Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » Е.Н. Деремедведь. «Крымская Ривьера. Авантюрные приключения англичанок в Тавриде»

Королевский вояж фрегата «Ариадна» (или путешествие Терезы Грей, совершенное в 1869 году)

Английский фрегат «Ариадна» бесшумно скользил по безмятежному морю. Стальные волны испуганно рассыпались кружевной пеной под безжалостным напором небольшого военного судна. Раннее апрельское утро было прохладным, и далекий берег скрывался за легкой пеленой молочного тумана. На палубе одиноко стояла, кутаясь в меховое манто, молодая женщина. Матросы с удивлением следили за ней. Знатной даме явно не спалось, и она пристально всматривалась вдаль. Ее глаза светились от возбуждения, которое каждый раз охватывало ее при встрече с неизведанным. Она еще раз мысленно поблагодарила судьбу, что позволила ей совершить это удивительное путешествие — вместе со своей любимой подругой принцессой Уэльской и ее супругом. В каких только экзотических уголках мира они не побывали, и везде высоких английских гостей встречали с неизменным радушием и почетом.

Вскоре королевский фрегат должен войти в бухту Севастополя, в город, о котором так много говорили и писали в период Восточной кампании. Продрогшая дама заторопилась — вдали показался желанный берег, а значит, принцессе вскоре понадобится ее помощь: молодая аристократка была миссис Вильям Грей (впоследствии герцогиня д'Орант), фрейлина ее высочества. Принцесса Уэльская называла ее просто Терезой.

Она в последний раз кинула взгляд в сторону суши, и с сожалением отправилась исполнять свои почетные обязанности. Сейчас у Терезы нет времени, чтобы описать свои чувства при виде крымского берега. Но она обязательно доверит их своему дневнику — в минуты краткого отдыха, в тиши своей каюты, не дав им остыть. Она даже не может предположить, что спустя время даже самые незначительные события ее морского вояжа в свите принца и принцессы Уэльских1 станут необыкновенно интересными для будущих поколений, а ее дневниковые записи будут опубликованы...

Книга английской путешественницы Терезы Грей (1837—1901) «Дневник посещения Египта, Константинополя, Крыма, Греции почтенной миссис Вильям Грей в свите принца и принцессы Уэльских» была издана в 1869 году в Лондоне. В ней насчитывалось десять глав, где на 203 страницах описывалось путешествие фрейлины вместе с принцем Уэльским и его супругой. В этом небольшом сочинении, которое имеет форму путевого личного дневника, картинам из жизни полуострова после Крымской войны 1853—1856 годов было отведено особое место.

Тереза Грей не была известной фигурой на английской политической или же литературной сцене, поэтому сведения о ней крайне скудны. Известно, что миссис Грей посвятила свое сочинение принцессе Уэльской. Из посвящения и начала первой главы по крупицам можно собрать краткую информацию об этой молодой даме. Тереза было не единственным именем знатной аристократки. Ее звали Мария Джоржина Грей, но она была известна и как Фуше Катарина Тереза Ловиза Фредерика Элизабет (фон Стединк) Грег, во втором замужестве (1873) — герцогиня д'Орант. Однако из этого множества имен она предпочитала имя Тереза.

Аристократка была родом из знатной шведской семьи, жившей в городе Elghammar. Часто навещая своих родителей в Швеции, она обычно принимала гостей в городе Готтенбург в своем собственном доме. Ее старший брат занимал пост министра в Копенгагене. В 1858 году Тереза вышла замуж за англичанина Вильяма Джорджа Грея, хотя о нем нет упоминаний в дневнике, но есть ссылка на то, что ее деверем был генерал Грей, который помог ей опубликовать путевые записи.

На момент путешествия миссис Грей, уже вдова, состояла в качестве фрейлины в свите принцессы Уэльской — Александры, необыкновенно красивой дочери датского короля Христиана IX, которая в 1862 году вышла замуж за старшего сына королевы Виктории и принца-консорта Альберта2. На страницах своего дневника она неоднократно упоминала о том, что весьма часто сопровождала принцессу во всех мероприятиях, обедала с ней и следовала с ней в одной карете. Это позволяет предполагать, что Тереза была не только фрейлиной, но и особо доверенным лицом принцессы, поэтому ее дневник вызывает особый интерес.

Город и гавань Балаклава Вид из лагеря 93-го шотландского полка

По утверждению самой миссис Грей, она никогда не думала о том, чтобы представить свое сочинение на суд широкой аудитории. После окончания поездки по странам Востока она отправилась в Швецию, а, вернувшись оттуда, была весьма удивлена, когда в Сент-Джеймском дворце ей вручили небольшой сверток, перевязанный ленточкой. Развернув пакет, Тереза обнаружила в нем отпечатанный дневник с ее путевыми записями, который она отдала генералу Грею, чтобы тот исправил ее «шведские» ошибки в грамматике.

Генерал Грей уверял свою родственницу, что взял на себя смелость в ее отсутствие напечатать всего лишь три экземпляра: для самой миссис Грей, для принцессы Уэльской и для себя. По его мнению, дневник содержал много любопытных сведений о далеких экзотических странах, поэтому, несомненно, заинтересовал бы английских читателей в случае его публикации. Генерал убедительно советовал молодой женщине опубликовать дневниковые записи, на что она после некоторых раздумий, а также личной беседы с принцессой Уэльской, дала свое согласие.

Поездка, которую решили совершить принц Альберт Эдуард (с 1902 года будущий король Британии — Эдуард VII) и принцесса Александра была достаточно многоплановой. Ее основная цель — познакомить будущего наследника британской короны со стратегически важными странами Востока — Египтом и Турцией. Сам принц, которого в Англии любовно называли «Берти», всегда проявлял интерес к внешней политике, военно-морским вопросам, а также ко всему, что было связано с азартными играми, охотой и красивыми женщинами. Эдуард свободно говорил на немецком и французском языках, что всегда делало его общение во время путешествий весьма приятными.

Незадолго до поездки принцесса Уэльская с мужем и детьми гостила у своих родителей в Копенгагене, поэтому повелела миссис Грей покинуть Стокгольм, где та наслаждалась тихим семейным счастьем со своей семьей, и присоединиться к ним. Королевская свита, которая в начале насчитывала сорок два человека, несколько поредела, когда под усиленным присмотром придворных дам и господ, в Лондон были отправлены королевские дети3. Затем венценосной чете уже ничего не мешало и самим отправиться в путешествие.

Попрощавшись с родителями, принц и принцесса Уэльские покинули Копенгаген. Они посетили Берлин и Вену, а затем отплыли на английском фрегате «Ариадна» из Триеста в Александрию. По словам Терезы Грей, «Ариадна» была обыкновенным военным кораблем, который был предназначен для подобных путешествий членов королевской семьи. Она утверждала, что на этом комфортабельном судне размещались две большие спальни, огромная гостиная и столовая, не считая удобных кают для придворных.

Миссис Грей начала вести свой дневник еще находясь в Копенгагене. Она записывала события в хронологической последовательности, отмечая в нем те города и страны, которые они посещали. Знатная дама скрупулезно отмечала имена встречающихся на пути лиц, и свое отношение к ним. Она никогда не забывала указывать, где, и в котором часу путешественники обедали, наносили важные государственные визиты, прогуливались, встречались с коронованными особами. Кроме того, миссис Грей даже фиксировала температуру воздуха в разных странах.

Заграничная поездка длилась с января — по май 1869 года. Во время путешествия высокие гости посетили не только страны Востока, но и ведущие европейские державы — Францию, Грецию, Италию. Насладившись «гаремной» экзотикой Египта и Турции, англичане отплыли из Константинополя. «Ариадна» взяла курс на Крым. Всего лишь четыре дня было выделено в этом вояже далекому полуострову, с которым были связаны болью и утратой многие британские семьи, чьи близкие навсегда остались лежать в древней крымской земле.

Э. Берндт. Ливадия

Королевская яхта «Ариадна» бросила якорь в Севастопольской бухте и миссис Грей взволнованно записала в дневнике свои переживания от знакомства с Севастополем. Высоких гостей встречали генерал-губернатор Новороссийского края — генерал Котцебу4, генерал Жуковский5 (Тереза Грей называет его губернатором «Крымской Татарии»), барон Остен-Сакен6 и другие не менее важные лица, которые специально прибыли из Симферополя для того, чтобы приветствовать принца и принцессу Уэльских в Крыму. Присутствовал на встрече и английский консул в Одессе — господин Стивенс.

Местная администрация предложила свою помощь в осмотре исторических мест, связанных с недавними событиями Крымской войны, на что высокая чета ответила согласием. Свита наследника Британской короны посетила русское кладбище, Северную сторону7 Севастополя, долины рек Альмы, Качи и Бельбека — места самых ожесточенных сражений Крымской кампании. В сопровождении почетного эскорта, состоявшего из живописных татарских всадников, принц и свита ехали верхом, а принцесса и миссис Грей следовали в маленькой карете. Всюду их сопровождало эхо минувшей войны, вся земля была изранена артиллерийским огнем времен Крымской кампании. Из-за неровности дороги их карета сломалась, и женщинам пришлось пересесть в экипаж. Дорога оказалась крайне утомительной, особенно для принцессы Уэльской, которая вскоре ждала своего пятого за семь лет супружеской жизни ребенка (принцесса Мод появилась на свет через несколько месяцев после завершения поездки, в ноябре 1869 года).

Тереза пишет, что среди приближенных принца находились ветераны Крымской войны, бывавшие в этих местах. По дороге они показывали своим соотечественникам наиболее памятные и интересные исторические объекты. Знатная дама назвала их имена — господин Расселл, майор Алисон и капитан Эллис.

С горечью миссис Грей описывает разрушенный Севастополь, который не смог оправиться от последствий длительной осады («siege» — осада — это слово часто употребляла миссис Грей в своем дневнике), которая продолжалась с 13 сентября 1854 года по 28 августа 1855 года. Не могли они проехать и мимо знаменитого Редана8, прославившегося при героической обороне Севастополя. Осматривая город, английская путешественница непременно обращала внимание на то, что везде были видны следы артиллерийского обстрела. Город шесть раз подвергался небывалому обстрелу. В результате некогда мощная русская военно-морская крепость превратилась в мертвое царство руин.

Мало, что осталось от прекрасного приморского города, который до войны приезжие описывали с таким восторгом. Но уже после войны Севастополь стали называть Русской Помпеей9. Среди многочисленных развалин были видны расшатанные дверные проемы и пролеты ступеней, ведущие в никуда. На заросших травой улицах не было ни души. Причиненные артиллерийским обстрелом разрушения не могли не поразить англичанку, вызвав чувство стыда, ведь своим опустошенным видом Севастополь, во многом, был обязан ее соотечественникам. Оставалось только догадываться, какие чувства вызывал вид полностью стертого с лица земли Севастополя у русских, хотя внешне, по словам путешественницы, невозможно было понять их эмоций. Более того, они «держались великолепно, даже когда показывали нам различные места, где потерпели поражение».

Так как в Крым принц и принцесса Уэльские прибыли, чтобы осмотреть, в каком состоянии находятся захоронения английских воинов, то и в дневнике фрейлины появились записи о посещении некрополей. Находясь под впечатлением от увиденного, молодая женщина печально размышляла о судьбе далеких от родины захоронений, и о том, что французы, в отличие от англичан, очень трепетно относились к своим кладбищам, находя возможность поддерживать их в надлежащем порядке. Невозможно передать чувства удивления и обиды, которые испытала знатная дама при осознании того, как плохо ухаживали англичане за могилами своих павших воинов по сравнению с французами и русскими. «Мне кажется, что мы (англичане — Е.Д.) не придаем этим вещам достаточно внимания», — с горечью отмечала она. И, тем не менее, она не могла не знать, что прежде чем покинуть полуостров в 1856 году, англичане тщательным образом переписали все могилы и братские захоронения, которые они оставляли в Крыму, нанеся на карту их расположение10.

Во время своего кратковременного визита принц и принцесса Уэльские не могли не побывать в Балаклаве, где во время Крымской войны их соотечественники устроили «маленький Лондон»11 с магазинами и увеселительными заведениями. Именно там, недалеко от города во время шторма 14 ноября 1854 года затонул печально известный английский корабль «Принц»12. Английские гости видели следы от знаменитой железной дороги13, построенной их соотечественниками в 1855 году от Балаклавы до подступов к Севастополю. В окрестностях Балаклавы произошла трагическая атака бригады легкой кавалерии14, которую увековечил в памяти англичан лорд Теннисон15.

Э. Берндт. Алупка

Отвлекаясь от печальной цели своего посещения, англичане часто превращались в простых любопытных туристов, которые не уставали восторгаться увиденным. Так, Георгиевский монастырь вызвал у путешественников массу эмоций. Они долгое время стояли на вершине грозного седого утеса, на котором он находился, наслаждаясь прекрасным видом морского пейзажа. В отличие от многих путешественников, которые непременно связывали красоту полуострова с древнегреческой историей, у Терезы Грей не возникло поэтических ассоциаций с античным прошлым Тавриды. В ее дневнике отсутствует лирический экскурс в древнюю историю Крыма: никаких упоминаний о Сюмболон Лимне, как раньше греки называли Балаклаву, или об Одиссее, спасавшемся здесь от ужасных листригонов. И это в тот период, когда в Англии наблюдалось всеобщее увлечением античностью!

Зато Тереза Грей с восторгом писала о красоте Байдарской долины и о знаменитых воротах на Байдарском перевале, который она назвала Фаросским проходом. Наследник британской короны с большим любопытством и удовольствием осмотрел Южный берег Крыма. Англичане направились в Ливадию, которая с 1861 года являлась летней резиденцией российской императрицы Марии Александровны в Крыму16.

Эта поездка надолго запомнилась молодой леди. Она в полной мере осознала смысл пословицы «И какой же русский не любит быстрой езды». И хотя она принадлежала к сдержанной и рассудительной скандинавской нации, то и сама удивилась тому, что бешеная поездка по опасной своими крутыми поворотами дороге так захватила ее. Несколько раз она была почти уверена в том, что при такой сумасшедшей скорости и плохих дорогах их карета должна была слететь вниз с огромной высоты, разбившись вдребезги.

После разрушенного и безлюдного Севастополя, миссис Грей наслаждалась видом прекрасных горных ландшафтов и хорошо возделанных полей и виноградников, которые живописно сбегали прямо к берегу моря. В Ливадии англичан встречал граф Стенбок17, чьи предки, по словам Терезы Грей, были также родом из Швеции. Они были поражены, узнав, с каким вниманием и предупредительностью отнеслось русское правительство к визиту в Крым принца и принцессы Уэльских: граф прибыл сюда из далекого Петербурга с целью оказать высоким гостям радушный прием.

Дама из высшего света, вращавшаяся в самых аристократических салонах мира, миссис Грей одобрительно отзывается о внутреннем убранстве Ливадийского дворца. Никакой вычурности, все просто, но со вкусом: «ничего кричащего, никаких позолоченных или шелковых портьер», что полностью отвечало идеалу молодой женщины о месте, куда «хочется упорхнуть на покой от суетливой и вычурной городской жизни».

Приехав в Ливадию ночью, путешественники не могли по достоинству оценить ее природу. Всем не терпелось взглянуть на живописные окрестности, о красоте которых так много говорили в Англии18. Увидев императорскую резиденцию при солнечном свете, они были изумлены ее уникальностью, совершенно очарованы ее красотой. Небольшой уединенный уголок крымского полуострова показался им истинным раем. Гранитные обрывы, заснеженные горные вершины, лазурное море и буйство средиземноморской растительности привели знатных гостей в настоящий восторг. Ливадия предстала перед англичанами «обителью мира и счастья, которые так редко встречаются на земле». Среди роскошной южной природы, слушая серебряные песнопения птиц и вдыхая волнующий аромат расцветающих деревьев и цветов, Тереза Грей чувствовала удивительное спокойствие и умиротворение. Именно таким она представляла место, где можно было бы скрыться от мирской суеты и шумной столичной жизни.

Кроме императорской резиденции в живописной Ливадии принц и принцесса Уэльские посетили и другие имения. Самым прекрасным дворцом в Крыму миссис Грей назвала Алупкинский дворец графа Михаила Воронцова19. Всем было известно, что в Англии было особое отношение к этому дворцу, ведь его возводили известные английские архитекторы — Эдвард Блор20 и Вильям Гунт21.

Назвав дворец графа Воронцова самой прекрасной виллой в Крыму, Тереза Грей, к сожалению, не оставила описания самого дворца, упомянув лишь, что в имении их принимал граф Трубецкой, родственник Воронцовых. Англичане осмотрели дворец и «затем уселись за восхитительный обед». И больше никаких восторженных комментариев. Наверняка опять все дело в скандинавской сдержанности.

После посещения Алупки, английские путешественники отправились к морю, где их уже ждала «Ариадна». Пришло время прощаться. С искренним сожалением писала Тереза Грей о необходимости покинуть этот тихий и прекрасный уголок. Посетив множество стран на своем пути, она искренне призналась, что только о Крыме будет вспоминать с большой теплотой. Четыре дня, проведенные среди «этих чрезвычайно любезных и гостеприимных русских», были, по ее словам, самыми счастливыми за все долгое путешествие.

Несмотря на то, что в памяти местного населения еще свежи были события недавней войны, во время путешествия по крымским дорогам принца и принцессу Уэльских встречали по русскому обычаю: хлебом и солью, что показалось молодой женщине весьма необычным, хотя она узнала, что это считалось знаком гостеприимства. Необходимо отметить, что Тереза Грей совершенно не дает своим читателям возможности почувствовать местный колорит Крыма, в отличие от ярких зарисовок, сделанных в Египте и Турции. В ее дневнике отсутствуют этнографические детали, классические экскурсы в античную историю полуострова, что было весьма необычно для авторов Викторианского золотого века, которым свойственно было все увиденное окружать таинственным ореолом романтизма. Вероятно, в сознании молодой женщины крымская земля ассоциировалась только с огромными некрополями периода Крымской войны, а живописная природа и отголоски поэтической Эллады отошли на задний план.

Англичанам был оказан удивительно теплый прием, и гостеприимство русских было безупречным, и все же, миссис Грей в их присутствии чувствовала некоторую неловкость. Она невольно вспоминала о тех человеческих жертвах и разрушениях, произошедших на полуострове тогда, более тринадцати лет назад. И одним из виновников устрашающего по своим размерам кровопролития были ее теперешние соотечественники.

Как жительница Британии, Тереза Грей ощущала себя частично виновной в этой трагедии. Мысли, полные горького сожаления и сострадания к русским, она осмелилась доверить своему дневнику только после того, как королевская яхта «Ариадна» покинула Крым. «Прежде чем оставить цель нашего посещения — Крым, мне необходимо сказать, насколько я была поражена безмерной добротой и искренним гостеприимством, с которым нас везде встречали русские. Принимая их сердечное внимание, было невозможно не думать обо всех тех обидах и утратах, которые мы им нанесли».

Посетив Крымский полуостров, принц и принцесса Уэльские отправились сначала в Грецию, а затем — через Италию в Англию. 11 мая 1869 года принц и принцесса Уэльские вернулись домой. «Восточные» приключения наследника британской короны и его супруги, а значит, и Терезы Грей подходили к концу. Англичане вновь очутились в «цивилизованной Европе со всей монотонностью ее повседневной жизни». В конце своей поездки миссис Грей подвела своеобразный итог: «Наше путешествие теперь уже в прошлом, и я могу говорить только за себя, но если прошедшие четыре месяца были источником большого удовольствия для других, какими они стали для меня, я уверена, что они чувствуют то же сожаление, что и я, осознавая, что все уже позади».

...Удивительное путешествие закончилось. Тереза Грей в раздумье склонилась над последним листом, который уже был исписан мелким почерком с затейливыми вензелями. С дневником она не расставалась все время своей необыкновенной поездки, ему доверяла мысли и впечатления. После минутного колебания английская фрейлина решительно поставила точку и с сожалением закрыла дневник, ставший ее сокровенным другом и собеседником. Однако на этой точке история ее путевых заметок не закончилась — она только начиналась.

Примечания

1. Grey, Theresa, Journal of a visit to Egypt, Constantinople, the Crimea, Greece in the suite of the prince and princess of Wales by the Hon Mrs. William Grey, London.: Smith, Elder & Co, 15, Waterloo Place, 1869

2. Принц Альберт Саксен-Кобург-Готский был мужем и консортом королевы Великобритании Виктории. Он был единственным мужем британской королевы, имевший право носить титул консорта.

3. У Эдуарда VII и его жены королевы Александры было шесть детей: принц Альберт Виктор (1864—1892), король Георг V (1865—1936), принцесса Луиза (1867—1931), принцесса Виктория (1868—1935), принцесса Мод (1869—1938) и принц Джон (умер при рождении в 1871 году).

4. Коцебу П.Е. (1801—1884), граф, генерал от инфантерии, генерал-губернатор Новороссийского края и Бессарабии с 1863 по 1874 гг.

5. Жуковский Г.В., генерал-лейтенант, Таврический гражданский губернатор.

6. Остен-Сакен Дмитрий Ерофеевич (1790—1881), барон, генерал от кавалерии, генерал-адъютант, участник Отечественной войны 1812 года. Во время Крымской войны участвовал в обороне Севастополя, за что был пожалован графским титулом. С 1856 года член Государственного совета.

7. Две крупные бухты — Севастопольская и Южная делят город на три исторические части — Северную, Южную и Корабельную стороны.

8. Редан — полевое укрепление, имеющее форму выступающего наружу угла.

9. Как писал в своей книге «Простаки за границей» американский писатель М. Твен: «Помпея сохранилась куда лучше Севастополя. В какую сторону ни глянь, всюду развалины, одни только развалины! Разрушенные дома, обвалившиеся стены, груды обломков — полное разорение... Долгих полтора года война бушевала здесь и оставила город в таких развалинах, печальнее которых невидано под солнцем... Трудно представить себе более ужасное, более полное разрушение».

10. В 1857 году в Лондоне вышла книга «The Last of the Brave; or Resting Places of Our Fallen Heroes in the Crimea and at Scutari» («Последние из храбрецов или захоронения наших павших героев в Крыму и Скутари»), где на шестидесяти шести страницах было дано описание каждой могилы, надгробной плиты и эпитафии.

11. Обосновавшись в Балаклаве, англичане, привыкшие к комфорту, даже в Крыму, далеко от родной Британии, старались обеспечить себе сносное существование. Они построили железную дорогу от Балаклавы до подступов к Севастополю, а также проложили подводный кабель от Варны до Георгиевского монастыря, что позволило им пользоваться электрическим телеграфом. В течение нескольких часов англичане могли связаться с Лондоном и Парижем. Французы были поражены количеством привезенного англичанами в Крым багажа. Так, личный обоз командира дивизии герцога Кембриджского состоял из семнадцати повозок, а командующий бригадой легкой кавалерии лорд Кардиган прибыл на полуостров на собственной яхте «Драйяд», на борту которой он жил во время Крымской кампании. На яхте имелась ванна и солидный запас шампанского.

12. «Принц», английский винтовой пароход, водоизмещением в 2700 тон, который прибыл в Балаклаву, имея на борту груз из военного снаряжения, медикаментов и зимней одежды для английских войск. Потерпел крушение у берегов Балаклавы во время шторма 14 ноября 1854 года. Из 150 членов команды удалось спастись лишь семерым. Долгое время считалось, что на борту «Принца» находилась значительная сумма денег золотом для оплаты английским войскам в Крыму. Корабль приобрел печальную славу, постепенно превратившись из просто «Принца» в «Черного принца», мифические сокровища которого еще долго волновали искателей приключений.

13. По инициативе сэра Мортона Пето в феврале 1855 года началось строительство первой в Крыму железной дороги. Для этого на кораблях из Англии доставили необходимый строительный материал и специалистов. Дорога была введена в эксплуатацию через семь недель. Общая протяженность железной дороги составила около восьми миль.

14. Балаклавское сражение произошло 13 октября 1854 года. Этот день стал траурной датой в военной истории Англии. Лорд Раглан, раздосадованный потерей крепостных орудий на Кадикойских высотах, отдал роковой приказ отбить эти пушки. Выждав, когда бригада легкой кавалерии лорда Кардигана влетела в долину между Ферюхиными высотами и редутами, русские встретили их сильными перекрестным огнем. Безрассудная атака дорого обошлась Англии. В. Шавшин приводит следующие данные: «Потери легкой бригады ... составили 102 убитых (из них 9 офицеров), 129 раненых (из них 11 офицеров) и 58 пленных...» Долину, в которой в бою погибли представители самых аристократических семей Британии, окрестили «Долиной смерти». Главным результатом Балаклавского сражения было то, что союзники от наступательных действий перешли к осаде, и вынуждены были ослабить бомбардировку Севастополя, сосредоточив внимание на укреплении своих тыловых позиций.

15. Свое стихотворение «Атака бригады легкой кавалерии» («The Charge of the Light Brigade») лорд Альфред Теннисон (1809—1892), английский поэт, один из великих представителей Викторианской литературы, написал в ноябре 1854 года под впечатлением от безрассудной атаки бригады лорда Кардигана против хорошо защищенной батареи русских пушек. Вскоре оно стало самым популярным стихотворением периода Крымской войны, породив множество мифов об английских героях. Сама атака стала синонимом безумно смелого, но заведомо обреченного на неудачу предприятия.

16. В 1861 году имение «Ливадия» было куплено у дочерей покойного члена Государственного Совета, князя Л.С. Потоцкого — Леонии Ланцкоронской и Анны Мнишек. Незадолго до первого приезда Александра II с семьей в Ливадию Департамент Уделов получил указ царя: «Купленное... недвижимое в Крыму имение Ливадия со всеми строениями и принадлежностями..., предоставляя в дар Любезнейшей супруге Моей Государыне Императрице Марии Александровне, повелеваю Департаменту Уделов зачислить это имение в собственность Ея Императорского Величества». Так, Мария Александровна стала первой из Романовых владелицей «Ливадии» — одного из самых крупных имений на южном берегу Крыма.

17. Ю.И. Стенбок, граф, управляющий Департаментом Уделов Министерства Императорского Двора, в ведении которого находилась собственность императорской семьи (земельные владения, имения, леса, рудники, фабрики и пр.).

18. Принцесса Уэльская вновь посетила Ливадию в 1891 году, когда, будучи королевой Великобритании, она вместе со своими детьми — принцессами Мод и Викторией, прибыла на празднование 25-летнего юбилея свадьбы русского императора Александра III и его супруги — императрицы Марии Федоровны. Мария Федоровна, принцесса датская Дагмар, была дочерью датского короля Христиана IX и родной сестрой английской королевы Александры.

19. Воронцов, Михаил Семенович (1782—1856), потомок старинного русского дворянского рода, давшего ряд крупных государственных деятелей и дипломатов. Сын русского посла в Англии, воспитанный в этой стране, он был при этом с рождения записан в полк, а в четыре года «произведен» в прапорщики; с девятнадцати лет принимал участие в боевых действиях с турками, шведами, французами, тяжело ранен под Бородином, был победителем Наполеона в сражении под Красным. В 1815—1818 гг. он командовал русским оккупационным корпусом во Франции. Значительный след о себе М.С. Воронцов оставил в Новороссии, которой управлял с 1823 г. по 1844 г. При нем небывало выросли Одесса, Херсон, Николаев, Севастополь, были проведены дороги, в том числе великолепное южнобережное шоссе в Крыму, развивалось виноградарство, тонкорунное овцеводство, было учреждено пароходство по Черному морю. За участие в кавказских походах Воронцов был возведен в 1845 г. в княжеское достоинство. Крымская кампания 1853—1856 гг. укрепила известность резиденции графа Воронцова в Алупке. Капитан английской армии Вильямс писал, что «архитектор, наш соотечественник, мистер Блор, возвел здесь монумент своей славе, который мы хотели бы видеть поближе к дому. Хотя он и находится в раю, но кажется таким затерянным в таком уединенном месте» (цит. Ищенко Н.А. «Крымская война 1853—1856 годов», Симферополь, 2002, — с. 38).

20. Блор, Эдвард (1789—1879 гг.), придворный архитектор английской королевы Виктории, создатель проекта знаменитого дворца графа М.С. Воронцова в Алупке. При его участии возводились знаменитый Букингемский дворец в Лондоне и замок Вальтера Скотта в Шотландии. Э. Блор никогда не был в Алупке, а свой проект создал благодаря отчетам о рельефе местности. Идеальную вписанность Алупкинского дворца в пейзаж называли удачей, «озарением зодчего». Дворец спроектирован в стиле поздней английской готики, органически соединенной с восточной архитектурой.

21. Гунт, Вильям, английский архитектор, ученик Э. Блора. С 1828 по 1848 гг. руководил возведением дворца в Алупке, внес некоторые изменения в проект.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь