Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » В.Н. Ерёмин. «Крымские «армагеддоны» Иосифа Сталина»

Глава 17. Крымские письма

Минуло чуть более двух месяцев после возвращения Михоэлса из заграничной командировки, и произошло событие, по сей день обсуждаемое как одно из важнейших в судьбах Крыма и советских евреев.

Предположительно 12 февраля 1944 г. по инициативе Михоэлса и с благословения П. Жемчужиной и А. Лозовского три непосредственных руководителя ЕАК — С.М. Михоэлс, А.Б. Эпштейн и И.С. Фефер встретились с В.М. Молотовым. Вот как описывает эту встречу явный апологет Михоэлса Г.В. Костырченко: «О той памятной встрече вспоминал на процессе многоопытный и блестяще защищавший себя Лозовский, и не верить его словам нет оснований. Да и сами Михоэлс и Фефер, не располагай они щедрыми обещаниями Розенберга, наверное, так и не решились бы на встречу с Молотовым. Аудиенции у него они скорее всего добились через того же Лозовского, заместителя Молотова по НКИДу.

На прием ко второму человеку в государстве явились трое: вместе с Михоэлсом и Фефером пришел и Эпштейн, ответственный секретарь ЕАК, руководивший всей текущей работой в комитете. Поскольку Эпштейн, как уже говорилось, выступал за создание еврейской республики на месте ликвидированной автономии немцев Поволжья, то наряду с Крымом был предложен и этот проект. Однако Молотов сразу же отверг его, мотивировав свои возражения тем, что население бывшей немецкой республики в основном занималось сельским хозяйством, а «евреи народ городской и нельзя сажать евреев за трактор». В отношении же Крыма он заметил: »...Пишите письмо, и мы его посмотрим».

И хотя смысл этих осторожных слов был довольно неопределенным, руководители ЕАК решили, как потом показал на суде Лозовский, что »...Молотов «обещал», значит, вопрос почти решен, а если еще не решен, то во всяком случае «на мази»». Исполненные лихорадочного оптимизма, они поспешили не только поделиться своей призрачной радостью с коллегами, друзьями и знакомыми, но тотчас принялись делить «шкуру неубитого медведя» — распределять министерские портфели в будущем правительстве еврейской республики»1.

Высказывается предположение, что на такой совет евреям подтолкнул Молотова сам Сталин, выстраивавший тогда очередную интригу по выманиванию у Запада средств на восстановление порушенного хозяйства СССР.

Крым на тот момент находился под фашистской оккупацией, и еще только разрабатывались планы по его освобождению. Поговаривают, что совет Молотова вызвал такой энтузиазм у руководства ЕАК по причине успешных депортаций карачаевцев (2—5 ноября 1943 г.) и калмыков (28—29 декабря 1943 г.). В словах Вячеслава Михайловича Михоэлс со товарищи уловили намек на возможную депортацию крымских татар, сопротивление которых еврейской колонизации Крыма называлось тогда чуть ли не главной причиной переноса ее на Дальний Восток. Так ли это было или является очередной выдумкой любителей скандалов, сегодня сказать невозможно.

В любом случае, энтузиасты взялись за сочинительство. Трудились три дня. Первоначальный текст написал Б.А. Шимелиович. Далее письмо редактировалось. Окончательно утвердили редакцию А. Лозовского. Письмо от имени трех частных лиц (упоминалось лишь об их членстве в ЕАК) с предложением об учреждении на территории Крымского полуострова Еврейской Советской Социалистической Республики (ЕССР) было представлено в канцелярию Сталина 15 февраля 1944 г.2

Сохранились воспоминания о восторгах Михоэлса по поводу их обращения к Сталину и о его уверенности в положительном решении крымского вопроса. Более всего вселяли в него уверенность результаты поездки в США. «Но посланцы Москвы грезили наяву о будущем Крыма не столько потому, что были так уж легковерны, сколько из-за охватившего их еще до поездки в США горячего желания во что бы то ни стало хоть чем-то помочь своему многострадальному народу. И все же по возвращении... в Москву, одержимые иллюзорными упованиями, находясь в эйфории, Михоэлс и Фефер первым делом объявили Лозовскому: «Розенберг обещал материальную помощь «Джойнта» в случае заселения Крыма евреями»»3.

Оставим в стороне досужие рассуждения о наивности и восторженности Михоэлса и Фефера. Будь они такими наивными и восторженными, никто из серьезных политиков в Америке на стал бы общаться с посланцами страны советов. А ведь даже такой зубр мировой политики как Хаим Вейцман сам выступил инициатором их встречи — надо было прощупать гостей на предмет интереса к ним транснационального капитала. Забудем также о совместных эмоциях Михоэлса и Фефера. Даже советский посол А.А. Громыко предпочитал беседовать с Михоэлсом один на один, оставляя сексота Фефера за дверями своего кабинета. Оба делегата разыгрывали на публике эйфорию от своих общих деяний, но малейшего доверия друг к другу они не испытывали: Михоэлс интриговал за спиной Фефера, а Фефер упорно шпионил за своим подопечным. При этом уверенность и восторги по поводу создания Еврейской республики могли вызывать у Михоэлса не столько слова Молотова, сколько уже полученные гарантии американских банкиров, подкрепленные очевидной разрухой советского хозяйства. Фефер же подыгрывал ему из сугубо мелких корыстных интересов.

Прошла неделя после подачи письма, а от Сталина никакого ответа не последовало. Уверенные в положительном решении подписанты нетерпеливо забеспокоились. Видимо, заволновались и Жемчужина с Лозовским.

21 февраля 1944 г. Михоэлс передал через Жемчужину дубликат того же письма В.М. Молотову. При этой встрече Жемчужина сказала: «Можно жить где угодно, но надо иметь свой дом и крышу»4. Она явно имели в виду Крым как дом для еврейского народа.

Это письмо сохранилось. Вот его текст:

«Руководство ЕАК — в правительство СССР с предложением создать еврейскую республику в Крыму

21.02.1944

Зам. Председателя Совета

Народных Комиссаров СССР
тов. МОЛОТОВУ В.М.

Дорогой Вячеслав Михайлович!

В ходе Отечественной войны возник ряд вопросов, связанных с жизнью и устройством еврейских масс Советского Союза. До войны в СССР было до 5 миллионов евреев, в том числе приблизительно полтора миллиона евреев из западных областей Украины и Белоруссии, Прибалтики, Бессарабии и Буковины, а также из Польши. Во временно захваченных фашистами советских районах, надо полагать, истреблено не менее 1,5 млн евреев.

За исключением сотен тысяч бойцов, самоотверженно сражающихся в рядах Красной Армии, все остальное еврейское население СССР распылено по среднеазиатским республикам, Сибири, на берегах Волги и в некоторых центральных областях РСФСР.

В первую очередь, естественно, ставится для эвакуированных еврейских масс, равно как и для всех эвакуированных, вопрос о возвращении на родные места. Однако в свете той трагедии, которую еврейский народ переживает в настоящей войне, это не разрешает во всем объеме проблемы устройства еврейского населения СССР.

Во-первых, в силу необычайных фашистских зверств, в особенности в отношении еврейского населения, поголовного его истребления во временно оккупированных советских районах, родные места для многих эвакуированных евреев потеряли свое материальное и психологическое значение. Речь идет не только о разрушенных очагах — это касается всех возвращающихся на родные места. Для огромной части еврейского населения, члены семей которого не успели эвакуироваться, речь идет о том, что родные места превращены фашистами в массовое кладбище этих семей, родных и близких, которых оживить невозможно. Для евреев же из Польши и Румынии, ставших советскими гражданами, вопрос о возвращении вообще не стоит. Оставшиеся же родственники их истреблены, и стерты с лица земли все следы еврейской культуры.

Во-вторых, ввиду необычного роста среди братских народов национальных кадров, строящих свою культуру, значительная часть интеллигенции еврейской национальности, ранее работавшей в различных областях национальной культуры братских народов, находит все меньшее применение своим силам, что приводит к дисквалификации большого круга этой интеллигенции.

Накопленную веками культурную энергию интеллигенция еврейской национальности могла бы с огромной пользой применить в строительстве еврейской советской культуры, которая имеет большие достижения. Но распыленность еврейского населения, составляющего во всех республиках незначительное меньшинство, не дает возможности это осуществить.

Фактически прекратилась политико-воспитательная и культурно-просветительная работа среди еврейских масс на родном языке. Имеющееся незначительное количество культурных еврейских учреждений (несколько театров, одно издательство и одна единственная еженедельная газета) не в состоянии удовлетворить культурные нужды и потребности более чем 3-миллионного еврейского населения.

Оставление огромной массы населения в распыленном виде, без политического и культурного воспитания на родном языке, создает свободное поле для происков чуждых и враждебных влияний.

В ходе войны обострились некоторые капиталистические пережитки в психике отдельных прослоек различных народностей, включая и часть их интеллигенции. Одним из наиболее ярких выражений этих пережитков являются новые вспышки антисемитизма. Эти вспышки всячески разжигаются фашистскими агентами и притаившимися вражескими элементами с целью подрыва важнейшего достижения советской власти — дружбы народов.

Эти нездоровые явления воспринимаются крайне болезненно всеми слоями еврейского населения СССР, которые показали себя подлинными патриотами родины героизмом своих лучших сынов и дочерей на фронтах Отечественной войны и в тылу. Проявление антисемитизма вызывает острую реакцию в душе каждого советского еврея без исключения еще и потому, что весь еврейский народ переживает величайшую трагедию в своей истории, потеряв от фашистских зверств в Европе около 4 млн человек, т. е. около половины своего состава. Советский Союз — единственная же страна, которая сохранила жизнь почти половине еврейского населения Европы. С другой стороны, факты антисемитизма в сочетании с фашистскими зверствами способствуют росту националистических и шовинистических настроений среди некоторых слоев еврейского населения.

С целью нормализации экономического положения всех слоев еврейского населения и дальнейшего роста и развития еврейской советской культуры, с целью максимальной мобилизации всех сил еврейского населения на благо советской родины, с целью полного уравнения положения еврейских масс среди братских народов мы считаем своевременной и целесообразной в порядке решения послевоенных проблем постановку вопроса о создании Еврейской Советской Социалистической Республики.

В свое время была создана Еврейская автономная область в Биробиджане с перспективой превращения ее в Еврейскую Советскую Республику, чтобы таким образом разрешить государственно-правовую проблему и для еврейского народа. Необходимо признать, что опыт Биробиджана вследствие ряда причин, в первую очередь вследствие недостаточной мобилизованности всех возможностей, а также ввиду крайней его отдаленности от места нахождения основных еврейских трудовых масс, не дал должного эффекта. Но невзирая на все трудности, еврейская автономная область стала одной из самых передовых областей в Дальневосточном крае, что доказывает способность еврейских масс строить свою советскую государственность. Еще более эта способность проявлена в развитии созданных еврейских национальных районов в Крыму.

В силу всего вышеизложенного мы бы считали целесообразным создание еврейской советской республики в одной из областей, где это по политическим соображениям возможно. Нам кажется, что одной из наиболее подходящих областей явилась бы территория Крыма, которая в наибольшей степени соответствует требованиям как в отношении вместительности для переселения, так и вследствие успешного опыта развития там еврейских национальных районов.

Создание еврейской советской республики раз и навсегда разрешило бы по-большевистски, в духе ленинско-сталинской национальной политики проблему государственно-правового положения еврейского народа и дальнейшего развития его вековой культуры. Эту проблему никто не в состоянии был разрешить на протяжении многих столетий, и она может быть разрешена только в нашей великой социалистической стране.

Идея создания еврейской советской республики пользуется исключительной популярностью среди широчайших еврейских масс Советского Союза и среди лучших представителей братских народов.

В строительстве еврейской советской республики оказали бы нам существенную помощь и еврейские народные массы всех стран мира, где бы они ни находились.

Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем:

1. Создать Еврейскую Советскую Социалистическую Республику на территории Крыма.

2. Заблаговременно, до освобождения Крыма, назначить правительственную комиссию с целью разработки этого вопроса.

Мы надеемся, что Вы уделите должное внимание нашему предложению, от осуществления которого зависит судьба целого народа.

С. М. МИХОЭЛС
ШАХНО ЭПШТЕЙН
ИЦИК ФЕФЕР

Приписано рукой Молотова:

тт. Маленкову, Микояну, Щербакову, Вознесенскому.
В.М. Молотов, 24 февраля 1944 г.

Приписано рукой А.С. Щербакова:
В архив. Тов. Щербаков ознакомлен. 28 февраля 1944 г.»5

Ряд исследователей утверждают, что большая часть письма содержит обвинения против сталинской национальной политики. С этим трудно согласиться. Скорее это интеллигентские жалобы, составленные и раскрученные на основе доходивших до авторов письма слухах. Вполне справедливо, что сочувствия власти оно и вызвало. Это объяснимо: руководство страны знало реальную ситуацию и положение дел как на фронтах, так и в тылу. Поэтому письмо просто проигнорировали, хотя Молотов, предположительно, и пытался дать ему ход. Дело кончилось ничем.

Чтобы не было лишних разговоров, почти сразу после депортации крымских татар, в начале лета 1944 г., троицу подписантов вызвал к себе Л.М. Каганович6. Уж не знаем, чего ожидали от этой встречи приглашенные, но в течение трех часов Каганович разбирал их послание Сталину с точки зрения экономиста и производственника. Он на цифрах показал, что экономика Крыма разорена фашистами настолько, что никакие инвестиции «Джойнта» не смогут спасти положение. Там прежде всего необходим был труд закаленных временем рук. Требовалось возрождать виноградники, табачные плантации, фруктовые сады. Горожанам такие объемы работ были не по силам. Ведь возрождение края не могло тянуться многими десятилетиями. Кремль уже тогда планировал в основном восстановить страну в течение максимум двух пятилеток. Так что национальный вопрос в данном случае оказался ни при чем. Чтобы вытянуть полуостров из разрухи, его стали заселять белорусскими, русскими и украинскими крестьянами из разрушенных деревень в освобожденных от оккупации областях. «Евреи в Крым не поедут... — сказал в завершение Каганович, — ... только артисты и поэты могли выдумать такой проект»7.

Казалось, что встреча с Кагановичем окончательно решила для ЕАК крымский вопрос. Не тут-то было. «После того, как Комитет не получил положительного ответа на свой проект, еврейские националисты стали усиленно распространять слухи о том, что антисемитизм в стране не пресекается, растет и приобретает уже форму государственного антисемитизма»8. Оказалось, что загвоздку руководство комитета видело исключительно в «антисемите» А.С. Щербакове. Сразу же после его внезапной кончины они вновь перешли в атаку.

Примечания

1. Костырченко Г.В. «Дело Михоэлса»: новый взгляд. Дискутируя с Жоресом Медведевым. И не только с ним. — М.: ж. Лехаим, 2003, № 11 (139).

2. Текст письма опубликован: Еврейский антифашистский комитет в СССР. 1941—1948. Документальная история. — М.: Международные отношения, 1996.

3. Костырченко Г.В. «Дело Михоэлса»: новый взгляд. Дискутируя с Жоресом Медведевым. И не только с ним. — М.: ж. Лехаим, 2003, № 11 (139).

4. Неправедный суд. Последний сталинский расстрел (стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета). — М.: Наука, 1994.

5. Из секретных архивов ЦК КПСС. Лакомый полуостров. Записка о Крыме. — М.: ж. Родина, №№ 11—12, 1991.

6. Лазарь Моисеевич Каганович (1893—1991) — советский государственный и партийный деятель, на время описываемых событий член Политбюро ВКП(б), член Государственного Комитета обороны, заместитель председателя Совнаркома, народный комиссар путей сообщения СССР.

7. Костырченко Г.В. Сталин против «космополитов». Власть и еврейская интеллигенция в СССР. — М.: Российская политическая энциклопедия, Фонд Первого президента России Б.Н. Ельцина, 2009.

8. Обвинение ЕАК в незаконной деятельности. 26.03.1948. http://joanerges.livejournal.com/807220.html

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь