Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » «Крымский альбом 2000»

Анна Опочинская. «Славьте память святыни его». Храмы-памятники в русской архитектуре Крыма

 

Курган же с высокой главою,
Где витязь державный зарыт,
Еще не сравнялся с землею,
Попрежнему гордо стоит.

А.К. Толстой

ОПОЧИНСКАЯ Анна Ивановна (1914—1998)
Архитектор. Кандидат архитектуры. Родилась в Ленинграде 13 февраля 1914 г. С 1918 по 1927 г. жила в Ялте. В 1946 г. вместе с мужем — архитектором Владимиром Федоровичем Маркузоном (1910—1982) — осуществляла обмеры генуэзской крепости в Судаке. Диссертацию на звание кандидата архитектуры защитила в 1948 г. Автор книги «Рим» (М.: Искусство, 1995; серия «Города и музеи мира»), статей в энциклопедии «Искусство стран и народов мира» (М.: Сов. энциклопедия, 1962—1981), «Всеобщей истории архитектуры». Неоднократно делала публикации в журналах «Архитектурное наследство», «Декоративное искусство» (в т. ч. об архитектуре Крыма, пещерном городе Чуфут-Кале, памятниках Ялты). Всего опубликовала 45 научных работ. По ее эскизу изготовлена мемориальная доска, установленная на доме выдающегося теоретика архитектуры и философа А.Г. Габричевского в Коктебеле. В Крыму бывала часто, с 1982 г. — ежегодно (чаще в Коктебеле), участвовала в крымских научных конференциях. Многие годы жила в Москве, где и скончалась 29 октября 1998 г. Публикуемый очерк был передан в «Крымский альбом» самим автором, написан на основе доклада, прозвучавшего на II Крымской международной конференции «И.С. Шмелев. Мир ушедший — мир грядущий» (Алушта, 21—25 сентября 1993 г.). Название очерка редакционное, подзаголовок — авторский.

Человеческая история рождается с появлением общественной памяти. Изустные предания, эпос, материальные знаки, так и называемые «памятниками», сопровождают человечество на протяжении всего его развития. Памятники появляются с подъемом общественного самосознания. Когда слабеет или попирается общественная память и уничтожаются памятники, человечество морально деградирует. Россия пережила и еще переживает такой период.

Мой очерк — о памятниках материальных, архитектурных, а точнее — о православных храмах-памятниках, созданных в Крыму с 1783 года по 1917-й.

В определенном смысле христианский храм всегда является памятником: событию священной истории (Рождество Христово, Преображение), богословскому понятию (Троица, София), святому (Николаю Чудотворцу, Сергию Радонежскому; в Симферополе — Трем святителям: Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоусту). Среди прочих крымских храмов выделим те, в которых религиозная память сочетается с другой памятью, значимой для общественного исторического сознания, когда культовое сооружение является одновременно и монументом событию или личности.

Для древней Руси такое воплощение памяти светской, гражданской в культовую форму было естественным. Его появление отмечается уже в XI веке — в частности, строительством церкви Покрова Богородицы в Тьмутаракани, воздвигнутой князем Мстиславом Удалым в ознаменование своей победы в поединке с Редедею (1022), князем черкесского племени касогов. В общественно осознанном виде эта памятная форма выкристаллизовалась, по-видимому, в XVI веке — в период сложения централизованного русского государства, поддержанного церковью.

Первым таким памятником является храм Покрова Богородицы на Рву у Московского кремля, построенный в память победы над Казанским ханством в 1552 году. За ним последовал Казанский собор на Красной площади (1620—1630), воздвигнутый на средства князя Дмитрия Пожарского в память освобождения Москвы от польских и литовских войск. Победа в Отечественной войне 1812 года была отмечена храмом Христа Спасителя в Москве.

В Крыму важнейшим историческим событием с момента его включения в состав Российской империи явилась Крымская война (1853—1856) и героическая оборона Севастополя. Эта всенародная эпопея, насыщенная трагическими и героическими событиями, получила достойное мемориальное воплощение1.

Идейным и архитектурным центром мемориального комплекса явился господствующий над городом Владимирский собор. Решение о строительстве храма-памятника в честь крещения Благоверного князя было принято еще Николаем I в 1843 году. Главнокомандующий Черноморским флотом М.П. Лазарев выбрал место на вершине центрального холма. После смерти в 1851 году его самого там и похоронили. Сбор средств на возведение храма продолжался долго. Закладка собора (автор проекта К.А. Тон) состоялась лишь 15 июля 1854 года, уже после начала Крымской войны2. Ко времени осады Севастополя успели выстроить нижнюю часть; по другим данным — только фундаменты.

В 1855 году в склеп Лазарева захоронили прах погибших при обороне города Корнилова, Истомина и Нахимова. Теперь собор стал усыпальницей «знаменитейших русских адмиралов», памятником их самоотверженности и геройству. Но Севастополь лежал в руинах. Изменились вкусы, отношение к наследию и художественным формам. Часть собранных денег передали на строительство собора в Херсонесе. Возобновление строительства собора в Севастополе было поручено А.А. Авдееву, который только что закончил возведение (но не отделку) храма на Братском кладбище. Его проект был утвержден в 1862 году. Нижняя церковь св. Николая была освящена 5 октября 1881 года, верхняя церковь св. Владимира — 5 октября 1888-го, в год 900-летнего юбилея крещения князя3.

Центрическая, развивающаяся по вертикали композиция собора, его восьмигранный объем, вырастающий на возвышенности и еще поднятый усыпальницей, хорошо соответствовали идее мемориальности, водруженности навечно. Стройность, устремленность храма ввысь зримо воплощала его преподнесенность Богу. Силуэт, характерный, с одной стороны, для однокупольных византийских храмов (для Византии характерна и кладка из чередующихся рядов светлого и темного камня), а с другой — для русских церквей XII—XIV веков, с традиционным однокупольным завершением, много говорил уму и сердцу русского образованного человека. Посвящение главного престола в храме адмиральской усыпальницы князю Владимиру, причисленному к лику святых, создавало перекличку между двумя происходившими в Крыму событиями: официальным принятием Русью христианства и борьбой России с коалицией западноевропейских государств и Турцией за авторитет в Причерноморье.

Неотделимой частью памятного комплекса в Севастополе является Братское кладбище на Северной стороне города, оборудованное в 1857—1870 годах. Над ним господствует церковь Святителя Николая (освящена в 1870). Автором сооружения обычно считается А.А. Авдеев, который получил в 1871 году за работы на Братском кладбище звание академика архитектуры. Однако первоначальный проект принадлежал А.И. Штакеншнейдеру. Именно он вписал крестовокупольное внутреннее пространство традиционного русского одноглавого храма в пирамидальную внешнюю форму. Пирамида, эта искусственная гора, давно стала символом вечности. Ее совершенный, законченный геометрический объем служит воплощению чисто строительных, тектонических понятий прочности и долговечности в зримый метафорический образ понятия вечной памяти. Лаконичность геометрической формы (а ею проект обязан Авдееву; проект Штакеншнейдера предусматривал пристроенный к пирамиде развитый вход-притвор с колокольней, завершенной медным позолоченным куполом) несомненно способствовала высокой художественной убедительности храма-памятника4.

Храмы в память Крымской войны не исчерпываются описанными. Довольно большой храм Св. Николая, построенный во славу и в память погибших, был возведен в 1907 году на Инкерманских высотах — прямо в средневековой крепости Каламита. Он заменил собою часовню, первоначально сооруженную Авдеевым и отметившую трагическую акцию — смотр войск после конца войны, произведенный в 1861 году недавно вступившим на престол Александром II. Другой храм — во имя иконы Богоматери «Всех скорбящих радости» был сооружен на Инкерманском братском кладбище над могилами павших в сражении 24 октября 1854 года, предшествовавшем осаде Севастополя. Освящение храма, построенного по проекту А.М. Вейзена, состоялось 25 сентября 1905 года. Оба храма снесены. Остается ли в народе «вечная память» героям?..

На территории современного Севастополя, в античном Херсонесе — средневековом Херсоне, находится второй храм-памятник, увековечивающий принятие христианства князем Владимиром. В отношении всех дат, связанных с закладкой собора в Херсонесе и освящением его церквей, в источниках имеются расхождения и путаница. Приведем те, которые удалось установить, устранив явные ошибки. Храм поставлен непосредственно на предполагаемом месте крещения. Закладку первого камня собора совершил 23 августа 1861 года император Александр II5. Нижняя церковь Рождества Богородицы, в которую включены остатки древнего сооружения, якобы послужившего крещальней, была освящена 15 июля 1888 года в день 900-летнего юбилея крещения Владимира6. Освящение главного престола Св. Владимира в верхнем храме состоялось лишь 17 октября 1891 года7. Автором проекта являлся архитектор Д.Г. Гримм.

Считалось, что композиция херсонесского собора, возведенного в псевдовизантийском стиле, восходила к формам известной константинопольской церкви Сергия и Вакха. Однако это не так. Церковь в Константинополе — кубообразной внешней формы, имеет внутри центрическое восьмигранное пространственное построение. Именно это архитектурное решение имеет Владимирский собор в Севастополе. Собор же Гримма в Херсонесе отличается ярко выраженной не только в плане, но и в объеме кресчатой композицией.

Крупность, значительность двухъярусного сооружения, поставленного в центре городища, обеспечивали всесторонность восприятия. Собор, сооруженный из прекрасного инкерманского камня, с внутренней отделкой из полудрагоценных материалов, был призван напомнить о непосредственных связях Древней Руси с сильной и великолепной Византийской империей, колыбелью православия, напомнить о глубокой культурной и духовной преемственности.

Трудный, начавшийся с первых веков нашей эры процесс закрепления христианства в Крыму не был забыт русской Церковью. В середине и второй половине XIX века оживление этой истории приобрело политическое и социальное значение. В результате многократных «исходов», переселений и возвращений как христианского, так и мусульманского населения в Крыму образовались обширные районы, где христиане (русские, украинцы, греки, болгары) были буквально «растворены» среди мусульман и, по выражению пастырей, теряли «благоверие». Допускать такое было нельзя. Укрепление позиций русской администрации в Крыму зависело в большой мере от авторитета Церкви. Надо было напомнить о древности крымской христианской традиции, предшествовавшей появлению мусульманства.

Начались поиски мест древнего благочестия, возрождение пришедших в упадок обителей. Усилиями архиепископа Иннокентия, возглавлявшего Таврическую епархию в середине XIX века, были восстановлены Успенский скит вблизи Бахчисарая, Георгиевский монастырь у мыса Фиолент, Инкерманский (в глубине Севастопольской бухты).

Иннокентий восстановил в общественной памяти имена тех поборников христианства, причисленных к лику святых, которые были связаны с Крымом исторически или по легенде. Так в 1857 году в верховьях Альмы, за Чатырдагом, была открыта киновия (общежитие монахов, с 1861-го монастырь) Козьмы и Демиана, спасавшихся в этих местах от преследований Диоклетиана и врачевавших народ во славу Божию. Храм, увековечивший дарование этих святых, был открыт в 1870 году. Появился и второй храм. Оба они были деревянными и сгорели во время Великой Отечественной войны.

В окрестностях Феодосии — в Кизилташе8 — два странника основали в 1851 году обитель, посвященную памяти Стефана Сурожского. Это лесистое горное место у пещеры с минеральным источником (в народе — священным) было как бы исторически обусловлено. Считалось, что сюда уединялся для молитвы епископ Сурожа (Судак), который жил в VIII веке и пострадал за иконопочитание и обличение в нечести византийского императора Льва Исавра9. В 1855 году архиепископ Иннокентий освятил в Кизилташе киновию (с 1856 г. монастырь). Кубической формы, крытый довольно пологим куполом, храм-памятник Св. Стефана, возведенный на месте более ранних построек, был освящен в 1857 году10. У притвора находилась высокая шатровая колокольня. Путь к монастырю по лесистым ущельям указывали большие кресты, поставленные в четырех местах на вершинах «громадно-скалистых гор». Знаки эти, выполнявшие, казалось бы, чисто прозаическую функцию дорожных указателей, являлись вместе с тем элементом художественной организации подступов к памятнику, служили материальным воплощением идеи, что к нему «не зарастет народная тропа». Но увы! Тропа «заросла». Монастырь и сейчас находится в запретной зоне. А памятник, храм Св. Стефана, уничтожен.

С начала XIX века в России стали строить храмы, посвященные Александру Невскому, Благоверному князю, защитившему Русскую землю от шведов, Тевтонского и Ливонского орденов. Причисленный к лику святых, он являлся ангелом-хранителем трех русских императоров. В Крыму, в первые годы царствования, Александром I были задуманы соборы Александра Невского в Симферополе (один предел освящен в 1829 г., два других — в 1844) и в Феодосии (освящен в 1843). Оба собора разрушены. В Ялте же собор Александра Невского сохранился — «храм-памятник в честь в Бозе почивших Государей российских Александра II и Александра III». Освящение состоялось в присутствии императора Николая II. Нижний храм Св. Великомученика Артемия (его память отмечается 20 октября, а это день кончины Александра III, умершего здесь же в Ялте, в Малом Ливадийском дворце) был освящен в присутствии императрицы11.

Формы ялтинского собора удивительно нарядны (хотя храм, построенный из прекрасного темно-красного кирпича, никогда не был раскрашен, как сейчас). Восходят они к московской и ярославской архитектурам XVII века, которые с конца XIX века неизменно ассоциировались с народностью и широко использовались в культовой и гражданской архитектуре по всей России. Формы эти должны были свидетельствовать об исторической преемственности и неразрывности судеб далекого периферийного Крыма и стольной Москвы. Цель эта несомненно была достигнута. Однако раздробленность, множественность форм и общая «праздничность» лишили храм той сдержанности, которая обычно ассоциируется с памятью об ушедших. Собор Александра Невского в Ялте — главный храм веселого курортного города, где все должно было радовать приезжих.

Строительство собора велось по проекту, по-видимому, заказанному в 1890 году старожилу Ялты, архитектору К.И. Эшлиману12. Поскольку он временно уезжал, в его отсутствие (с конца 1891 г.) наблюдение за производством земляных работ было возложено на Н.П. Краснова. Можно предположить, что он и продолжал постройку, так как Эшлиман умер в 1893 году (но это лишь версия; для выяснения роли Краснова в формировании архитектуры ялтинского собора требуются дальнейшие исследования архивных материалов).

Обратим также внимание на постановку собора на местности — обстоятельство, от которого во многом зависят художественные качества храма как памятника. Традиционное размещение на вершине холма было в данном случае исключено. Новая, прирезанная в 1874 году городская территория Ялты находилась в низине. Прилегающие холмы были слишком высоки и труднодостижимы для прихожан. Приобретенный участок, лежавший в нижней части склона холма Дарсан у стыка важных городских улиц, был мал. Потребовались обширные земляные и скальные работы для увеличения территории. Мощные, расступающиеся ярусами подпорные стены, выполненные из дикого камня с грубой фактурой (на уступах были посажены ряды кипарисов), стали великолепным фоном для храма, выявляя по контрасту его изысканный силуэт и тонко профилированные детали.

Весьма импозантным, величественным памятником локальному событию — освобождению Евпатории от англо-французских войск в 1856 году — является евпаторийский храм Николая Чудотворца. Он был освящен в 1898 году. Храм стоит у морского побережья, массивный, словно болид, поднимая свой широкий псевдовизантийский купол, осененный короной арочных окон, над куполом близрасположенной мечети.

Церковь Вознесения в Форосе близ Байдарских ворот, построенная в 1892 году, тоже является памятником событию, а именно, — «чудесному избавлению Государя Императора Александра III от крушения поезда», произошедшему 17 октября 1888 года. Храм свидетельствует о верноподданнических чувствах, а может быть, и тонком расчете зиждителя, московского купца А.Г. Кузнецова, ставшего ненадолго крымским землевладельцем и давшего деньги на постройку.

Приглашенный академик архитектуры Н.М. Чагин замечательно выполнил свою работу: скала увенчана храмом, а храм как бы вырастает из нее. Это — укорененность в земле, о которой философ и теоретик архитектуры А.Г. Габричевский говорит как об одном из основных средств достижения монументальности, важнейшего качества, специфичного для мемориальной архитектуры13. Храм воспринимается главным образом сверху — от Байдарских ворот — или снизу, из Форосской усадьбы. Он словно погружен в огромную чашу голубовато-зеленого воздушного пространства. Нижние части храма, притворы, приделы, трапезная словно прилеплены к скале. Они принадлежат земле. А сам памятник, храм — высится. Издали он кажется одноглавым. И тут стоит отметить хитрость, на которую пошел архитектор. Большая глава, символизирующая Христа, поднята на высоком, крупном барабане, как в храмах XIII века Спаса Нерадицы и Покрова на Нерли. А четыре главы, символизирующие евангелистов, сильно уменьшены и поставлены не на «плечи» храма, а на небольшие выступы (угловые раскреповки) на основном массивном кубе. Они кажутся значительными лишь для близко расположенного зрителя. Так было осуществлено пятиглавие, официально требовавшееся Церковью, а вместе с тем достигнуты крупность, единство форм, то есть в конечном счете — монументальность.

В Крыму, где члены императорской семьи жили или бывали почти ежегодно, тема благодарности Божественному Провидению и памяти чудесного спасения императора при крушении поезда появлялась еще не раз. В ознаменование этого события небольшая церковь была построена И.Ф. Токмаковым близ Кореиза. Другая церковь, освященная во имя Александра Невского, была возведена вблизи Малахова кургана в Севастополе.

Особый круг памятников составляют часовни, возводившиеся в местах погребений. Как и по всей России, их было много на крымских кладбищах. Эта тема обширна. Сейчас ее, вероятно, уже невозможно поднять из-за почти тотального уничтожения кладбищ. Вспомним лишь две церкви (возведенные, правда, не на кладбищенской земле) в память известных личностей, деятельность которых во имя Родины современники считали выдающейся. Это — церковь в Кучук-Ламбате, строившаяся (но не достроенная) А.А. Авдеевым на могиле кутаисского военного губернатора Гагарина, и церковь, включенная в многоколонное здание музея, построенного И. Айвазовским на холме в Феодосии «для помещения смертных остатков» кавказского героя П.С. Котляревского.

Описанные храмы-памятники Крыма свидетельствуют, и это естественно, что культовое назначение монументов неизменно отражало общие установки Русской православной Церкви как в планировочной структуре и композиции, гак и в архитектурной стилистике. За исключением храма на Братском кладбище Севастополя и очень небольших церквей везде было принято пятиглавие. Основой, — в том числе и в Братском храме, — является крещатый (вписанный в квадрат или прямоугольник) план, крестово-купольное строение внутреннего пространства. Стиль архитектуры — псевдовизантийский, так сказать праматеринский или псевдорусский, понимаемый как народный. Архитектура храмов, выполненных в национальных формах, отражала, таким образом, общую ориентирующую формулу, появившуюся еще при Николае I и утвердившуюся позднее: «самодержавие, православие, народность».

Обзор показывает разнообразие мемориальных мотивов строительства. Особо выделяется один: именно здесь, на крымской земле совершилось принятие христианства — событие, отмеченное храмом-памятником, — событие не только общенациональной, но и общеевропейской исторической важности, определившее весь духовный, нравственный и культурный облик Древней Руси, а за ней и России.

Современное состояние памятных храмов, завещанных нам предками, плачевно. За исключением ялтинского собора Александра Невского и храма св. Николая в Евпатории все они были закрыты после революции, осквернены, ограблены, изуродованы или просто взорваны.

Сейчас храмы возвращаются верующим и реставрируются. Однако вся внутренняя отделка — живопись, мозаики, иконы, иконостасы, а также драгоценная утварь рассеяны, уничтожены, обращены в прах. Эти потери невосполнимы.

1993 г.

Примечания

1. В 1905 г. (к 50-летию обороны города) был создан уникальный архитектурно-градостроительный ансамбль, охвативший весь Севастополь, подобный которому вряд ли еще можно назвать. Архитектурные, скульптурные и эпиграфические памятники — колоннады, обелиски, каменный стол с «ориентирующей» чугунной картой на нем, чугунные плиты с надписями и другие знаки (авторы инж. Н.Ф. Еранцев и Г.Н. Долин, арх. А.М. Вейзен) — были поставлены на всех бастионах и в расположении более чем пятидесяти батарей. В 1904 г. был открыт памятник «Затопленным кораблям», ставший эмблемой Севастополя (скульптор А.Г. Адамсон), в 1905 г. — здание знаменитой Панорамы «Оборона Севастополя» (худ. Ф.А. Рубо, арх. В. Фельдман), в 1907 г. сооружен памятник Э.И. Тотлебену (скульп. И.Н. Шредер) и др.

2. Славина Т.А. Константин Тон. Л., 1982, С. 139—140.

3. Н.П. Собко в «Словаре русских художников, ваятелей, живописцев и зодчих с древнейших времен до наших дней. XI—XIX вв». (Т. 1. Вып. 1. СПб., 1893), а за ним Т.А. Славина (указ. соч. и Константин Тон. Л., 1989. С. 208) пишут, что освящение верхней церкви Св. Владимира в Севастополе состоялось в 1883 г. Повидимому, этот год ошибочен. Дата освящения церкви 5 октября 1888 г., соответствующая 900-летнему юбилею крещения князя и приводимая в Историческом путеводителе по Севастополю (СПб., 1907. С. 74), внушает большее доверие.

4. Штакеншнейдер, отстраненный от исполнения своего проекта, глубоко переживал его изменение Авдеевым, а главное — присвоение им авторства своей работы. Фрагмент его жалобы (неясно куда) приведен в ст. «100 лет со дня рождения А.И. Штакеншнейдера». (Зодчий. 1892, №№ 12, 14).

5. Мурзакевич И. Херсонисская церковь Св. Василия (Владимира). // ЗООИД. Т. V. Одесса, 1863. С. 996.

6. Крым. Путеводитель. Симферополь, 1914. С. 439. Согласно «Таврическим епархиальным ведомостям» (далее ТЕВ), 1888, № 15—16. С. 662), где описаны «Юбилейные торжества в Херсонисском Св. Владимирском монастыре», происходившие 13—15 июля, можно понять, что освящение нижнего храма состоялось 13 июля.

7. Год приводим по ТЕВ (1892. № 23. С. 1137). Год, приведенный в указанном Путеводителе «Крым» (1888), ошибочен, хотя, по-видимому, правильны число и месяц, 17 октября. Они соответствуют дате чудесного спасения царской семьи при крушении поезда на станции Борки в 1888 г.

8. Ныне — с. Краснокаменка.

9. Васильевский В.Г. Труды. Т. 3. Петроград, 1915. С. 77—95.

10. Описание киновии Св. исповедника Стефана Сурожского (Судакского) или Кизил-таш в Крыму. Феодосия, 1895.

11. Освящение нового храма в Ялте. // ТЕВ. 1902, № 24. С. 146.

12. Ялтинская городская управа. Дело о строительстве Александровской церкви. — Гос. архив Автономной Республики Крым. Ф. 522. Оп. 1. № 688. Февр. 1890 — окт. 1891. Ввиду отсутствия в деле дат, можно считать, что Эшлиман оставил, а Краснов возглавил строительство не позже времени окончания Дела, т.е. в октябре 1891 г.

13. Габричевский А.Г. Мемориальная архитектура. — Введение к монографии с таким названием, которая готовилась в Институте общественных зданий и промышленных сооружений Академии архитектуры СССР в 1945—1946 гг. Рукопись. Архив О.С. Северцевой (Москва).

Публикация Дмитрия Лосева.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь