Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » М.Н. Макаров. «Ялта»

В годы первой русской революции

Как уже указывалось, в Ялте не было сколько-нибудь значительных промышленных предприятий. Рабочих было больше всего на строительстве и в торговых предприятиях, причем у одного предпринимателя работало 3—4, самое большее 10 человек.

В Ялтинском уезде было занято в помещичьих имениях и в кулацких хозяйствах много сельскохозяйственных рабочих, главным образом сезонных.

С мая по сентябрь на Южном берегу сосредоточивались большие массы пришлых рабочих, искавших заработка на строительных и сельскохозяйственных работах. Таких сезонных рабочих накануне революции 1905—1907 гг. в Алупке бывало в год до 800 человек, Симеизе — 340, в районе Кореиза—Мисхора—Гаспры — до 900 человек. Несколько сот человек прибывало и в Ялту. О наплыве сезонных рабочих свидетельствуют и данные Алуштинского и Байдарского ночлежных домов, через которые проходило в год от 3500 до 5600 ночлежников. Сезонники прибывали из 47 губерний России. Это были рабочие, потерявшие работу вследствие промышленного кризиса, охватившего Россию «в начале XX века, разорившиеся крестьяне-бедняки, изголодавшиеся на своих жалких клочках земли.

Пользуясь большим наплывом рабочей силы, предприниматели и плантаторы Южного берега Крыма жестоко эксплуатировали сезонников. Обычно их нанимали на пять месяцев — с мая по сентябрь включительно, и за весь этот срок мужчинам платили от 45 до 65 рублей, женщинам 30—40 рублей. В Ливадийском царском имении рабочие получали не больше 5—6 рублей в месяц.

Особенной эксплуатации подвергались девушки, работавшие батрачками на табачных плантациях. В 1900 г. старший инструктор департамента земледелия по табаководству в докладе «О положении работниц на табачных плантациях» вынужден был признать, что рабочий день на плантациях достигает 20 часов в сутки. «Ничего нет удивительного, — говорится в этой записке, — если современные рабыни плантаций ходят как тени, работают вяло, сильно тощают и, наконец, заболевают».

Плантаторы принуждали девушек к сожительству. В той же записке указывается, что «большинство жертв приходится на 15—16-летний возраст, хотя бывали случаи, что и 14-летние подростки делались жертвой необузданности владык плантаций». Бывали случаи, что плантаторы, придравшись к чему-либо, увольняли не только одиночек, но и артели сезонников, не заплатив им ни копейки за проработанное время.

Широко применялся детский труд, как более дешевый. За изнурительную работу от зари до солнца родителям детей платили буквально гроши.

Очень тяжело жилось и постоянным рабочим. Как сообщала газета «Южный курьер» в 1905 году, рабочие мясных боен в Ялте работали по 18 часов в сутки, получая мизерную плату.

На Южном берегу особенно резок был контраст между праздной, роскошной жизнью «бесящейся с жиру» буржуазно-помещичьей верхушки, с одной стороны, каторжным трудом и угнетением рабочих и крестьян, — с другой.

Быстрое назревание в начале 1900-х годов революционной ситуации сказалось и в Ялте. В борьбу против царизма стали втягиваться все более широкие массы трудящихся.

Революционное движение в Ялте возглавляла социал-демократическая организация, возникшая в самом начале 1900-х годов и вскоре установившая связь с ленинской «Искрой». В 1901 году в Ливадии произошла первая на Южном берегу забастовка.

Как сообщала «Искра» в №№ 10 и 13 за 1901 г., 7 октября в Ливадии забастовали 50 рабочих. Причиной забастовки было недовольство рабочих грабительскими штрафами (только за курение штрафовали на 10-20-25 рублей), неисправной выдачей заработанных денег и грубым обращением. Главный управляющий царским имением генерал Евреинов пытался «успокоить» собравшихся в конторе рабочих, уверяя, что они «шумят из-за пустяков», что их «сбивают злые люди». Увещевания никакого впечатления на рабочих не произвели, и они бросили работу.

«Среди крымских рабочих, — писала «Искра» о ливадийской забастовке, — этот отрадный факт производит сильное впечатление, содействуя росту классового и политического сознания. — Вот тебе и царь, — говорит даже темная еще рабочая масса, — выходит, что кровь нашу он пьет не хуже любого подрядчика... Сознательные крымские рабочие должны воспользоваться этим фактом для усиления социал-демократической агитации среди местного рабочего класса, указывая на резко сказавшуюся здесь солидарность интересов царя и всяких иных эксплуататоров трудящегося народа».

В училище садоводства и виноделия при Никитском ботаническом саде в 1902 году образовался нелегальный марксистский кружок, в который входило 12—15 человек. Кружок работал под руководством ялтинской социал-демократической организации и в течение 1902—1903 гг. увеличился до нескольких десятков человек. Собрания кружка устраивались в пещерах, в окрестных лесах и на яйле. Кружковцы собрали библиотеку нелегальной литературы: произведения Маркса, Энгельса, Ленина, Плеханова, комплект газеты «Искра». По поручению социал-демократической организации участники кружка распространяли марксистскую литературу среди рабочих виноградных плантаций и винодельческих подвалов Южного берега Крыма.

Ялтинская социал-демократическая организация установила связи с другими социал-демократическими организациями Крыма, регулярно получала нелегальную литературу из Петербурга, Киева, Одессы.

Рано утром 1 мая 1902 года в Ялте впервые были расклеены на стенах зданий и разбросаны на улицах гектографированные прокламации социал-демократической организации, призывавшие рабочих к активной борьбе с царским самодержавием. В этот же день в некоторых мастерских рабочие, отмечая пролетарский праздник, организованно прекратили работу и устроили революционные сходки.

Становилось очевидным, что даже в летней царской резиденции, кишевшей жандармами и шпиками, рабочие включаются в борьбу со своим злейшим врагом — царизмом.

Вся полиция и шпионская сеть были подняты на ноги. В течение нескольких дней было арестовано 60 человек. Полиция провела массовые обыски.

О ялтинских событиях «Искра» поместила статью в № 22 за 1902 г., в которой говорилось: «...Если бы всероссийский недоросль Ника-Милушка находился теперь в Крыму, он мог бы с ужасом найти у себя во дворце свободное социал-демократическое слово».

По поводу массовых обысков в Ялте «Искра» писала: «Обыск увенчался успехом только у одного лица — у художника Рудина. Но какой это был оригинальный успех! Царские холопы нашли дневник, в котором художник отметил, что видел царя Николая и что у царя очень глупая, пошлая морда... Этот дневник взят в жандармское управление, вероятно, для наглядного доказательства, что даже художники стали на Руси неблагонадежными!»...

Далее «Искра» обращалась к ялтинцам: «...Оказывайте помощь посильную, давайте адреса для конспиративных целей, давайте для тех же целей квартиры, делайте пожертвования и сборы среди знакомых! Эти деньги пойдут на устройство тайных типографий, на издание свободного революционного слова, на улучшение революционных сношений между городами и на поддержку тех борцов, что выбыли из строя и томятся в царских тюрьмах.

Докажите свою политическую зрелость! Приобщайтесь к великому делу свободы!»

Укрепление социал-демократической организации Ялты явилось результатом огромной работы, проведенной «Искрой» по идейному и организационному сплочению революционных марксистов в период подготовки к II съезду партии. К 1903 г. был создан Крымский союз РСДРП, объединивший социал-демократические организации Крыма.

После II съезда партии в формально единых крымских организациях РСДРП развернулась ожесточенная борьба большевиков с меньшевиками. К руководству Крымским союзом РСДРП пробрались меньшевики. Они всячески тормозили работу большевиков в местных организациях. Большевикам приходилось вести борьбу не только с меньшевиками, но и с эсерами, к которым меньшевики относились примиренчески.

В 1904 г. ялтинская социал-демократическая организация понесла значительные потери. По доносу директора Никитского ботанического сада Лагермарка ялтинская полиция произвела обыск в сторожке при церкви сада и изъяла много нелегальной литературы (136 экземпляров газеты «Искра» за 1901, 1902 и 1903 гг., брошюру В.И. Ленина «К деревенской бедноте», сборник «Песни революции», изданный «Искрой», и др.). Руководители кружка попали в полицейские лапы и были преданы суду.

В июле 1904 г. полиция произвела обыск у одного из руководителей ялтинской социал-демократической организации и обнаружила гектограф, подготовленный к печати текст прокламации по поводу убийства министра внутренних дел махрового реакционера фон-Плеве, 31 номер «Искры», несколько экземпляров «Манифеста Коммунистической партии», Программы РСДРП, брошюру «Второй очередной съезд Российской Соц.-Дем.-Партии» — всего около 60 названий брошюр и листовок и медную печать ялтинской организации РСДРП. Группа активных работников организации была арестована.

Расстрел рабочей демонстрации у Зимнего дворца 9 января 1905 г. явился началом первой русской революции. После «кровавого воскресенья» рабочий класс России, возглавив общедемократическое движение, стал переходить к политическим стачкам, к демонстрациям, местами — к вооруженному сопротивлению царским войскам. Подъем революционной борьбы дал себя знать и в Ялте.

Ялтинские власти в донесении губернскому начальству с тревогой сообщали: «Рабочее население Ялты и ее окрестностей сильно волнуется и может произвести беспорядки, причем в беспорядках этих могут принять участие и чины так называемой Ливадийской роты, держащей караул в имении его величества «Ливадия»1.

22 февраля состоялись митинги протеста учащихся мужской и женской гимназий против полицейских расправ над учащимися в Курске. На следующий день состоялось собрание родителей, на котором было решено послать на имя министра внутренних дел телеграмму: «Если правительство не окажет немедленно должного воздействия на полицию и не оградит нас и наших детей от полицейских насилий, то граждане вынуждены будут прибегнуть к нежелательной мере защищать свои основные человеческие права и неприкосновенность личности с оружием в руках»2.

7 марта в зале общественного собрания был созван митинг, на котором рабочий социал-демократ Сычев потребовал освобождения арестованных по политическим делам. 13 марта в Мордвиновском парке состоялся многолюдный митинг, прошедший под лозунгом «Долой самодержавие!» После митинга его участники организовали массовую политическую демонстрацию. Демонстранты разбили полицейский участок, затем направились к тюрьме, освободили заключенных и сожгли тюрьму.

Весной 1905 г. революционное движение в Ялте продолжало шириться. За городом, в лесах проводились массовые сходки рабочих. В конце апреля в городском курзале впервые состоялось многолюдное собрание женщин под председательством С.В. Фортунато (Стасовой). Выступавшие призывали к стачке работниц, немедленному созыву Учредительного собрания и «требовали настойчиво изменения существующего закона и порядка, немедленного прекращения бессмысленной войны с Японией, права организации стачек, свободы слова, печати, немедленной амнистии пострадавшим по делам политическим»3.

Царские власти в мае направили на Южный берег Крыма три роты солдат Виленского пехотного полка. Социал-демократическая организация развернула среди солдат пропагандистскую работу.

Командир Ливадийского отряда 24 июля изъял у солдат 100 экземпляров прокламаций: «Солдатская памятка», «Крестьяне, к вам наше слово», обращение команды броненосца «Потемкин» «Ко всему цивилизованному миру», газету «Социал-демократ». На прокламациях была поставлена печать ялтинской социал-демократической организации.

Большая сходка состоялась 14 августа в ущелье за д. Ай-Василь (теперь Васильевка). На ней присутствовало около 200 человек. Обсуждались перспективы революционного движения. При появлении полиции большинство участников сходки скрылось. Было задержано 16 человек. При обыске у некоторых из них нашли социал-демократическую литературу (программу РСДРП, листовки ялтинской организации РСДРП).

Летом 1905 г. после исключения за революционную деятельность из керченской гимназии прибыл в Ялту Петр Лазаревич Войков, впоследствии известный советский дипломат, погибший в Польше в 1927 г. от руки наемного белогвардейца. Он был принят в августе в VIII класс ялтинской мужской гимназии, которую и окончил в 1906 г.

П.Л. Войков по приезде в Ялту сразу же включился в работу местной социал-демократической организации. Ему поручили руководить двумя кружками. Преследуемый охранкой, Войков вынужден был уехать из Ялты. Вскоре он выехал за границу и вернулся в Россию после февральской революции.

Трудящиеся Ялты дружно примкнули к всероссийской политической стачке в октябре 1905 г. 16 октября прекратили работу почти все предприятия города, банки и другие учреждения, кроме водопровода, хлебопекарен и электростанции. Рабочие и служащие собрались на митинг в Мордвиновском парке, где было принято решение в знак солидарности со всей бастующей Россией забастовать всем с утра 17 октября.

С 10 часов утра 17 октября бастующие стали сходиться в Мордвиновском парке. К часу дня собралось около 1500 человек. В это время по телеграфу был получен манифест 17 октября. Участники митинга ответили на царскую уловку, рассчитанную на обман народных масс, революционной демонстрацией. Демонстранты срывали с домов знати и с правительственных учреждений царские флаги, вывешенные по случаю манифеста.

Под влиянием ноябрьского восстания матросов и солдат в Севастополе и декабрьского вооруженного восстания в Москве революционная борьба принимала более острые формы.

Митинг трудящихся Ялты в Массандровском парке (1905 г.)

В Ялте, Алупке, Кореизе социал-демократическая организация проводила митинги, на которых ораторы призывали к борьбе с оружием в руках.

Ялтинский уездный исправник доносил таврическому губернатору 24 декабря: «Настроение последние дни в Ялте тревожное. Революционеры с получением известий о восстании в Москве проводят почти ежедневно большие митинги, требуют вооружаться, занять казначейство, присутственные места, обезоружить полицию»4.

Из департамента полиции еще 15 декабря шифрованной телеграммой было приказано арестовать «всех главных революционеров — около 40 человек». Опасаясь масс, полиция не решилась сразу же исполнить приказание и запросила подкреплений. 28 декабря в Ялту прибыли новые войска, в порт вошла канонерская лодка «Терец». Ночью по заранее составленным спискам были проведены массовые аресты. На канонерской лодке арестованные в ту же ночь были отправлены из Ялты.

После поражения декабрьского вооруженного восстания начался постепенный спад революционной волны, реакция стала усиливаться. Но рабочие и революционные крестьяне отступали медленно и с боями. В борьбу вовлекались новые слои рабочих и крестьян.

Ялтинский комитет РСДРП выпустил по поводу Московского вооруженного восстания прокламацию «К гражданам города Ялты». Прокламация проникнута большевистским духом, боевой солидарностью с героическими рабочими Москвы. «Тот, кто хочет, — говорится в прокламации, — чтобы покой пришел, наконец, к нашей измученной родине, должен всеми силами поддерживать дело вооруженного восстания. Только вооруженное восстание окончательно сметет правительство...

Новым приступом, новым стремительным натиском и только им мы можем почтить намять павших на московских баррикадах. Еще только один такой бой — и вздох облегчения вырвется из миллионов грудей. Царизм перестанет существовать.

В руках у нас нет недостатка. Пусть же каждая из этих рук сможет послать верную пулю в неприятельский стан.

Долой царское правительство! Да здравствует Российская демократическая республика! Да здравствует пролетариат! Да здравствует вооруженное восстание!»

В начале 1906 г. в ялтинскую организацию влились социал-демократы, прибывшие с севера. В активе организации насчитывалось 40—45 человек.

Несмотря на разгром кружка в Никитском ботаническом саду, революционная деятельность там не прекратилась. Ялтинский уездный исправник в декабре 1905 и январе 1906 г. сообщал таврическому губернатору, что в здании училища и в казармах рабочих систематически проводятся митинги, все рабочие Массандры, Ай-Даниля, Никиты объединились в один союз, и руководят движением члены «Рабочей партии», т. е. социал-демократической.

В начале февраля 1906 г. полиция арестовала в Массандре и Никитском саду около 30 человек. Рабочие Массандры пытались освободить арестованных, но безуспешно. Учащиеся Никитского ботанического сада забаррикадировались и не допускали полицию в помещение учебного корпуса. Когда учащиеся ушли из здания, стены комнат оказались покрытыми надписями: «Долой проклятое самодержавие!», «Долой Николая!»

Вопреки полицейским преследованиям трудящиеся Ялты под руководством социал-демократической организации по-боевому отметили международный рабочий праздник Первого Мая. Утром пришло на демонстрацию около 200 человек рабочих и учащейся молодежи. Полиция рассеяла их, но к 2 часам дня в городском саду собралось уже около 500 человек. Они потребовали, чтобы находившийся там городской оркестр играл «Марсельезу», и запели революционные песни. Полиция вызвала роту солдат, которым удалось рассеять толпу, но ненадолго. К 4 часам дня Массандровский парк заполнили сотни людей. Когда в парк прибыли полиция и солдаты татарского конного полка, демонстранты отправились на берег, на лодках выехали в море, подняли красные флаги и провели митинг с пением революционных песен.

Спустя три недели митинг на море повторился. 22 мая в Массандровском парке собралось около 300 человек. Полиция не дала возможности провести митинг. Тогда собравшиеся выехали на лодках в море и на виду у Ливадийского дворца открыли митинг. Лодок на берегу больше не оказалось, и полиция была бессильна рассеять участников необычайного митинга. Вечером на молу и около порта собрались до 3000 человек и начали петь «Марсельезу». Только с помощью вызванных войск полиции удалось рассеять демонстрантов.

По примеру Советов рабочих депутатов, созданных в промышленных центрах, в Ялте в 1906 г. образовался Совет безработных. В 1905 и в 1906 гг. на всем Южном берегу были приостановлены строительные работы, резко сократился вообще спрос на рабочую силу. Безработные оказались в отчаянном положении, на краю голодной смерти. В этих условиях они решили бороться, организовав Совет. В обращении к городской думе говорилось:

«Собрание безработных города Ялты, состоявшееся 5 июля, выбрало Совет безработных и постановило обратиться в думу со следующим:

Вследствие стихийной безработицы множество семейств рабочих сидит теперь без куска хлеба, перед угрозой все более вырастающей нужды. Поддерживать свое существование милостыней или подаянием рабочие не желают. Чтобы выйти из нынешнего положения, мы требуем, чтобы городская дума немедленно устроила в Ялте общественные работы для всех нуждающихся. Мы требуем не подаяния, а своего права и не удовлетворимся какой-нибудь подачкой. Общественные работы, которых мы требуем, должны начаться немедленно. К этим работам должны быть допущены все безработные г. Ялты — каждый должен получить достаточный заработок... Если вы не исполните наших требований, то мы передадим ваш отказ безработным и вам придется тогда говорить уже не с нами, но со всей пославшей нас массой»5.

Но Совет безработных не смог развернуть своей деятельности. Усилившаяся реакция свирепо давила и душила рабочее и крестьянское движение. По распоряжению царя, опасавшегося за целость своих южнобережных имений, с 2 ноября 1906 г. в Ялте было введено положение о чрезвычайной охране, в силу которого полиция могла арестовать любого человека без предъявления обвинения и выслать без суда и следствия.

Ялтинский градоначальник (он же начальник охраны Ливадийского дворца) палач Думбадзе, пользовавшийся неограниченными полномочиями, издал приказ о запрещении собраний. Запрещалось также распространение газет в народе и чтение газет вслух, «чтобы не возбуждать интереса к военным и политическим событиям». Почти ежедневно арестовывались не только активные участники революционного движения, но даже присутствовавшие на митингах.

Распоясавшиеся погромщики из «Союза русского народа» и полиция терроризовали население Ялты. По любому доносу производились расправы. Социал-демократическая организация подверглась разгрому. Руководители ее были арестованы и отправлены в ссылку.

В 1906 г. двумя террористами было совершено неудачное покушение на Думбадзе: в него бросили бомбу, когда он проезжал в экипаже. Ранение получили лошади и кучер. Случайно уцелевший Думбадзе приказал облить керосином и сжечь дом, откуда была брошена бомба. Полицейские, исполнявшие приказ, не разрешили жильцам даже вынести личные вещи, Полицейские преследования после этого еще больше усилились. В поисках бомб устраивались многочисленные обыски.

Дело иногда доходило до курьезов. В декабре 1909 г. вся полиция была поставлена на ноги в связи с обнаружением в городском саду предмета, похожего на бомбу. Из Севастополя была вызвана команда саперов для исследования и подрыва снаряда. Но, как записал прокурор Симферопольского окружного суда в своем определении: «При осмотре и экспертизе... оказалось, что этот чугунный предмет, имеющий небольшое углубление, ничем не наполнен и представляет собою грузило для веревки, употребляемой при очистке нечистот»6.

Новый подъем революционного движения в 1912—1914 гг., оформление большевиков на Пражской конференции в партию нового типа с большой радостью встретили передовые рабочие. В Ялте в этот период работала подпольная большевистская организация. Под ее руководством было проведено несколько забастовок строительных рабочих.

В 1914 г. охранка перехватила письмо, в котором приводились некоторые данные о деятельности ялтинской большевистской организации. Последовали аресты и обыски; было обнаружено много партийной литературы, в том числе 10 номеров газеты «Правда» за 1912 г.

В июле 1914 г. началась первая мировая империалистическая война. После вступления Турции в войну на стороне Германии Крым оказался в прифронтовой полосе.

Германо-турецкий крейсер «Бреслау» 26 января 1915 г., прорвавшись к крымскому побережью, подошел к Ялте и с расстояния в 6—7 километров выпустил по городу около 30 снарядов. Большинство из них упало в море, несколько — у здания гостиницы «Россия».

На Южном берегу в годы войны резко сократилось количество рабочих, занятых на строительстве и в отраслях, связанных с обслуживанием приезжавших на курорт. Очень ухудшилось положение рабочих и других групп трудящихся в связи с дороговизной, непрерывным ростом цен на продукты питания, топливо, одежду, обувь. Владельцы виноградников и табачных плантаций увеличивали рабочий день, нередко нанимали голодных людей только за скудную пищу. Этих фактов не могла скрыть даже буржуазная печать. Ялтинская газета «Русская Ривьера» сообщала в номере от 5 февраля 1916 г., что на окраине Ялты у владельца табачной плантации работают «17 девушек, которые ютятся в холодной, сырой, грязной небольшой комнате... Работать девушек хозяин заставляет с 2 часов ночи до 8 часов вечера, т. е. 18 часов. Обращается крайне грубо. Зарегистрированы побои. Кормят скверно».

В Ялте действовало положение о чрезвычайной охране, и вся власть принадлежала ялтинскому градоначальнику, в распоряжении которого находились войска. Свирепая расправа угрожала каждому, на кого падало подозрение в политической «неблагонадежности».

Вследствие провала в 1914 г., вызванного плохой конспирацией, большевики смогли возобновить революционную работу в Ялте только в 1917 г. после февральской революции.

Примечания

1. ГАКО, ф. прокурора Одесской суд. пал., д. 17.

2. ГАКО, ф. 26, оп. 3, д. 431.

3. ГАКО, ф. 26, оп. 3, д. 431.

4. ГАКО, ф. 26, оп. 3, д. 431.

5. ГАКО, ф. 522, оп. 1, д. 1443.

6. ГАКО, ф. 483, д. 733.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь