Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Каменные страницы тысячелетий

"Сие наименование значит город
пользы, а потому герб — улей с
пчелами, имеющий наверху надпись
полезное".
(Из проекта основания Симферополя в 1784 году.)

Город, полный солнца чуть ли не круглый год, Симферополь встречает почти каждого, едущего в Крым, какой бы путь он ни избрал.

Пассажирский самолет, взявший курс на полуостров, приземляется на аэродроме у Симферополя. Курьерские, скорые, почтовые поезда оставляют в нем почти всех едущих в Крым пассажиров. Сюда приходит автомагистраль из Москвы. А от города идут свои дороги — гладкие, благоустроенные шоссе, соединяющие Симферополь со всеми уголками полуострова, железнодорожные линии на Севастополь, Евпаторию, Феодосию, Керчь.

Симферополь — узел путей, ведущих в Крым. Через него проезжают ежегодно сотни тысяч людей, направляющихся в города полуострова, на крымские курорты, и нет, наверное, на всей необъятной территории Союза такого географического пункта, из которого ни один житель не побывал бы хоть однажды в Симферополе, направляясь к Черному морю, в здравницы. Этот почти непрерывный поток самых разнообразных людей, едущих на отдых или с отдыха, придает Симферополю особое оживление.

Но для многих высаживающихся в городе из поездов, самолетов и автобусов, Симферополь — административный и культурный центр Крымской области — конечная цель деловой поездки. Расположенный в глубине полуострова, на пересечении важнейших путей, город исторически сложился как сердцевина Крыма, к которой тяготеют, с которой неразрывно связаны все его части. Здесь граница между степью, тянущейся от самого Перекопа к югу больше чем на сотню километров, и горной частью полуострова, занимающей его южную часть. Тремя нарастающими волнами идут горы к югу. У начала этих волн и расположен Симферополь.

Один из отрогов второй горной гряды, Петровские высоты, вклинивается непосредственно в город. И если подняться на них, Симферополь раскрывается внизу как на ладони.

Вот он весь перед глазами, белостенный, краснокрыший город в серой оправе пустынных холмов, образовавших просторную плоскую чашу с округлыми, словно отшлифованными, краями. Прячась в гуще садов, он стелется по дну чаши, где протекает река Салгир. Но там уже тесно: город растет, и белые дома под черепичными крышами все выше взбираются по склонам холмов, заполняют их, плотным кольцом охватывают Петровские скалы, завершающие невысокое плоскогорье.

Лента автострады, идущей из Москвы, рассекла город с северо-запада на юго-восток. Здесь, прямо у подножия скал, уходит она в горы и к морю. Непрерывный поток автомашин скользит по ней. Несколько левее трассы, вдали, среди дымков паровозов, видна высокая башня нового железнодорожного вокзала, одного из недавних и красивейших сооружений города, прямые, хорошо спланированные улицы в зелени деревьев. Внизу неподалеку широкие корпуса большого консервного завода, возле которых поблескивают тусклым светом горы стеклянной тары, заготовленной к новому сезону, и рядом, тут же, в самом городе, густо зеленые квадраты плантаций эфиромасличной крымской розы; многоэтажные здания институтов, а возле них шеренги обширных плодовых садов. Таков он, сегодняшний Симферополь, открывающийся с высоты Петровских скал.

Отсюда же, с этих высот, можно заглянуть и в далекое прошлое города, в головокружительную глубь тысячелетий, пронесшихся над ним.

Пустынны Петровские высоты. Лишь овцы и козы бродят весной по их склонам, выщипывая густую ворсистую травку. Летом не заглядывают сюда и они. Травка на склонах выгорает, рыжеет, обломки белых камней, щебня, рассеянные по холмистым возвышениям, придают им совсем безжизненный, унылый вид. Только в одном месте видны на плато следы человеческой деятельности: за оградой несколько небольших построек, глыбы камня вокруг и карьеры, напоминающие каменоломни.

Десятки поколений людей прожили возле Петровских высот, и не подозревая, что рядом с ними интереснейший памятник прошлого, что безжизненные холмы и склоны эти хранят страницы древней истории нашей Родины, еще не прочитанные наукой. Раскопы на Петровских высотах — первые из этих страниц, открытые советскими учеными.

Больше двух тысяч лет тому назад древнегреческие писатели и ученые не раз упоминали в своих работах о скифах, живших в степях северного Причерноморья и занимавшихся главным образом скотоводством. Они были известны в древнем мире как воины храбрые и беспощадные к врагу. Даже бесчисленные войска персидского царя Дария, наводившие ужас на многие народы, не могли справиться со скифами, когда вторглись в населенные ими земли. Упоминали древние авторы о столице поздних скифов Неаполе (Новом городе) Скифском и о могущественном царе Скилуре. Но, кроме этих упоминаний да нескольких скифских монет с рельефным изображением Скилура, почти никакими данными о государственной и хозяйственной жизни поздних скифов, о их быте историческая наука не располагала. Неизвестно было и место древней скифской столицы — Неаполя.

Крыму принадлежит заслуга в раскрытии для исторической науки многих загадок скифской истории. Началось это больше ста двадцати пяти лет тому назад. На окраине Симферополя одному из жителей города повстречалась как-то телега, груженная белым обточенным камнем. Ничего необычного в этой встрече не было. Плиты белого камня брали на Петровских высотах с давних времен. Еще в средние века, в период господства в Крыму, татары строили свой город Ак-Мечеть, разбирая остатки стен древних построек, сохранившихся на Петровских холмах. Позднее камень оттуда возили для своих надобностей жители Симферополя — русского города, возникшего возле Ак-Мечети после включения Крыма в состав России. Вся Петровская слобода, прилепившаяся на крутых склонах высот, построена из этого камня. Когда было взято то, что лежало на поверхности, начали выкапывать камень из глубины. Это был готовый строительный материал, и стоило немного потрудиться, чтобы извлечь его.

Ничего поэтому удивительного не было в том, что симферопольский житель повстречал однажды подводу с камнем неподалеку от Петровских скал. Он был поражен другим. В телеге среди камней лежали две большие, хорошо обработанные каменные плиты. На одной была высечена фигура юноши-всадника, на другой — надпись на древнегреческом языке. Горожанин сообщил об этом крымским археологам, и те произвели раскопки в том месте, где были взяты плиты. Обнаружились еще две плиты, в частности постамент от статуи с древнегреческой надписью, в которой объявлялась благодарность Военачальнику за удачные походы. В надписи упоминалось имя скифского царя Скилура. Но самой интересной находкой был обломок мраморного барельефа с изображением Двух мужчин — старика и юноши — в одинаковых высоких шапках. Бросалось в глаза сходство старика на рельефе с изображением Скилура на бронзовых монетах, которые чеканились в его царствование. Может быть, это и был Скилур? Кто же тогда юноша справа, не сын ли Скилура — Палак, самый талантливый из многочисленных сыновей царя, бывший одно время его соправителем, а затем преемником?

Первые находки среди обширных груд камней, первые следы протекавшей когда-то здесь жизни, отпечатанные на Камне, говорили о том, что на Петровских скалах стоял когда-то большой город. Только в городе могли быть статуи с надписями общественного характера, барельефы с изображением царей. И у ученых возникла мысль: не погребен ли здесь, на Петровских скалах, Неаполь Скифский — столица Позднего государства скифов?

Предположение русских археологов было встречено в штыки среди зарубежных ученых. Потянулись бесконечные ученые споры, продолжавшиеся целое столетие. Интерес к раскопкам на Петровских высотах постепенно угас. Ученые вернулись к ним только в советские годы.

Археолог Павел Николаевич Шульц — один из тех советских ученых, у кого четкая линия исследовательской работы пролегает через многие годы жизни. Такой линией у Павла Николаевича является исследование скифской культуры, которым занимается он уже больше четверти века.

В предвоенные годы, в составе ленинградской археологической экспедиции он изучает скифские городища северо-западного побережья Крыма. Раскопки подтверждают предположение о том, что в поздний период, с усилением скифского государства и расширением торговли хлебом с греками, скифы в Крыму переходят на оседлую жизнь. Центр скифского государства перемещается в Крым. Значит, на полуострове должна быть и столица поздних скифов — Неаполь. Вновь, через столетие, взоры археологов обращаются к каменным россыпям на Петровских скалах. Но начать планомерные раскопки на них помешала война.

Еще велись последние бои на западных рубежах страны, когда Всесоюзное совещание советских археологов приняло решение об организации тавро-скифской археологической экспедиции в Крым. Возглавить ее должен был П.Н. Шульц, Вернувшийся после тяжелого ранения с фронта.

В августе 1945 года сотрудники экспедиции вышли с Симферопольского вокзала и поехали на окраину города.

"Первый переулок, по которому мы пошли к древнему городищу, — вспоминает П.Н. Шульц, — назывался Скифский переулок. Это было так неожиданно и так подходило к цели нашего путешествия, что мы несколько раз перечитали название на табличке и фонарях и решили считать это добрым знаком. Мы устроили свой лагерь в уютной, тенистой Петровской балке и по крутым ее склонам взобрались на городищем".

На этих скалистых высотах археологам предстояло работать несколько лет. Они должны были раскрыть каменные недра земли и узнать от них о жизни, протекавшей здесь больше двух тысяч лет тому назад.

Сложен и увлекателен труд археолога.

Археолог — путешественник, землепроходец. Только в отличие от путешественника, открывающего новые земли на поверхности нашей планеты, он путешествует сразу в двух направлениях — в пространстве и во времени. Археолог приходит на заброшенный пустырь, поросший травой, заваленный камнями, и начинает копать. Его орудия чаще всего лопата, кирка, нож. Его труд — прежде всего напряженный физический труд; Механизация тут часто бессильна: нужен человеческий глаз и человеческая рука. И он копает недели, месяцы, годы... По крупице извлекает он из земли вещественные следы былой жизни. Проникая вглубь земли, археолог удаляется одновременно вглубь веков, делает открытия в мире, существовавшем тысячи лет назад. И как велико должно быть удовлетворение ученого, когда ему удается сделать для науки такое открытие.

Подобное путешествие предстояло и группе археологов, поднявшейся осенним вечером на Петровские скалы.

Каким был этот таинственный город, ушедший в века, как текла в нем жизнь? Началась кропотливая, напряженная работа.

И вот постепенно стали вырисовываться первые контуры древнего города. Это был город-крепость на неприступных, как крепость, Петровских высотах. Мощная оборонительная стена окружала его. Археологи прочитали на камнях: первоначальная стена толщиной в два с половиной метра была возведена в III веке до нашей эры, примерно две тысячи двести лет тому назад. Позднее ее неоднократно расширяли, укрепляли пристройкой новых каменных поясов, пока общая толщина стен не достигла восьми с половиной метров, а в некоторых местах и больше двенадцати метров. В середине южной стены находился проезд центральных городских ворот, удлинявшихся вместе с нарастанием стен; две боевые башни охраняли его с запада и востока.

Городом со столь мощными оборонительными сооружениями в центре Крыма мог быть только Неаполь Скифский.

О ведущей оборонительной роли города говорит и само его расположение в глубине полуострова, в месте, хорошо защищенном от врагов. Отсюда, с Петровских высот, хорошо видна, уже исследованная археологами прежде, целая группа скифских городищ, лежащих на возвышенностях вокруг Неаполя. Они охраняли подступы к сердцу скифского государства, были его сторожевыми постами. Зажженными кострами, дымом могли они сигнализировать друг другу о вторжении врагов, и тогда вся система городищ сразу включалась в круговую оборону столицы.

Как протекала жизнь в дреdней скифской столице, просуществовавшей почти семьсот лет? И об этом рассказали уже кое-что камни Петровских высот. Перед центральными воротами, в том месте, где когда-то был найден барельеф с изображением царей, археологи раскопали хороню утрамбованную площадь, а на ней остатки обширного здания с колоннами. Обломки колонн, бронзовых и мраморных статуй с посвятительными надписями, найденные здесь теперь в дополнение к прежним находкам, говорили о том, что это здание носило общественный характер. За площадью тянулись жилые здания. Это были каменные дома с толстыми стенами, черепичными крышами. Рядом большие дворы с зерновыми ямами, вырубленными в скале. В них обуглившиеся зерна пшеницы, ячменя и проса — свидетели развитого у скифов земледелия. В домах обломки скифской посуды, много привозных изделий. Скифская столица, стоявшая на стыке древних путей из крымских степей в горные районы и на побережье Черного моря — к центрам морских международных связей, вела широкую торговлю и с ближними соседями и с дальними странами древнего мира.

Одними из самых интересных за пять лет работы, по мнению членов экспедиции, оказались раскопки 1946 года, когда были обнаружены остатки мавзолея скифской знати.

"С утра до темноты, — вспоминают члены экспедиции, — мы расчищали погребения. Здесь уже нельзя было брать лопату в руки, приходилось работать хирургическими ножами, скальпелями, пинцетами, очищать кости кисточками, иногда просто самим сдувать землю в особо трудных местах".

Незаменимыми помощниками археологов в этой кропотливой работе были ребятишки, всегда собиравшиеся возле раскопок. Часами они по комочку перебирали землю в гробницах, извлекали из нее каждую мелочь.

Больше семидесяти погребений открыли археологи в мавзолее. Самым обширным и богатым из них было расположенное в первом, нижнем ярусе. В прямоугольной гробнице, сложенной из плит белого известняка, лежал костяк мужчины. По обилию разного оружия, украшенного бронзой, серебром и золотом, по остаткам одежды из кожи, затканной золотым шитьем, по огромному количеству золотых изделий — больше восьмисот в одной гробнице, было ясно, что здесь похоронен скифский царь. Неподалеку, в восточной части мавзолея, буквально из земли был воссоздан деревянный саркофаг — по всем признакам погребение скифской царицы.

Кто же был погребен в самой древней и самой богатой гробнице?

Череп из этой гробницы был передан известному антропологу, лауреату Сталинской премии М.М. Герасимову, разработавшему способы восстановления облика человека по черепу. Место находки указано не было.

Портретный облик человека из древнего мавзолея, воссозданный М.М. Герасимовым, оказался очень сходным с изображением царя Скилура на скифских монетах и рельефах. Это сходство, как и время погребения, богатство мавзолея, почти убеждают археологов, что ими найдена гробница Скилура.

За городской чертой Неаполя экспедиция открыла целый ряд высеченных в скале склепов с замурованными снаружи входами — усыпальницы скифской знати. Небольшие каменные комнаты с росписью на стенах, говорящей о быте и занятиях скифов, представляют большую научную ценность.

Еще дальше от города, в простых земляных могилах обнаружены погребения средних по достатку и бедных жителей скифской столицы. Покойников в них клали иной раз и без гробов, на подстилку из морской травы. В головах и ногах ставили лепной горшочек или просто черепок с жертвенной пищей.

Так только один погребальный обряд, прослеженный археологами от мавзолея с захоронениями представителей высшей знати до могил бедняков, рассказал о глубоком имущественном неравенстве, уже существовавшем в Неаполе Скифском.

Скифское государство было рабовладельческим государством. И судьба его характерна для древних рабовладельческих государств.

В третьем столетии нашей эры нет уже упоминаний о скифах в древних надписях. И в Неаполе Скифском экспедиция не обнаружила крупных построек, относящихся к этому времени. Меньше в нем привозной посуды — торговля падает. Город в III-IV веках переживает упадок, очевидно в связи с общим упадком рабовладельческих государств. Очень возможно, что окончательно он был разрушен гуннами, вторгшимися на территорию Крыма в первых веках нашей эры.

То, что открыто учеными при раскопках Неаполя, лишь первые шаги вглубь тысячелетий. Впереди большая работа, множество вопросов, ответы на которые должны будут дать каменные карьеры Петровских высот.

— Мы раскопали, — говорит П.Н. Шульц, — не больше одной сотой части Неаполя Скифского, только его самую южную часть, примыкающую к городским воротам. Дальнейшие раскопки должны будут открыть весь город. В центре его мы, возможно, найдем дворец скифских царей, центральную городскую площадь, общественные здания. Интересно будет изучить скифскую архитектуру, исследовать, существовала ли в скифском государстве письменность. Будем искать ремесленные кварталы Неаполя. Все это позволит нам точно и всесторонне рассказать и о политической жизни города, его общественных учреждениях, о его экономическом облике и о культуре древних жителей Крыма.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2021 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь