Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Малая планета В.И. Вернадского1

 

Мы разбираем письмена, ветвей и листьев почерк, и прорастают семена из нашей давней почвы...

Н. Тарасенко

На протяжении более 60 лет своей жизни академик Владимир Иванович Вернадский, ученый планетарного масштаба, был тесно связан с Крымом: писал о нем, не раз приезжал сюда, жил здесь и, путешествуя, вел полевые исследования, создавал свои знаменитые научные труды, работал профессором и ректором Таврического университета.

Знаменательно, что еще задолго до посещения Крыма он, будучи 19-летним студентом естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета, в 1882 г. выступил на заседании студенческого научно-литературного общества с докладом «О предсказании погоды», где одним из первых в отечественной науке указал на роль Крымской (Балаклавской) бури, произошедшей в ноябре 1854 г., в зарождении Всемирной метеорологической службы. Та буря, как известно, потопила значительную часть (более 30 судов) флота англо-французских интервентов, осаждавших в 1854—1855 гг. Севастополь. Работа по этой проблеме была первым шагом В.И. Вернадского в область географии Крыма, за которым последовали многие его труды по вопросам крымского естествознания. Даже в 1944 г. в знаменитой публикации «Несколько слов о ноосфере» ученый последний раз в своей жизни упоминает о Ялте и Симферополе, где, собственно, и сложились основы этого произведения.

Катастрофический ураган 14 ноября 1854 г., подчеркивает В.И. Вернадский, послужил толчком к широким научным обобщениям и разработке во Франции методов «для предвещания погоды». Подробно проанализировав причины, породившие бурю, Владимир Иванович, как истинный естествоиспытатель, отметил, что

на состояние «воздушного моря» «кладет печать... рельеф суши, распределение вод и твердой земли», а «отклонение ветра от прямого пути зависит от вращения Земли вокруг оси», и «чем сильнее разность в давлениях атмосферы на каком-нибудь пространстве, тем сильнее ветер».

Доклад «О предсказании погоды» содержал не только чистый фактаж и комментарий: в нем изложены пророческие мысли молодого ученого о месте современного человечества на планете:

«Никогда человек не имел такого влияния на окружающую его природу, как теперь, никогда еще это влияние не было так разнообразно и так сильно. Человек настоящего времени представляет из себя геологическую силу (подчеркнуто нами. — Авт.); сила эта все возрастала, и предела ее возрастанию не видно. Таким он является благодаря науке, теперь все более захватывающей жизнь человека... Он познает природу и старается вынести из этого познания могущество... Сила его велика, велика потому, что проявляется в самых разнообразных явлениях природы, что пытливому уму человека есть дело до всего, что он не оставляет в покое ничего».

Второе обращение В.И. Вернадского к крымской географической тематике произошло также до его непосредственного знакомства с природой полуострова. В 1889 г. он, по заданию своего учителя В.В. Докучаева, давал пояснения посетителям российской экспозиции на Международной почвенной выставке в Париже. Среди экспонатов там были монолиты почв из Крыма, в том числе черноземы «симферопольского типа», впервые описанные В.В. Докучаевым в окрестностях Симферополя еще в 1878 г.

В.И. Вернадский был непосредственно связан с Крымом многие годы, эпизодически приезжая сюда в 1893, 1898, 1899, 1912, 1914, 1916 гг., и, наконец, жил здесь в 1920—1921 гг.

Перу ученого принадлежат 13 трудов, специально посвященных различным аспектам крымского естествознания, а также ряд крымских фрагментов в других его работах и газетных статьях. Анализируя дневниковые записи и научные труды, мы установили, что в его описаниях с различной подробностью упоминаются 55 основных географических объектов, находящихся во всех пяти ландшафтных областях Крыма: в Крымском субсредиземноморье (Южный берег Крыма, 18 объектов), на Главной Крымской гряде (10), в Крымском предгорье (12), на Керченском холмогорье (6) и в Равнинном Крыму (9 объектов). Только в дневниках В.И. Вернадского за 1917—1921 гг. эти крымские места упоминаются более 330 раз! По нашим подсчетам, В.И. Вернадский совершил естественно-научные путешествия по полуострову общей протяженностью около 3500 км и, кроме того, плавания по морям вдоль крымских берегов составили более 200 км.

Изучая живую и неживую природу Крымского полуострова, В.И. Вернадский осуществил в его ландшафтах ряд открытий и первых описаний минерального сырья, геохимических особенностей суши и Азовского моря. Здесь ученый написал значительную часть своих фундаментальных трудов о биосфере, ноосфере, живом веществе. Он высоко ценил естественно-научный потенциал и привлекательность природы полуострова:

«В столицах давно созданы были центры изучения Крыма, всегда были крепкие связи с местной ученой жизнью и существовали в Крыму учреждения Петроградской Академии наук, Леденцовского общества опытных наук в Москве, Петроградской археологической комиссии и т. д. Этот прилив умственных сил в Крым, в том числе многих замечательных русских ученых, создал для Крыма в эти годы благоприятные условия для научного творчества и исследования...».

Будучи профессором минералогии Московского университета, В.И. Вернадский обычно сочетал преподавание с регулярными научными экспедициями. В частности, летом 1898 и 1899 гг. он с группой сотрудников посетил Керченский полуостров. В поездке его сопровождали геологи — будущий академик и профессор Таврического университета Н.И. Андрусов, будущий профессор Таврического университета С.П. Попов, геолог-крымовед, впоследствии профессор Московской горной академии В.В. Аршинов и др. Большое внимание тогда было уделено изучению деятельности 22-х грязевых вулканов (сопок) этого региона. На основе полевых исследований были установлены места выходов горючих газов и описаны сопки Еникальских грязевых вулканов, располагающихся северо-восточнее города Керчи, впервые выявлено наличие бора в изверженных продуктах грязевых сопок Керченского, а также и Таманского полуостровов, открыто повышенное содержание буры в водах Булганакских и Тарханских грязевых вулканов Керченского холмогорья

Говоря о происхождении сопок, В.И. Вернадский справедливо указывал, что их образование — не случайное явление: они служат выходами газовых (метановых) струй в нефтеносных районах. Известно, что теперь на Керченском полуострове и в прилегающей акватории Азовского моря разведаны промышленные запасы горючих газов, а грязевой вулканизм в районе Казантипа послужил одним из доводов для обоснования прекращения строительства Крымской атомной электростанции в 1988 году.

В память о тех изысканиях одна из грязевых сопок у с. Бондаренково, на северо-востоке Керченского полуострова, названа именем академика В.И. Вернадского, а в 1969 г. по нашему представлению она получила статус заповедного геологического памятника природы. По существу — это небольшое грязевое озеро величиной 2 на 3,5 метра с окружающими его сопочными полями (заповедная площадь — 1 га, абсолютная высота — около 100 м). Здесь были найдены гидроокислы железа, графит, именно здесь же ученый открыл бор и другие минеральные виды. Позднее В.И. Вернадский описал к югу от Керчи (в Яныш-Такыльском обрыве и у Нового Карантина) месторождения бокситов, имеющих, по словам ученого, характер пластовых, богатых кремнеземом, иногда железом и тесно связанных с отложениями железных руд.

Предметом научного интереса В.И. Вернадского в разные годы были также месторождения самородной серы около горы Опук (Чекур-Кояшское месторождение Керченского холмогорья, приуроченное к глинам среднего миоцена), Бешуйское месторождение угля в Бахчисарайском районе (в верховьях р. Кача — территория современного Крымского природного заповедника), которое разрабатывалось вплоть до 1949 г. В своих научных работах В.И. Вернадский сообщает и о других редких минеральных находках в Крыму — о том, что графит встречен им в кварцевых прожилках кристаллических сланцев около Старого Крыма, а ртуть (правда, сомнительного происхождения) — в неогеновых известняках около развалин Херсонеса близ Севастополя...

В письмах А.Е. Ферсману в 1912 г. он обращает внимание своего коллеги на сведения о наличии мышьяка в Керченских железных рудах, упоминает о минерале «тиршите», минеральном виде, установленном для Крыма не совсем достоверно... И тут же добавляет: «Не забудьте добыть коллекцию крымских минералов для Академии наук». Письма В.И. Вернадского к А.Е. Ферсману — своеобразная хроника повседневных исканий великого ученого, который все время что-то оценивает, корректирует, постоянно спрашивает и отвечает, заботится о делах своих коллег и учеников...

Когда в 1907 г. в Крыму был найден минерал палыгорскит, В.И. Вернадский замечает в письме к А.Е. Ферсману: «Вот бы Вам его исследовать». Поиски и описание палыгорскита растянулись на многие годы. Как выяснилось, этот минерал («горная кожа») образуется в зонах выветривания горных пород. На примере группы палыгорскита было показано «огромное значение описательной минералогии для познания разнообразия реакций и их продуктов в земной коре». В конечном итоге А.Е. Ферсман с радостью сообщает В.И. Вернадскому в 1913 г.: «Везу с собой массу палыгорскита из Курцов (ныне с. Украинка Симферопольского района. — Авт.), напал на хорошую чистую жилу...». Таким путем из крымских месторождений впоследствии пополнились минеральные коллекции не только Академии наук, но и многих геологических музеев страны и мира.

В 1921 г. (и подробнее — в 1926 г.) в «Записках Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы» была опубликована большая работа В.И. Вернадского о геохимическом исследовании Азовского моря и его бассейна. Ученый подчеркивает в ней важность количественного химического учета живого вещества, что имеет значение для решения целого ряда геологических, физико-географических и геохимических вопросов, а также задач биологических и промысловых. С геохимической точки зрения большое значение имеет

«анализ разнородного вещества, представляющего естественное скопление (в Азовском море. — Авт.), — например... планктона в разные времена его развития, валовой анализ живого вещества на разных глубинах моря, каков бы состав его ни был...».

И далее постулируется:

«для полного химического баланса Азовского моря... недостаточно химического исследования грязи, воды, населения моря. Море не отделено от окружающей среды, отдает в нее и получает из нее химические элементы и это должно быть по возможности нами исчислено. Только этим путем мы можем получить полное представление обо всем химическом балансе моря, его химических реакциях... Поэтому, помимо исследования моря, нам одновременно необходимо вести химическое исследование некоторых сторон окружающей его природы».

Как актуальны эти выводы В.И. Вернадского в настоящее время, в условиях тотального экологического кризиса в современном Приазовье!

По словам ученого, здесь, на юге,

«...мы имеем огромную область геологических отложений, где ...химические процессы достигли грандиозных размеров... С этой точки зрения необходимо обратить внимание на биохимические процессы в этих областях, взаимодействие между сушей и морем. Среди них особенное значение имеют биохимические процессы выделения H2S в связи с круговоротом серы и процессы, связанные с работой железных бактерий. На явление этого... рода необходимо обратить внимание в связи с загадочным... генезисом Керченских и Таманских руд, являющихся продуктом мощного биогеохимического процесса...».

Высоко оценивая разнообразие географических условий и высокий природный потенциал Крыма, академик В.И. Вернадский был убежден в необходимости создания на полуострове своего высшего учебно-научного заведения. В декабре 1916 г., являясь членом Государственного совета России, он участвовал в подписании проекта Закона об учреждении в Симферополе университета. Спустя полгода, к лету 1917 г., в период деятельности Временного правительства, к нему в Петроград прибыла крымская делегация, вновь ходатайствовавшая об открытии вуза, и В.И. Вернадский, будучи в то время одним из руководителей Министерства народного образования (по высшей школе), вторично поддержал такое предложение как официальное лицо. Однако в условиях разразившейся Гражданской войны реализация плана задержалась, и только 14 октября 1918 г. в Симферополе, наконец, был торжественно открыт Таврический университет. Символично, что вскоре после этого судьба распорядилась так, что В.И. Вернадский в 1920—1921 гг. стал профессором, а затем и ректором Таврического университета.

Известно, что В.И. Вернадский в годы Первой мировой войны возглавлял созданную в 1915 г. Комиссию по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Находясь в Крыму, он в 1920 г. также был избран председателем Комиссии по изучению естественных производительных сил Крыма, которая в сложных условиях старалась обеспечить продолжение фундаментальных и прикладных исследований. О некоторых результатах этой работы В.И. Вернадский из Симферополя в 1921 г. писал академику А.Е. Ферсману в Москву следующее:

«...B Комиссии по изучению производительных сил Крыма, где я председателем, сейчас идет энергичная работа. Издаем выпусками. Сданы в печать: 1) Попов. Металлы Крыма (кроме железа). 2) Кочерин. Белый уголь Крыма. Сдается в ближайшее время: 3) Пузанов. Морской промысел Крыма. 4) Байков. Трассы Крыма. Готовится ряд очерков. Отдельно идут: Карты осадков (Вознесенский), геологическая карта Крыма и отдельно Керченского полуострова (с таблицами) (Двойченко), Определитель крымской флоры (Кузнецов). Начали работу в большом масштабе над килом... работа под руководством моим, Байкова и Аучицкого. Над серой и нефтью работает Мокринский. Химическую часть бешуйского угля и крымской нефти обрабатывает Байков. Дубровский поставил опыты над использованием соломы и злаков для изготовления бумаги; пытаемся организовать местные фабрики. Я начал анализ рыб: здесь жду интереснейших результатов... Достиг, мне кажется, крупных обобщений и весь поглощен работой».

Вот какой огромный объем научных работ выполнялся тогда в Крыму под руководством академика В.И. Вернадского!

Здесь следует дать хотя бы краткие пояснения к этому телеграфно изложенному перечню имен ученых — соратников В.И. Вернадского.

А.Е. Ферсман — ученик В.И. Вернадского, выдающийся ученый-геохимик, минералог, путешественник. Свыше сорока лет В.И. Вернадский и А.Е. Ферсман были связаны совместной научной работой и большой дружбой.

С.П. Попов — тоже его ученик, крупный ученый-геолог, профессор Таврического университета—Крымского педагогического института в 1920—1937 гг., руководил в этом вузе кафедрой геологии, был деканом естественного факультета и, позднее, — проректором вуза, автор уникальной монографии «Минералогия Крыма».

Д.И. Кочерин — крупный ученый-гидролог, в те годы руководил одним из отделов Партии Крымских водных изысканий, является основоположником учения о речном стоке.

И.И. Пузанов — зоолог, ученый-крымовед, профессор, работал в Таврическом университете-Крымском педагогическом институте в 1918—1933 гг., заведовал кафедрой зоологии, стоял у истоков Крымского природного заповедника.

А.А. Байков — химик, металловед, металлург, профессор и третий ректор Таврического-Крымского университета (1918—1923 гг.). Создал университетскую лабораторию по изучению естественных производительных сил (вопросы химии соленых озер и Черного моря); впоследствии — академик.

А.В. Вознесенский — крупный ученый-климатолог, профессор, в 1919—1025 гг. преподавал метеорологию и климатологию в Таврическом—Крымском университете.

П.А. Двойченко — известный ученый-крымовед, профессор Таврического-Крымского университета и Крымского педагогического института в 1918—1941 гг., был деканом географического факультета.

Е.Е. Вульф — крупный ученый-ботаник, геоботаник, флорист; в 1920—1926 гг. работал профессором, заведовал кафедрой ботаники естественного отделения и агрономического факультета Таврического—Крымского университета. Основатель фундаментальной «Флоры Крыма» (1927—1969 гг.).

В.И. Лучицкий — геолог, петрограф, профессор; работал в 20-е гг. в Таврическом-Крымском университете, впоследствии — академик Академии наук Украины.

В эти же годы в Таврическом университете вместе с В.И. Вернадским трудились и другие известные ученые-педагоги, профессора-естествоиспытатели. Сам Владимир Иванович в то время очень интенсивно и плодотворно трудился в области крупных научных изысканий, читал лекции студентам, вел научно-организационную работу в качестве ректора Таврического университета, работал в ряде научно-общественных организаций Крыма. Об этом свидетельствуют его крымские публикации, а также дневниковые записи, увидевшие свет только в 1997 г., воспоминания его коллег и бывших студентов.

Красной нитью в его записках проходит идея о разработке учения о живом веществе, его роли в организации и функционировании биосферы. Вот только несколько примеров, иллюстрирующих неуёмный характер ученого-мыслителя, стремящегося в любых условиях к постоянной творческой деятельности.

Уже в январе 1920 г., только что прибыв в Ялту, в так называемую Горную Щель (на дачу П. А. и Н.С. Бакуниных), где находилась его семья, уже больной, он записывает в дневнике: «Написал письмо Кузнецову (профессору Таврического университета — Авт.) о своем согласии войти в состав профессоров университета... Обдумываю и сегодня начну писать... статью о живом веществе...». Сразу же после тяжелейшей болезни, в марте 1920 г. он пишет: «Перенес сыпной тиф... Я совершенно не помню своей болезни и выношу из своего лежания красивые образы и создания моей мысли, счастливые переживания научного вдохновения»; и далее:

«...Основной целью моей жизни рисовалась мне организация нового огромного института для изучения живого вещества и проведения его в жизнь, управление им. Этот институт международный по своему характеру... должен был являться типом новых могучих учреждений для исследовательской работы, которые в будущем должны совершенно изменить строй человеческой жизни, структуру человеческого общества...».

17 апреля 1920 г. он записывает в дневнике: «Завтра еду в Симферополь. Начинается новый период жизни...». А дальше — активная работа в ужасных условиях разрухи, царившей в Крыму. Об этом вновь и вновь читаем мы в дневниках ученого.

27 апреля 1920 г.: «Работал над живым веществом...»; 12 июня 1920 г.: «...работал в лаборатории. Сегодня и вчера обрабатывал «Живое вещество»; 20 июня: «Пишу «Живое вещество»; 28 июня: «работал над живым веществом»; 5 июля 1920 г.: «...работал в лаборатории над живым веществом»; 31 августа: «Все время работаю над живым веществом. Но ужасно трудно без книг» и т. д. 26—29 ноября 1920 г. В.И. Вернадский записывает: «Масса событий... Необходима интенсивная организация научных деятелей... Утром работал над живым веществом... Помимо ректорских обязанностей — над завтрашней лекцией о живом веществе...».

В этот период своей крымской географии В.И. Вернадский регулярно совершает научные поездки для изучения природных объектов, главным образом, Крымского предгорья. Поднимая вопросы изучения и использования кила (минерала кеффекилита) в районе с. Курцы (ныне с. Украинка), в июле 1920 г. он пишет: «Возобновляется старая мысль. Еще лет 15—20 назад я ездил... под Бахчисарай для осмотра местности, Ферсман, Касперович интересовались и интерес к килу исходил из нашей московской лаборатории. Потом во время войны — вновь».

Вместе с учеными университета Г.Н. Высоцким, П.А. Двойченко, С.П. Поповым и Д.М. Щербаковым В.И. Вернадский обследует район Эскиорды (ныне с. Лозовое), где «на небольшом пространстве мы видим разнообразие геологическое, совершенно необычное в России: эоцен (нуммулиты), верхний мел, триасовый конгломерат, карбон (швагунка; нашли фауну моллюсков, [морских] лилий, брахиопод), изверженные породы». Ученого восхищает красота природы в долине Салгира.

В Севастополе Владимир Иванович посещает морскую биостанцию, беспокоится по поводу Батилимана (ныне Балаклавский район Севастополя), где располагались тогда дачи 26 пайщиков, в основном людей интеллектуального труда (общины, подобной Профессорскому Уголку в Алуште), где был и небольшой дачный участок семьи Вернадских.

В Крыму В.И. Вернадский ярко проявляет себя универсальным естествоиспытателем, интересуясь компонентами неживой и живой природы, в том числе флорой: «Все это время внимательно присматриваюсь к флоре. Много нового, узнаю и вдумываюсь. Сегодня видел для меня новые — Helianthemum, Cerinthe». В июне 1920 г. он записывает: «Утром сходил на луг и набрал цветов — все в полном цвету: Coronilla, Linum, Salvia, Centaurea, Sideritis, Verbascum, Lavatera, Papaver, Melilotus, злаки и т. д. разных видов. Ясно, что есть общественные и одиночки — так одиночка Heiichrysum? Всюду жизнь... Проявление своеобразного строения живого вещества и хода в нем перемещения химических элементов». С профессором Н.И. Кузнецовым и другими сотрудниками университета академик экскурсировал в Ливенские Дубки (характерные для Крымской лесостепи), где имел «большой разговор в связи с химическим получением живого вещества».

«Моя давно задавленная страсть к цветам начинает, мне кажется, развиваться с неудержимой силой и будет идти так — чувствую — и впредь».

О своей педагогической деятельности в Таврическом университете В.И. Вернадский писал так: «Все время работаю, но условия работы тяжелые... Я читаю силикаты и геохимию, очень углубляюсь в свой курс... Мечтаю: 1) Издать и закончить «Живое вещество с геохимической точки зрения» ...Много написал вновь. Считаю, что получил очень крупные результаты. 2) Геохимию... 3) Переиздать и закончить университетский курс минералогии...». Академик испытывает в Крыму книжный голод: научной литературы очень мало. В этой связи в апреле 1920 г. он пишет: «Знание литературы среди ученых ограничивается 1914 годом; дальше здесь на юге попадает случайная книга и случайный журнал. После 1918 почти ничего нет. Удар, нанесенный большевизмом печатанию и научной работе, непоправим. Сейчас книга становится роскошью». Ученый с жадностью читает крымоведческую литературу: «Кончил «Труды Карадагской станции» (1918); «Прочел «Известия Таврического университета» (1919); читал Маркова «Очерки Крыма», Кузнецова «Введение в систематику цветковых растений», «Путеводитель по Крыму» и др.

Обращают на себя внимание широта интересов, фундаментальность теоретических обобщений и выраженная прикладная направленость научной деятельности академика в крымские годы. Много позже (в 1944 году), в последней прижизненно опубликованной статье «Несколько слов о ноосфере», он признавался: «Полученные мною результаты я излагал постепенно, как они складывались, в виде лекций и докладов, в тех городах, где пришлось в то время жить: в Ялте, в Полтаве, в Киеве, в Симферополе, в Новороссийске, в Ростове и других». Нам, крымчанам, особенно близки эти строки, мы гордимся тем, что на Крымской земле, в Таврическом университете, рождались многие великие мысли, идеи академика В.И. Вернадского.

Как работал В.И. Вернадский в аудитории со студентами? Об этом мы можем узнать из воспоминаний одного из питомцев Таврического университета, впоследствии профессора, доктора географических наук Б.А. Федоровича:

«В. И. Вернадский читал студентам избранные разделы «Минералогии алюмосиликатов» и «Геохимию», основоположником которой он являлся в мировой науке...». «Каждое слово его, — вспоминает Б.А. Федорович, — запоминалось надолго и приносило всегда максимум новых знаний. Уже тогда, в 1920 году, перед нами раскрывались самые глубины естествознания... Он прослеживал каждую закономерность химических элементов Менделеевской таблицы и показывал единство строения... вещества. Речь его была плавной и тихой. Не было в ней никаких эффектаций, она не сопровождалась никакой жестикуляцией. Поверх застегнутого жилета висела поблескивающая цепочка от часов в кармане жилета. Эта цепь была выкована из платины и являлась даром за изучение этого металла и его месторождений, что принесло громадные прибыли нашему государству. И если Владимир Иванович доставал часы, то это почти в точности совпадало с окончанием лекции. А когда прерывалась его лекция, то оказывалось, что все погружено в абсолютную тишину и еще некоторое время мы не могли «придти в себя» — так действовала на нас глубина раскрываемых перед нами тайн природы, точнее ее строения, где все едино и взаимосвязано, находится в вечном движении и развитии, сохраняя неизменность в самой своей сути».

После приезда В.И. Вернадского для работы в Таврическом университете ему отвели для жилья флигель в «Салгирке», в помещении экспериментальной помологической станции (бывший Воронцовский дворец, ныне проспект Вернадского, 2). Здесь ученый создал университетскую научную лабораторию по проблеме «Роль живых организмов в минералогенезисе». Здесь же, в «Салгирке» он обдумывал и создавал свои труды. Его дневниковая запись от 25 мая 1920 г. сообщает:

«Сижу на балконе старого Воронцовского дворца... Встаю рано, ложусь поздно. Нет достаточного света — нет керосина, плохая лампа. Приходится приноравливаться... Лаборатория... темная, сырая — но это лучшее, что есть в Симферополе. Можно работать и я полон мыслей и планов...».

Каждый раз поражает диапазон его научных интересов и размышлений: кроме главных геохимических и биогеохимических направлений, В.И. Вернадский углубленно интересуется в это время вопросами теории относительности, пространства и времени, истории науки, природы философского знания, сущности и своеобразия научной революции XX века. Как итог — уже в 1921 г. в «Известиях Российской Академии наук» В.И. Вернадский опубликовал сразу полдесятка самых разнообразных статей: обзор крымских исследований, записка об ученых трудах работавшего в те годы в университете известного геолога и географа В.А. Обручева, материал о магнитной аномалии, обнаруженной на полуострове, и даже «О необходимости изучения явлений радиоактивности Южного берега Крыма».

Не ограничиваясь исследовательской работой, В.И. Вернадский развернул в Симферополе активную научно-общественную деятельность. Он участвовал в работе местных научных обществ: естествоиспытателей природы, Таврической ученой архивной комиссии (был избран ее Почетным членом), Таврической научной ассоциации и, как уже было отмечено выше, возглавлял Комиссию по изучению естественных производительных сил Крыма. Под его руководством профессора Таврического университета вели активную общественную жизнь, читали лекции для населения, оказывали помощь в сохранении музейных ценностей Крыма. Характерный пример — письмо барону Врангелю (2 мая 1920 г.) по поводу необходимости сохранения «Ялтинского Естественно-исторического музея, имеющего большую культурную ценность», в котором собраны «большие коллекции по естествознанию, археологии и этнографии Крыма... накопленные за много лет...» и «имеется единственная в Ялте научная библиотека». Письмо это подписали профессора В.И. Вернадский и В.А. Обручев. Академика беспокоило также положение в Естественно-историческом музее Крыма (в Симферополе), краеведческой библиотеке «Таврика», он ходатайствовал об оказании помощи зоопарку в Аскании-Нова, помогал в решении других научно-культурных проблем.

В Таврическом университете при участии В.И. Вернадского был создан минералогический кабинет, ученый передал в библиотеку многие из своих книг, в частности, «Кристаллографию» (она сохраняется в вузовском книгохранилище до наших дней).

Глубокие по научному содержанию лекции ученого способствовали сплочению вокруг него одаренных студентов, интересовавшихся минералогией и геохимией. Среди них были Д.И. Щербаков (позднее профессор, доктор геолого-минералогических наук, академик АН СССР, лауреат Ленинской премии), Б.А. Федорович (позже — профессор, доктор географических наук, лауреат Государственной премии СССР), П.М. Мурзаев (позже — профессор, доктор геолого-минералогических наук), С.В. Альбов (позднее — профессор, доктор геолого-минералогических наук, автор уникальной монографии по гидрогеологии Крыма) и другие. Так формировалась в Крыму Вернадовская школа минералогов и геохимиков.

Известно, что В.И. Вернадский всегда уделял большое внимание своим ученикам и коллегам, способствовал их научному росту, помогал им советами, оказывал всестороннюю помощь. В своих дневниках крымского периода он неоднократно отмечает плодотворную естественно-научную деятельность в Таврическом университете: В.К. Агафонова — профессора геолога, почвоведа; А.А. Байкова — профессора химика, металловеда; К.Г. Воблого — профессора географа; А.В. Вознесенского — профессора климатолога; Е.В. Вульфа — профессора ботаника; Г.Н. Высоцкого — профессора почвоведа, геоботаника; П.А. Двойченко — профессора геолога, гидрогеолога; М.М. Завадовского — профессора биолога, зоолога; Н.Н. Клепинина — профессора почвоведа; Н.И. Кузнецова — профессора ботанико-географа; В.И. Лучицкого — профессора геолога, петрографа; Г.Ф. Морозова — профессора лесоведа, географа; В.А. Обручева — профессора геолога, географа; В.И. Палладина — профессора-ботаника, биохимика; В.В. Пашкевича — профессора растениевода; С.П. Попова — профессора минералога; С.С. Салазкина — профессора биохимика; П.П. Сушкина — профессора зоолога; Д.И. Щербакова — будущего профессора геолога, геохимика, географа; И.В. Якушкина — профессора растениевода и других.

Вот в таком окружении незаурядных ученых-естествоиспытателей довелось работать В.И. Вернадскому в те годы в Крыму! Мы привели этот довольно длинный список известных ученых-природоведов, работавших в Таврическом университете, для того, чтобы подчеркнуть многообразие и исключительную широту научных связей академика со своими коллегами.

В качестве конкретного примера заботливого отношения В.И. Вернадского к своим крымским ученикам-коллегам приведем недавно обнародованный нами его рукописный отзыв на работу выпускника Крымского университета П.М. Мурзаева, учившегося и работавшего в 1921—1928 гг. на кафедре геологии. Собственноручно написанный и подписанный академиком, документ предназначался для присуждения П.М. Мурзаеву ученой степени доктора минералогии по совокупности научных работ. В отзыве отмечается, что П.М. Мурзаев — «крымчак родом», ученик профессора С.П. Попова (ученика В.И. Вернадского), начал заниматься минералогией Крыма в 1921 г., и его работы весьма интересны, а научные данные точны, поэтому, резюмирует Владимир Иванович, «считаю правильным присуждение П.М. Мурзаеву ...степени доктора минералогии». Здесь мы видим прекрасный образец научной объективности В.И. Вернадского и, в хорошем понимании слова, — надежной научной корпоративности выдающихся людей.

Крымские годы В.И. Вернадского прошли в условиях Гражданской войны и разрухи в народном хозяйстве, больших материальных и психологических трудностей. Несмотря на все это, как мы могли удостовериться, читая его дневники и труды того времени, ученый верил в науку и перспективы Таврического университета. Он пророчески писал тогда: «Университет большой, но не устроенный, с огромным будущим».

Мы являемся свидетелями воплощения в жизнь этих великих надежд В.И. Вернадского. Таврический университет сегодня переживает время бурного развития. Ныне — это один из ведущих вузов Украины: в 1999 г. по представлению ректора университета профессора Н.В. Багрова Указом Президента Украины главному и старейшему вузу Крыма было возвращено историческое наименование «Таврического», он обрел статус национального, и ему по праву было присвоено имя В.И. Вернадского.

Сегодняшний университет — лучший памятник В.И. Вернадскому в Крыму, это крупный современный научно-учебный комплекс с богатыми, «вернадовскими» исследовательскими традициями, объединяющий 15 факультетов, 75 кафедр, которые ведут подготовку студентов по 40 специальностям. В университете обучаются более 18 тысяч студентов — будущих биологов, химиков, математиков, физиков, географов, экологов, историков, филологов (украиноведов, русистов, тюркологов), специалистов по иностранной филологии (английский, немецкий, французский, греческий и другие языки и литературы), юристов, экономистов, менеджеров, специалистов по физической культуре и спорту, психологов...

Здесь обучаются студенты из разных стран мира: из Китая, Турции, Ливана, Египта, Иордании, Йемена, США, ФРГ и др. Научно-педагогический корпус Таврического университета насчитывает около 100 докторов наук и профессоров, более 300 кандидатов наук и доцентов и около 280 старших преподавателей и ассистентов. Таврическому национальному университету предоставлен статус самоуправляемого (автономного) государственного учебного заведения. Согласно Указу Президента Украины, основными задачами современного университета являются подготовка высококвалифицированных специалистов для органов государственной власти, промышленности, образования, науки и культуры, участие в научном обосновании и прогнозировании развития социально-экономической сферы Автономной Республики Крым.

В последние годы Таврический национальный университет словно обрел новое дыхание: реконструированы и заново оснащены современным оборудованием учебные корпуса и лаборатории. Вуз первым среди крымских и шестым в Украине вошел в состав Евразийской Ассоциации университетов. За 90 лет своей деятельности ТНУ подготовил для народного хозяйства страны и многих зарубежных государств Европы, Азии, Америки и Африки более 80-ти тысяч высококвалифицированных специалистов. В начале XXI столетия в Таврическом национальном университете учреждена специальная Премия имени В.И. Вернадского, присуждаемая за большие заслуги в области естественных и гуманитарных наук.

В Симферополе академик В.И. Вернадский жил в нескольких местах: на ул. Севастопольской, 8 (здание не сохранилось), на ул. Госпитальной, 18 (ныне ул. Курчатова), в «Салгирке»... По инициативе Комитета по науке при Совете министров АРК и ректората Таврического университета некоторые из этих домов ныне отмечены мемориальными досками. На здании бывшего Воронцовского дворца в «Салгирке» в 1997 г. установлена памятная доска с надписью на камне из черного габбро: «Здесь, в здании бывшей Салгирской помологической станции, в 1920—1921 гг. работал академик Российской Академии наук, первый президент Украинской Академии наук, ректор Таврического университета Владимир Иванович Вернадский (1863—1945)». Ныне в этом красивом старинном здании — Доме науки АРК — располагается Крымский научный центр Национальной Академии наук Украины; здесь же находится и штаб-квартира Крымской Академии наук, созданной в 1993 г.

Недалеко отсюда, через несколько сотен метров по проспекту В.И. Вернадского, расположены современные здания Таврического национального университета. В главном корпусе ТНУ установлена памятная стела, посвященная академику В.И. Вернадскому. На ней начертаны глубоко символичные слова великого ученого:

«Научная мысль является главным основным источником народного богатства, основой силы государства».

В последние годы мемориальные доски, посвященные В.И. Вернадскому, установлены и в других местах Симферополя, связанных с его жизнью. На улице Пушкина, 18 в 2001 г. на здании этнографического музея (филиал Крымского республиканского краеведческого музея) открыта доска с такой надписью: «В этом здании в 1920—1921 гг. работал академик Российской Академии наук, первый президент Украинской Академии наук, ректор Таврического университета Владимир Иванович Вернадский».

Еще одна мемориальная доска открыта на ул. Курчатова, 32 в 2002 г. Текст доски гласит: «В этом доме осенью 1920 г. жил ректор Таврического университета, академик Российской Академии наук, президент Украинской Академии наук Владимир Иванович Вернадский». В 2003 г. появилась мемориальная доска на улице Киевской, 46, где была научная лаборатория академика.

В Ялте В.И. Вернадский жил в доме П.А. Бакунина (ныне Бакунинский проезд), в Гаспре — в доме И.И. Петрункевича и во дворце графини С.В. Паниной. К сожалению, эти вернадовские места пока никак не отмечены. Более того, даже название села Вернадовка, находившегося в Белогорском районе Крыма, по недомыслию властей исчезло с географической карты полуострова (при объединении населенных пунктов этот населенный пункт был включен в состав с. Русаковка). Парадоксально, но имени В.И. Вернадского не оказалось и на Памятной скрижали, установленной в 1984 г. в Симферополе в дни празднования 200-летия города, куда вписаны имена полусотни знаменитых симферопольцев. Эти мемориальные казусы частично исправлены в 2003 году, когда общественность отмечала 140-летие со дня рождения академика В.И. Вернадского, которого по праву называют «Ломоносовым XX века». Ученому посмертно присвоено звание «Почетный крымчанин».

По инициативе географов ТНУ в начале 1998 г., в дни празднования 135-летия со дня рождения ученого, решением топонимической комиссии Крымского регионального центра Украинской спелеологической ассоциации именем В.И. Вернадского названа одна из естественных карстовых полостей на самой высокой в Крыму яйле Бабуган.

Не остались в долгу и астрономы. Они назвали в 1986 г. именем В.И. Вернадского малую планету — астероид Солнечной системы (номер 2809), открытую в 1978 г. учеными Крымской астрофизической обсерватории. Теперь над Крымом будет вечно светить малая планета Вернадского.

Примечания

1. Соавтор очерка — Н.В. Багров.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь