Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » Е.Н. Деремедведь. «Крымская Ривьера. Авантюрные приключения англичанок в Тавриде»

Аннетта Микин. Глава XXV. Русская Ривьера (из книги «Россия: путешествия и исследования», 1906 г.)

От Севастополя до Ялты — Перемены в природе — Русская Италия — Байдарская долина — Самое теплое место в Крыму — Водопой — Байдарские ворота — Восход солнца — Русский вкус — Схожесть с доломитами — Землетрясения — Татарские хижины — Татарские повозки — «Крошечные Версали» — Симеиз — Алупка — Крымская Альгамбра — Русская жена для английского пэра — Сравнение Алупки с Нерви — Смертельные ловушки — Дети со слабым здоровьем — Грабеж посетителей — Мраморные львы — Ялта — Наш отель — Инцидент — Русские дома — Супруга губернатора — Парижские туалеты — Игра в простоту — Пестрая цветная капуста — Жители Ялты — Ливадия — Императрица дома — Красота неба — Ореанда — Две Массандры — Легкие закуски для туристов — Увеличение числа приезжих — Ботанический сад в Никите — Магарач — Крымские вина — Виноградарство — Грецкие орехи — Гурзуф — «Семь отелей» — Морские купания — Пушкинское дерево — Алушта — Ее климат — Виноградолечение — Археологические остатки — Быстрая езда — Отъезд в Одессу.

На протяжении всего пути от Севастополя до Ялты шла хорошая почтовая дорога, и если у вас нет багажа, а карета запряжена тремя лошадьми, то вы преодолеете это расстояние за двенадцать часов. Мы проехали этот путь за четырнадцать. Всего за пять часов при условии хорошей погоды пассажиров может перевезти удобный пароход, но тому, кто стремится составить чудесное первое впечатление об этом восхитительном побережье, конечно, следует ехать в карете. Будь я немкой или американкой, то, скорее всего, отнесла эту поездку к разряду «мирового тура». Она вполне заслуживает этого эпитета, также как Сикстинская Мадонна, заслуживает того, чтобы ее называли «всемирно известной картиной». Находясь в России, можно отметить еще одну поездку того же плана — через кавказский перевал Дарил. Погрузив кое-какой багаж, мы удобно расположились в почтовой карете, запряженной тремя лошадьми. Чудесным октябрьским утром в семь часов, мы отправились в сторону Балаклавской долины, оставив позади улицы величественного города — а само слово «Севастополь» означает «величие», «слава». На протяжении трех миль вокруг нас простиралась местность, абсолютно лишённая деревьев и травы: голая, обожженная солнцем, слегка холмистая, и над ней сверкало голубое безоблачное небо. Мы знали, что еще до наступления сумерек должны увидеть самые восхитительные пейзажи России, и, конечно, с нетерпением ожидали их появления. Мы проехали еще пол мили и вдруг, совершенно неожиданно, неровная поверхность исчезла, уступив место холмам, таким же голым и выжженным солнцем. По мере нашего продвижения вершины холмов вздымались в небо всё выше и выше, пока, наконец, не превратились в суровые скалы и настоящие горные пики: это появились отдаленные участки величественной горной гряды, которая окаймляла южное побережье, и бежала параллельно морю почти через весь полуостров.

Тот, кто видел лишь северную и центральную части Крыма, не имеет ни малейшего представления о красоте и грандиозности его Южнобережья. Они не похожи друг на друга, как день и ночь. Вдоль всего побережья величественные скалистые склоны горных пиков полого сбегают к кромке моря, образуя скрытую со всех сторон Ривьеру1, которую часто именуют «русской Италией». Вдоль этой горной гряды до самой Алушты, проложена удобная дорога. Чтобы очутиться на той Ривьере, нашему экипажу пришлось спуститься и пересечь очаровательную долину, со всех сторон окруженную высокими горами. Это была Байдарская долина, обитель счастья и покоя, прелести которой с таким исступленным восторгом описывали многие путешественники, отдаваясь воле своих чувств. Со склона холма, поросшего густым дубовым лесом, наша дорога спустилась вниз и, извиваясь среди зелени, подобно змее, наконец, привела нас в плодородную долину, где вдалеке крошечным пятнышком сверкнула татарская деревушка. Долина оказалась намного шире, чем казалась сверху, и нам потребовалось немало времени, чтобы добраться до центра деревни. Наконец мы её проехали, и тогда заметили помимо загородных домиков прелестную русскую больницу с открытыми настежь окнами, через которые проникал ароматный мягкий воздух. Байдарская долина получила своё имя благодаря тому, что является самым теплым и наиболее закрытым местом во всем Крыму, и говорят, что её почвы необычайны своей удивительной плодородностью. В настоящее время большая её часть принадлежит потомкам адмирала Мордвинова, который очень много сделал для Крыма в конце XVIII века и, который лишился своей высокой должности из-за взрыва порохового склада, располагавшегося в нескольких милях от того места, где он жил. После того как мы пересекли долину, наша карета вновь стала подниматься вверх. Дорога приятно затенялась склонившимися над ней деревьями, но день уже клонился к вечеру, и для наших лошадей этот подъём оказался весьма утомительным. Мы поднимались все выше и выше, до тех пор, пока не достигли горного источника, который бил у дороги в тенистом месте прямо из земли. Здесь лошади остановились на водопой. Дорога была настолько крутой, что пока наши лошади пили воду, под колёса приходилось подкладывать камни, чтобы карета не катилась назад.

Мы вновь отправились в путь. Наша дорога опять шла вверх, пока мы не достигли так называемых Байдарских ворот — красивой каменной арки, которая означала наивысшую точку пути. В этом месте горного перевала, по обеим сторонам которого вздымались горные вершины, она достигала высоты 1631 фут над уровнем моря. Мы проехали через ворота и внезапно очутились в прекрасной полукруглой долине, раскинувшейся далеко перед нами. В противоположной стороне от нее сверкала голубая гладь моря, которое было скрыто из виду с того самого времени, как мы выехали из Балаклавы. Каждое лето тысячи русских туристов приезжают к Байдарским воротам и останавливаются на ночь в одной из двух захудалых местных гостиниц, преследуя только одну цель — насладиться великолепным зрелищем восходящего солнца, которое поднимается над горизонтом безмятежного моря в пурпурно-золотом ореоле, в то время как роскошная долина у их ног все еще влажная от ночной росы. Больше нигде на Ривьере вы не сможете наблюдать восход солнца с такого благоприятного положения, так как Байдарские ворота обращены на восток и выходят прямо на широкую гладь Черного моря. Мы пообедали на веранде одной из гостиниц, напоминавшей птичью клетку, которую вывесили в самом центре долины.

У наших лошадей было два часа на отдых, мы же в это время наслаждались неприхотливой едой из чая, яиц, хлеба с маслом, дыни и грецких орехов, последние упомянутые излишества мы привезли с собой, включая и чай. С нас взяли баснословную цену за яйца и самовар; ничего удивительного, если брать в расчёт доставку продуктов в столь труднодоступное место. Около трёх часов лошадей запрягли вновь, и мы начали спускаться в долину. С веранды гостиницы спуск казался крутым и опасным, но в действительности все оказалось не так страшно. На скалистом выступе, немного не доезжая того места, где Байдарская долина сбегает к морю, стояла недавно возведенная церковь в чисто византийском стиле2. Ее построил на свои средства богатый русский3, владеющий частью этой долины, очевидно для того, чтобы улучшить пейзаж, приятный для глаз. Мы не смогли сдержать своего огорчения от её присутствия, представляя, насколько очаровательнее смотрелась бы долина без этой церкви, но о вкусах не судят.

Мы спустились чуть ниже церкви и затем, проехав через каменный туннель, повернули вокруг, а затем налево, очутившись на дороге, которая извивалась под крутыми скалами, поднимаясь до головокружительной высоты, и частично Проходила почти перпендикулярно. Сейчас мы были уже на Ривьере. Некоторые горные вершины имели фантастические очертания, подобно доломитовым пикам, которые можно наблюдать с Палаццо и Тидикадоры. На каждом повороте нам встречались всё новые и новые величественные пейзажи. Вот сейчас показалась скала, высоко вздымающаяся в голубое небо, а вот другая, чьи склоны напоминали зубчатые стены какого-то древнего замка с укреплениями и орудийными башенками. Мы ехали все дальше и дальше. Слева на нашем пути встречались даже ещё более обрывистые скалы, более глубокие ущелья, поросшие сосновыми лесами, а справа подобно прекрасному саду, мягкими волнами спускались к открытому морю зелёные склоны. Зелень ореховых деревьев, каштанов, шелковицы и островерхих кипарисов скрывала неровность долин, и наполовину прятала от глаз людей разбросанные по самым укромным уголкам мраморные дворцы русской аристократии или миллионеров. В какой-то момент наш взор наслаждался восхитительным видом великолепной глади моря, похожего на озеро, чьи воды сверкали в лучах полуденного солнца. В следующее мгновение мы уже были совершенно очарованы ужасными горными пиками, некоторые из которых свесили свои громадные вершины как раз над нашей дорогой и угрожали упасть и похоронить нас живьём, если наша карета медленно приблизится к их подножию. Должно быть, эти горные склоны еще в доисторические времена раскололись из-за ужасных землетрясений, ибо ничто больше не смогло бы разместить над прелестными зелеными долинами столь огромные массы камней в таком опасном положении, придав им столь причудливые и фантастические очертания. То там, то здесь цеплялись за края пропасти, или выглядывали из-за драпировки растительности татарские деревни. Татары строят свои хижины возле скал таким образом, чтобы горная порода служила задней стенкой их жилища, укрывая их от сильных ветров, которые в ненастную погоду дуют из ущелий с такой силой, что сбивают путника с ног. Крыши татарских домов плоские, присыпанные землёй, они выдаются над передними стенами, и, опираясь на столбы, образуют веранду, на которой хозяева любят сидеть или спать в жаркую погоду. Татары хранят своё зерно в больших корзинах, подвешенных на шестах, чтобы до них не смогли добраться крысы, и скирдуют своё сено в ветвях деревьях, также как Сарды в Туркестане. По пути нам встретились несколько длинных татарских телег, в которых было полно миловидных круглолицых детей в красных шапочках, похожих на цыган, с чёрными, смеющимися глазами и жемчужно-белыми зубами. С виду эти дети совсем не похожи на монголов, а в своих красных фесках и мешковатых штанах могли легко сойти за итальянцев. У многих из них вместо широких, плоских восточного типа ноздрей был изящно очерченный нос, который является характерной чертой жителей северной Италии. Этот феномен легко объяснить, принимая в расчет, что у южнобережных татар смешанные предки. Они происходят от генуэзцев, оставшихся на побережье, после того как генуэзская республика отказалась от своих владений некогда здесь процветавших. Мы проехали множество деревень, в которых дома с обеих сторон вплотную подходили к дороге. При наступлении сумерек в некоторых домах светились масляные лампы, создавая весьма колоритный эффект. В каждой долине на нашем пути выглядывал украдкой из-за деревьев, по крайней мере, один «маленький Версаль», с садом, фонтанами и тенистыми сосновыми или оливковыми рощами.

Э. Берндт. Алупка

Одна из долин называлась Симеизом. При въезде мы заметили объявления «Пансионы». Судя по элегантному виду их сверкающих мраморных колоннад и роскошных лужаек, они первоначально, должно быть, строились в качестве частных вилл. Зимой они заполнены туберкулезными больными.

Упавшие с высоких утесов огромные валуны, отделяют Симеиз от Алупки. Косогор венчает гигантский пик Ай-Петри, который вознес свою вершину почти на 4400 фунтов над уровнем моря. Читатель ни в коем случае не должен думать, что горы, которые располагаются в зеленых долинах, привносят уныние в эти волшебные места. Они буквально нависают над ними, но не затеняют их. В долинах светит полуденное солнце, пока совсем не исчезнет за горизонтом, а горам остается лишь выступать в виде очаровательной гигантской стены на фоне близлежащих окрестностей.

Прежде Алупка была резиденцией князя Воронцова, из-за своей полу-мавританской архитектуры его дворец известен как «Крымская Альгамбра»4. Князь Михаил Воронцов родился в Санкт-Петербурге, но получил образование в Англии, где его отец, князь Семён Воронцов служил послом. Его единственная сестра Екатерина вышла замуж за английского пэра, графа Пемброка. Довольно любопытно то, что спустя несколько недель после своего возвращения в Англию я посетила родовое имение рода Пемброков в Уилтоне, что возле Самесбери, и видела там портрет покойного графа, который умер в 1895 году. Я сказала своему спутнику, что у графа русский тип лица. Тогда я не знала, что Екатерина Воронцова вышла замуж за одного из его предков5. Князь Воронцов служил во времена русско-турецкой войны и быстро дослужился до звания генерал-майора. После повышения он ещё несколько лет провел в Англии. В 1823 году он стал губернатором Новороссии, провинцией которой был и Крым, а столицей Новороссии была Одесса. В 1845 году он был назначен генерал-губернатором провинций Кавказа, и жил одну часть года в Одессе, а другую — в Тифлисе, с роскошью короля: конечно, ведь площадь земель, которыми он управлял, была больше, чем любое европейское королевство, за исключением России. Вот описание его резиденции в Алупке, сделанное в 1855 году: «Планировка дома была такова, что в нем можно было разместить огромное количество гостей. В доме была прекрасная библиотека и просторный зал, как в Альгамбре. В залах и галереях росло множество экзотических цветов, которые делали дом похожим на сказочную страну. Сад, несомненно, уникален, с его гротами, каскадами, а также кратером потухшего вулкана. Среди фонтанов, каскадов и искусственных прудов, цветочных клумб, тенистых тропинок и увитых зеленью беседок, рассыпались огромные массы камней гротескной формы. Стены дома выстроены из зеленоватого гранита, которого здесь так много, что он даже служит материалом для починки дорог» (Из книги миссис Нельсон).

Алупка — это место более укромное и с более теплой погодой, чем Нерве. С северо-востока и запада её полностью закрывают холмы, а с юга её ограничивает море. В Алупкинскую долину с гор сбегают многочисленные ручьи, благодаря которым парки и сады всегда необычайно зелёные. В Алупке сравнительно немного домов, её население составляет всего тысячу человек, но в сезон две ее гостиницы всегда заполнены постояльцами. Воронцовский парк заложен поперек, совсем близко к морю, а выше, на другой стороне расположились сотни маленьких вилл. Несколько раз в день между Алупкой и Ялтой курсирует небольшой пароходик. Если ехать в карете по дороге, то до Ялты около 10 миль, по ней ходит маленький автобус, которым предпочитают пользоваться экономные туристы. Семь из вышеупомянутых вилл — пансионы, постояльцы которых — это в основном больные, покинувшие северные районы страны по рекомендации врачей. Одно большое здание с пристройкой — это детский санаторий на 250 мест, куда принимают анемичных, золотушных детей слабых здоровьем. Он работает круглый год. Только те, кто не понаслышке знает о полярных ветрах Санкт-Петербурга и о тех настоящих смертельных ловушках, которые подстерегают вас на каждом шагу, даже в августе, может ясно себе представить каким благом является этот санаторий для обеспокоенных родителей, имеющих детей со слабым здоровьем. Несколько лет назад ничего не оставалось, как только отправляться на время зимних месяцев на юг Франции, и даже сейчас огромное количество людей, приезжающих в Ниццу, Ментон и Бордигьеру, являются русскими. Содержание ребенка в Алупкинском санатории составляет 50 рублей в месяц, немного больше чем 5 фунтов стерлингов, но детей тех родителей, которые нуждаются в деньгах, принимают по льготной цене в 30 рублей. То, как татары обдирают простодушных посетителей Алупки, вызывает ужас: они считают их своей законной добычей. Позвольте мне предупредить устремляющихся сюда путешественников о том, что за все нужно торговаться, и небезопасно платить за что-нибудь заранее. Алупка является одним из самых дорогих уголков на этой Ривьере. Русские, снимающие комнаты в Ялте за эквивалент в 7 фунтов в месяц, смогут снять их в Алупке не менее чем за 10 фунтов, причем Алупка-это даже не город, а всего лишь простая деревня с несколькими магазинами. Уже сейчас очевидно, что в этой русской Нерви скоро все изменится. Создана строительная компания, чьи усилия, не только в сфере фактического домостроительства, но и в деле проведения под водой электрического кабеля, и подобных этому усовершенствований, вскоре превратят её в процветающий оздоровительный курорт, магазины которого, ничем не хуже ялтинских, больше не будут пустовать. В 1903 году Алупку посетило 6 тысяч туристов. Для тех, кто приезжает надолго и хочет развлечений, устроен небольшой летний театр, где достаточно места для 400 человек. Могу также отметить, что весной 1904 года для местных жителей там был открыт клуб.

Алупкинский дворец был построен в 1837 году по плану английского архитектора, и все еще остается местом, которое стоит посетить, несмотря на то, что, покидая эти места, семья Воронцовых вывезла всё своё движимое имущество, и, по сравнению с тем, каким он был 50 лет назад, сейчас у дворца несколько запущенный вид. Для посетителей открыт прекрасный парк, но тем, кто хотел бы попасть во дворец, необходимо нанять гида-татарина. Русские говорят, что Англия предлагала 50 тысяч за одного из 6 мраморных львов, стоящих у входа, и, хотя, конечно же, спящие львы являются восхитительным произведением искусства, сама я не могу ручаться за достоверность этого утверждения6.

Поездка от Алупки до Ялты является даже более очаровательной, чем я её описала. Дорога бежала сквозь виноградники, оливковые рощи и кипарисовые аллеи. Для того, чтобы в полной мере оценить красоту здешней природы, необходимо выйти из кареты и самому исследовать прохладные, утопающие в зелени уголки, разбросанные среди скал, а также укромные уединенные места, скрытые под тенью роскошных деревьев, и крошечные родники, искрящиеся внизу из-за гор.

Ялта находится на морском берегу, на зеленом склоне величественной горы с обнаженной, зубчатой вершиной, часто скрытой плывущими по небу облаками. Безопасная гавань для кораблей — вот одна из основных причин значимости этого города. Сто лет назад здесь располагался лишь крошечный рыбацкий поселок, а сейчас эторусская «Ницца». Во время сезона все ее гостиницы заполнены русскими щеголями, и ещё больше теми, кто следует моде. Мы подъехали к «России»7, которая пользовалась репутацией одного из лучших отелей в Европе. Нам повезло, что мы смогли здесь остановиться, учитывая то, что номер не был забронирован заранее. Отель с двумя красивыми крылами и высокими сосновыми деревьями по обе стороны от парадной двери, расположен недалеко от чистого подъезда для экипажей и широкого лестничного пролета, ведущего к входу в виде террасы. Только что закончился ужин. На ступеньках и под террасой собрались оживленные группы дам и господ. Гавань, располагавшаяся как раз напротив, представляла собой одно белое пятно электрического света. Дамы были в легких нарядах, но без декольте, а на многих мужчинах была военная форма. Атмосфера была весёлой и праздничной, и шумные компании молодых людей напоминали гостей собравшихся на вечеринке в саду. Мы же были в несвежей дорожной одежде, уставшие от продолжительной поездки, все в белой пыли от меловых дорог. Учитывая эти обстоятельства, лучше было бы войти через боковую дверь, а не выгружать багаж и подниматься по этим внушительным ступеням под любопытными взглядами такой модно разодетой публики. Однако для путешественников не предусматривался никакой другой вход, и нам пришлось рискнуть. Тем не менее, как только мы разместились в отеле, на следующий день уже сами, сидя на террасе, наблюдали, как многие приезжали или же изящно уезжали, и среди них были и те, кто с такой жестокостью изучал наше пыльное прибытие.

Ялта. Гостиница Россия. Открытка нач. XX в.

Мы обнаружили, что «Россия» — это превосходное место, где можно изучать представителей аристократических и буржуазных слоев московского общества, подобно другим, равным им сословиям, встречающимся в Каирском «Гезира Палас», который отчасти напоминает этот отель. Необходимо отметить, что все здешние постояльцы — русские, за исключением нас самих, одежда же была французского производства, или претендовала на то. Владелец гостиницы был родом из Швейцарии: он выкупил ее у русского адмирала, который не сумел заставить отель приносить прибыль8. В отеле на русском языке были развешены несколько бросающиеся в глаза объявления насчет икры и других деликатесов, но никто даже не попытался помочь иностранцам, не владевшим языком. Можно подумать, что кроме русских здесь никого не ждали. Тем не менее, я узнала, что за шесть месяцев до нашего приезда, здесь останавливались на одну или две ночи один-два англичанина, а может быть, француза. В сезон все ялтинские гостиницы заламывали баснословные цены за самые худшие номера, и единственный способ получить что-нибудь более или менее приличное — это забронировать номер задолго вперед, за месяц. Дама из соседней с нами комнаты оставила её за собой на весь сезон. На вторую ночь после нашего прибытия её немного знобило. Не вызывая прислугу, она попыталась сама зажечь огромный камин, расположенный в стене между нашими двумя спальнями.

Получилось так, что через час, после того как мы легли спать, нас разбудил удушливый запах дыма. Нескольких месяцев камином не пользовались, и через него дым валил в нашу комнату, вместо того, чтобы подниматься вверх по дымоходу. Думая, что в гостинице пожар, мы стали отчаянно звонить в колокольчик, и когда нам ответили, мы использовали самые крепкие выражения, известные нам из русского языка. Закончилось все тем, что нас успокоили, предоставив на остаток ночи другой номер. С трудом можно себе представить подобные волнения в «одном из лучших отелей Европы», но несчастные случаи будут случаться и впредь. В русской гостинице ресторан работает как бы отдельно от нее, и вы должны платить за еду каждый раз, как встаете из-за стола. Здесь нет table d'hote9. Большую часть своего времени мы провели на террасе, наслаждаясь чистым приятным воздухом и постоянно переливающимися оттенками пурпурного цвета, которыми были залиты горы. У нас было не так много возможностей понаблюдать, как отдыхают русские. Порт-Артур всё ещё не сдавался японцам, и Стёссел все еще был героем. Каждое утро около 11 часов среди нас появлялся человек с газетными репортажами, в которых якобы были самые последние сводки с фронта. Их не спеша, очевидно для вида, раскупали слонявшиеся на террасе бездельники, потому что никто не спешил их читать, и сразу после покупки газеты, возобновлялись разговоры на местные темы. Вместе с остальными я купила одну газету, и, как обычно, обнаружила, что эти «самые последние сводки» были всего лишь небольшими параграфами, переведёнными из нескольких газет «Дейли Телеграф», которые я уже получила из Англии. Разговаривают вокруг исключительно на русском языке. Лишь однажды мы услышали иностранное слово, когда несколько юных дам, видя в моих руках «Дейли Телеграф», решили продемонстрировать свое знание английского языка, чтобы мне было приятно. Вероятно, пятьдесят лет назад мы услышали бы преимущественно французскую, а не русскую речь. Я помню, как одна английская гувернантка, около тридцати лет прожившая в России, сказала, что у одного из её учеников, сына аристократа, возникли проблемы с назначением на дипломатическую службу, по причине того, что он свободно владел французским, немецким и английским языками, но не разговаривал и не понимал свой собственный язык. Сейчас все изменилось, и подобное уже никогда не повториться. Однако хорошее знание английского — это черта русского аристократа, тогда как знание немецкого отличает русского бизнесмена.

Многие гости завтракали в своих спальнях. С одиннадцати до часа подавали ланч. Каждая компания спускается к определенному времени. Они стекаются в ресторан, выбирая столик по вкусу. Немного скучаешь по душевным встречам, которые во время полуденного чая проходят за небольшим столиком. Сейчас никто не задумывается о подобных вещах: эта великолепная английская традиция ещё не прижилась на Русской Ривьере. Люди ужинают, ходят в театр, или сидят в саду, слушая оркестр в любое время с 5 до 7 часов вечера. Здесь никто не переодевается в вечерние наряды. Целый день дамы носят элегантные шляпки и утренние платья, в которых спускаются к ланчу. Всего лишь однажды за все время своего пребывания я видела даму без шляпки. Всё это связанно с целой горой коробок, которые сопровождают отъезд каждой гостьи. На нижней террасе находится ресторан для тех, кто не проживает в отеле. По вечерам они толпились там, ужинали за маленькими столиками на открытом воздухе и слушали хороший оркестр. Все они принадлежали к более низкому слою среднего класса, а их одежда, с претензией на моду, часто была сущей безвкусицей. Цветастый хлопок, блестящий сатин и неуместные боа, все говорило о том, мы это поняли сразу, что перед нами предстала настоящая русская «Ницца». В гостиничном ресторане цены были намного выше. За каждый кусок сахара, который мы клали в чай, с нас брали эквивалент в полпенни, и в тех же пределах было все остальное.

В Ялте проводила сезон жена губернатора, миловидная женщина примерно сорока лет. Большую часть дня она обычно сидела на террасе, на верхнем лестничном пролете, а так как каждый, кто имел в обществе хоть какой-то вес, казалось, знал ее, то она прекрасно проводила время, раскланиваясь и болтая с выходящими и входящими в гостиницу людьми. Однажды, когда ей представили пожилого офицера, она встала и, когда он ей поклонился, поцеловала макушку его лысой головы. Эта сцена напомнила мне Туркестан, где я видела как жена генерал-губернатора таким же образом приветствовала офицера: это довольно любопытный обычай. В целом, русские дамы — элегантны и грациозны в движении, а их парижские туалеты смотрелись неплохо. Их гардероб гораздо лучше, чем у американок, которые заказывали свои платья в Париже. Американская женщина напоминает хорошо одетую куклу, тогда как русская женщина похожа на хорошо одетую даму, чью индивидуальность невозможно спрятать за ее одеждой.

Однако не обошлось и без вульгарных исключений: была одна полная дама буржуазного сословия с дочерьми на выданье, которая осматривала всех таким пристальным взглядом, что казалось, будто таким образом она пыталась оценить их социальное положение и размеры их кошелька. Ещё была веселая актриса в окружении целого роя поклонников, а также одинокий холостяк, у которого был забронирован свой отдельный столик в ресторане, но казалось, что он был погружен в состоянии постоянной мечтательности. Нарядно одетые и послушные дети придавали очарование этому месту. За небольшими группами малышей присматривала либо гувернантка, либо добрая старая няня. Няни везли завернутых в пеленки младенцев почти что с материнской гордостью и им было приятно, когда их маленькие подопечные вызывали интерес, граничивший с восхищением.

Проведя в 1873 году в Ялте несколько часов, миссис Гутри описала её как «кокетку в белом», и до сих пор этот эпитет как нельзя ей подходит. Все без исключения извозчики одеты в белоснежную одежду; форма учениц высшей школы, платья большинства дам, фуражки, и форма офицеров тоже были преимущественно белого цвета. В Ялте находятся даже представители наиболее ненавидимой бюрократии — лицемеры. Это именно то место, «где русская аристократия играет в простоту», и где праздничная атмосфера заставляет каждого испытывать радость, непонятно по какой причине. В самом деле, было интересно наблюдать за ежедневными прибытиями и отъездами. Поблизости всегда крутились татарские мальчишки с букетами красных и желтых роз, которые были связаны в плотные и тугие букеты, что делало их похожими на цветную капусту, раскрашенную разными оттенками. Господам приходилось покупать эту безвкусицу и дарить своим знакомым дамам в день их отъезда как непременно ожидаемый знак внимания: так было принято, и ни один мужчина не мог этого избежать.

Сейчас Ялта — городок с двадцатью тысячами жителей. Несмотря на присутствие гавани, торговля в Ялте развита слабо, а во всей России город известен как один из самых её прекрасных климатических курортов. Ранней осенью здесь полно отдыхающих, хотя нельзя утверждать, что в какой-либо период года Ялта совершенно пустеет. Город живет на средства, получаемые от приезжих: либо от больных, приезжающих укрепить здоровье, либо от туристов, которых влечет сюда возможность развлечься — все они тратят больше денег, чем мог бы одобрить расчетливый ум, и как закономерный результат — это временами вызывает резкие порицания. Все без исключения дома — это отели, меблированные комнаты или пансионы. Все девушки Ялты работают служанками, а все юноши — извозчиками. Здесь превеликое множество парикмахеров и аптекарей, процветают владельцы экипажей, ведь двадцать тысяч русских гостей, ежегодно посещающих Ялту — это не просто ветер, от которого никому нет пользы. Понятно, что люди, которым оказывают самый теплый прием, это не больные, которых хозяева гостиниц очень неохотно берут на постой, а богачи: беззаботные и жизнерадостные. В отношении климата, Ялта лучше Ниццы; зимой здесь меньше дождей, а осенью гораздо больше солнечных дней, тогда как летом прохладнее.

Гурзуф. Открытка нач. XX в.

Одна из самых любимых экскурсий — из Ялты в Ливадию, спокойный уголок, где нынешний император и его семья провели немало счастливых месяцев. Расстояние между Ялтой и Ливадийским имением всего лишь две версты, но после того, как окажетесь в Ливадии нужно еще проехать две версты, чтобы попасть к дворцам. Из Севастополя императорская семья путешествует морем. Их яхта бросает якорь недалеко от Ялты, а небольшой пароходик высаживает их у берегов Ливадии. Как и Ялта, Ливадия расположена на более низком склоне горы, сбегая к морскому берегу чуть выше шоссе, которое ее пересекает. Здесь находятся два дворца: Большой дворец и Малый, а также прекрасная оранжерея, наполненная редкими экзотическими растениями. Большой дворец красного цвета — двухэтажный. Чудесные окна устроены специальным образом, чтобы открывался восхитительный вид. Вокруг него красивый сад со всевозможными цветами, какие только можно себе представить. За садом — парк с высокими кипарисами и ещё более высокими тополями, роскошными пиниями и пихтами вперемешку со всевозможными деревьями, украшенными цветами. Бархатная лужайка в староанглийском стиле стелится ковром перед дворцом, который вместе со своими воздушными балкончиками, большими окнами, широкими галереями, кажется, вот-вот исчезнет из виду среди окружающей его зелени. Интерьер — сама простота, но гармонирует с красотой местности. Никаких тяжелых шёлков, бархата или атласа. В императорских покоях взгляд посетителя не найдет никакой позолоты, а из каждого окна открывается удивительный вид на бескрайнее море. Будуар вдовствующей императрицы обставлен китайской мебелью и антиквариатом10. На стенах разных комнат вися фамильные портреты, виды Кавказа и Крыма работы русских художников, среди которых можно отметить знаменитого мариниста Айвазовского. Малый дворец находится недалеко от Большого. Комнаты в нем небольшие с выходящими на море балкончиками. В спальне этого дворца последний свой вздох издал Александр III11. В имении находятся две церкви. Большая церковь, построенная в 1875 году, расположена вблизи шоссе, другая — ближе к дворцу и служит императорской часовней; небольшой дверной пролёт соединяет её с кабинетом покойного императора.

Земли имения мягко сбегают вниз к прелестному крошечному песчаному пляжу, где нынешняя императрица провела немало приятных часов в компании своих четырёх маленьких дочерей12. Её императорское величество любит этот тихий уголок, где она может проводить дни так же неприхотливо и спокойно, как и любой простой человек. Я помню, как слышала от русской подруги, что её кузина, обладающая музыкальными способностями, останавливалась в Ялте, и её часто приглашали провести вечер в Ливадии, где она играла в две руки с императрицей. За ужином ее усаживали между императором и императрицей, и относились к ней как к члену семьи.

Я слышала, что художники сетуют на однообразную голубизну неба Французской Ривьеры. В крымском небе они никогда бы не испытали подобную жажду перемен, ибо здесь присутствует бесконечное разнообразие оттенков не только неба, но и гор, и моря. На всех фотографиях, которые я снимала в Ялте, Алупке и Ливадии, запечатлены прекрасные плывущие облака, за исключением тех снимков, которые делались ранним утром. Над высокими стволами кипарисов и тополей заметна легкая дымка, частично скрывавшая из вида зубчатые горы, стремительно поднимавшиеся поверх домов. Недалеко от Ливадии, в шести верстах от Ялты, расположилось живописное имение Ореанда, которое раньше принадлежало Великому князю Константину Николаевичу. Перед входом в Ливадию есть восходящая тропа, которая вьётся вверх за рощу молодых кипарисов и через виноградники к тому месту, где можно взглянуть вниз прямо на Ореанду. Должно быть, именно здесь стоял князь Вяземский13, когда увидел восхитительную картину, впоследствии описанную им в своем стихотворении. Он сравнивал море с ярким простором из атласа, а ручьи — с золотыми струями. Поначалу сверкающие воды напомнили ему бриллианты в своём ослепительном блеске, затем — бирюзу во всей её голубизне, а затем — сапфиры и изумруды. Он упомянул нежный зелёный ковер, граничивший с морем, а далее описал с помощью нескольких удачно-подобранных слов поросшие мхом скалы, напоминавшие крепостные валы, среди которых приютился, как гнездо чайки, белоснежный дворец в Ореанде.

От Ялты до Гурзуфа идут две дороги: верхняя — от Гурзуфа в Алушту, ответвляется затем в глубь полуострова — в Симферополь, нижняя пересекает имение, известное как Нижняя Массандра и ведет к Никитскому Ботаническому Саду, а затем в Гурзуф.

Путешествуя по верхней дороге, проезжаешь мимо очаровательного имения семьи Мордвиновых, которое было украшено и расширено нынешним графом Мордвиновым не позднее 1901 года. Почти напротив него находится кладбище. Здесь похоронен поэт Надсон14. Чуть дальше имения Мордвинова видны несколько изящных белокаменных дворцов в окружении собственных садов. В двух верстах от Ялты установлен дорожный знак, указывающий направление на две Массандры: Верхняя Массандра направо, и Нижняя Массандра налево. Верхняя Массандра некогда считалась самым прекрасным поместьем на Южном берегу. Ее парки — самые лучшие в Крыму. Ее виноградники располагаются по холмам и в долине, а леса и луга тянутся на многие акры. Это часть собственности принадлежит потомкам князя Воронцова. Пропуск в парк выдают бесплатно в сторожке у привратника всем, кто за ним обращается, и турист может самостоятельно гулять по тропинкам, вдоль которых высажены розовые кусты с цветами всевозможных сортов и оттенков, которые особо прелестны в апреле и мае, а также чрезвычайно красивы осенью. Он может отдохнуть в тени развесистых пальм и высоких лавровых кустов или потеряться среди тропических пиний, да таких, каких нельзя отыскать во всей Европе. Здесь можно встретить крупноцветные магнолии, каштановую рощу, которые уже в апреле наполняют воздух своим ароматом. Верхняя Массандра находится у подножия крутого утеса, и почти скрыта от глаз среди сосен и рощ из орешника. Её обдувают горные бризы, добавляя очарования её романтическому месторасположению. Новый императорский дворец, старую церковь, грот в скале и водопад посещает большое количество туристов. Построенный в стиле Людовика XIII, дворец был завершен только к 1900 году, его стоимость оценивается в пятьсот тысяч рублей15. Церковь в дорическом стиле окружена ореховыми и дубовыми деревьями, которым, как говорят, насчитывается уже сотни лет. Одно из этих почтенных деревьев служит колокольней, а церковный колокол подвешен прямо к одной из его ветвей. Из-под алтаря церкви бьет маленький источник. Это чистейшая вода, которая даже в самую жаркую летнюю пору, остается холодной как лёд. К естественному гроту, который впечатляет своими гигантскими валунами, оторванными от скалы, внутри которой он разместился, легко подъехать с дороги и его может осветить с помощью свечей или магния. В действительности, водопад — это очень большой источник, который снабжает Ялту питьевой водой, образуя в определенные периоды года грандиозный каскад.

Напротив домика смотрителя, где можно получить билеты для посещения Массандры, начинается тропа, идущая через лес к вилле лесничего, который заведует императорскими лесами вблизи Ялты. Сюда приходит множество людей подышать здоровым воздухом горных пиний, с собой они берут еду и проводят здесь целый день. Тропа, ведущая к дому лесничего, чрезвычайно живописна и протянулась на три версты. Она проходит через большие табачные плантации, дубовые рощи и в самом конце — через сосновый лес. Вокруг дома сосновый лес пересекают горные тропы, некоторые из которых выводят к высоким выступающим утесам, на которых произрастают сосны, размер которых можно описать лишь как гигантский. В 1904 году недалеко от дома был открыт ресторан, где туристы сейчас могут получить самовар, молоко, яйца, минеральную воду и другие закуски. На самом деле, все южное побережье усыпано такими незатейливыми ресторанчиками, и с каждым годом предпринимаются все больше усилий для того, чтобы сделать жизнь больных более легкой и приятной. С каждым годом сюда приезжает все больше гостей.

Чуть выше Массандры расположился Никитский Ботанический сад, открытый в 1811 году16 стараниями натуралиста Палласа17. Его основатель намеривался превратить его в питомник для разведения технических культур, а также для всех без исключения видов растений, редких для юга России. В саду находится интересный ботанический музей, и в этой связи в 1870 году в Нижнем парке была открыта школа садоводства и виноградарства. В этой школе молодые люди обучаются всем отраслям практического садоводства, так же как и всевозможному мастерству, связанному с производством вина. К школе относится лаборатория, в которой местные виноградари имеют возможность с помощью химического анализа проверить качество своего вина. Парк, открытый для посетителей, изобилует прекрасными экзотическими растениями, которые успешно акклиматизировались в этом теплом и защищенном уголке: целые рощи магнолий, лавра, кипарисов, багрянника, инжира, ливанского кедра, пробковых деревьев и т. д. Здесь достигают своего совершенства не менее ста разновидностей роз. Небольшие мостики, перекинутые через ручейки, соединяют извилистые тропы, некоторые из которых неожиданно выводят к прохладным гратам, где среди скал и валунов приучили произрастать мох и папоротники. Изысканное пространство Ривьеры между Ялтой и Никитой, названое по-татарски Магарач, усыпано виллами, которые принадлежат хорошо известным русским фамилиям. У подножия одной из них недавно был обнаружен минеральный источник, воду которого врачи объявили полезной при несварении и сходных недомоганиях. Кроме Ботанического Сада и школы садоводства в Никите можно осмотреть винодельческую мануфактуру в Магараче. Она принадлежит императорской семье и, вероятно, является самым лучшим заведением подобного типа в России. Для изготовления вина здесь используют более чем сто сортов винограда. Она располагается в очаровательной местности на расстоянии одной версты от Ботанического сада. Во всем мире известны столовые и десертные вина Магарача. В большей степени это заведение, основанное в 1812 году, преследовало цель усовершенствовать научную организацию виноградарства, а не извлекать прибыль от продажи вина, хотя именно в этом отношении последние годы Магарычу сопутствовал необыкновенный успех18. В двух его огромных подвалах хранится большое количество вина. Помещения открыты для посетителей и представляют собой любопытное зрелище. Почти все самые искусные виноделы России прошли двухгодичное обучение в Магараче.

Мои читатели могут подумать, что в предыдущей главе, в целом я весьма поверхностно упомянула о крымских фруктах. Может и так, но я не могу не отметить высокое качество орехов, которые выращивают на полуострове: я нигде не видела и не пробовала таких прекрасных грецких орехов, а фундук — один из самых лучших и сладких в мире. Осенью татарки отправляются в отдаленные орешники, расположенные на горных склонах, и возвращаются, нагруженные орехами. В течение нескольких недель грецкий орех составляют главный рацион в татарских домах. Известно, что одно дерево грецкого ореха может дать невероятное количество орехов. В сентябре крымский фундук можно отыскать в Санкт-Петербурге, где его можно приобрести за эквивалент в восемнадцать пенсов за фунт.

Мы выехали из Ялты в Гурзуф по нижней дороге, которая на протяжении многих миль бежала вместе с извивавшимися виноградниками. Виноград растет на перпендикулярно установленных столбиках, таким же способом мы выращиваем солод в Кенте. На большей части виноградников осень уже окрасила листья в красный цвет, а под ними с каждой лозы свешивались тяжелые гроздья с маленькими черными виноградинами. В других странах фрукты собирают до того, как они успеют перезреть, но здесь бытует традиция, которая позволяет винограду дозревать до тех пор, пока он почти-что не падает со стебля. Эти маленькие черные ягоды очень сладкие и имеют насыщенный вкус, а полученное из него вино — густое и крепкое, больше похожее на ликер. Гурзуф лежит на морском берегу, на расстоянии примерно одиннадцать верст от Ялты, и туда можно добраться на небольшом пароходике, который перевозит приезжих в хорошую погоду, но гораздо лучше проехаться по виноградникам. Одновременно на изгибе белой дороги мы увидели миниатюрный Гибралтар, который вытянулся в голубом море вместе с белыми татарскими домиками, зацепившимися за его скалистые берега. Татарский город или «старый Гурзуф» напомнил нам кусочек коричневых медовых сот: каждое жилище с верандой впереди походило на ячейку. За этим крошечным Гибралтаром находился полукруглый залив, с дальнего края ограниченный крутыми утесами горы с округлой вершиной, а с южного — он чрезмерно протянулся в виде мягкого склона в глубь залива, пока не образовал скалистый полуостров.

«Новый Гурзуф» — это поместье сказочной красоты, которое примыкает к татарскому городу. В 1902 году его выкупила кампания, превратив в оздоровительный курорт. Нигде больше вдоль побережья нет места, столь удобно приспособленного для этой цели. Нигде больше природа не вспыхнула столь великолепной роскошью, и нигде больше нет таких удобных гостиниц. Но, увы, вам необходимо избегать Гурзуфа, если вы человек с умеренными средствами, и если на самом деле, вы не собираетесь ночевать в татарском постоялом дворе, в спальне с земляным полом, «обходясь без обычных удобств» в среде татар. На своих прекрасных землях вышеуказанная кампания выстроила семь превосходных отелей. Их знают как «Семь отелей» и, как проспекты в Нью-Йорке, они отличаются друг от друга надлежащими номерами — «Первый отель», «Второй отель», «Третий отель», «Четвертый отель» и там далее до семи19. Мы побывали в трех из них, обнаружив, что они заполнены всевозможной роскошью и удобствами, но хотя и был разгар сезона, они не были переполнены: в каждом не более восьмидесяти постояльцев. На лужайке восседали несколько элегантных дам в светлых летних нарядов, подобно тем, которых можно увидеть в июле в садах вилл, расположенных на Темзе. Но не каждая мать может позволить себе вывезти своих дочерей на оздоровительный курорт, каким бы прекрасным он не был, но где цена за одного человека никогда не опускается ниже 35 шиллингов в день, и, боюсь, пройдет немало времени, прежде чем Гурзуф сможет возместить те расходы, которые были на него затрачены. «Второй отель» — самый большой из семи, в нем четыре этажа и роскошью он может соперничать с Waldorf Astoria. Здесь есть прекрасная читальная комната, гостиная, библиотека, музыкальный салон с большим пианино, бильярдная в каждом отеле, не говоря уже об электричестве и ваннах. Помимо отеля здесь же находятся семь небольших отдаленных вилл, которые могут снимать семьи, приезжающие вместе со своими слугами. Для тех, кто после путешествий по всем другим уголкам России пришел к печальному выводу, что в Империи нет ни одной приличной гостиницы, Гурзуф, в самом деле, станет открытием. Между «Первым отелем» и «Вторым отелем» находится открытый ресторан, а недалеко от него площадка для оркестра. По вечерам весь парк освещается электрическим светом, и посетители могут прогуливаться по прелестным тропинкам среди зелени, в то же время слушать музыку, или праздно сидеть на заботливо ухоженных лужайках, наблюдая за игрой фонтанов. В здании находится доктор, и пока он тщательно не проверит пищу, постояльцам ее не подадут, и не продадут в павильоне. Мне следует также отметить, что к услугам гостей есть церковь, почта с телеграфом и телефоном, аптека, молочная ферма и прачечная. Гостиницы владеют своими собственными удобными кабинками для переодевания на очаровательном песчаном пляже; те, что предназначаются дамам, находятся вдали от тех, которыми пользуются господа. Все купальщики носят костюмы, хотя во многих уголках России оба пола избавлены от этих неудобств. Короче говоря, подытоживая все воедино: для тех, кто может себе это позволить, Гурзуф — рай на земле.

Гурзуф. Открытка нач. XX в.

Вместе с гидом — татарином мы прогулялись по парку, и он отвел нас посмотреть на фонтан под названием «Нимфа»20, окруженный группой столетних кедров, один из которых был Ливанским, а остальные — из Италии. Он торопился показать нам находившуюся чуть выше фонтана историческую виллу, в которой некогда жил Пушкин. Виллу, всю засаженную розами, оставили такой, какой она была прежде. Напротив дома рос старый платан, прозванный «Пушкинским деревом», под его раскидистыми ветвями легко могут укрыться 150 человек. Недалеко от него растет «Пушкинский кипарис»: когда-то он был очень красивым деревом, но половину своей красоты он утратил из-за жестких туристов, которые считают своим торжественным долгом отломать и унести с собой хотя бы маленькую его веточку. Пушкин жил здесь в 1820 году и именно здесь он написал лучшие свои стихотворения о красотах Тавриды. В парке произрастают апельсиновые, лимонные деревья, лавры, можжевельники и чайные кусты, все вперемешку друг с другом.

В старом Гурзуфе живет около тысячи человек татарского населения, в основном, они занимаются выращиванием винограда и табака. Некоторые из самых богатых татар начали строить дома в европейском стиле, но что касается санитарных условий, они несовершенны. Экономные русские туристы могут проживать очень дешево среди татар: снять комнату по цене от 5 до 7 рублей в месяц, но помимо земляных полов им приходится мириться со многими неудобствами. Стоит совершить прогулку по старому Гурзуфу в дневное время. Он обладает древней историей, так как его крепость, остатки которой до сих пор сохранились, упоминаются в записках Прокопия21. Когда Крым был присоединен к России, Гурзуф стал владением Потемкина, с того времени он прошел через многие руки. Человеком, усилия и непрерывная энергия которого позволили ему называться первым оздоровительным курортом в России, стал господин П.И. Губонин22. Он умер в Москве, но его прах покоится в небольшой церкви в Гурзуфе.

За час пароход доставит вас из Гурзуфа в Алушту, или примерно за два часа вы можете доехать туда на лошадях. Алушту можно было бы назвать русской Bordighiera: здесь нет ни шика, ни роскоши, ни высоких цен Гурзуфа, и в ней нет такого количества приезжих как в Ялте. Жизнь здесь простая и спокойная, а меблированные комнаты можно снять во многих прелестных домах в ее окрестностях. До 1902 года Алушта была деревней, пока не поднялась до статуса города. Ее климат во многом превосходит ялтинский, если брать во внимание то, что она получает больше солнечного тепла, и меньше морских туманов. Это объясняется тем, что горы отстают от Алушты чуть дальше, чем от Ялты, и летом морской бриз имеет более живительное влияние, а зимой он немного прохладней. Морские купания в Алуште исключительно хороши вследствие отсутствия в морской воде загрязнений, которые появляются во многих местах из-за наличия сточных вод. В 1904 году уже возводилась новая купальня и это, несомненно, в скором времени привлечет сюда возрастающее количество отдыхающих. Другой притягательной силой является тот факт, что в близи Алушты растет виноград такого сорта, что особенно полезен для больных, которым предписано пройти виноградолечение: установлено, что он обладает ценными свойствами. Эти сорта винограда выходят продавать татары; здесь есть виноградники, куда можно прийти и за незначительную плату собрать его сколько душе угодно. Первые ссылки на лечебные свойства винограда появились в записях Плиния. Этот восторженный натуралист рекомендует виноград как средство лечения от несварения, а также как лекарство для снижения жара при лихорадке. Арабы тоже знали о лечебной силе этого фрукта, но первое заведение для больных, желающих пройти виноградолечение, было открыто в Швейцарии не ранее середины XVIII века. Я уже упоминала огромные сосуды для вина, обнаруженные при раскопках в Херсонесе; это доказательство того, что греческие колонисты, должно быть, широко практиковали виноградарство. Татары, напротив, делали все невозможное для уничтожения лоз, найденных в этом краю, так как Коран запрещает им пить вино. Однако, став русскоподданными, им пришлось спрятать свою совесть в карман, и с того времени как Потемкин завез в Крым иностранные лозы, они посвящали половину своего времени выращиванию и продаже винограда. Внимательное изучение алуштинского винограда показало, что в нем содержится железа даже в большей степени, чем в минеральных водах Франзенсбада. О питательных особенностях сока свидетельствует тот факт, что во время сезона урожая татарам удается кормиться, живя исключительно на винограде. Людям, которые поправляются после тяжелых болезней и нуждаются в укреплении здоровья, настойчиво рекомендуют пройти в Алуште курс виноградолечения: в самом деле, этот тот самый виноград, который немцы назвали бы превосходным Nachkur23. Лечение занимает от 4 до 5 недель, а самое предпочтительное время — с середины августа до начала ноября. Самое лучшее время — с середины сентября вплоть до третьей недели октября.

Виноград светлого цвета считается лучше черных сортов. Некоторые употребляют виноград в его естественном состоянии, конечно же, вместе с кожицей и косточками, другие предпочитают выпивать стакан свежеотжатого сока. Как правило, врачи более склоняются к последнему средству, так как, употребляя сок, пациенты могут легко превысить норму и навредить себе. Фунт винограда приравнивается к маленькому бокалу сока. Известно, что некоторые пациенты употребляли ни больше ни меньше, чем сорок фунтов винограда в день.

Единственная гостиница в Алуште — это «Южнобережный отель», имеющий двадцать номеров: самый дешевый и менее солнечный можно снять за двадцать пять рублей в месяц без питания, но в Крыму, как и в Италии, солнечные номера просто необходимы для проезжих, а также для постоянно проживающих больных. В больших ялтинских гостиницах во многих номерах абсолютно отсутствует солнечный свет, и днем в них так темно, что необходимо даже летом пользоваться искусственным освещением. В Алуште есть ряд домов, где за семьдесят рублей в месяц и даже меньше можно получить удобные солнечные меблированные комнаты и полный пансион. Люди, которые снимают меблированные дома, узнают, что прислуга, нанятая в них, требует сравнительно высокое жалование.

Путешествуя вдоль этого очаровательного побережья, где бы ни останавливалась, я повсюду превозносила красоту природы, когда же я начала описывать Алушту, которая, подобно другим местам, обладает присущими только ей одной прелестями, слова мои иссякли, но: «La nature se joue du pinceau des homes: lorqu'on croit qu'elle a atteint sa plus grande beaute? Elle sourit et s'embellit encore»24.

Археологи считают, что Алушта — это Алустон, который упоминался в записях императора Юстиниана25. Судя по все еще сохранившимся руинам, в древности она, должно быть, имела мощные укрепления. В 1900 году императорская археологическая комиссия отклонила сумму в восемьсот рублей, необходимую для реставрации руин. На соседнем утесе можно видеть остатки церкви и старинное кладбище, а в другой его части — старый генуэзский бастион. Каждый год при строительстве новых домов и закладке новых садов среди расчищаемого мусора являются свету медные и серебряные монеты, а иногда рабочие находят глиняные сосуды.

Наш одетый в белое кучер на сумасшедшей скорости отвез нас назад в Ялту. Безрассудство, с каким разгоряченные черные лошади несли нас вниз по крутым склонам и весьма опасным поворотам, заставило нас закрыть глаза в страхе оттого, что происходит. Когда мы добрались до города, было довольно темно. Кипарисы в бледном электрическом освещении уличных фонарей походили на высокие белые призраки, потому что постоянный поток туристических экипажей поднимал в воздух сухую белую пыль, пока ею не покрылись все деревья, растущие у дороги. В тот день, когда мы собирались покинуть Ялту на одесском пароходе, Черное море было спокойным, как мельничный водоём. И все же пароход опоздал на четыре часа. Под жарким солнцем в толпе других пассажиров мы с багажом томились на пристани. Объявили, что пароход, который должен был приплыть к девяти часам, задерживается до вечера, и какой-то офицер, боясь опоздать из увольнительной, вместо того, чтобы ожидать на пристани, решил отправиться в Севастополь на лошадях. После его отъезда не прошло и двадцати минут, как приплыл пароход. Даже если бы он ехал на большой скорости, он не смог бы прибыть в Севастополь ранее, чем через двенадцать часов, тогда как пароход преодолевал это расстояние за пять. Добавлю только, что эта поездка обошлась ему в двадцать рублей вместо трёх. Я остановилась на этом случае лишь для того, чтобы показать, как мало доверяют ялтинские гости пароходам, которые должны отвезти их домой. В то самое утро после нашего отъезда, поднялся ужасный шторм и каждый, кто не желал быть сбитым с ног, оставался в помещении весь день. Все высыпали на палубу, фотографируя прекрасное побережье, которое как медленно разворачивающаяся панорама, величественно проплывало перед нашими глазами. Неторопливо показались Ливадия, Алупка, Симеиз, которые затем сменили не менее завораживающие пейзажи. С сожалением мы наблюдали, как увеличивается расстояние, отделяющее нас от Русской Италии. Где ещё по воле Бога, мы сможем усладить наш взор подобной красотой, с восторгом прислушиваясь к музыке гор и моря?

Примечания

1. Форосская церковь, или церковь Воскресения Христова, была построена на средства А. Кузнецова в 1892 году по проекту академика Н.М. Чагина. Она была возведена на самом краю Кильяская (Красная скала) на высоте 402 м. в честь счастливого спасения императорской семьи Александра III во время крушения поезда 17 октября 1888 года.

2. А.Г. Кузнецов, московский купец I гильдии, крупный торговец чаем и фарфорозаводчик, внук А. Губкина, владельца чайных плантаций в Индии и на Цейлоне.

3. Альгамбра, дворцовый комплекс в Гранаде, созданный в XIII веке. Считается наивысшим достижением арабского декоративного искусства, характеризуется грациозными арками, изящными колоннами, сложным орнаментом и надписями, залитыми солнцем внутренними двориками и затененными галереями, а также множеством фонтанов и бассейнов.

4. В 1808 году граф С.Р. Воронцов выдал свою дочь Екатерину за английского лорда Пемброка. Сын Екатерины Семеновны и графа Пемброка — Сидни Херберт (1810—1861) — военный министр Британского правительства.

5. Три пары мраморных львов (спящие, пробуждающиеся и бодрствующие), украшающие лестницу на Южном фасаде дворца М.С. Воронцова в Алупке были выполнены в мастерской итальянского скульптора Джованни Боннани. Один из спящих львов является точной копией известной скульптуры Антонио Кановы, установленной на гробнице папы римского Климента XII в Риме.

6. Гостиница «Россия», гостиница европейского уровня в Ялте, построенная по проекту А.В. Винберга в конце XIX века.

7. Имеется в виду контр-адмирал Н.М. Чихачев.

8. Табльдот, общий стол (фр.).

9. Супруга Александра III — императрица Мария Федоровна, дочь датского короля Христиана IX, принцесса Дагмар.

10. 49-летний Александр III скончался в кресле своей спальни в Малом Ливадийском дворце 20 октября 1894 года.

11. Речь идет об императрице Александре Федоровне (Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса, дочь великого герцога Гессенского Людвига IV и английской принцессы Алисы) и Великих Княжнах Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии.

12. Князь Вяземский П.А. (1792—1878), русский поэт и критик, автор критических статей о Державине и Озерове, биографии Фонвизина, а также предисловия к первому изданию А.С. Пушкина «Бахчисарайский фонтан». А. Микин имеет в виду его стихотворение «Ореанда»:

Море яркою парчою
Расстилается внизу,
То блеснет златою струей,
То сольется в бирюзу,
В изумруд и в яхонт синий,
В ослепительный алмаз;
Зыбью радужной пустыни
Не насытит жадный взгляд.

13. Надсон С.Я. (1862—1887), поэт, выразитель переломного момента в истории революционных идеалах народничества, сотрудничал с «Отечественными записками». Умер в Ялте 19 января 1887 года от туберкулеза. Тело поэта было перевезено в Петербург и похоронено на Волковском кладбище.

14. С 1889 года владельцем Массандровского имения и недостроенного дворца стал Александр III (1845—1894). По его приказанию дворец было поручено достроить петербургскому архитектору М.Е. Месмахеру (1842—1906). После смерти Александра III его сын Николай II в память об отце повелел завершить строительство дворца. Согласно акту о его приемке общая стоимость летней резиденции в Массандре составила 978443 рубля 42 копейки. (Пальчикова А. «Массандра», с. 63).

15. Никитский Ботанический сад был основан как «Таврический казенный сад» в 1812 году по указанию Александра I. Его устроителем был Х.Х Стевен (1781—1857). К тому времени П.С. Паллас уже покинул Крым, вернувшись в Европу.

16. Паллас Петр Симон (1741—1811), ученый-натуралист, автор нескольких фундаментальных трудов о Крыме.

17. А. Микин ошибочно называет 1812 год, как год основания винодельческого предприятия В Магараче. В действительности, оно было открыто лишь в 1828 году.

18. После смерти П.И. Губонина его наследники продали дорогостоящее имение компании, которая носила название «Акционерное общество курорта Гурзуфа» за 3 миллиона 200 тысяч рублей.

19. Каждый отель имел не только порядковый номер, но и свое название — «Бельво», «Ривьера», «Парк», «Альянс», «Аю-Даг» и т. д. Первая гостиница была возведена в 1885 году, а последняя — уже после смерти их владельца А. Губонина в 1894 году. Сейчас это корпуса Гурзуфского Военного санатория.

20. В парке Гурзуфа было построено пять фонтанов, из которых сохранились до наших дней лишь два: «Ночь» и «Рахиль».

21. Имеется в виду византийский историограф и советник крупного полководца Велизария Прокопий Кесарийский (500—565 гг.) и его сочинение «О постройках».

22. Гу6онин П.И. (1825—1894), преуспевающий промышленник, который сколотил свое состояние на строительстве железных дорог. Положил начало развитию курортного Гурзуфа.

23. «курс реабилитации» (нем.).

24. «Природа резвиться кистью людей: когда думаешь, что она достигла наивысшей своей красоты, она усмехается и вновь хорошеет» (фр.).

25. Юстиниан I (527—565 гг.), император Византии, по приказанию которого в Крыму были возведены мощные крепости, в том числе в Алуште, Гурзуфе и др.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь