Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » О. Грейгъ, О. Грейгъ. «Крымский гамбит. Трагедия и слава Черноморского флота»

Глава 3. 1918 год: как Германия, Турция и Украина русский Крым и Черноморский флот делили

В конце 1917 — начале 1918 гг. на территории Российской Империи был образован ряд государств, в том числе РСФСР, Украинская Народная Республика (УНР), Крымская Демократическая Республика (КДР) и др. При свержении законного правителя в России нерусская власть Ульянова-Ленина (внука дедушки Израиля Мойшевича Бланка и говорившей только на идиш «немецкой» бабушки Анны Иогановны Гроссшопф) и его клика не определила территорию и границы (потому они нигде не были зафиксированы); союз стал расширяться по мере захвата власти в других регионах бывшей Империи.

К началу 1918 г. принадлежность Крыма, а также главной базы ЧФ — Севастополя — к большевистскому режиму Ленина не получила правового оформления. Этим воспользовались объявившие себя руководителями Украины члены Центральной рады, которые стали добиваться присоединения Крыма к Украине. Но жители полуострова были категорически против; Крым оказался в политико-правовой неопределенности.

Одновременно кайзеровская Германия и ее император Вильгельм II, двоюродный брат русского Императора Николая II, получив поддержку своих союзников от Австро-Венгрии, Турции и Болгарии принял решение о военной операции с целью спасения русского народа и русской государственности. Немецкие войска вошли на западную и южную территории бывшей Российской Империи (т. е. на Украину).

Правительство Ленина путем различных интриг стремилось не допустить фиксации на международно-договорном уровне положений, которые могли быть использованы для отторжения Крыма, Севастополя и Черноморского флота.

К тому же после того как в Санкт-Петербурге власть насильственным путем захватила нерусская группа преступников, возглавляемая Ульяновым, южный сосед России — Турция заявила о своем несогласии с осуществленной с помощью и на деньги международного еврейства акцией кровавого переворота. А потому существовавший между Россией и Турцией договор по сохранению паритета на Черном море сочла потерявшим силу.

Вильгельм II высказал протест: «Клика Ленина, представляющая собой группу отъявленных проходимцев, преследует цели, поставленные ей международным еврейством по уничтожению моего брата, его семьи, его подданных — русских и других народов Империи. А потому я, как и весь мой немецкий народ, буду всячески препятствовать разгулу еврейского бандитизма в России, причем не только методами вооруженной борьбы, но также и дипломатическими средствами с привлечением всех заинтересованных стран причерноморского бассейна, которые всегда имели добрые отношения с моим братом и его народом».

Эти слова императора слышали все члены делегации Германии, следовавшей в Киев на переговоры с графом Скоропадским по проблемам взаимоотношений Малороссии и Великороссии, а также Крыма и Черноморского флота. В частности, в беседе с генералом германского рейхсвера графом Эдвардом фон дем Левински Вильгельм II не единожды подчеркнул эту мысль. В задачу Левински входило пребывание в Севастополе, Ялте, Симферополе и на кораблях ЧФ.

Эдварда фон дем Левински в его поездке в Крым сопровождал 30-летний гауптман (капитан) Фридрих Эрих фон дем Левински (Манштейн), который в то время был отозван с фронта из штаба 12-й армии, воевавшей под Верденом, и откомандирован в распоряжение своего отца. Да, тот самый Манштейн, который вместе с немецкой армией окажется на многострадальной крымской земле в 1941 году.

К апрелю 1918 г. войска рейхсвера и Австро-Венгрии вступили в Одессу, Николаев, Херсон, а 1 мая т.г. вошли в Севастополь. На следующий день, 2 мая в Севастополь вошли корабли кригсмарине и Турции. Население этих городов, как и моряки Черноморского флота, восторженно встречали их.

...Впоследствии советские пропагандисты напишут, что немцы хотели захватить ЧФ, и что они «...из Севастополя вывезли все, вывезен лом железа... вся медь и олово».

Желание обладать флотом большевики приписывали и гетману Украины графу П. Скоропадскому. Причем тактика лжецов менялась в зависимости от ситуации.

Видя, что Крым и ЧФ ускользает, большевики запустили версию о необходимости присоединения Крыма и Севастополя к Украине, а также объявили призыв морских офицеров ЧФ на украинскую службу. Но моряки ЧФ, по словам офицера флота того времени,«придерживаются чисто русской, но не жидовской ориентации, которую навязывают ленинские комиссары в Севастополе. А на самостоятельность Украины смотрят как на проходящую болезнь, после которой будет, конечно, воссоединение с Россией, но не с ленинской, а с Россией Дома Романовых. И тогда весь Черноморский флот опять возвратится в лоно Русского государства». Эти слова были напечатаны в «Вестнике Русского флота», издававшегося в начале 30-х годов в Париже. А теперь процитируем этот же отрывок, переделанный большевистскими пропагандистами: «придерживаются чисто русской ориентации и смотрят на самостоятельность Украины как на проходящую болезнь, после которой будет, конечно, воссоединение с Россией. И тогда весь Черноморский флот опять возвратится к России». Ловко и по-большевистски. Даже подписали под этими словами фамилию С. Холодовского; тогда как на самом деле офицер Черноморского флота, капитан 2-го ранга, нелестно высказавшийся о большевистской клике, носил фамилию Путилов-Холодовский.

Офицеры, кондукторы (унтер-офицеры или сверхсрочнослужащие) и матросы Черноморского флота отказались принимать присягу на верность гетману и украинской державе, рассматривая себя как вольнонаемных, и как подданных Российской Империи, однажды и навсегда присягнувших Государю Императору Николаю II. А после того как матросы и офицеры поддержали союзные войска Германии, Турции и Австро-Венгрии, большевики переполошились. Наркомат иностранных дел большевиков в страхе не мог заявить протест, хотя и подчеркивал в своих пока робких заявлениях по поводу событий на юге, что Крым — это принадлежность РСФСР. В то же время и граф П. Скоропадский не менее робко заявлял, что «Украина не может жить, не владея Крымом, это будет какое-то туловище без ног...».

В связи с последним высказыванием, генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн, вспоминая то далекое время, при личной встрече говорил мне: «По поводу этого заявления Скоропадского, сказанного им на встрече с военным атташе Германии, офицеры из окружения графа после шутили, что это туловище не без ног, а без ж... и детородного органа». Пожилой военачальник коротко усмехнулся и, глянув лукаво, красноречиво хлопнул себя по ноге: «...о, без ляшка и х...». А после извинился, слегка разведя руками: «...так не я, так офицеры говорили...».

А тогда Эрих и его отец генерал Левински провели в Ялте ряд встреч с элитой русского общества — аристократами и приближенными к Государю Императору. Было высказано единодушное мнение, что захваченный большевиками Петербург (Петроград — это название сотворено масонами и евреем Керенским) — это еще не все Русское государство; и даже если падет Москва, то и это будет не вся Россия...

Именно тогда князь Трубецкой заявил: «Пожалуй; в ближайшее время... у меня есть на то основания так говорить... мы не вернем себе града Петрова. Но мы создадим и заложим новый град Петра здесь, в Крыму, и образуем здесь русское правительство, которое рано или поздно сметет еврейских прохвостов. А Крым станет опорным фундаментом возрождения русского народа и русской государственности». Слова князя были горячо поддержаны всеми присутствующими.

Эрих фон Манштейн, 30-летний немецкий аристократ, еще не достаточно владевший русским языком, фиксировал выступления русских аристократов с помощью переводчика. И если бы будущему генерал-фельдмаршалу сказали о том, что почти все присутствующие при этом важном разговоре участники — аристократическая элита России — вместе с семьями и детьми от мала до велика через короткое время будут расстреляны нерусскими чекистами в этой же Ялте, он бы не поверил. Подобная дикая мысль могла придти в голову разве что уроду или психопату. Но...

Его отцу генералу фон дем Левински князь Трубецкой рекомендовал встретиться и с лидерами национальных общин Крыма: татарской общины Сейдаметом, греческой — графом Петром Александраполисом, армянской — Эриком Петросяном и князем Оганесовым. Все эти встречи имели место. И лидеры, независимо от их происхождения и вероисповедания, выразили уверенность в том, что и со свержением Государя все народы Крыма считают себя подданными Российского государства и Империи Романовых.

На чем, кроме родственных связей между Царственными Домами, длительной тесной дружбы, исходящей из древнейших времен, и добрососедских отношений между немцами и русскими зиждился интерес Германии на юге бывшей Империи?

Конечно, все эти составляющие — очень сильный аргумент.

Но, думается, следует учесть и такой нюанс: «На северных берегах Черного моря... утвердились со II—III в. по Р. Хр. германские племена, известные под общим названием готов. Они пришли с низовьев Вислы, с южного побережья Балтийского моря, овладели всем Черноморьем от Дуная до Дона и Кубани...» (см. С.Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории. С-П., 1997, с. 60—61. Согласно этому же источнику на Кавказских горах удержались иранцы, «которые теперь слывут под именем осетин»; и это немаловажно помнить, когда речь идет о совсем другом времени — о начале 40-х годов XX века).

О том, что в Крыму в начале и первой трети XX века проживала большая колония немцев-колонистов, есть у меня давние свидетельства; в частности, от потомков владельца чеботарского урочища около города Саки Вильгельма-Вальтера Ратнера (и поныне его дом с высокой башенкой возвышается вблизи находящегося там интерната). Так что не удивительно, что по поручению императора Вильгельма II делегация, в состав которой входили генерал фон дем Левински и его сын Эрих фон Манштейн, изучала ситуацию на месте. Известно, что один из влиятельных немцев Крыма барон фон Фальц-Фейн в разговоре с соотечественниками высказал твердое мнение, что немцы никогда в истории Российского государства с доисторических времен и времени Петра Великого не претендовали на первые роли в государстве русских, не станут претендовать и сейчас... Этот отпрыск древнего аристократического рода, покинув дорогой ему Крым, Таврию и Романовскую Россию, навсегда поселился в княжестве Монако...

Большевики услужливо остерегали, будто немцами рассматривался вариант аннексии Крыма с целью создания немецкой колонии; причем аннексии только прибрежной части Южного берега и передачи остальной части полуострова Украине. А также будто бы надумывалось создание татарского государства с немецким управлением. Это не соответствует действительности. Ибо на случай непредвиденных обстоятельств, в случае, если с помощью международного интернационального еврейства соратники Ленина захватят и начнут разорять всю Россию, то предусматривалось, что тогда будет образовано самостоятельное правительство субъекта международного права республики Крым.

Но немецкой стороной это предусматривалось как крайняя мера, которая получила возможность реального развития с вторжением германского вермахта 22 июня 1941 г. А тогда, в 20-х годах, серьезно речь об этом еще не шла, хотя планы прорабатывались.

Наверняка в этом серьезном вопросе свою роль сыграли и кадеты, имевших прочные позиции в земствах; они, по мнению князя В.А. Оболенского, заявляли, что «Крым является лишь частью Российской Империи и говорить о самостоятельности Крыма преждевременно». В 1921 г. князь, находясь в эмиграции, заверил, что отныне, после крушения Империи, Крым вправе заявить о своем суверенитете, территориальной целостности, сохранении своих народов, став международным правовым субъектом. Мнение князя разделялось большинством эмигрантов. Но время было упущено... зато иудеи не упустили князя, подсунув одному из его отпрысков еврейку в качестве жены (это и есть их главная захватническая тактика во все времена до и после Рождения Иисуса Христа), — так была похищена аристократическая фамилия; то же происходило до (единично) и после революции (массово) с подавляющим большинством аристократических родов.

Коалиционное правительство после зондажа немецкой стороной обстановки в Крыму возглавил генерал М. Сулькевич, который весьма негативно относился к идее поглощения Крыма Украиной. Что наложило отпечаток и на деятельность его кабинета.

При этом правительство Крыма декларировало себя как «краевое», а не «государственное». На практике же вводились элементы, характеризующие государственную самостоятельность Крыма, дискутировался вопрос о создании вооруженных сил (что получит воплощение, когда войска юга России под командованием генерала П.Н. Врангеля создадут в Крыму правительство Российской Империи), был принят закон о крымском гражданстве, утверждены герб и флаг с имперской символикой и расцветкой, государственный язык (конечно же, русский, а в школах изучалась словесность русского языка). Были даже разработаны инструкции для переговоров по проведению госграницы между Крымом и Украиной.

И тогда большевистская агентура в Крыму спровоцировала вопрос о... правосубъектности Крыма в международном аспекте. Была составлена телеграмма, якобы подписанная командующим немецкими войсками генералом Кошем. В ней, в частности, говорилось, что правительство Сулькевича не является государственным, а только краевым, без собственного МИДа. А потому Крым не должен иметь политических отношений с иностранными державами.

Генерал был предельно возмущен, о чем информировал киевские власти. Ате, воспользовавшись этой ситуацией, решили форсировать события. Был спешно создан комитет «Степная Украина», через который пошел поток финансов украинским организациям в Крыму (имевшим главнейшей задачей распространение идей о присоединении полуострова к Украине), стали также финансироваться издаваемые в Крыму три украинские газеты. Кроме того, Киев объявил Крыму таможенную блокаду, прекратили товарообмен и телеграфную связь, возникли предпосылки к пограничным конфликтам и захвату территории. Министр внутренних дел Украины И. Кистяковский открыто угрожал князю В. Оболенскому: «Крым будет присоединен к Украине! Если вы не сдадитесь миром, то мы вас завоюем. Если и тогда вы все будете против нас, то мы вас повесим!». Совсем по-большевистски: если враг не сдается, его уничтожают... Ну как тут не привести цитату профессора высшей социологии, да к тому же еще и известного писателя Г. Климова из его популярной книги «Красная каббала»: «Украинских националистов немцы так же уничтожали, как и НКВД. ...украинский национализм — это тоже своего рода болезнь. Как каждый болезненный национализм. Здесь нужно проводить границу: нормальный, здоровый национализм нормальных людей и — та же вещь в гипертрофированной форме, которая превращается в болезненный национализм, в данном случае украинский, — их стреляла и советская власть, их стреляла и немецкая власть... А в чем дело? — Комплекс власти! Украинский националист хочет спихнуть существующую власть, чтобы сесть самому покомандовать. И вот корнем является болезненный комплекс власти, комплекс вождя. А в результате — лишь 30 или 50 лет спустя — три поколения шизофреников от этих украинских националистов»1 («Красная каббала», Краснодар, 1998, с. 92)

Впрочем, окрепшая большевистская рука ленинского правительства искусно манипулировала событиями и в Киеве, и в Симферополе. Эту направленность хорошо понимали члены германской делегации, а также русская аристократия, жившая в Ялте, которая тяжело переживала последствия крушения своего государства; тем более что приближение смертельной катастрофы для всей России уже было слишком очевидным. И помощь германских друзей вряд ли что-либо изменит...

На юге страны царил хаос. В Киеве начал действовать принцип «Разделяй и властвуй!». Развертывалась самая настоящая информационная война; причем победа была на стороне наглых и опытных в этом деле — на стороне профессиональных евреев-большевиков, красных комиссаров, чекистов и психопатов разного толка. Осмелевшие местечковые евреи начали активно обманывать в прессе население Украины и Крыма; ими же была спровоцирована таможенная война между двумя славянскими народами — русским и украинским. Эти дешевые гешефты местечковых, подзуживавших и провоцировавших на столкновение, породили массовую тенденцию: ставшее нарицательным обращение украинцев к русским «москаль», а русских к украинцам «западэнець», позже — «бандеровец»... И пошло-поехало; это чудовищное ненавистническое явление, впоследствии (и практически до сего времени) охватившее два великих славянских народа, умело направляли чужеродные монстры. Евреи, оккупировавшие Москву и Киев, Петроград и Харьков, только потешались над тем, как их меньшие братья — местечковые евреи — разыгрывали подлую карту столкновения лбами двух влиятельнейших народов.

На фоне подобных событий большевики заявили, что Германия захватывает Черноморский флот, что ослабляет позицию РСФСР. В информационной войне все средства хороши; были перекручены и слова генерала Э. Людендорфа, сказанные им в июле 1918 года: «Мы, немцы, должны оказать такое влияние на сложившееся положение, чтобы укрепить позиции русских, татар и греков в Крыму, а также русских людей в Восточной части бывшей Империи, чтобы тем самым лишить Антанту надежды поднять против нас еврейско-большевистскую шайку Ленина». Что же именем генерала подписали советские историки? — «Мы должны оказать такое влияние на положение, чтобы укрепить свой тыл и лишить Антанту надежды поднять еще раз против нас Россию». Такая формулировка в корне меняет дело! — а ведь немецкий генерал под выражением «...поднять против нас еврейско-большевистскую шайку Ленина» подразумевал необходимость всеми силами остановить действие масонского Ордена, резидентурой которого и являлась вначале РСДРП Плеханова — Троцкого, затем РКП(б) Ленина (точнее не РКП(б) — Российская Коммунистическая Партия большевиков).

Тогда же цинично муссировалась фальшивка, что германская дипломатия использует тему «самостоятельности Крыма» с целью давления на ленинское правительство для получения выгодных уступок, намереваясь лишить Россию флота на Черном море. И будто бы генерал Людендорф считает необходимым объявить корабли ЧФ «военными трофеями». Приписывая и тогда, и после талантливым немецким военачальникам, честным прусским офицерам свои личностные качества: урвать чужое, нажиться, обмануть, — большевики унижали само человеческое достоинство, само понятие человечность. Впрочем, разве дано им понять людей, для которых честь превыше собственной жизни?

Генерал Левински участвовал в переговорах не только с представителями Крыма и Украины, но также и с представителями большевистской партии. Члены ленинской делегации упрекали, что «на переговорах украинского-немецко-австрийской коалиции установление территориальных границ, соответствующих воле населения и стратегическим интересам Советской республики, являются самой трудной задачей». На что генерал заметил: «Не могли бы вы, господа, представляющие интересы Ленина, пояснить, о какой воле населения и стратегических интересах вы заявляете?». Ответа, естественно, ни генерал, ни члены германской делегации не получили.

К тому же присутствующие знали, что делегация из Москвы имела полномочия (о чем открыто заявлялось) в случае претензий украинской стороны на Крым, «настаивать на опросе населения Крымского полуострова, сохранение которого за Советской Федерацией считается основой существования Черноморского флота и выхода в Черное море». И когда об этом пошла речь, Левински стал задавать новые вопросы: «Не могли бы посланцы большевистского вождя пояснить, что означает термин «Советская Федерация», поскольку ваша власть распространяется пока не далее Петербурга? И кто уполномочил вас говорить от имени России, вести разговоры с жителями Крыма на предмет: согласны они или не согласны находиться в вашей Советской республике? Ведь, насколько всем известно, Крым является составной единицей гораздо большей территории Российской Империи, к счастью, не находящейся под властью большевиков?» Но и на эти вопросы большевистская делегация не дала никаких ответов.

Зато по Черноморскому флоту были заявлены инструкции-требования, утвержденные евреем Львом Троцким (Лейбой Давидовичем Бронштейном). В которых в категоричной форме подчеркивалось, что Крымский полуостров является частью РСФСР, и — баста! И что посему Черноморской флот в полном составе является достоянием РСФСР. Поэтому «всякие покушения на него с украинской стороны должны быть со всей категоричностью отвергнуты». Речь шла и о том, что все корабли, в том числе и строящиеся на верфях Николаева и Херсонеса, должны быть возвращены РСФСР.

Троцкий, как и Ленин, полностью игнорировал те условия по Крыму, Севастополю и ЧФ, которые заявлялись Германией, жителями полуострова, а также министрами Русского правительства в Нижнем Новгороде.

Время шло в бесплодных дискуссиях...

Причем у большевиков возникали разные абсурдные идеи, к примеру, они говорили, что для РСФСР сохранять флот на Черном море не целесообразно в виду его закрытости, а есть смысл содержать флот только на севере и на Тихом океане. То, обуреваемые сомнением вообще сохранить за собой Крым, предлагали его тут же и как можно выгоднее продать.

Наконец вопрос о Черноморском флоте стали дискутировать в ряде наркоматов РСФСР; в частности, по этому поводу высказывались совнаркомовские «эксперты» Берман и Загорский, которые по чисто еврейской логике считали, что на Черном море следует иметь только торговый флот, потому что он даст большие доходы.

Ситуация усугублялась и тем, что Германия и ее союзники, стремясь чуть ли не любой ценой реставрировать власть имперской России, все более заходили в патовую ситуацию.

В связи с этим уже находившийся на родине генерал Левински бросил упрек германскому представительству на Украине, выразив сожаление, что во время своего визита в составе военной делегации жестко не выставил условия, и что нужно было не затевать дискуссии или переговоры между Киевом и Москвой, а заключить договор с нижегородским правительством России и выступить совместно с Русской армией, с Турцией и Австро-Венгрией против ленинского режима в Петербурге и Москве, подавив его силой. Реакция была мгновенной: немецкие социал-демократы потребовали от руководства Германии уволить генерала в отставку, обвинив его в превышении своих полномочий в международных делах по отношению к советской России. Этими так называемыми немецкими социал-демократами были евреи Карл Либкнехт, Клара Цеткин и Роза Люксембург.

А далее события развивались по сценарию, сыгравшему на руку вначале Троцкому, а затем и Ленину.

В Германии свершилась революция; был денонсирован Брестский договор; рухнула власть Центральной рады и гетмана на Украине; переговоры Украины и РСФСР были прекращены; в Севастополь вошел флот Антанты. Все это — в условиях начала гражданской войны положило конец притязанием Украины на полуостров и ознаменовало новый поворот в судьбе Крыма, Севастополя и ЧФ.

А пока белыми разрабатывалась всестороння программа восстановления единой и неделимой России, где Крым рассматривался до свержения еврейско-большевистской власти местом создания новой столицы, — по модели, как когда-то Петр заложил в устье Невы новую русскую столицу Санкт-Петербург. Но не дремали и большевики. В 1919 году они создали Крымскую Советскую Социалистическую республику, просуществовавшую на бумаге аж 75 дней. Эта бумажная фикция была не единственной; борьба шла жесточайшая...

В конце концов освободительное Белое движение, образно говоря, остановилось у кромки Черного моря. Россия закончилась... святая земля, захваченная инородцами, отторгала лучших сыновей...

Армия генерал-лейтенанта и барона П.Н. Врангеля отступила в Крым и в октябре 1920 г. организованно, без потерь, в количестве 150.000 военных и гражданских лиц поднялась на борт кораблей, ушедших в Константинополь; эту эвакуацию впоследствии назовут одной из самых блестящих в истории военного искусства. Организация была идеальной; операцию обеспечивали корабли эскадры, в состав которой входили линкор, броненосец, 2 крейсера, 12 эсминцев, 4 подлодки, 12 тральщиков. Французское командование перевело корабли Русской эскадры в порт Бизерта, где после установления дипломатических отношений между СССР и Францией в 1924 году с них были спущены Андреевские и крепостные флаги. А вот переговоры правительства СССР с Францией о возвращении эскадры успехом не увенчались; последний боевой корабль Русской боевой эскадры был отправлен на слом в середине 30-х годов XX века.

А что же стало с кораблями, доставшимися большевикам?

Как известно, большая часть Черноморского флота тогда находилась в Новороссийске. По сообщению агентов ВЧК, офицеры на кораблях пришли к выводу, что их эскадра должна соединиться с находившимися в Севастополе остальными боевыми кораблями ЧФ. Ленин и его клика действовали решительно, и спустя всего четыре дня после анализа поступившей информации, — 18 июня 1918 г. по приказанию председателя Совнаркома В.И. Ульянова-Ленина все корабли были приведены в состояние небоеготовности и затоплены в Цемесской бухте. Предварительно обманным путем большая часть офицеров была выведена из кораблей, после чего красные вандалы разбили ценные приборы и аппаратуру.

Так, большевиками были уничтожены линкор «Императрица Екатерина Великая» (новое название «Свободная Россия»), 11 эсминцев, 2 крейсера «Новик», более 1,5 десятков тральщиков и минзагов: «Великая Княгиня Ксения», «Цесаревич Георгий», «Великий Князь Константин», а также третий линкор «Воля».

К слову сказать, первый линкор «Императрица Мария» 20 октября 1916 г. постигла трагедия, когда тот стоял на якоре в Севастопольской бухте. Вдруг возник пожар, взорвался арсенал боеприпасов и боевой корабль погиб; при этом погибли более 200 человек, многие получили ожоги и ранения, но многие спаслись, прыгая в воду. Возможно, для иных это будет открытием, но флагман Императорского ЧФ погиб по причине тщательно организованной террористической акции, осуществленной агентами 3-го Интернационала евреями Бахманом и Треппером, которые погибли во время подрыва арсенала. Таким образом, отпадает озвученная для советских людей версия, что на борту сначала возник пожар, а затем прогремел взрыв. Все было как раз наоборот.

Организатором и руководителем диверсии по уничтожению линкора был Виктор Эдуардович Верман 1883 года рождения, проживавший в г. Николаеве и работавший начальником сборочного цеха на заводе «Наваль». После взрыва линкора начальник севастопольского полицейского управления полковник А. Радлов, изучив агентурные сведения, подал рапорт на имя начальника штаба ЧФ, а тот после ознакомления с ним, передал с припиской командующему Черноморским флотом. В рапорте указывалось, что в среде матросов есть провокаторы, которые работают на деньги зарубежных резидентур. Об этом же (и не в первый раз) был проинформирован и Императорский двор. Получив донесение, начальник Имперской разведки граф А.Г. Канкрин отдал распоряжение о задержании Вермана, который вот уже несколько лет разрабатывался как иностранный агент, связанный с филиалом резидентуры известного разведчика Акаши. После задержания Верман при допросе показал: «Разведывательной работой я стал заниматься в 1904 году.

А в начале 1908 года мне было поручено заняться проблемами, связанными с осуществлением русской морской программы по строительству боевых кораблей. И я стал работать на заводе «Наваль». Меня завербовали сотрудники южного филиала Акаши, которые представились как инженеры Ган, Моорер, а спустя несколько месяцев после неудачно проведенной операции мне пришлось встретиться и с Акаши. Это был кошмар, а не встреча. Мне сказали, что отныне я буду работать на особый центр по установлению новых порядков в России, который частью находится в Германии, а частью во Франции...»

В.Э. Верман — не имеет значения, знал он об этом точно или нет, — работал на масонскую ложу «Великий Восток Франции», резидентом которой в России являлся Акаши. При более поздних допросах Верман показал: «В период с 1905 по 1914 год мне удалось завербовать для диверсионной работы Бахмана, Шеффера, Штайвеха, Блюмана, Треппера, Наймера, которые в свою очередь завербовали некоторых русских матросов линкора, которые после участвовали в подрыве корабля». После захвата власти большевиками следователи ОГПУ сделали все, чтобы тайна об уничтожении линкора «Императрица Мария» никогда не всплыла; в подобных случаях одни протоколы царских времен уничтожались, другие извращались, перевирались. В официальных материалах следствия ОГПУ было указано, что евреи Верман и Сгибнёв (электрик, также участник подрыва линкора) были арестованы, а в 1934 г. Верман выслан из СССР, а Сгибнёв осужден к 3 годам. Неправда, они слишком много знали, чтобы выжить; и при допросах называли имена многих причастных, в том числе и масона Джунковского, бывшего до революции товарищем (заместителем) министра внутренних дел Российской Империи, а с захватом власти большевиками по решению масонского центра он стал сотрудничать с ВЧК — ОГПУ. И Верман, и Сгибнёв, и некоторые другие были расстреляны «благодарной» советской властью. В конце 80-х гг. XX в. их реабилитировали. Спектакль за спектаклем...

Грустно упоминать, однако и первенец Русского флота корабль «Орел» был сожжен в 1670 году еврейским психопатом Райзманом.

С гибелью Черноморского флота у советской власти осталось на Балтике 7 линкоров, 9 крейсеров, 17 эсминцев, 45 миноносцев, 30 подлодок, 5 канлодок, 23 минных и сетьевых заградителя, 110 сторожевых кораблей и катеров, 89 тральщиков, 16 ледоколов, 66 вспомогательных судов, 65 лоцмейстерских и гидрографических судов, 6 госпитальных судов и 70 транспортов.

Всего же в канун захвата большевистской партией власти в России Русский флот насчитывал 591 боевой корабль (надводных кораблей и подводных лодок), 549 вспомогательных судов с общим количеством 175.528 матросов, около 6 тысяч офицеров, 151 адмирала, 118 генералов.

При этом в состав ЧФ входило 150 боевых кораблей и 203 вспомогательных судна.

С гибели ЧФ началась гибель всего Русского флота.

К сожалению, ни историки, ни писатели до сих пор не сказали нам истинную причину гибели Русской эскадры...

Трагедия Черноморского флота была предопределена уже самим воплощением изуверских планов международного Ордена по уничтожению Российской Империи. И в 40-е годы XX века лишь продолжался этот бесконечный процесс...

Примечания

1. События февраля-марта 2014 г. на Украине показали, что ничего не меняется: украинский национализм в его гипертрофированной форме проявил себя во время и после государственного переворота, когда в Киеве после событий на майдане к власти пришли националисты и еврейские олигархи, поддерживаемые лидером «Правого сектора» Ярошем, объявленном Россией в международный розыск за призывы к резне русских людей, терроризм и бандитизм (заявил о своём намерении участвовать в президентских выборах 2014 года на Украине). Фраза, которую повторили все (кроме наверное западных, поддерживающих действия «майдаунов») СМИ: «Дадим мразям любые обещания. Вешать будем потом». Слова эти были озвучены в адрес... украинцев Юго-Восточного региона страны и Крыма, которые не хотели подчиняться «нацистским заговорщикам», захватившим власть в стране. Эту печально знаменитую фразу озвучил зам. председателя Днепропетровской областной государственной администрации по внутренней политике Борис Филатов. Бизнесмен и юрист Филатов — ближайший соратник нового губернатора, еврейского олигарха Игоря Коломойского. Они вместе организовывали и спонсировали Евромайдан, а теперь правят Днепропетровщиной. По улицам столицы Украины все еще (на март 2014 г.) ходят шеренги боевиков, скандирующих: «Москалей на ножи!». А Александр Музычко, он же один из лидеров УНА-УНСО и «Правого сектора» Сашко Билый, заявляет: «Я приду в Крым, когда будет надо!» Зная, что также находится в международном розыске (воевал в Чечне под руководством Шамиля Басаева и Хаттаба, пытал и убивал русских), он пообещал крымчанам навести «бандеровский порядок» сразу после того, как полуостров зачистит украинская армия.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь