Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

На правах рекламы:

• С реальной скидкой искусство соблазнения по низкой стоимости.

Главная страница » Библиотека » Е.Н. Деремедведь. «Крымская Ривьера. Авантюрные приключения англичанок в Тавриде»

Военный туризм: опасные каникулы Фанни Дуберли

До захода солнца оставалось немного времени. Вечер обещал быть холодным, но ясным. Осторожно маневрируя между кораблями флота ее Величества королевы Виктории, из переполненной Балаклавской бухты неторопливо вышел английский пароход. Судно уверенно взяло курс к берегам Туманного Альбиона.

За его отплытием задумчиво следила молодая женщина. Полчаса назад она вручила капитану корабля небольшой сверток. В нем находилась рукопись ее путевого дневника, верного друга и безмолвного собеседника, которому на протяжении долгих месяцев она вверяла свои самые сокровенные мысли. Изабелла Дуберли, так звали незнакомку в амазонке цвета неба и кокетливой шляпке поверх изящной прически, получила заманчивое предложение от одного из известных в Лондоне издательств, поведать миру о геройствах и злоключениях британцев в далеком и негостеприимном Крыму. Собственно, почему бы и нет! Тем более что гонорар обещали солидный, ведь «откровения» свидетелей Крымской кампании тогда стоили немалых денег. А сама миссис Дуберли как нельзя лучше подпадала под категорию «очевидца», находившегося непосредственно в центре событий, ведь она отправилась «воевать» в качестве просто... жены, посчитавшей своим долгом сопровождать мужа в Крым.

Можно сказать, что Изабелла Дуберли, супруга казначея 8-го Гусарского пола капитана Генри Дуберли, стала своеобразной представительницей так называемого «вынужденного военного туризма». Неглупая женщина, миссис Дуберли сразу поняла, как заработать деньги, воспользовавшись развлекательной значимостью своих «личных» переживаний. В 1856 году в Лондоне вышли ее «откровения» в виде книги «Дневник, записанный миссис Генри Дуберли во время Крымской войны: от высадки английской армии в апреле 1854 года до падения Севастополя»1. Она намеревалась посвятить свое сочинение королеве Виктории, однако, к ее изумлению, ее прошение отклонили. Тем не менее Изабелла оставалась весьма популярной особой в военных кругах Англии, а ее дневник переиздавался два раза. Во многих книжных магазинах шла бойкая торговля ее фотографиями, сделанными известным английским фотографом Роджером Фэнтоном2. Для жены небогатого полкового казначея армии Ее Величества это было неплохим доходом. Как говорится, куй железо пока горячо!

Изабелла конечно же представляла собой самое несовместимое с Крымской войной зрелище: очаровательная блондинка на гарцующей лошади, которая неизменно оказывалась в центре всех событий в английском военном лагере. Знакомые называли ее просто Фанни. Когда она бесстрашно скакала к линии фронта, не обращая внимания на свистящие вокруг нее раскаленные докрасна ядра, все знали: Фанни — любимица английских офицеров — отправилась на ежедневную прогулку. Она была очаровательна в амазонке цвета лазури с развевающимися на ветру золотистыми локонами. Именно такой успел запечатлеть ее Роджер Фэнтон, снимки которого превратились в «визуальную» энциклопедию Крымской войны.

Молодая миссис Дуберли испытывала невероятную любовь к лошадям, но кроме лошадей она обожала хорошую компанию. Привлекательная внешность, острый ум и утонченные манеры (а также отсутствие конкуренции) вскоре позволили ей завести в Балаклаве много друзей и знакомых. Каждый офицер — чем выше его звание и титул, тем лучше — был обязан по очереди сопровождать хорошенькую жену полкового казначея на увеселительных поездках на поле сражения или верховых прогулках вдоль линии фронта. А уж куда и когда ездить она знала всегда, поскольку английские офицеры «по секрету» частенько сдавали ей информацию о предполагаемых военных действиях союзников. А все для того, чтобы их любимая «Mrs. Jubilee»3 (как ее за глаза нежно называли) могла первой занять лучшее место в толпе многочисленных туристов, которые наводнили Балаклаву, покинув Британию в поисках дозы адреналина. К счастью для английской армии в Фанни напрочь отсутствовал синдром Мата Хари, а то еще неизвестно, как бы закончилась Крымская война!

На третьем месте в списке привязанностей англичанки после лошадей и офицеров стоял сам полковой казначей, «жалкий капитан Дуберли, неизменно следующий по пятам за Фанни, подобно верной комнатной болонке»4. За глаза его частенько называли «подкаблучником». Однако не все так плохо было в их отношениях.

Фрэнсис Изабелла Локк родилась в 1829 году, в семье банкира. Она была самой младшей из восьми детей, что естественно обеспечивало маленькой Фанни статус «любимчика» семьи. Ее отец возглавлял один из солидных Уилтширских банков, и семья, хотя и не могла похвастаться благородством происхождения, все же могла позволить себе наслаждаться спокойной и безбедной жизнью в своем собственном имении. Идиллия закончилась, когда в возрасте десяти лет Изабелла потеряла сразу обоих родителей. Ее старший брат Уодхэм, продав семейное поместье, забрал к себе незамужних сестер. Вскоре Фанни отправили учиться в частную школу, где она чувствовала себя несчастной и одинокой, но именно благодаря этому из ее стен молодая леди вышла хорошо воспитанной, образованной, со знанием нескольких классических и современных языков.

Судьба ее решилась в тот самый день, когда на свадьбе своей сестры Кэтрин ее представили молодому лейтенанту Генри Дуберли, который был старше ее на семь лет. Для Генри это была любовь с первого взгляда. Он был не очень красив и совсем неразговорчив. В то время он изучал бухгалтерию и вскоре должен был получить должность казначея 8-го ирландского Гусарского полка. В 1849 году лейтенант Дуберли предложил молодой девушке свою крепкую руку и свое доброе и наивное сердце. Фанни любезно приняла его предложение. Нельзя сказать, что в свои двадцать лет Изабелла не осознавала причины, которые принуждали многих мужчин из ее окружения провожать ее восхищенными взглядами. Конечно же она знала, что природа щедро одарила ее волнистыми локонами цвета темного золота, большими глазами оттенка безмятежной лазури, точеной фигуркой и грациозной походкой. Благодаря ее умению сделать беседу приятной и оживленной, привнести там, где она появлялась радость и веселье, вокруг нее всегда было много людей, особенно мужчин. Однако женитьба на бесприданнице, не имевшей ни пенни, не входило в планы тех, кто оказывал девушке знаки внимания. Вот почему для очаровательной мисс Локк Генри был просто находкой, нет! подарком небес.

Между ними не было безумия страстей, однако молодую чету связывали спокойные и доброжелательные отношения. Молодая миссис Дуберли испытывала особые чувства к Генри, видя в нем «друга, которого она обязана поддерживать». И она действительно так и делала, не останавливаясь ни перед какими «авторитетами». Она писала своей сестре Селине, что на пути в Крым Генри серьезно заболел, и когда пришло время высаживаться на сушу, лорд Кардиган хотел, чтобы он сошел на берег вместе с войсками, но Изабелла была категорически против, и не позволила ему выполнить приказ начальника. У нее было свое мнение насчет особенностей военной службы, и когда пришел приказ от невзлюбившего ее лорда Лукана5, в котором он требовал, чтобы Фанни осталась в Константинополе вместе с женами других английских офицеров, она сказала на это: «Генри согласился с этим приказом как солдат, я же, как женщина, поэтому я просто над ним посмеялась».

В Крыму молодая казначейша быстро освоилась и превратилась в доверенное лицо многих офицеров-аристократов, которые в непринужденной беседе обсуждали с ней важные военные новости, поэтому очаровательная леди всегда была в курсе событий союзной армии. Одно ее огорчало: каждый новый день приносил невосполнимые утраты. Из числа ее «свиты» выпадали изысканные и родовитые кавалеры, которых жестоко и навсегда отбирала у Фанни безжалостная война. Как же она радовалась, когда из плена иногда возвращались те, кого она уже отчаялась увидеть вновь. Один из них долго рассказывал удивленной женщине о гостеприимстве и радушии русских. А ведь он был в плену! Вместе с другими англичанами его часто перевозили из города в город, поэтому ему надолго запомнился всего лишь один единственный ужасный момент. Оказывается, бедному офицеру приходилось передвигаться на страшном и некомфортном транспорте — русской телеге!

Появление привлекательной особы женского пола в военном лагере, неизменно возбуждало внимание союзников англичан — галантных французов, которые отпускали ей вслед весьма лестные замечания. Что касается самой миссис Дуберли, то она внимательно следила за событиями, происходившими на французских батареях. Она часто иронизировала по поводу того, что русские, в прямом смысле слова, водили французов6 нос. Обычно все начиналось с того, что группа русских появлялась на амбразурах с криками «Ne tirez pas! Nous sommes Anglais!» («Не стреляйте! Мы — англичане!» — Е.Д.). Прежде чем, французы понимали, что это не совсем так, те оперативно выводили из строя вражеские пушки и захватывали пленных.

Кроме своей «доверчивости» французы прославились и другим не менее удивительным качеством. Несколько раз Изабелла была свидетельницей того, как те без зазрения совести разворовывали снаряды и ядра англичан прямо у тех на глазах. Когда до англичан доходила суть этого изящного по технике исполнения процесса, было уже поздно: приблизительно 250 ядер, переходя из рук в руки, безнаказанно и безвозвратно грузились в вагоны французов.

В военных кругах предполагали, что Севастополь падет минимум через три дня осады, а некоторые давали городу и его защитникам и того меньше — восемь часов. Однако, несмотря на прогнозы, Севастополь выстоял, и вскоре главнокомандующий английской армией престарелый лорд Раглан уже понимал, что «военная прогулка в Крым затягивается». И «дама из хорошего общества», какой себя именовала Изабелла, как и все в английском лагере, столкнулась с проблемой нехватки продовольствия, одежды и медикаментов. «Люди находились в таком положении, в каком редко бывают даже английские нищие», — утверждала она.

Миссис Дуберли невообразимо страдала от холода и голода. В Крыму она мечтала о трех вещах: камине, ковре и, если не об уютном кресле, то хотя бы о нормальном стуле. Их с Генри стол был весьма скуден, поэтому неудивительно, что веселая казначейша с радостью принимала приглашения английских офицеров отужинать или отобедать у них в палатке или каюте. Она то знала, как вести себя с аристократами: ее супруг всегда был при ней в качестве скучного, но обязательного дополнения. Голод голодом, а приличия превыше всего! В самом деле, не виновата же она в том, что во всей Балаклаве, несмотря на все ее отчаянные попытки, ей так и не удалось отыскать приличного повара.

Крымская погода не баловала английских «гостей». Буря, шторм, пронзительный ветер, бесконечные ливни неожиданно сменялись редкими теплыми днями с ласковым солнцем, напоенным соленым бризом прозрачным воздухом и запахом нагретой земли. И все же Изабелла любила побродить у самого берега моря, наслаждаясь могущественным видом древних Балаклавских скал и изумрудом беспокойной волны.

Однако трагические события Балаклавского сражения, произошедшие 13 октября 1854 года, заставили молодую казначейшу забыть обо всем. Люди и лошади, сваленные вместе, смерть и кровь — ужасное и отталкивающее зрелище. В этой битве погиб почти весь цвет английской аристократии. Роковая атака бригады Легкой кавалерии лорда Кардигана7 повергла всю Британию в траур. «Что за мрачную ночь я провела. Обессиленная от боли и усталости во всем теле, я уснула, но даже с закрытыми глазами вокруг себя я видела алые блики крови», — писала миссис Дуберли. Потери были ужасающими по своему масштабу. «Что за печальный каталог!», — восклицала она, перечисляя фамилии погибших и раненых английских офицеров, которым уже не суждено было приглашать ее на светские вечеринки. А тут еще и лорд Кардиган, впавший в депрессию, решил покинуть Крым и вернуться в спокойную Англию. Какая утрата для Балаклавского общества!

В то время как английская кавалерия была расквартирована недалеко от Балаклавы, утонченный аристократ Кардиган ужинал и спал на борту своей роскошной яхты «Драяд», которая мирно стояла в гавани, и на борту которой неизменно находился Хьюберт де Бург, его личный повар-француз. Даже во время войны лорд не желал ущемлять себя в том, к чему привык с детства — к богатству и комфорту. Кроме всего прочего яхта — это идеальное место для проведения романтических встреч с прекрасным полом.

Джеймс Кардиган любил женщин, и они отвечали ему тем же. Одно время по Балаклаве ходили упорные слухи, что между «госпожой Праздник» и лордом Кардиганом якобы возникли некие «романтические» отношения, на что Генри Дуберли смотрел сквозь пальцы. Он был твердо уверен, что его любимая и заботливая супруга не могла и в мыслях допустить посмотреть в сторону другого мужчины. Неизвестно, как бы разворачивались события дальше, однако трагические события Балаклавской битвы, возможно, прервали этот вероятный адюльтер. Фанни остро переживала события. Балаклавского сражения, в котором больше всех пострадала именно бригада Легкой кавалерии, возглавляемая Джеймсом Кардиганом. Бедствием, «непревзойденным в истории», назвала гибель кавалерии английская печать, а место битвы окрестили «Долиной смерти». Потери Легкой кавалерии были значительными. Англичанка отметила в своем дневнике, что лорд Кардиган получил незначительную колотую рану в боку. Его спасло лишь то, что он скакал с бешеной скоростью.

Находясь вдали от берегов Туманного Альбиона, британцы не переставали обращать свои помыслы к Богу, моля его даровать им удачу и пережить наступающий день. Поначалу церковь устроили прямо на борту корабля, и прихожане собирались вместе в кают-компании, чтобы послушать проповедь капеллана. Затем службу стали проводить в Балаклаве.

В день Святого Николая миссис Дуберли также посетила службу. Однако помимо благочестивых мыслей ее занимало и то, что в тот день «всем русским солдатам полагалась дополнительная порция раке». По убеждению Фанни, они и так всегда сражались «наполовину пьяные», поэтому в этот день от отчаянного и бесшабашного противника можно было ожидать самого худшего. В душе она побаивалась русских, которые оставались для нее непонятными существами из загадочного чуждого мира. «У них одинаковое выражение лица, все с плоскими носами и короткими подбородками, тем не менее, они казались веселыми...», — писала она.

Увы, англичанам пришлось встречать Рождество и Новый год 1855 года в Крыму. Вдали от дома эти праздники проходили грустно, и в тот день сердца многих в сыром и холодном лагере были наполнены печалью и одиночеством. Как же им хотелось вновь очутиться в Англии, в уютной гостиной, где за праздничным столом у пылающего камина собрались все родные и близкие, которых ждала приятная беседа, традиционная индейка и сливовый пудинг.

С наступлением тепла в душе Изабеллы Дуберли нет больше места унынию и подавленности. Впереди ипподромные «страсти»! С приходом весны начались традиционные бега, и для миссис Дуберли, страстной поклонницы Балаклавского ипподрома, это был настоящий праздник. «Прекрасно, что люди, истерзанные холодом и голодом, увязшие до пят в ливнях и грязи, с ранами, полученными в сражениях и раздираемые болезнями, на третий теплый безмятежный день, словно бабочки, смогли возродиться к новой жизни», — с гордостью писала она.

Не обошлось и без курьезов. Не успели участники второго забега выстроиться на старте, как кто-то крикнул: «Русские наступают!» В панике все бросились к лагерю. Оказалось, что два русских диверсанта проникли на территорию лагеря, но были захвачены английским патрулем. Убедившись в том, что тревога была ложной, они быстро вернулись на ипподром, продолжив прерванные бега. Ничего не скажешь — весело: с ипподрома на поле сражения, с поля сражения — на ипподром!

В периоды редкого затишья миссис Дуберли любила выезжать на холм, с которого открывался чудесный вид на Севастополь и его голубые бухты. Здесь можно было размышлять о том, смогут ли англичане после всего пережитого когда-нибудь вернуться к обычной жизни. Как-то ночью перед решающим наступлением союзников молодая женщина зачарованно смотрела на осажденный Севастополь. Фанни знала — где-то там впереди затаился таинственный враг. У ее ног темнел обреченный город, а над ним светила бледная луна. «Это был тот момент, который стоил сотни лет обычной жизни», — писала она.

Романтичная англичанка любила смотреть на Севастополь именно ночью, когда город принимал нереальные фантастические очертания. «То была картина, созданная двумя художниками, — писала она в своем дневнике. — Лучше всего ей подошло бы название "Война и мир". Мерцая над центральными фортами города, полная луна своим спокойным и непроницаемым ликом выглядывала с высоты безмятежного неба, где в "глубине голубых небес" одна за другой зажигались и трепетали яркие звезды, покуда поверх недвижных вод искрилась бледная широкая дорожка, отражающаяся от ее лучей. Были видны отдаленные холмы, окутанные в легкую дымку, однако прямо перед нами из-за густого-густого дыма, который прилип и накрыл город подобно савану, невозможно было ничего разглядеть за исключением зловещего форта».

Атака кавалерии у Балаклавы, 25-го октября 1854 года

В августе 1855 года Севастополь пал. Изабелла одной из первых ворвалась на его опустевшие бастионы. Ей не терпелось взглянуть на загадочный город, который выдержал почти одиннадцать месяцев осады и шесть страшных бомбардировок. «Кто может остаться вдали от места, где поставлено на карту так много интересов? Только не я!»-восклицала «рисковая» англичанка. Бродя среди еще дымящихся развалин некогда мощных фортов и укреплений русских, Фанни, возможно, размышляла о том, стоил ли этот город всех причиненных жертв и разрушений.

Изабелла Дуберли покинула крымские берега уже после подписания в Париже мирного договора между воюющими державами. Однако ее пребывание в Англии было недолгим. Служба есть служба! В 1857 году полк ее супруга направили в далекую Индию, где она прожила десять лет вместе с Генри среди тропических зарослей в окружении негостеприимных туземцев8. Фанни восприняла это как должное. Незнакомые страны, смертельные опасности, изнуряющие болезни, будоражащие кровь события — все же это лучше, чем сидеть дома, занимаясь рукоделием и вареньем! Эта женщина родилась со страстью к путешествиям и приключениям: в этом заключался смысл ее жизни.

В своем «крымском» дневнике Изабелла сделала необычную запись: «Я часто молилась, чтобы моя жизнь протерлась до дыр, а не покрылась плесенью». Умерла Фанни в 1903 году дома, в своей постели, в возрасте 74 лет, без сомнения, скорее уставшей от жизни, чем утомленной бездействием. Перед смертью она жаловалась своей племяннице: «Я не выношу скуки, но когда стареешь жизнь становиться все скучнее и скучнее». Когда же почтенную миссис Дуберли спрашивали о событиях Крымской войны, она неизменно отвечала, что лучше всего никогда не вспоминать о тех страшных днях.

...Утратив свои очертания, удалявшийся корабль превратился в едва заметную точку, чернеющую на линии горизонта, там, где слились воедино яркая синь моря с безмятежной небесной лазурью. Вскоре он и вовсе исчез из вида. Вздохнув, молодая женщина еще раз окинула взглядом безмолвные развалины Генуэзской крепости, древние камни которой на мгновение осветило золотой пылью заходящее солнце. Пылающий диск утонул в бездонном море, и все вокруг погрузилось в сиреневую дымку сумерек.

Пора назад в Балаклаву, где ее возвращения с нетерпением ожидал верный Генри. Устремившись к родным берегам, английский пароход увозил ее драгоценную рукопись, в которой она описала события этой странной войны. Спустя несколько месяцев, вернувшись в Англию, Изабелла Дуберли прочитает свое имя на обложке только что вышедшего дневника, на страницах которого ее изящный почерк принял вид строгого типографского шрифта.

Именно в тот момент, когда она возьмет в руки свою первую книгу, где-то в глубине себя Изабелла поймет, что завершился еще один этап ее жизни. Настало время без сожаления перевернуть страницу, чтобы быть готовой к новым приключениям и сюрпризам судьбы, чтобы начать все с чистого листа. Что она, разумеется, и сделала. Ведь она — Фанни Дуберли, любимица английских офицеров!

Примечания

1. Kingsley, Mary, Travels in West Africa, Congo Français, Corisco, and Cameroons. — Boston.: Beakon, 1982. — p. 148.

2. Journal Kept during the Russian War: from the departure of the army from England in April 1854, to the fall of Sebastopol by Mrs. Henry Duberly. — London.: Longman, Brown, Green, and Longmans, 1856.

3. Фентон, Роджер, английский фотограф, прибывший в Крым по поручению королевы Виктории, чтобы запечатлеть на пленке события Крымской войны.

4. «госпожа Праздник» (англ.)

5. Подобное мнение высказывает британская писательница Джейн Робинсон в своей книге об английских путешественницах (Robinson, Jane, Wayward Women: A Guide to Women Travellers. — New York.: Oxford University Press, 2001).

6. Джордж Чарльз Бингхом (1800—1888), с 1839 года третий лорд Лукан, с 1840 — пэр Ирландии. В 1854 году был назначен командующим кавалерийской дивизии, состоящей из тяжелой и легкой бригады. Бригадой легкой кавалерии командовал лорд Джеймс Кардиган, приходившийся шурином лорду Лукану. В Балаклавской битве был ранен в ногу. Вернулся в Англию в марте 1855 года. Продолжил военную карьеру, дослужившись до звания фельдмаршала в 1887 году.

7. Джеймс Томас Браднелл, седьмой граф Кардиган (1797—1868), сын Роберта, шестого графа Кардигана, и Пенелопы Анны Куп. Родился 16 октября 1797 года в Хэмбелдоне в графстве Букингемшире. Во время Крымской кампании 57-летний Кардиган был назначен командиром бригады легкой кавалерии.

8. Duberly, Isabella, Indian Journal: An Eye-witness Account of the Indian Mutiny. — London, 1858.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь