Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Главная страница » Библиотека » В.А. Кутайсов. «Керкинитида»

Домашнее святилище

У древних греков кроме официальных государственных почитались божества, покровительствующие (по их представлениям) отдельным племенам, фратриям и родам. К тому же каждая семья имела свой домашний, так сказать, частный религиозный культ, который традиционно, по мнению домочадцев, оберегал жилище вместе с проживающими в нем людьми. Общеполисные культы, помимо письменных источников, как правило, достаточно полно отражены в официальных декретах, изданных от имени всей гражданской общины, символических изображениях на полисных монетах, в скульптурах работы известных всей Элладе ваятелей, выставленных в храмах или для всеобщего обозрения на площадях и т. д. В противоположность всему этому гораздо менее мы осведомлены об отправлениях остальных ритуалов — главным образом из отрывочных замечаний и в том или ином свидетельстве античных авторов. Известно, например, что родовой культ сводился преимущественно к почитанию предков. Домашнее поклонение божеству особенно не афишировалось, оно было предметом особой заботы семьи, в нем принимали участие лишь члены небольшого сообщества, круга кровных родственников.

Поскольку отправление семейных религиозных ритуалов было связано с жилыми домами, то понятно, что информация письменных источников может быть дополнена наблюдениями, полученными в процессе археологического исследования жилых районов античных городов, где в ходе раскопок (в том числе и в Керкинитиде) нередко встречаются предметы религиозного культа. Для наглядной иллюстрации сказанного обратимся вновь к рассматриваемому нами памятнику. Так, в 1980 г. в северном углу одного из кварталов, на восточной окраине города, был раскрыт один небольшой, по площади чуть более 90 м², жилой дом. Он был построен в конце первой трети III в. до н. э. и просуществовал до середины II в. до н. э., то есть до самого захвата города скифами. Здание имеет в плане традиционную для древнегреческой жилой архитектуры схему: вдоль двух сторон маленького двора Г-образно располагались всего четыре комнаты. Три из них своими дверными проемами выходили не прямо во двор, а в узкую, открытую наружу прихожую-веранду, которая получила у греков название пастада. Двор соединялся узким, мощенным галькой коридором с поперечной городской улицей. Сама эта постройка являлась сырцово-каменной: каменный цоколь с ровной горизонтальной поверхностью возвышался над полами всего на 0,50—0,60 м и был перекрыт развалом сырцовых стен. Сырцовые кладки не сохранились. Вопрос об этажности самой постройки остался открытым: она могла иметь как один, так и два яруса1.

В связи в нашим повествованием особый интерес представляет северное угловое, очень скромное по размерам помещение (всего 8 м²) — единственное в здании без самостоятельного выхода в пастаду, а лишь в соседнюю смежную с ним комнату. Такое изолированное его положение в доме, как выяснилось потом, оказалось не случайным. Так, в восточном углу комнаты на полу был обнаружен трехрожковый светильник, а также найдены крупные фрагменты, по крайней мере, шести керамических протом*. Рядом в перекопе найден маленький известняковый алтарик, вероятно также связанный с описываемым помещением. Среди терракотовых ритуальных предметов выделяется погрудное изображение богини плодородия и земледелия Деметры в башенной короне и с волнистыми, подобранными под головной убор волосами. Прямой нос, острый подбородок, полная шея и величественный взгляд — все говорит о том, что перед нами керамическая скульптура не девушки, а женщины средних лет. В ушах у нее круглые серьги. Богиня в дорийском хитоне с прорезными рукавами. Руки прижаты к груди в ритуальном жесте, в левой руке — плод, в правой — цветок лотоса. Изображение — спокойное и торжественное. Верхняя часть протомы немного отогнута вперед, с ее внутренней стороны имеется отверстие для подвешивания. Она была первоначально разбита еще в древности и тогда же отремонтирована, на что указывают просверленные отверстия для свинцовых скоб. Место изготовления этой керамической полуфигуры остается неясным: светло-коричневая слоистая его глина с большим количеством золотистых блесток не исключает самосское происхождение изделия. Описанный тип терракотовой скульптуры со сложенными в обрядовом жесте руками был традиционен в древнегреческой коропластике и встречается почти во всех эллинских городах и поселениях, в том числе Северного Причерноморья, включая и Керкинитиду, где они происходят из раскопок предыдущих лет. Опираясь на аналогии, нашу протому следует датировать IV в. до н. э., вероятно, еще первой половиной столетия.

Остальная культовая терракота значительно уступает по своей художественной выразительности описанной и носит явно ремесленный характер. Они были рассчитаны на массового и непритязательного потребителя со скромным достатком. Отсюда происходит верхняя часть протомы Коры IV в. до н. э., изготовленной в Херсонесе с невысокой стефаной на голове, украшенной в центре бантом с розеттами по сторонам. Гладкие волосы девушки спускаются на плечи. Другое изображение Коры, также херсонесского производства, дошло до нас с отбитой головой. Богиня либо обнажена, либо в ионийском, плотно облегающем тело хитоне; в этом случае ее левая рука согнута в локте и придерживает край покрывала, правая прижимает к груди голубя. Полная шея украшена ожерельем с подвеской. Сама фигура богини несколько тяжеловесна, что говорит о невысоком уровне ее исполнения. Ее можно относить к IV—III в. до н. э. На еще одной терракоте того же времени Кора изображена в высоком головном уборе (калафе), украшенном в центре бантом. Она плохо моделирована, имеет невысокий рельеф. Ее поверхность была сначала покрыта светлой обмазкой, а затем окрашена в красный цвет. И, наконец, завершая перечень найденных в Керкинитиде произведений корапластики сакрального характера, следует вспомнить фрагмент средней части протомы, на котором видны кисть левой руки, придерживающей спадающий с головы край покрывала, и украшающее грудь ожерелье (пектораль) с желудеобразными подвесками. Судя по данному обломку, именно эта протома была самой крупной и, следовательно, главной в описанной выше группе терракотовых фигур. Она отличается и более высоким качеством исполнения, тщательной моделировкой деталей.

Все эти предметы керамической пластики, относящиеся к религиозному ритуалу, судя по их местоположению в момент обнаружения на полу помещения, были подвешены либо на его северо-восточной стене, либо в восточном углу, напротив входа в комнату. Нахождение в одном месте протом Деметры и Коры, естественно, не случайность. Скорее всего, в этой части жилища располагалось домашнее, так сказать, семейное святилище их культа. Любопытно отметить и то обстоятельство, что все описанные предметы относятся к более раннему времени, чем сам жилой комплекс. Иначе говоря, погрудные фигуры использовались длительное время, ценились их владельцами и не только благодаря их художественной выразительности, но и сакраментальному назначению. Большинство из них было доставлено в Керкинитиду из Херсонеса.

Обычно в каждом, достаточно крупном греческом доме была комната, а в более скромных жилищах, по крайней мере, ниша в ней или угол, связанные с отправлением религиозного культа. Последние не часто встречаются при раскопках жилых кварталов античных городов и поселений, главным образом из-за отсутствия достаточно выраженных для этого признаков. Надежным критерием в таких случаях служат находки алтарей, посвятительных надписей на посуде, пожертвованной божеству, скопление терракотовых статуэток и протом, наличие других предметов религиозного культа (глиняных и известняковых жертвенников, светильников и т. п. предметов. Все эти относительно небольшие вещи, как нетрудно догадаться, при перестройке или разрушении дома могли легко удаляться или перемещаться, лишая нас, таким образом, возможности судить о функциональном назначении отдельных помещений. Кроме того, находки только каких-то из названных компонентов не исключают случайности в атрибутировании той или иной комнаты.

Важно также себе представить, какое место в доме занимало такое помещение: использовалось ли оно в утилитарных целях или было связано только с отправлением ритуала? Незначительные размеры анализируемого здесь здания (всего четыре комнаты и пастада) позволяют, на наш взгляд, допускать полуфункциональное назначение рассматриваемой комнаты. Не последнюю роль при этом сыграла и ее изолированность от остальной части жилища, придававшая самой обстановке некоторую отрешенность от обыденных обстоятельств, столь необходимую для обрядовых действий — своего рода тайных мистерий. С культом Деметры-Коры была связана только северо-восточная часть помещения или, возможно, лишь восточный угол, где висели протомы. Под ними могла быть ниша в стене или полка, на которой стояли алтарь и светильник. Домашние святилища, как правило, занимают угловое место в постройке. Такое их положение, например, отмечено и в некоторых других памятниках Северо-Западного Крыма: святилище Геракла, Деметры и Сабазия в усадьбе на поселении Панское 12, в святилище Геракла в сельскохозяйственной усадьбе у Мойнакского озера3, вблизи самой Керкинитиды.

Два из описанных выше предметов терракотовой пластики изображены с традиционными для этого культа атрибутами. На одном предмете, где показана Деметра в башенной короне, она держит в левой руке какой-то круглый плод — яблоко или гранат, на другом, вероятно, Кора-Персефона прижимает к груди голубя. Остальные терракоты сохранились более фрагментарно, что лишает нас возможности судить об изображении их с какими-то аксессуарами. Как хорошо известно, Деметра считалась покровительницей земледелия и плодородия обрабатываемой почвы. Она была богиней, почитавшейся среди широчайших слоев эллинов, в основной своей массе земледельцев, чей достаток и благополучие целиком зависели от превратностей природы и плодородия культивируемой земли. При низком уровне агрономии судьба северопричерноморских колонистов была слишком изменчива, а отсюда и стремление древних греков хоть мистическим путем повлиять на урожайность своих полей.

Кора-Персефона как дочь Деметры также имела самое прямое отношение к земле — она богиня хлебных злаков и покровительница посевов4. Именно с ее возвращением из подземного царства Аида связано возрождение и процветание природы после зимы. Следует, вместе с тем, иметь в виду, что функции Деметры и Коры не имели строгого разграничения. Обычно они почитались вместе, а их просто называли двумя богинями без имен, изображали вместе или их терракотовые фигуры находились рядом. В их честь во многих греческих городах устраивались различные празднества. Самыми популярными из них являлись элевсинские мистерии**, которые собирали в Элевсин эллинов со всей греческой ойкумены. К сожалению, мы очень мало осведомлены о проведении аналогичных, конечно, в более скромных размерах, празднествах в Северном Причерноморье. В нашем же случае мы имеем дело не с официальным, а частным семейным отправлением этого земледельческого культа. Ведь основным занятием жителей Керкинитиды было выращивание именно злаковых культур. Следовательно, у керкинитов были все основания особо почитать божественную пару. Подтверждением сказанного служит не только описанное выше домашнее святилище, но и постоянно встречающиеся при раскопках жилых кварталов протомы и терракотовые статуэтки Деметры и Коры. Иначе говоря, почти во всех городских домах могли находиться семейные святилища такого же примитивного характера. К сожалению, они располагались в обычных комнатах зданий, ничем не отличающихся от остальных помещений. В выборе такой комнаты для сакраментальных целей принималось во внимание лишь расположение ее внутри самого жилого комплекса. Об использовании для обрядовых действий можно судить только на основании связанных с самим ритуалом предметов. Ведь от интерьера, как правило, ничего не осталось, а культовый инвентарь мог свободно перемещаться вместе с обитателями жилищ. Именно это и объясняет большую редкость домашних святилищ в Северном Причерноморье. Не является исключением и Керкинитида, где из 24 открытых городских домов столь выразительные признаки святилища зафиксированы впервые. Отметим также, что в соседнем жилом строении, в одном из помещений, тоже обнаружена верхняя часть протомы Деметры и терракотовая скульптура связанной с ее культом свиньи — символа плодородия.

Таким образом, у нас есть все основания надеяться на открытие в будущем при раскопках Керкинитиды и других домашних святилищ (и не только хтонических***), которые не только дополнят наши знания о самом обряде, но, возможно, позволят раскрыть характер и смысл религиозных действий. Данный прогноз уже отчасти оправдался, когда в 1989 г. при охранных работах был раскрыт северо-восточный край одного из жилых комплексов, состоящий из двух соприкасающихся помещений. Одно из них (площадью около 23 м²) с квадратным, сложенным из плоских плит очагом в центре, служило ойкосом. Второе, от которого выявлен только один угол, являлось семейным святилищем. На его существование здесь указывает стоящий с античной эпохи на полу целый известняковый алтарь. К сожалению, отсутствует надпись на самом жертвеннике и ритуальный инвентарь, хотя бы такой, который был описан выше. Все это не позволяет выяснить, с почитанием какого божества было связано святилище. Зато тут обозначено само место священнодействия.

Примечания

*. Протома — погрудное терракотовое скульптурное изображение божества, изготовленное в односторонней форме и предназначенное для подвешивания.

**. Мистерии — тайные культы, участие в которых могли принимать специально посвященные, только греки, не запятнанные никакими преступлениями. Такая их скрытость — причина нашей слабой осведомленности об этих культах.

***. Хтонический — относящийся к плодородию культивируемой земли.

Список использованной литературы

1. Кутайсов В.А. Эллинистический дом Керкинитиды // СА. — 1987. — № 1. — С. 169—182.

2. Щеглов А.Н. Полис и хора. — Симферополь, 1976. — С. 137 — 141. Археологические памятники Крыма.

3. Наливкина М.А. О некоторых памятниках античной эпохи Северо-Западного Крыма // СА. — 1940 — № 6. — С. 111—112.

4. Богаевский Б.Л. Земледельческая религия Афин. — Т. 1. — Петроград, 1916 — С. 136—145; Русяева А.С. Земледельческие культы Ольвии догетского времени. — Киев, 1979. — С. 49, 71.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь