрепления исторической Крымской Готии. Раскопки «пещерных городов» во многом проливают свет на характер и дату этих памятников, позволяют уточнить роль Византии в истории средневековой Таврики.

Примечания

1. Оставшаяся неопубликованной кандидатская диссертация В.В. Кропоткина «Население Юго-Западного Крыма в эпоху раннего средневековья» (М., 1953. Архив Института археологии АН СССР) написана более 36 лет тому назад. В ней впервые в историографии рассмотрены сармато-аланские погребальные традиции в могильниках Юго-Западного Крыма, высказано предположение о готской принадлежности погребений с трупосожжениями и каменными конструкциями. Вместе с тем за прошедшие годы исследован ряд новых могильников III—IX вв. в Крыму. Открыты и изучены разноэтничные Черняховские могильники в Северном Причерноморье, позволившие проследить направление проникновения в Крым разноэтничных племен готского союза.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь