Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.В. Малыгин. «Крымский узел»

3. Выборы-94

В 1994 году крымчанам предстояло стать участниками настоящего выборного марафона. Сначала им предстояло избрать президента республики, затем новый состав Верховного Совета, а так же депутатов ВС Украины от Крыма и, наконец, президента Украинского государства. Результаты голосований 1994 года дают нам уникальный портрет крымского электората этого времени, его настроений и чаяний.

«Президентские старты»

На пост крымского президента выдвинули свои кандидатуры шесть претендентов: Председатель ВС Крыма Н. Багров, предприниматель В. Веркошанский, заместитель председателя ВС Крыма и представитель президента Украины в Севастополе И. Ермаков, лидер компартии Крыма Л. Грач, председатель РПК(РДК) Ю. Мешков и глава Русской Партии Крыма С. Шувайников, все претенденты за исключением В. Веркошанского являлись депутатами ВС Крыма.

Явными фаворитами предстоящих выборов считались Н. Багров, Л. Грач и Ю. Мешков.

Н. Багров сделал главный упор на отстаивании «реальной самостоятельности Крыма», необходимости заключения экономических договоров с Россией и Украиной, а также на идее сохранения межнационального мира и безопасности. Его программа включала пункты о неделимости Черноморского флота, единстве Крыма и Севастополя, права на двойное гражданство для жителей полуострова. В экономической и социальной сферах Н. Багров предлагал развитие Режима открытой экономики при сохранении целевой помощи государства сельскому хозяйству, адресных дотаций малоимущим и т. д.1 Багрова поддерживали предпринимательские круги, прежде всего Партия экономического возрождения, в поддержку его кандидатуры также высказывались лидеры Меджлиса крымских татар. Будучи Председателем ВС Крыма, Н. Багров мог рассчитывать и на всемерное участие государственных структур в его предвыборной кампании.

Политическая программа лидера крымских коммунистов Л. Грача базировалась на лозунге «воссоздания единого государства, центром которого станет Россия», социальная — на идее восстановления социальных гарантий, существовавших в СССР. В экономической сфере Л. Грач выступал за развитие многоукладной экономики при государственной поддержке товаропроизводителей и вообще за сильный государственный сектор. Программа Л. Грача обещала избирателям установление контроля за ценами на продукты первой необходимости и доведение размера минимальной заработной платы (пенсий, стипендий) до размеров реального прожиточного минимума.2 Лозунги коммунистов имели отклик у значительной части крымского населения, особенно у людей, пострадавших от распада советской экономической системы и единого государства.

Что касается Ю. Мешкова, то на президентские выборы он шел как кандидат от предвыборного блока «Россия», созданного Республиканской Партией Крыма (партией РДК) и Народной Партией. Он предлагал избирателям отмену моратория на проведение референдума о статусе Крыма, который позволил бы восстановить «единство Крыма с Россией», всемерное содействие интеграции в рамках СНГ, двойное гражданство, прохождение армейской службы крымчанами только на территории Крыма. В экономической сфере «коньком» Ю. Мешкова являлось возвращение Крыма в рублевую зону.3

Программа лидера Русской Партии С. Шувайникова напоминала программу Ю. Мешкова и Л. Грача, но с более ярко выраженным «национальным» элементом.4 С. Шувайникова поддержал В. Жириновский, который пользовался популярностью в определенных кругах крымчан и вообще русскоязычных жителей нового зарубежья.5

Предвыборные лозунги И. Ермакова и В. Веркошанского мало чем отличались от программы Н. Багрова.6 Представитель президента Украины в Севастополе и по совместительству заместитель спикера крымского парламента И. Ермаков пользовался поддержкой СПРК — второй по значению после ПЭВК «экономической» крымской партией. Что касается последнего кандидата, то он не опирался ни на какие политические силы, рассматривая свое участие в выборах как политическую саморекламу. Программы всех кандидатов отдельным пунктом предусматривали борьбу с преступностью.

Предвыборная борьба носила исключительно острый характер. Она сразу же приобрела черты противостояния между Н. Багровым и остальными кандидатами (Л. Грач. Ю. Мешков и И. Ермаков заключили между собой своего рода соглашение о ненападении7) и была наполнена жестокой критикой и даже эксцессами криминального свойства.

Первый тур выборов состоялся 16 января 1994 года. Он принес довольно неожиданные результаты.

В голосовании приняло участие 76,6% избирателей. Уверенно лидировал Ю. Мешков — он набрал 38,5% голосов. Вполовину меньше набрал Н. Багров — 17,55%, он был вторым в списке фаворитов. Достаточно неожиданно С. Шувайников (13,56%) обошел Л. Грача (12,8%). Аутсайдерами оказались И. Ермаков и В. Веркошанский, набравшие соответственно 6,22% и 0,98% голосов.

Поскольку ни один из кандидатов не набрал более половины голосов, предстоял второй тур выборов, в котором должны были принять участие Ю. Мешков и Н. Багров. Второй тур голосования принес решительную победу лидеру республиканцев, выступавшему под знаменем блока «Россия» Ю. Мешкову — при 75,21% участвовавших в голосовании за него отдали свои голоса 72,92% избирателей, за его противника проголосовало 23,35%.

Наибольшую поддержку Ю. Мешков имел в городах, население которых, занятое главным образом в промышленности, наиболее страдало от жестокого экономического кризиса — две трети избирателей, проживающих в 11 городах Крыма, отдали свои голоса Ю. Мешкову. Поддержка его в сельской местности была значительно слабее. В целом же в первом туре выборов Ю. Мешков лидировал во всех избирательных округах, за исключением северных районов Крыма — Красноперекопского, Первомайского, Раздольненского, Советского и Белогорского, где его, хотя и незначительно, опережал Н. Багров. Что касается второго тура, то здесь Мешков лидировал абсолютно во всех округах, в том числе и на севере, где он везде, за исключением Первомайского района, вдвое и более опередил Н. Багрова. Это явление, если оно не свидетельствует об имевшей место фальсификации результатов выборов в первом туре,8 в этих районах может быть объяснено тем, что во втором туре за Ю. Мешкова проголосовали те избиратели, которые, в первом туре поддержали Л. Грача и С. Шувайникова, призвавших своих сторонников в дальнейшем голосовать против кандидата от «партии власти».

Результаты выборов — победа Ю. Мешкова и выход на третье место националиста С. Шувайникова безусловно свидетельствовали о росте ирредентистских настроений и ожиданий большинства населения Крыма. В то же время в условиях резкого ухудшения экономического положения в регионе выборы 1994 года следует рассматривать скорее как акт политического протеста большинства против проводимой политики, нежели как отражение реального рейтинга претендентов или уровня популярности их идей. Победа Ю. Мешкова вовсе не являлось показателем безграничного доверия народа к этому кандидату или стоявшим за ним политическим силам. Многим из тех, кто голосовал за лидера блока «Россия», он просто казался меньшим злом, чем остальные кандидаты, среди которых Н. Багров олицетворял ненавистную «партию власти», запутавшуюся в бесконечных компромиссах с Киевом, Л. Грач — дискредитировавшую себя коммунистическую идею, С. Шувайников вызывал недоверие как националист, И. Ермаков — как сугубо локальный лидер, а В. Веркошанский — как человек вообще никому не извeстный. Недостатки соперников Ю. Мешкова, таким образом, в глазах избирателей оказались более весомыми, чем недостатки фаворита.

Мотивы голосования в ходе президентских выборов были достаточно сложны и разнообразны, а их исход вовсе не свидетельствовал, как можно было бы подумать о единодушии крымчан в отношении своего первого президента. Что касается последнего, то он скорее был одним из самых ярких активистов оппозиции, а не ее подлинным лидером. Как и большинство его сторонников, Ю. Мешков мог успешно критиковать существующее положение вещей, но не был готов к осуществлению самостоятельных конструктивных действий. В этом он был плоть от плоти крымского оппозиционного движения — слишком неразвитого и малоопытного для того, чтобы быть успешным.

Парламентская гонка

Вслед за президентскими наступил черед парламентских выборов. Победа Ю. Мешкова уже не оставляла сомнений в том, что они превратятся в триумф блока «Россия». Как уже говорилось, согласно закону о выборах ВС Крыма, который предусматривал смешанную систему выборов предстояло избрать депутатов от многомандатного округа (по партийным спискам), депутатов по одномандатным округам, 14 — по крымскотатарскому многомандатному округу и по одному представителю от «депортированных групп»: армян, болгар, греков и немцев. Первый тур выборов состоялся. Его результатом стало избрание депутатов по многомандатным округам (крымскому и национальным) и в нескольких случаях — депутатов от территориальных округов. В подавляющем же большинстве территориальных округов депутаты не были избраны сразу и должны были состязаться во втором туре.

Свои партийные списки выставили: блок «Россия» (РДК и Народная Партия), Коммунистическая Партия Крыма, Партия Экономического Возрождения Крыма, Союз в Поддержку Республики Крым и Крымская Партия Социальных Гарантий. Остальные партии не смогли собрать необходимое для выдвижения количество подписей в свою поддержку.

Программа блока «Россия» представляла собой синтез лозунгов РДК(РПК) и Народной Партии и в целом повторяла «набор» предвыборных обещаний Ю. Мешкова: 1. Дальнейшее становление и развитие государственности Крыма; 2.Преодоление экономического кризиса и создание условий для достойной жизни народа Крыма; 3.Защита политических и экономических интересов граждан Республики Крым; 4.Самостоятельная «внешняя политика» Крыма.9

Ни у РДК(РПК), ни у Народной Партии не было каких-либо значительных и устойчивых структур на местах, однако блок «Россия» оперировал лозунгами, близкими самым широким слоям крымского населения, которые не особенно задумывались над тем, каким образом эти идеи могут быть осуществлены на практике. Политическая и экономическая ситуация весьма благоприятствовала агитации активистов блока, а простые и привлекательные идеи с лихвой искупали недостатки организации (что впоследствии, впрочем, обернулось для блока настоящей политической катастрофой).

Другие политические партии скорректировали свои программы в соответствии с результатами президентских выборов,10 однако, их популярность намного уступала популярности блока. Коммунисты с их ориентацией на старую советскую риторику и ностальгические чувства оказались «в тени» более молодого и напористого движения. ПЭВК являлась партией предпринимателей и номенклатуры и имела свой, хотя и устойчивый, но весьма небольшой электорат. СПРК и КПСГ не нашли своего избирателя и не имели успеха на выборах.

Первый тур парламентских выборов продемонстрировал известное ослабление выборной активности населения. На избирательные участки марта 1994 года пришло 60% от имеющих право голоса. Из них 66,8% отдали свои голоса за список блока «Россия», 11,6% — за КПК, 7,1% — за ПЭВК, 2,6 и 2.5% голосов получили СПРК и КПСГ. Таким образом необходимый 5% барьер преодолели лишь три первые партии. Наибольшую поддержку блок «Россия» имел в городах и традиционно «городских» районах полуострова: в Симферополе — 75,1% Бахчисарайском — 74,9%, Симферопольском районах — 71,3%, в Джанкое — 69,1%, Саках — 69,8%, Евпатории — 68,9%, Сакском районе — 68,9%, в Ялте — 67,6%, Феодосии — 67,4%, Алуште — 67,0%, а также в некоторых типично «сельских» районах — Кировском — 72,6%, Советском — 67,2%. В остальных районах за блок также отдали свои голоса более половины избирателей: в Ленинском и Джанкойском по 66,1%, Судакском — 65,9%, Белогорском — 62,9%, Нижнегорском 60,7%, в городе Красноперекопске и районе — 58,9% и 51,5%, Черноморском районе — 56,8%, Раздольненском — 54,2%. Исключение составил лишь Первомайский район, где за блок проголосовало 40,8% избирателей, однако и здесь большего количества голосов не получил никакой другой список.11

В Севастополе (плюс территория горсовета) за блок «Россия» проголосовало 62,8% избирателей.12

В результате выборов по многомандатному округу блок «Россия» получил 11 мест, коммунисты — 2 места, ПЭВК — 1. Состоялись выборы также в крымскотатарском округе и национальных округах. В первом большинство получил список Курултая-Меджлиса, от которого в парламент прошло 14 депутатов. Депортированные армяне, болгары, греки и немцы также провели в парламент своих представителей.

Результаты выборов в одномандатных территориальных округах были не столь однозначными. Из округов лишь в 12 выборы закончились в первом туре, правда, и здесь они принесли победу кандидатам от блока «Россия». Во втором туре также лидировал этот блок, представители которого получили еще 31 место. Большинство из тех, кто прошел в парламент в качестве независимых кандидатов, представлял круги, близкие к ПЭВК. Характерно, что ни один из представителей националистических или национал-демократических украинских организаций избран не был.

Так же, как и президентские выборы, выборы парламента Крыма были в значительной степени выражением массового пассивного протеста населения полуострова против политики властей и отражением иррациональных ожиданий улучшения своего положения. Избиратели голосовали прежде всего за привлекательные лозунги, а не за людей, которые их выдвигали — в этом отразилась неразвитость только начавшей формироваться крымской политической системы. Победа блока «Россия» отражала не столько реальное влияние этой политической силы в крымском обществе, сколько популярность выдвигаемых ею идей, за которые общество было готово голосовать, но не бороться.

Выборы продемонстрировали отсутствие каких-либо существенных различий в настроениях у крымчан «русского» и «украинского» происхождения, чье «электоральное поведение», согласно A. Wilson, было «не настолько отлично как можно было бы ожидать».13 Этот исследователь возражает другому западному аналитику — I. Bremmar,14 который считал различие между взглядами русских и украинцев «субстанциональными». Данные выборов опровергали это предположение. Крымские украинцы не поддержали «государственников». Это говорит о том, что никакого реального различия во взглядах и ожиданиях между «русской» и «украинской» составляющей крымского сообщества не существует, а мы имеем дело с единой крымско-славянской общиной.

Кучма, Кравчук и их крымские болельщики

Легко себе представить, в какой атмосфере проходили крымские выборы и какой потенциал кофликтности несла предвыборная борьба, прежде всего для украино-крымских отношений. Одним из главных лозунгов республиканцев был лозунг о необходимости проведения референдума о статусе Крыма. Выступления кандидатов и публикации многих изданий были пронизаны радикализмом по отношению к центральным украинским властям. Киев, который в этот период реально не мог вмешаться в ситуацию на полуострове, отвечал нормативными актами, которые также взвинчивали ситуацию. Так в разгар выборов в украинский парламент, которые проходили вместе с крымскими, указом президента Кравчука был назначен его представитель на полуострове (В. Горбатов). Это вызвало чрезвычайно эмоциональную реакцию республиканцев, которые призвали население бойкотировать выборы в украинский парламент. В результате в ряде округов депутаты от Крыма не были избраны. Тем не менее, это вряд ли можно считать указанием на то, что Крым стремился «выпасть» из законодательного пространства Украины. В июне и июле крымские избиратели с энтузиазмом приняли участие в выборах президента украинского государства: в первом туре на участки для голосования пришло 62,7%, во втором — 72,4% избирателей. Решительная поддержка была оказана крымчанами Л. Кучме, выступавшему за усиление интеграции в рамках СНГ и придание русскому языку статуса государственного на Украине. За него проголосовало свыше 80% избирателей, в то время как действующий украинский президент Л. Кравчук удостоился поддержки лишь 8% жителей Крыма.15 Данный факт, безусловно, свидетельствует о том, что даже в 1994 году «сепаратистские» настроения были отнюдь не доминирующими в крымском обществе.

Новый крымский парламент

В результате выборов места в новом крымском парламенте распределились следующим образом: блок «Россия» — 54 места, КПК — 2 места, ПЭВК — 1, Русская Партия — 1, Независимые кандидаты — 21, Крымские татары — 14, представители армян, болгар, греков и немцев — 4 места. Среди независимых кандидатов, по подсчетам A. Wilson, — 4 поддерживали блок «Россия», еще четверо ориентировались на ПЭВК (в действительности последних было больше). К ПЭВК примыкали также представители депортированных групп. Таким образом, формально блок «Россия» и его союзники имели порядка 70% мест, потенциальная оппозиция: ПЭВК и татары — около 30%. Эти цифры могут создать впечатление того, что парламент будет иметь устойчивое большинство, и две оппозиционные группировки (одна в лице ПЭВК и близких депутатов, другая — в лице депутатов от «Курултая»). Однако в действительности победивший блок вовсе не являлся единым в идеологическом и организационном смысле. Дело не только в том, что он представлял собой альянс двух партий — РПК(РДК) и Народной Партии, а в том, что и та и другая не являлись партиями в собственном смысле этого слова, представляя собой достаточно аморфные ассоциации или политические клубы, не имеющие более или менее устойчивых структур на местах. Известно, что накануне выборов блок «Россия» для того, чтобы «закрыть» своими людьми все избирательные округа, вводил в свои списки едва ли не всех желающих, в том числе людей, ранее не участвовавших в политической деятельности, бизнесменов, обещавших финансовую поддержку движению и т. д. Депутаты от блока не были связаны какой-либо партийной дисциплиной, подавляющее большинство не имело опыта политической деятельности, тем более — парламентской. В своем большинстве депутаты не опирались на региональные партийные структуры. Вследствие этого депутация блока «Россия» была совершенно аморфной, наиболее слабой среди депутатских групп крымского парламента. Новый крымский региональный парламент возглавил один из активных деятелей РДК, в прошлом депутат Верховного Совета Украины С. Цеков — человек, лично честный и преданный делу, но как политик, оставлявший желать лучшего, к тому же не имевший того авторитета среди депутатов, которым в прежнем крымском ВС пользовался его председатель Н. Багров.

Многочисленные противоречия между отдельными положениями крымской Конституции и законами о Верховном Совете и Президенте Крыма были чреваты созданием конфликтных ситуаций между исполнительной и законодательной властью, а также внутри самого законодательного органа. Все это, в конце концов, сделало только начавшую формироваться политическую систему практически недееспособной и предопределило ее крушение.

Примечания

1. Н. Багров: «Я буду отстаивать интересы Крыма», Крымские Известия, 14 января 1994; См. также: Из предвыборных программ кандидатов, Крымские Известия, 15 января 1994.

2. Из предвыборных программ...

3. Там же. Интересно, что незадолго до выборов Ю. Мешков опубликовал с разрывом в три дня две сходные программы, но под разными девизами — см.: «Моя цель — самостоятельный Крым», Крымская Правда, 22 декабря 1993 и «Моя цель — союз с Россией», Крымская Правда, 25 декабря 1993. Очевидно, именно между этими двумя публикациями и было принято решение о создании блока «Россия».

4. Из предвыборных программ...

5. См.: Два документа ЛДПР, Крымская Правда, 12 января 1994.

6. Из предвыборных программ...

7. См.: Заявление кандидатов на пост президента Республики Крым, Крымская Правда, 6 января 1994.

8. Соображения о возможной фальсификации высказывались в работе: Леонид Грач: политический портрет на фоне событий. Симферополь, 1995, с. 43.

9. Предвыборная платформа избирательного блока «Россия», Крымская Правда, 24 марта 1994.

10. См.: Предвыборное обращение рескома КПК, Крымские Известия, 16 марта 1994.

11. См.: Andrew Wilson. The Election in Crimea, RFE/RL Research Report, V. 3, N 25, 24 Juine 1994, p. 8.

12. Op. cit.

13. Op. cit.

14. I. Bremmar. Op. cit.

15. Крымская Газета, 28 июня, 12 июля 1994.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь