Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

На правах рекламы:

Продажа перчаток драйвер с доставкой в Москве.

Главная страница » Библиотека » С.Г. Колтухов, В.Ю. Юрочкин. «От Скифии к Готии» (Очерки истории изучения варварского населения Степного и Предгорного Крыма (VII в. до н. э. — VII в. н. э.)

Очерки позднескифской истории и культуры

Недолгая «дискуссия» так и не развилась в серьезную полемику, но, безусловно сыграла роль при написании нескольких историко-археологических очерков, посвященных Крымской Скифии.

В 1995 г. И.Н. Храпунов в монографии, освещающей этническую историю Крыма в раннем железном веке, уделил внимание и поздним скифам (Храпунов, 1995). Временем перехода от собственно скифской культуры к позднескифской культуре автор признал III в. до н. э. Использование термина «позднескифская культура» исследователь считает вполне правомерным и удачным, так как он отражает этническую и культурную преемственность населения. Название крепостей Палакий и Напит, по его мнению, можно отождествить с племенными объединениями палов и налов, а не с социальными слоями позднескифского общества. Обитателями городищ были потомки кочевых скифов, об этом свидетельствуют письменные источники, иранские имена и лепная керамика, прототипы которой он видит в скифских кочевнических древностях. В эллинистическое время культура скифской верхушки была в значительной степени грецизирована, существовали устойчивые связи с боспорской аристократией. Со II до н. э. крымские скифы были объединены в едином государственном образовании. Территориально в состав этого государства в это время входили предгорные районы, Северо-Западный Крым и подчиненная скифами Ольвия. Изучение погребального обряда свидетельствует о том, что простые грунтовые погребения в предгорье могут в равной степени считаться как позднескифскими, так и сарматскими. Подкурганные погребения в каменных ящиках с большим количеством костяков являются позднескифскими и представляют собой археологическую иллюстрацию процесса смешения таврского и скифского населения. Разнообразие погребальных сооружений свидетельствует об этнической неоднородности «позднескифского» общества. Погребальный инвентарь в значительной степени «сарматский», однако он не несет строгой этнической окраски. Скифов и сармат в Северном Причерноморье различает не столько материальная культура, сколько античные письменные источники. Явно сарматские памятники в Предгорном и Степном Крыму представлены несколькими подкурганными погребениями, в частности Ногайчинским и могильником Скалистое II. В I—II вв. н. э. сарматы периодически проникали в Степной Крым. Вероятно, с такими походами связано прекращение жизни на многих позднескифских поселениях Северо-Западного Крыма и на Булганакском городище в Предгорном Крыму. Но в это же время сарматы вливаются в состав позднескифского населения предгорных районов, придавая позднескифской культуре сарматизованный облик. Те же взгляды были изложены исследователем и в более позднем очерке (Храпунов, 2003, с. 87—109).

В большей степени дискуссией 1992 г. определены положения очерка В.М. Зубаря и А.Е. Пуздровского (Зубарь, Пуздровський, 1998). Время появления Малой Скифии в Крыму было отнесено исследователями к концу III — [началу II в. до н. э. Позднескифское государство, полагали они, возникло в результате седантаризации и консолидации собственно скифских племен. Основными историческими областями Крымской Скифии при этом были Северо-Западный, Центральный и Юго-Восточный Крым, с I в. до н. э. начал осваиваться новый район юго-западной части полуострова. Сарматская угроза, исходившая из степи, уже на раннем этапе позднескифской истории привела к созданию многочисленных укреплений. В первой половине II в. до н. э. скифское государство поддерживало тесные отношения с Боспором и Ольвией, но вело боевые действия против Херсонеса, направленные на захват его сельскохозяйственной территории. На какое-то время скифскую агрессию остановила система договоров 179 г. до н. э., но с середины столетия скифы начали новое наступление на Херсонес. К этому времени ставка Скилура — Неаполь превратилась в городской центр, а позднескифское государство приобрело черты монархии эллинистического типа. Власть Скилура, скорее всего, распространялась и на позднескифские поселения Нижнего Днепра. В ходе войны 113—110 гг. Понтийский полководец Диофант нанес серьезное поражение скифам. После этого Скифия оказалась в зависимости от Митридата VI Евпатора, а скифские войска приняли участие в войнах Митридата с Римом. Есть основания считать, что упомянутые античными писателями многочисленные сыновья Скилура были правителями небольших областей, созданных различными племенными группами, названия которых можно уловить в именах таких скифских крепостей, как Напит, Палакий, Хабеи. После подчинения Скифии Митридату на ее территории возникло несколько административных объединений, номинально подчинявшихся царю Понтийской державы.

Социальная дифференциация в поздней Скифии не была столь глубока, как в V—IV вв. до н. э. Однако оседание вчерашних кочевников на землю привело к превращению племенных групп в территориально-соседские общины, появлению «замков», повторному классообразованию на основе новых форм собственности. Для этнокультурных процессов в Крымской Скифии характерно сочетание местных Тавро-Скифских элементов с западными и восточными. Например, проникновение сармат в Предгорный Крым сопровождалось признаками оседлости уже с рубежа н. э.

Очевидно, во втором — третьем десятилетии I в. н. э. боспорский правитель Аспург предпринял военную операцию в глубь Таврики, а его жена Гипепирия несколько позже вела переговоры со скифами. В период римско-боспорской войны Крымская Скифия могла оказаться под ударом аорсов, ворвавшихся в Крым через Перекопский перешеек. В 50—60-е гг. I в. н. э. скифы совместно с аланами нанесли удар по Херсонесу, но на помощь херсонеситам пришли римские войска из Мезии. Тит Плавтий Сильван нанес поражение скифам и сарматам, однако бывшие владения херсонеситов в Западном Крыму так и остались в руках скифо-сарматского населения. Господство сармат в Степном Причерноморье дает основание для предположения о зависимости крымских скифов от союзов сарматских племен. Со II в. н. э. сарматское влияние и прямое проникновение сармат в предгорье усиливается настолько, что позволило засвидетельствовать сложение нового скифо-сарматского этноса. Очевидно, под давлением очередной волны сармат скифы оставили Северо-Западный Крым, а во второй половине II в. н. э. скифо-сарматская активность заставила Рим и Боспор расширить свое присутствие в Таврике. Вероятно, в соответствии с договором 193 г. н. э., зафиксированным в Танаисской надписи, Юго-Западный Крым был поставлен под римский контроль, а центральные и восточные районы предгорья отошли к Боспорскому царству. В середине — третьей четверти III в. н. э. поселения Предгорного Крыма погибли под ударами дружин готского племенного союза.

Этническая история Крымской Скифии может быть разделена на 4 этапа. На первом, в конце III—II в. до н. э., происходила ассимиляция скифо-тавров, скифо-фракийцев, скифо-меотов в единый этнос. На втором этапе — в I в. до н. э. — первой половине I в. н. э. в Крым усилился приток сармат с Северного Кавказа и из Прикубанья, а также жителей Нижнего Поднепровья и Северо-Западного Причерноморья. На третьем этапе, во второй половине I — первой половине III в. н. э., сарматы играли в Крыму доминирующую роль. Наконец, на четвертом этапе — в третьей четверти III в. н. э. — скифо-сарматское объединение было разгромлено, а его остатки были инкорпорированы в среду аланских племен, заселивших Горный Крым. Позднескифская же культура постоянно находилась под влиянием греческой цивилизации и испытывала мощное воздействие культуры сармат. Следовательно, для поздних скифов был характерен ярко выраженный культурный синкретизм.

Этнополитические вопросы истории Крымской Скифии рассмотрены в диссертации (Пуздровский, 1993) и статьях А.Е. Пуздровского, вышедших в конце 80—90-х гг. (Пуздровский, 1989; 1992; 1994/1995). Этическая история поздних скифов выглядит здесь следующим образом (Пуздровский, 1999; 2001; 2001б). Одним из основных тезисов служит хорошо обоснованное положение о хронологическом и культурном разрыве. Последний, по мнению ученого, археологически прослежен между скифскими памятниками первых десятилетий III в. до н. э. и позднескифскими древностями, появившимися в конце III — начале II в. до н. э. Носителями скифского этноса в опустевшей степи оставались уцелевшие остатки кочевой аристократии, а также скифские анклавы на периферии: в Подунавье, Приднестровье, в Побужье.

Можно лишь предполагать, что какие-то группы скифских полукочевников уцелели и в глубине Горного Крыма. Новый позднескифский субстрат предгорий, судя по погребальным комплексам II—I вв. до н. э. и некоторым особенностям материальной культуры, формировался за счет смешения местного скифо-кизилкобинского и пришлого скифо-фракийского населения. В какой-то степени в этом процессе участвовали и выходцы из Восточного Крыма, Предкавказья, Подонья. Для нового смешанного населения характерно вторичное использование каменных подкурганных сооружений и многократные захоронения, склепы-катакомбы в грунтовых могильниках, западная ориентировка погребенных. В антропологических материалах фиксируется примесь средиземноморских элементов, греческих и (или?) фракийских, а также степных, сарматских.

Таврские или кизил-кобинские традиции прослеживаются в широком использовании каменных погребальных сооружений, в лепной посуде, некоторых категориях погребального инвентаря.

В результате этих процессов к концу II в. до н. э. сформировался новый этнос «крымские скифы». Собственно, греки жили в основном в столице государства, Неаполе, где в эллинистическое время занимались торгово-ремесленной, военно-консультативной и строительной деятельностью. В Северо-Западном Крыму и в скифской столице уже на раннем этапе присутствовало довольно многочисленное эллинизированное население, переместившееся из Северо-Западного Причерноморья и с Боспора. Новый всплеск греческого влияния может быть связан с событиями второй половины I—II вв. н. э., перемещением в предгорье варварского населения, испытавшего воздействие греческой культуры и пришедшего с Боспора в Центральный, а возможно, и в Юго-Западный Крым. Не исключено, что перестройка и новое оформление интерьера здания «А» на Неаполе обусловлены как раз появлением в городе во II в. н. э. лиц, связанных с боспорской администрацией.

Керамический комплекс первого этапа позднескифской культуры, который исследователь доводит до середины I в. н. э., свидетельствует о присутствии в Крымской Скифии фракийского или фракизированного населения. Можно предполагать и незначительное кельтское влияние.

Проникновение сармат в Крымскую Скифию, в представлении А.Е. Пуздровского, представляло собой длительный процесс, в котором выделяется несколько этапов. Для первого, длившегося с конца II по начало I в. до н. э., характерны сарматские впускные погребения в курганах близ скифских поселений и появление сарматских погребений на некрополях позднескифских поселений. Погребения с южной ориентировкой могут быть сопоставлены с продвижением населения Азиатского Боспора и Прикубанья. Некоторые погребения в мавзолее Неаполя свидетельствуют о контактах столичной аристократии с сарматами Азиатского Боспора. Однако наиболее активное продвижение сармат в предгорья происходило в конце I в. до н. э. — начале I в. н. э. В это время появляются многочисленные погребения в курганах Юго-Западного и Северо-Западного Крыма, некрополях Центральной и Юго-Западной части полуострова.

На втором этапе, во второй половине I — начале II в. н. э., после римско-боспорской войны 46—49 гг. н. э. в Крым проникли сарматы раннеаланской культуры и сармато-меоты Прикубанья. Началась интеграция скифо-сарматского населения. Число жителей в Северо-Западном Крыму сократилось, между тем возросло население Предгорья. На могильнике Усть-Альминского городища появились склепы сарматской знати, несколько увеличилось сарматское кочевое население в Степном Крыму. На рубеже I—II вв. или в начале II в. н. э. в предгорья начали проникать носители позднесарматской культуры. Об этом свидетельствует ряд воинских погребений, раскопанных в районе Неаполя Скифского. Третий этап связан с изменением этнополитической ситуации в Степном Причерноморье и военно-политической деятельностью Рима и Боспора в конце II — первой половине III в. н. э. В Центральный и Юго-Западный Крым переселяются сармато-аланские племена. Появляются глубокие подбойные могилы, многочисленные грунтовые и вырубные склепы, возрастает количество погребений с северной ориентировкой. На рубеже II—III вв. н. э. в Крыму сложилось объединение скифов и сармат, контролируемое Боспором и проримским Херсонесом. Наиболее ярко эти особенности становятся заметны после неких военных событий, происходивших в конце первой четверти III в. н. э. Еще в большей степени этот процесс стал заметен после «катастрофы 240 г. н. э.», считающейся следствием вторжения готских и аланских племен.


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь