Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Чудотворная грязь

Очень жаль мне тех, которые
не бывали в Евпатории.
В.В. Маяковский

обширного здания грязелечебницы, блистающего свежестью и чистотой, широко открытого солнцу и воздуху, угрюмо приткнулись два нескладных сооружения, высеченных из камня, потемневшие от времени громоздкие каменные ящики, напоминающие древние гробницы небольших размеров. Поросль трав окружает каменные ящики, а внутрь то и дело залетают парящие в воздухе листья, сорванные с деревьев осенним ветром.

К зданию подступает тенистый парк. Где-то далеко в вышине прокатывается по вершинам могучих деревьев порывистый ветер. А внизу под их защитой — полная тишина, безветрие. Шум старого леса, вековечный и спокойный, удивительным и радостным контрастом встречает вас, когда вступите вы под его сень прямо из огромной сквозной степи, окружившей со всех сторон кусочек лесной чащи.

В этих контрастных штрихах — история Сакского курорта, одной из старейших и замечательных здравниц нашей страны. Два каменных ящика — старинные грязевые ванны, составлявшие когда-то половину всего лечебного оборудования курорта, а теперь сохраняющиеся как экспонаты, рядом с прекрасно оборудованными новейшей аппаратурой зданиями грязе- и водолечебниц — один из начальных и конечный этапы истории грязелечения на курорте. Унылая степь западного побережья Крыма, со своими острыми непрерывными ветрами и безводьем среди соленых озер, с убогими кустиками полыни на пропитанной солью земле, а среди нее поднявшийся наперекор степным стихиям обширный парк, укрывший в своей прохладной тени весь курорт, — начальный и конечный этапы преобразований, произведенных человеком в природе для того, чтобы курорт стал подлинной здравницей.

История грязелечения в Саках теряется в глубокой древности. Еще Плиний и Птолемей в своих сочинениях упоминали об удивительной земле, исцеляющей раны, которая лежит в западной Таврии. Местные жители использовали эту землю — черную, вязкую грязь, устилающую дно Сакского озера, для лечения всевозможных недугов. В татарские времена руководство лечебным процессом захватили в свои руки муллы.

Много слухов ходило о чудодейственной грязи, быль в них переплеталась с небылицами. Особенно возрос интерес к ней после включения Крыма в состав России. И первым, кто побывал на грязях, испытал их действие на себе и описал процедуру грязелечения, был все тот же неутомимый судья Сумароков. Вот как выглядела эта процедура в его описании:

"В деревне Сак татарин, отправляющий должность аптекаря при той чудесной врачебнице, встретил нас у своего дома, отворил свою хату, устроил из подушек диван, сам пошел делать приуготовления, а мы во ожидании того совлекли с себя одежды. Часа через полтора явился наш эскулап, подвезли арбу, мы накинули на себя плащи, влезли в тот подвижной чулан, поклали тазы, белье и поехали к озеру, в версте от селения отстоящему. Прибыв к берегу, мы босоногие шествовали по вязкой тине сажен пятьдесят и достигли выкопанных в грязи могил с устроенными от северной стороны для защиты шалашами.

Я вижу, что читатель хочет позабавиться на наш счет; пусть же он вообразит себе каждого из нас, лежащего всею длиною тела в особой могиле, под бугром накинутой грязи, который, оставляя одни только головы на свободе, лишал нас всякого движения. Пусть вообразит он увязшего по колена моего слугу с распущенным надо мною к предохранению от солнечных лучей зонтиком. Пусть прибавит он к сей картине татарина, сидящего на цыпочках подле меня, который, накидывая свежей грязи, поливал водою, как будто по пашне, покрывающее меня вещество. Теперь пусть он представит затейливого моего товарища с приткнутою молодым татарином к его губам трубкою, и в сем положении испускающего табачный дым...

...Наконец, через полтора часа последовало наше возстание, и мы воскресли, во угождение переселению душ Пифагора, в виде уже негров; но лекарь татарин, желая непременно удержать общую систему, посадил нас на камень и посредством вылитых на нас несколько ведер воды, поставил нас набело".

Нужно отдать должное крепкому здоровью судьи и его товарища, позволившему им выдержать столь свирепую процедуру "исцеления", изобретенную безграмотным "эскулапом".

Через несколько лет после посещения Сак Сумароковым, было произведено исследование химического состава грязи и рапы, а в 20-х годах XIX столетия в Саках появился первый врач. Он начал вести наблюдение за больными, принимавшими грязевые ванны по собственному разумению или под руководством "эскулапов", подобных описанному выше. Так начал существовать первый в России грязевый курорт.

Медленно, исподволь нащупывались на курорте свои собственные методы лечения, пути использования грязи, целебные силы которой были еще почти не раскрыты. На смену варварскому способу закапывания больного в грязевую "могилу" непосредственно на озере пришли "медальоны". Грязь стали подвозить на лодках к деревянным помостам, раскладывать ее там плоскими овальными пластами для предварительного' прогревания солнцем и в них уже погружать больного. Установлен некоторый режим приема грязей. Тогда же появились первые каменные ванны — тесные и неокладные, в которые человек еле мог втиснуться, скрючившись, но уже позволявшие принимать грязевые процедуры и в плохую погоду. Это были первые шаги частнопредпринимательской деятельности врачей, арендовавших сакские грязи.

В Крымскую войну 1853-1856 годов все сделанное на курорте было разрушено, поднималось вновь медленно и неуверенно. Только в 80-х годах прошлого столетия курорт был передан в ведение таврического земства. Ему досталось небогатое наследство. На пустынном берегу озера, в открытой степи, среди выжженных солнцем солончаков стояли три ветхих здания, ванное отделение с четырьмя каменными ваннами и убогая гостиница на тридцать три номера. Всю окрестную растительность составляли две белые акации и берест, каким-то чудом выросшие возле гостиницы. Пресную воду с большими перебоями доставляли в бочках из отдаленных и необеспеченных водой колодцев. Трудно было ждать при этих условиях широкой популярности курорта, и современники отмечают: "Несмотря на быстрое исцеление многих болезней, сакские грязи до сего времени мало посещаются". В редкие годы лечилось здесь больше двухсот человек. Чудотворные целебные силы озера оставались еще почти не тронутыми.

Земство оказалось более энергичным и предприимчивым хозяином курорта. Вскоре здесь появились собственный артезианский колодец, новые ванное и машинное здания, гостиница, лаборатория. В северо-восточной части курорта, со стороны господствующих ветров, на двадцати гектарах заложен парк. Попытка насаждений на большой площади была рискованной и дорогой: голые солонцы, обвеваемые зимой ледяными ветрами, — ненадежная обстановка для молодых деревьев. Но акации и берест у гостиницы были убедительным аргументом в пользу парка.

Обновленный и расширенный курорт становился все более популярным и доходным. К нему тянутся и любители модных лечений из титулованных бездельников и труженики из бедных, многим из которых целительные силы курорта одни только могут вернуть здоровье, трудоспособность, а значит, и возможность существования.

Перед нами справочник пятидесятилетней давности по Сакско-Евпаторийскому курорту. Основное место в нем занимает раздел, которого не найти ни в одном советском курортном справочнике. Это прейскурант курортного обслуживания. Обычный ценник, подобный тому, с каким мы имеем дело в столовой или ресторане, он, однако, раскрывает явление, не известное нам сегодня совершению. Больному нужно самостоятельно заботиться не только о питании, что довольно сложно и дорого здесь, в пустой степи, куда все завозится издалека. Он должен платить за койку или номер в гостинице, где он живет, так как курорт жилья не предоставляет, причем платить и за пользование и за стирку постельного белья — отдельно, за стеариновую свечку, освещающую номер, — отдельно. Он должен заплатить отдельно за каждый осмотр врача, за каждую грязевую ванну, за пользование брезентовым плащом, который накидывается на плечи в грязелечебнице, за пользование койкой в особой комнате — "потельне", где происходит "потение" после ванны, за компресс, за стакан воды.

Прейскурант предусматривает тщательное отделение самых богатых от менее богатых: и лечебница и гостиница разделены на классы, соответствующие солидности достатка клиентов. И он совсем не оставляет в них места для людей, не имеющих никакого достатка.

Для этих двери курорта закрыты. И на берегу озера, рядом с фешенебельным, возникает "дикий" курорт, куда стихийно тянутся больные из бедноты.

Предоставленные самим себе, без всякого врачебного надзора, они, как и сотни лет назад, залезают в самодельные грязевые "могилы", лежат в них, сколько можется, и часто, по незнанию, безудержным пользованием таким сильнейшим средством, как сакские грязи, не вылечиваются, а калечат свое здоровье окончательно.

Советская власть открыла бедноте двери настоящего курорта, уничтожив тем самым "дикий". На четвертый год советской власти в восстановленной после разрухи сакской грязелечебнице почти три четверти всех мест заняли рабочие и крестьяне.

Сакский курорт сегодня — одна из лучших бальнеологических здравниц страны, здравница, имеющая мировую известность и своими непревзойденными по силе воздействия на человеческий организм лечебными грязями и совершенными методами их применения.

Длинное пустынное Сакское озеро уходит в степную даль.

В плоских, безжизненных берегах — тяжелые, похожие на сивашские, воды. Вот она, главная лаборатория и хранилище целебных сил курорта. Тишина и неподвижность вокруг. А по соседству, отделенное лишь узкой пересыпью, вздымает пушистые гребни, живет и дышит Черное море. Оно и первоисточник и участник создания этих целебных сил. Озеро тоже когда-то было морем, глубокой бухтой, и по нему гуляли свободные волны, приходившие издалека. Но вот натаскали они груды песку, сами преградили себе путь. Бухта стала озером, и жизнь ее в тишине и неподвижности потекла по-другому. Солнце и ветер из года в год, из тысячелетия в тысячелетие выпаривают из озера морскую воду. Морская вода стала рапой — крепким концентратом солей, рассеянных в море микроскопическими дозами. Ее пополняют солями и почвенные воды, проходящие через толщу мощных осадочных отложений. В "ей действуют микроорганизмы, вносящие свою лепту в создание этого своеобразного концентрата.

Настоящее "дно" озера — коренные известняки — лежит на десятки метров ниже его поверхности. Море и впадавшие в него древние реки, с доисторических времен наслоили на этом первоначальном дне сначала красно-бурые, потом серо-желтые глины. На них легли илы: серые, стально-серые, перекрытые позже мощным пластом соли, оседавшей на дне тихого залива. А поверх соляной толщи за многие века скопился огромный слой черной, мягкой, маслянистой массы — продукта длительных и сложных взаимодействий между рапой, пропитывающей и покрывающей ее, и органическими остатками живых организмов. Это и есть знаменитая сакская грязь — скопление ценных химических элементов, оказывающих сильнейшее воздействие на человеческий организм, в том числе и радиоактивных. Медицинская наука еще не проникла полностью в тайны целительного действия лечебных грязей. Но, во всяком случае, уже никто не считает, что она оказывает только температурное влияние, как считалось это еще в 90-х годах прошлого столетия. Ясно, что активное воздействие на человека производят комплексно все ее свойства: и физические, и механические, и химические, и биологические. Лечебная грязь — стимулятор, вызывающий сложнейшие взаимосвязанные процессы во всем человеческом организме.

Около десяти квадратных километров занимает Сакское озеро. Запасы грязей и рапы в нем огромны. Перемычка разделяет его на два бассейна: восточный — лечебный и западный — промышленный. Озеро не только лечит людей, оно дает сырье для химической промышленности, извлекающей из него многие важные для народного хозяйства химические вещества.

Используя богатства озера все более широко и разносторонне, люди заботятся о сохранении и пополнении этих богатств. Система гидротехнических сооружений, виднеющихся тут и там, держит озеро в постоянных границах, не позволяет ему ни расширяться, ни сокращаться. Одни из сооружений удерживают паводковые, ливневые воды, которые могли бы нарушить на время нужную концентрацию рапы и грязей. Другие — пополняют озеро свежей морокой водой взамен испарившейся.

С поверхности озера ежегодно испаряется около тысячи миллиметров осадков, а выпадает взамен триста-четыреста. Не будь гидротехнических сооружений, оно давно бы высохло, перестало существовать.

Как использовать с максимальным эффектом чудотворную силу сакских грязей для исцеления тяжелых недугов, не поддающихся лечению другими способами? Этой основной задаче подчинена вся деятельность нынешнего курорта.

По узкой дамбе, разрезающей озеро, бегут вагонетки, заполненные черной вязкой грязью. Они проделывают довольно длинный путь от одного из дальних участков озера, хотя и гораздо ближе к белому зданию, куда они направляются, грязи этой предостаточно. Грязь не просто вычерпывается со дна, здесь ведется строго спланированное хозяйство. Вся поверхность лечебного озера разграфлена на бассейны. Специальная биохимическая лаборатория наблюдает за "жизнью", "созреванием" грязи в бассейнах. Только при определенном качестве и составе грязь пускается в дело.

Вагонетки несут ее к белому зданию грязелечебницы, разместившемуся на самом берегу и напоминающему отсюда, от озера, небольшую фабрику. Затем из каменных бассейнов, где лаборанты снова проверяют ее качество, грязь поползет через систему шнеков, которые тщательнейшим образом перемелют, перемешают и нагреют ее до определенной температуры. Густо черная, маслянистая, похожая на деготь масса, погруженная в другие вагонетки, отправляется во вторую половину здания — в лечебницу.

Выложенные кафелем лечебные кабины рассчитаны на четверых. Топчаны с брезентами, в которые вместе со слоем положенной на них грязи завертываются больные, души с подогретой рапой для смывания грязи с тела после процедуры. В некоторых кабинах — электрическая аппаратура. Здесь применяют и новый метод — электрогрязелечение. Силу грязей пополняют силой токов — высокочастотных и ультравысокой частоты, помогающих целебным элементам грязи полнее впитываться кожей больного. Такое сочетание, как оказалось, дает поразительный лечебный эффект.

Воздействие грязями пополняют здесь и целой системой мероприятий, внешне как будто и не относящихся непосредственно к лечебному процессу, но оказывающих на него огромное влияние. Великое павловское учение открыло их силу.

Чистые и тихие, немноголюдные кабины, где проходит процедура лечения, одно из недавних приобретений курорта, — немаловажное звено в цепи таких мероприятий. У того, кто бывал в Сакской грязелечебнице до 1950 года, сохранился в памяти другой ее облик: огромный шумный зал, в который сразу "запускалось" пятьдесят человек. Едкий запах сероводорода, выделяемого грязью, устойчиво стоящий в воздухе. Поиски свободного топчана, ожидание очереди для обмывания под душем — все это не только просто отсутствие комфорта, это довольно значительное снижение эффективности лечения.

Теперь, как правило, каждый приходит в лечебницу в точно определенное и всегда одно и то же время, в одну и ту же кабину. Принимает уже подготовленную ему грязевую ванну, затем отправляется в комнату отдыха. Мягкие кушетки, абсолютная тишина, прохлада и чистый воздух располагают ко сну. Охранительное торможение — сон после приема таких сильных процедур, как грязи, теперь необходимый элемент лечения. В некоторых случаях, если больной плохо переносит грязи, сон "отпускается" ему и перед процедурой.

Последним среди лечебных зданий курорта, полностью разрушенных гитлеровскими оккупантами, восстанавливалась, вернее создавалась заново, водолечебница. Здесь тот же порядок, те же новшества, что и в грязелечебнице. Рапные, солено-хвойные, углекислые ванны дополняют лечение грязью. В число действующих лечебных средств все шире включается и климат: солнце, море, воздух.

Круглый год работает курорт, объединяющий три санатория, — до тысячи больных лечится в них одновременно. В лечебных карточках можно найти самый разнообразный диагноз. Остаточные явления ранений и травм, ревматизмы, женские болезни, заболевания мышц, костей, уха, горла, носа, глаз — множество недугов исцеляют сакские грязи.

Одиннадцатый корпус. Возле него чаще всего останавливаются санитарные машины, привозящие на курорт людей на носилках. Его легко узнать по дежурящим постоянно у подъезда коляскам, которыми пользуются обычно инвалиды, лишенные возможности передвигаться самостоятельно. Это корпус самых тяжелых, так называемых спинальных больных, больных с повреждением спинного мозга, вызывающим паралич нижних конечностей. Большинство среди них — инвалиды Отечественной войны, люди, получившие тяжелые ранения.

Война искалечила немало людей, самых сильных, молодых, здоровых. Физическая травма, навсегда приковавшая их к постели, лишившая возможности двигаться, трудиться, активно участвовать в жизни, вызывает и психическую травму. Человек начинает себя чувствовать глубоко несчастным.

Александра Александровна Лаврова, врач одиннадцатого корпуса, достает из письменного стола обширную пачку писем. Почтовые штампы самых различных пунктов отправления говорят, как широк географический диапазон ее корреспонденции. И по содержанию они разные, как разны люди, приславшие их. Но есть в них одно общее: за каждым человек, долгие годы прикованный к постели, испытавший всю тягость беспомощности и бессилия и только-только входящий снова в бурную, полнокровную жизнь. Сколько светлой радости, подлинного ликования для него в каждом, самом маленьком, продвижении на этом пути, но сколько еще и сомнений в своих силах, раздумий, тревог! С кем же поделиться и радостью и тревогами, у кого спросить совета, как не у этой пожилой, неторопливой женщины, по-матерински выходившей их, вернувшей к самостоятельной жизни.

Большая дружеская переписка у Александры Александровны с теми, кого вносили когда-то в одиннадцатый корпус на носилках, кто входил в него на костылях с маленькой надеждой на исцеление, а уехал из Сак исцеленным или, во всяком случае, на пути к нему и с уверенностью в его возможности. Почти девяносто из ста больных уезжает отсюда со значительным улучшением в здоровье.

Все силы советской медицины обращены здесь на борьбу с недугом, выбивавшим людей из жизни страшно и безнадежно.

Первым, кто думал о лечении спинномозговых ранений грязями, был Н.И. Пирогов. Еще в Крымскую войну больным, у кого процесс не прогрессирует, рекомендовал он сакские грязи, морские купанья. Много сделал в разработке методов лечения грязями последствий боевых травм покойный президент Академии медицинских наук СССР Н.Н. Бурденко. Долгие годы работал он на Сакском курорте, был научным руководителем, внес в практику грязелечения немало нового, прогрессивного. Он организовал здесь кабинет механотерапии. Целительное воздействие грязей стало пополняться благотворным влиянием движения, упражнения. В период деятельности Н.Н. Бурденко курорт воспитал плеяду талантливых бальнеологов, курортологов, развивающих и продолжающих традиции советской бальнеологии.

Грязь в сочетании с движением и обучением ходьбе — и теперь основной метод лечения спинномозговых больных. Он пополняется новыми, возникающими с развитием медицинский науки, методами: электрогрязелечением, применением антибиотиков и павловским методом воздействия окружающей средой.

В корпусе по-домашнему уютно. Ничто не напоминает здесь госпиталя, больницы. Каждая бытовая мелочь в обстановке глубоко продумана, направлена к тому, чтобы больной не ощущал своего недуга, своей беспомощности. И его стараются как можно меньше стеснять режимом. Обязательны только лечебные процедуры, а затем можно свободно прогуливаться в коляске по парку, можно поехать к морю, заглянуть в библиотеку, сыграть в шахматы или шашки.

Несколько тысяч инвалидов Отечественной войны, считавшихся безнадежными, поставил на ноги, вернул к жизни и труду за послевоенные годы Сакский курорт — одна из немногих здравниц в Союзе, излечивающих подобных больных. А сколько тысяч людей получило здесь исцеление от менее тяжелых недугов!

Прошедшие послевоенные годы были годами освоения новых методов лечения, оказавшихся чрезвычайно эффективными. Теперь перед коллективом задача — расширять и совершенствовать эту работу, увеличить количество мест для подобных больных.

Курорт будет расти, увеличится его территория.

Он будет двигаться вдоль озера к морю. Первым осваивает новую территорию парк, уже разросшийся больше чем в полтора раза. В ближайшие годы молодые деревца заполнят все пространство между нынешней территорией курорта и морем. Под их защитой вырастут новые санатории, лечебницы. Все силы целебных грязей и целебного климата будут поставлены на службу здоровья человека.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь