Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

От Пантикапея до наших дней

Тихие залы музея, уводящие в прошлое. Предметы древности, тысячелетия пролежавшие в земле и донесшие до наших дней живой рассказ о людях, сделавших их, трудившихся с их помощью. Каменные зернотерки, жернова и серпы — орудия земледельца, тысячи лет назад сеявшего пшеницу в тех самых местах, где шумят сейчас колхозные хлеба. Костяные иглы для плетения сетей и другие рыболовецкие принадлежности далеких предшественников нынешних керченских рыбаков, всевозможные изделия из местных керченских глин — единая и многотрудная история народа встает перед нами.

Археологические находки последнего времени, относящиеся к бронзовому веку, показывают, что три тысячи лет назад люди здесь, на берегах Боспора Киммерийского (Керченского пролива), уже занимались земледелием, животноводством, рыбной ловлей. Древние торговые пути вели на Боспор и морем — из Меотиды, как называли тогда Азовское море, и сухопутьем — от побережья Черного моря вглубь страны. Пути эти были проложены местными жителями, быть может древнейшими обитателями Боспора — киммерийцами за многие столетия до появления на его берегах греков.

Мореплаватели Эллады — международного дельца древнего мира, шнырявшие по всем морям в поисках "золотого руна", не могли пропустить такого благодатного уголка, сулившего немалые барыши. Их корабли все чаще появлялись у берегов Боспора.

Неприветливо встречали местные жители незваных гостей. Многих из них настигала меткая стрела в каменистых ущельях побережья, другие нашли свою могилу в неспокойных водах Черного моря. И греки назвали Черное море Понтом Аксинским — Негостеприимным морем.

Но сила была на стороне пришельцев. Постепенно облепили они оба берега Боспора большими и малыми городами-колониями. На месте древнего поселения, расположенного в самом центре Боспора (на месте нынешней Керчи), вырос в первой половине VI века до нашей эры город Пантикапей; через столетие он был уже центром самостоятельного Боспорского царства. Вокруг него разместились более мелкие города: Мирмекий, Тиритака, Илурат. По побережью Тавриды возникли и другие города-колонии: Фанагория по другую сторону Боспора, Феодосия на юго-востоке Крымского полуострова, Херсонес на юго-западе.

Овладев побережьем и создав на нем свои форпосты, греки обеспечили себе более или менее спокойное плавание по Черному морю. Теперь они называли его Понтом Эвксинским — Гостеприимным морем.

Боспорское царство росло и богатело, становилось могущественным и обширным. Его границы на западе простирались до Крымских гор, а по восточному побережью Азовского моря — до нижнего Дона, где находился город Танаис. Труд рабов и свободных ремесленников, щедрая природа создавали ему славу и богатство.

Несметные барыши давала грекам торговля рыбой, которая, по словам Страбона, "стадами вваливается через устье Меотиды в Понт". Ее ловили местные рыбаки, выходя на утлых суденышках в пролив, в Черное море.

Прибыльной была торговля черепицей. Прикованные к тачкам рабы возили для нее густую, вязкую глину из карьеров, залитых водой, другие рабы у пышущих жаром печей превращали ее в звонкие, как монета, черепичные плиты. Владельцами черепичных мастерских были зачастую и боспорские цари.

Кузнецы плавили рыжую тяжелую землю Боспора, отливали из нее в каменных и глиняных формах металлические изделия, ковали золото и серебро. Оружейные мастерские работали с полной нагрузкой: эллинам требовалось немало оружия.

Уже во II-I веках до нашей эры причерноморским колониям Греции пришлось пережить крупные потрясения.

Скифское государство, выросшее к тому времени в большую силу, не желало мириться с тем, что удобные выходы к морю по всей Тавриде были захвачены чужеземцами.

Первый удар Скилур нанес Херсонесу. Удар был сокрушительным. Только мощные стены города спасли остатки херсонесских войск. Город был накануне окончательного разгрома. Но к каменистым берегам Херсонесской бухты подошли суда царя Митридата VI Евпатора. Властитель одного из сильнейших рабовладельческих государств древности — Понтийского царства, лежавшего на юго-восточных берегах Черного моря, посылал свои войска на помощь другому рабовладельцу — Херсонесу.

Несколько лет шла ожесточенная война между скифами и понтийцами. Победа, которую в конце концов одержали понтийцы, была относительной. Скифское государство продолжало оставаться независимым и сохранило свою власть над большей частью территории Крыма. Гораздо больше пострадал Херсонес: за помощь царя Митридата он поплатился своей самостоятельностью. Понтийский "союзник" превратил его в одну из своих провинций.

Вторым ударом по греческим колониям в Крыму было активное выступление угнетенных. В Пантикапее вспыхнуло восстание рабов, возглавляемое царским рабом скифом Савмаком.

Начавшись среди городских скифов, восстание быстро перекинулось за пределы города, охватило весь Керченский полуостров. Это было одно из первых вооруженных восстаний угнетенных против их угнетателей на территории нашей страны, яркое проявление классовой борьбы в рабовладельческом государстве.

Савмак, избранный повстанцами боспорским правителем, мечтал о создании нового государства, справедливого "государства солнца" для всех угнетенных. На монетах, чеканившихся при Савмаке, изображалось лучезарное солнце как символ такого государства.

Существование свободного государства в рабовладельческом мире было для этого мира прямой угрозой. Диофант, полководец Митридата, сразу же после победы над войсками Скилура, возглавил специальную экспедицию против Боспорского государства. Вторгшись в пределы Босфора, понтийские войска подавили восстание Савмака. Все владения Боспорского государства тоже перешли под власть Митридата. "Освободительная миссия" понтийцев была завершена. Придя на помощь греческим колонистам, они прибрали к своим рукам и Херсонес и Боспор, подчинили своих "союзников" и стали хозяйничать здесь сами.

Но могущество Митридата уже клонилось к закату. На мировую арену все более решительно вступала держава, упорно стремившаяся к мировому владычеству, — Римская империя. Вскоре после установления господства Митридата в Херсонесе и Боспоре, его войска были окончательно разгромлены римлянами. Митридат бежал в Пантикапей. Здесь, оставленный и войском и приближенными, он, по преданию, покончил жизнь самоубийством на горе, названной позднее его именем.

После Митридата Северное Причерноморье продолжало активную борьбу с Римом, длившуюся несколько веков. Внутренние потрясения, свидетельствующие о кризисе рабовладельческой системы, вторжение кочевых племен привели Боспорское государство к окончательному распаду в IV веке нашей эры.

История почти не сохранила письменных памятников раннего средневековья в Крыму. Особенно изобилует "белыми пятнами" период с IV по IX век, но свидетельства, дошедшие до нас, говорят о том, что коренное население все же жило на своих исконных землях, стараясь сохранить и свой уклад жизни и свою культуру.

Начиная с IX века становится особенно тесной связь средневекового Крыма с Киевской Русью, сложившейся к тому времени в могучее и обширное древнерусское государство. Расположенная на Днепре, своей жизненной артерии, Киевская Русь тяготела к Черному морю, к Крыму. Они были так же необходимы ей, как позже выход к морю — русскому централизованному государству.

Крым лежал возле великого торгового пути "из варяг в греки", проходившего русскими землями. Другим древнейшим выходом русских в Черное море был Керченский пролив — "устье реки русской", как называли его арабские историки средневековья. И само Черное море в X-XI веках называлось Русским морем. Сюда, в приморские города Крыма, прибывали из Восточной и Средней Европы купеческие суда по Дунаю, Днестру, Днепру, Дону. Сюда сходились караванные пути из Средней Азии, Сибири, даже Индии и Китая. Крым был крупнейшим центром, через который Киевская Русь вела международную торговлю.

Особенно велико влияние Киевской Руси В Крыму было при Святославе — выдающемся полководце и государственном деятеле своего времени, при котором Киевская Русь достигла большого могущества и расцвета.

Ко времени княжения Святослава, по некоторым данным, относится возникновение у восточных ворот Крыма удельного русского Тмутараканского княжества, объединившего земли бывшего Боспорского государства — Тамань и Керченский полуостров.

С давних времен здесь, в "устье реки русской", жили славяне. Потом, во времена набегов кочевников, на месте ранних славянских поселений и древней Фанагории вырос хазарский город Матарха, или Таматарха. Святослав, разгромивший со своими полками хазар, очистил от них и славянские земли на Тамани и Керченском полуострове. Так возникла Тмутаракань. На месте Пантикапея вырос крупный ремесленный город Корчев — Кузнецк в переводе с древнеславянского. От него ведет свое название современная Керчь.

Тмутараканское княжество было не только стражем, стоявшим на водном пути из внутренних районов Руси в Черное море, но и влиятельной государственной единицей на южных рубежах. Тмутараканские князья вступали в непосредственные отношения с ближайшими государствами, с ними вынуждены были считаться сильные соседи.

Велико влияние Тмутаракани в Крыму. Крупнейшее в те времена государство мира — Византия, стремясь закрепить свое господство на Черном море, столкнулось в этом стремлении с интересами растущего Киевского государства. За господство в Крыму и на Черном море Византия — одна из преемниц Римской империи — вела упорную борьбу на протяжении многих столетий. Ее захватническая политика на побережье Черного моря и, в частности, в Крыму, где Византия захватила некоторые районы, причиняла огромный ущерб интересам Киевской Руси. В лице Тмутаракани Византия встретила в Крыму серьезное сопротивление своим притязаниям. Только после смерти Святослава, коварно убитого печенегами, Византия пыталась вновь укрепить свои позиции в Крыму. Этим попыткам дал отпор Владимир Святославич своим успешным походом на Корсунь (Херсонес).

Конец Тмутараканского княжества неизвестен. Существуют некоторые данные, которые говорят о том, что с вторжением кочевых орд половцев, захвативших южнорусские и крымские степи, Тмутаракань оказалась отрезанной от Киевской Руси. Но и тогда она долгое время сохраняла свою независимость. А в первой половине XIII века на Русь обрушилось монгольско-татарское нашествие, надолго оторвавшее Крым от русской земли...

"Керчь, имея в длину не более полуверсты, состоит из двух улиц, из коих главная вся занимается лавками, а позади их сокрыты жилища хозяев. Итак базар составляет весь город, что является причиной движения народа и обманчивого его количества. Небогатые обитатели промышляют ловом рыбы и, скупая с идущих мимо Керчи в Таганрог судов мелочные товары, как то: фрукты сушеные, бакалею, трубки, табак и тому подобное, тем переторговывают".

Таким захудалым поселком в несколько десятков "скудных дворов" выглядела по описанию современника Керчь вскоре после включения Крыма в состав России. Город, лежащий у несметных природных богатств, но превращенный в убогий базар, где жители, потомственные рыбаки и кузнецы, переторговывали табаком и трубками, — что может ярче выражать весь ужас того положения, на которое обрекло красавицу Тавриду пятивековое турецко-татарское владычество.

Возвращенная родине Керчь начала оживать. Происходит процесс становления и всего края. Залы музея рассказывают и об этом процессе.

Вместо старой карантинной заставы, где "за исключением униженного домика для начальника не имеется еще никаких построений, и мореплаватели выветриваются в палатках", в 1821 году создается "полный карантин". Все суда, идущие из Черного моря в Азовское, теперь обязаны выдерживать здесь срок, достаточный для того, чтобы выявить и остановить у входа в Россию холеру и чуму, свободно импортировавшиеся в Крым в татарские времена.

Тогда же Керчь объявлена морским портом; постепенно она становится перевалочным пунктом товаров, идущих за границу и из-за границы, оживленным портовым городом. Строительство города вызывает к жизни разработку прекрасного строительного камня — ракушечника, которым богата керченская земля, возрождает кирпично-черепичную промышленность.

Рыбацкие лодки снова стайками отправляются в мире. И приезжие путешественники уже отмечают, что здесь "больше всего ловится сельдей, которые считаются миллионами штук и составляют главный предмет промысла и вывоза, конкурируя с голландскими". Приготовлением балыков из красной рыбы Керчь славится уже во всей Европе.

Побывавший на Керченском полуострове Василий Зуев в своих "Путешественных записках" первым отметил поразившие его огромные залежи железных руд, лежавшие неподалеку от поверхности земли. С тех пор интерес к керченским рудам непрерывно возрастает. Мастер горного дела маркшейдер Козин в 1825 году начинает систематическое изучение керченских руд. Разведчики горной Тавриды следующих лет Гурьев и Воскобойников продолжают его.

В 1846 году неподалеку от Керчи возникает первый чугунолитейный завод. Он работает с большими усилиями и перебоями. Техника еще слишком низка, чтобы выплавлять хороший металл из насыщенной примесями керченской руды. Чугун из-за большого процента фосфора получался хрупким. И он был дорогим, так как выплавлялось его мало. Но завод, первенец крымской металлургии, все же существовал.

Керчь пробуждается и к культуре. В 1825 году открывается Керченский историко-археологический музей. Через пять лет в Керчи появляется первое уездное училище.

Крымская война, дотла разрушившая Севастополь, не миновала и Керчи. Восемьдесят судов "союзников" с десантом до тридцати тысяч человек подошли весной 1854 года к Керченскому проливу. Десант высадился у берегов Камышбуруна.

Интервенты разрушили чугунолитейный завод, лучшие здания города. Они ворвались в музей на горе Митридат. Масса драгоценных памятников древности была бесцельно уничтожена на месте. Современники свидетельствуют: "Пол музея на несколько вершков был устлан слоем битой посуды, стекла. Статуи разбили молотками, двери выломали". Наиболее ценное западные "любители древностей" захватили с собой.

Вторжение интервентов отбросило Керчь на несколько десятков лет назад. Искалеченный город поднимался вновь медленно и с трудом. А в конце XIX века он снова попал в лапы чужеземцев. Теперь уже экономически.

Это было время бурного развития капитализма в России. Вырастали новые предприятия, строились железные дороги. В Россию устремился иностранный капитал, особенно жадно в южные области, к богатейшим природным ресурсам. Не избежал этого вторжения и Керченский полуостров — лакомый кусок для заморских любителей наживы.

Русские люди перестали чувствовать себя хозяевами этой русской земли. Французу-помещику де Оливье принадлежали на полуострове огромные земельные владения и часть пролива. Рыбаки уже не могли свободно ловить в море рыбу, как ловили ее многие века. Они должны были платить спекулянтам-откупщикам деньгами или рыбой и за право выхода в море и за годовой улов рыбы.

Франко-бельгийские капиталисты завладели несметными запасами керченской руды, законтрактованной ими на многие десятилетия. Иностранцы хозяйничали и в Керченском порту.

В 1899 году вступил в строй Керченский металлургический завод, а через два года, в связи с начавшимся экономическим кризисом, он уже был закрыт. Закрывались другие предприятия. Многие сотни людей выбрасывались на улицу.

Ленинская "Искра" писала о событиях на юге, в том числе и в Керчи: "Дела на юге не блестящи. Металлургические заводы продолжают сокращать работу или же приостанавливают совсем. Толпы голодных безработных рабочих высылаются на родину, на утешение и без того голодающих деревень; что же, пусть голодают лучше в деревне, в городе безработный рабочий — горючий материал".

Такого горючего материала в Керчи накапливалось немало. В начале XX века в городе уже действовало пятьдесят восемь промышленных предприятий и ремесленных заведений, в которых было занято несколько тысяч рабочих. Пролетариат становился серьезной силой.

Большевистская "Искра" через подпольную социал-демократическую организацию, возникшую в Керчи вместе с возникновением пролетариата, указывала рабочим путь борьбы. Еще в 1903 году рабочие чугунолитейных заводов Бухштаба и Золотарева начали забастовку, охватившую затем большинство рабочих города. Безоружная демонстрация бастующих была расстреляна полицией и войсками.

Новый расстрел рабочей демонстрации и последовавший за ним страшный черносотенный погром в 1905 году, вызвавший протест даже керченской думы, не остановил борьбы, в которую решительно вступил молодой керченский пролетариат. Горючий материал воспламенялся грозно и неудержимо. Керченская большевистская подпольная организация, среди активных членов которой были старый большевик, путиловский рабочий Егор Афанасьевич Афанасьев и молодой Войков, исключенный в 1905 году из керченской гимназии за политические беспорядки, была душой этой борьбы. Маленькая ячейка великой партии Ленина, она вместе со всей партией вела керченский пролетариат дальше через годы реакции, нового подъема к вершине борьбы — Октябрьской социалистической революции.

Здесь, у южных рубежей страны, борьба за становление молодой Советской республики была длительной и тяжелой. В течение трех лет Крым был ареной жестоких непрерывных боев. Не один раз за это время докатывалась сюда тяжелая волна интервенций, пытавшихся захлестнуть революцию, вернуть бухштабам и фонбекам лакомые куски чужой земли.

В январе 1918 года трудящиеся города с помощью севастопольских моряков, приславших оружие на судне "Аю-Даг", установили в Керчи советскую власть. Но она не смогла удержаться долго. Через четыре месяца войска кайзеровской Германии оккупировали Крым, 2 мая они захватили Керчь. Крым был нужен Вильгельму для установления господства на. Черном море, Керчь — для броска на Кавказ. Семь месяцев свирепствовали немецкие оккупанты в Керчи, пока Красная Армия не выбила их с полуострова.

А в это время на совещании в Яссах уже ставили свои подписи под планом вооруженной интервенции юга России представители Англии, Франции и США. В порты Одессы, Севастополя, Керчи направлялись суда с войсками интервентов.

В декабре 1918 года Крым стал плацдармом интервенции Антанты. Всю его территорию, как сдобный пирог, разделили между собой: англичанам — все, что лежит от Ялты на восток, французам — на запад. Орудием интервентов стало крымское белогвардейское "краевое правительство" — сборище контрреволюционного охвостья, сбившегося в Крыму в надежде отсидеться за узкими "воротами" полуострова.

"Правительство" было удобным. Оно не мешало англофранцузским оккупантам вывозить из голодающего Крыма остатки продовольствия, которые не успели разграбить их немецкие предшественники. А в расправах с народом оно было достойным партнером. Вместе с "правительством" интервенты начали организовывать "добровольческую" армию Деникина, предназначавшуюся для удушения молодой республики.

Голод, разруха, кровавые расправы и казни населения царили и в Керчи. Положение рабочих было особенно катастрофическим. Большевики, ушедшие в подполье, указывали единственно правильный путь — бороться с оружием в руках до полного освобождения. И они повели за собой трудящихся на партизанскую войну.

В обычном представлении партизанская война — это лесная война. На безлесном Керченском полуострове она была подземной. Партизанским краем, цитаделью и убежищем стали глубокие подземные галереи, в которых добывался строительный камень — ракушечник: Аджимушкайские каменоломни северо-восточнее Керчи, неподалеку от металлургического завода, и Старокарантинские — южнее города, по пути к Камышбурунским рудникам. На противоположном конце полуострова — под Евпаторией — таким же "партизанским краем" стали Мамайские каменоломни.

Партизанские отряды под покровом ночи выходили на поверхность земли, нападали на воинские части интервентов и деникинцев, защищали население от произвола и насилия. Большевики-подпольщики вели пропаганду среди солдат и матросов Антанты. Партизаны сковывали войска, ослабляли белогвардейский фронт.

Полиция и белогвардейцы охотились за партизанами. Но те были неуловимы. Не привели к желательным результатам ни попытки полиции задушить партизан, закупорив все выходы из каменоломен, ни облавы, ни провокации. Наоборот, удары керченских патриотов становились чувствительнее, особенно с тех пор, как Красная Армия стала вновь приближаться к Крыму, а затем в апреле 1919 года и освободила его весь, кроме Керченского полуострова.

Восточный фланг крымской земли интервенты и деникинцы под защитой английского флота стремились во что бы то ни стало удержать за собой как базу для дальнейших наступлений на Советскую республику. Для этого им необходимо прежде всего уничтожить серьезную угрозу тылу — партизан. Белогвардейский полковник Коновалов 22 май панически взывает к начальству: "Необходимо просить англичан доставить в Керчь удушающих газов пятьдесят тысяч килограммов".

А на следующий день весь керченский пролетариат вместе с партизанами начал вооруженное восстание. Повстанцы захватили город.

Но тут на помощь белым пришел английский флот, стоявший в Керченском порту. Он открыл ураганный огонь по городу. Керчь была разрушена, восставшие понесли огромные потери и вынуждены были оставить город. Английские офицеры вместе с деникинцами за один день расстреляли в Керчи тысячу пятьсот человек.

Крымское Советское правительство, возглавляемое братом В.И. Ленина Дмитрием Ильичом Ульяновым, занятое на остальной территории Крыма восстановлением народного хозяйства, В ноте к правительствам Антанты решительно протестовало против зверств оккупантов.

Но советская власть в этот период продержалась в Крыму только семьдесят пять дней. Деникинская армия, вооруженная и снаряженная Антантой, начала второй белогвардейский Поход, докатившись до Орла.

Только в ноябре 1920 года Керчь была окончательно освобождена Красной Армией.

После разгрома Врангеля, пришедшего на смену Деникину и завершившего бесславные попытки контрреволюционного свержения советской власти, молодая республика, залечив раны гражданской войны, переходит к индустриализации. Ее первый этап — создание черной металлургии, в том числе и на Крымском полуострове.

Керченский металлургический завод в годы гражданской войны был ограблен и разрушен полностью, оборудование вывезено интервентами.

Восстановление, а по существу создание заново этого завода, которому позже присвоено имя керчанина-большевика Петра Лазаревича Войкова, начато в 1925 году, а через несколько лет он уже давал стране ежегодно свыше Полумиллиона Тонн металла, изготовлял больше тридцати видов продукции. Только одна его печь в годы первой пятилетки давала в восемнадцать раз больше чугуна, чем весь завод в 1913 году.

Полная реконструкция Керченского металлургического завода и создание Камышбурунского железорудного комбината, дававшего в 1940 году в двадцать пять раз больше руды, чем в 1913 году, превратили в предвоенные годы Керчь в одно из важных звеньев южной металлургии СССР.

Перед войной в Керчи было семьдесят одно промышленное предприятие, в том числе судоремонтный завод, кирпичный завод, крупнейшая на юге СССР табачная фабрика. На побережье пролива размещались рыбные заводы, рыболовецкие колхозы. Керченский порт пропускал ежегодно до семисот тысяч Тонн руды, рельсов, рыбы, консервов, табака, крымской пшеницы, угля, леса.

Возле завода имени Войкова вырос благоустроенный рабочий поселок с прекрасными школами, больничным городком, фабрикой-кухней.

Все это в фотографиях и документах тоже представлено в залах музея.

Только здесь можно увидеть теперь какой была Керчь в годы предвоенных пятилеток. В натуре многое не сохранилось, уничтожено войной, оккупацией, стало такой Же историей, как и вся история этого многострадального города.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь