Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Страбон — «отец» крымской географии

Древняя Греция подарила человечеству немало выдающихся ученых. Среди них почетное место занимает знаменитый греческий (римский) географ Страбон (63 г. до н.э. — 23/24 г. н.э.). Многие из научных трудов того времени до нас не дошли. А вот его 17-книжная «География» (или «Географические записки» — «Geographika Hypomnemata») — сохранилась. Труд этот, завершенный ученым более 2000 лет тому назад, — прекрасный письменный памятник, неоднократно издававшийся на протяжении многих веков и сослуживший добрую службу сотне поколений ученых и практиков. Предполагают даже, что знакомство с латинским переводом «Географии» Страбона подсказало Колумбу мысль о существовании западного пути в Индию...

Страбон — уроженец Малой Азии. Он был современником эпохи образования Римской империи и заката эпохи эллинизма. В то время Эллада, после опустошительных войн и разорения, превратилась в «поле развалин с великими памятниками прошлого». Центры экономики и культуры сместились с Балканского полуострова на Апеннинский, в Италию, а также в Александрию и Малую Азию. Там Страбон смог получить хорошее образование и посвятил многие годы жизни путешествиям и научным изысканиям. Маршруты его поездок в тогдашней Ойкумене пролегли с востока на запад — от Армении до Сардинии, а с севера на юг — от Черного моря до Верхнего Нила.

Солидное образование, знакомство с книгами крупнейших ученых того времени — Эратосфена, Посидония, Гиппарха, Полибия и других, а также обширные наблюдения, сделанные им самим во время путешествий, позволили Страбону написать уникальный научный труд, принесший его автору бессмертную славу «отца географии». Крым-чанам особенно интересны страницы страбоновской «Географии», посвященные древней Таврике и Понту. Ведь это одно из самых ранних дошедших до нас довольно подробных письменных свидетельств о природе этого региона.

Херсонесу Большому, Таврическому, Киммерийскому или Скифскому полуострову (современный Крым), Понту Евксинскому (Черное море) и Меотиде (Азовское море) в «Географии» Страбона посвящены многие страницы и разделы, особенно в книгах II, VII, XI, XIV. Спустя 2000 лет будет весьма поучительно переосмыслить эти описания, сопоставляя их с нашими современными представлениями, отдавая дань памяти древнему мудрому ученому.

Обзор Крымского полуострова Страбон начинает с севера.

«Здесь, — пишет он, — находится перешеек (современный Перекоп. — Авт.), отделяющий от моря (Черного. — Авт.) так называемое озеро Сапра (нынешний Сиваш, или «Гнилое море». — Авт.), в ширину он 40 стадий и образует так называемый таврический или скифский Херсонес» (т.е. Крым. — Авт.).

Интересно отметить, что расстояния, указываемые здесь и во многих других местах, у Страбона весьма точны и близки к современным показателям. Например, если перевести в нашу систему мер 40 стадий, в которые оценивалась ширина Перекопского перешейка, то, исходя из того, что 1 аттический стадий равен 177,6 м, получаем 7 километров 104 метра — величину, почти идеально приближенную к действительной.

Страбон далее продолжает:

«Хотя озеро Сапра имеет, как говорят, 4000 стадий, но является собственно только западной частью Меотиды, с которой оно соединено широким устьем. Оно весьма болотисто и едва судоходно...».

Обращают на себя внимание следующие обстоятельства: во-первых, Сиваш ошибочно именуется озером — на самом деле это мелководный залив (лагуна) Азовского моря, с которым «Сапра», как верно замечено, сообщается широким устьем (проходом). Справедливость слов о «широком» проходе подтверждается тем, что Арабатская Стрелка, ныне почти полностью изолирующая Сиваш, сформировалась на месте цепочки островов лишь в IX—X веках н.э., поэтому ныне между Сивашом и Азовским морем имеется только узкий Генический пролив.

Примечательна еще одна деталь, подтверждающая высокую достоверность описания Страбоном природных явлений в этом регионе. Географ сообщает о том, что в Сиваше «ветры легко обнажают мелкие места и затем снова покрывают их водой». Такое наблюдение мы можем сделать и сегодня в периоды сгонных (от западных ветров) и нагонных (от восточных ветров) течений в этой акватории. Во время сгонных понижений уровня воды на присивашском побережье Крыма обнажаются обширные т. н. «земноводные» урочища, являющиеся переходной полосой между сушей и морем. На карте их обозначают специальной мелкоточечной зоной. Не потому ли до сих пор в современной литературе о Крыме площадь полуострова исчисляется по-разному: от 25,5 до 27 тысяч квадратных километров?

В «Географии» мы находим также первые сведения об использовании минеральных богатств — прежде всего соляных озер и лагун Крыма.

В описании западного и юго-западного побережья Крыма Страбон обращает внимание на выдающийся в море большой мыс, «который составляет часть целого Херсонеса». Это Гераклейский (или Трахейский) полуостров крайнего крымского юго-запада. Именно здесь располагался греческий город, «Древний Херсонес, лежащий в развалинах», а дальше —

«гавань с узким входом, где тавры (скифское племя) обычно собирали свои разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством, эта гавань называется Симболон Аимен («Сигнальная гавань», современная Балаклавская бухта. — Авт.) и образует вместе с другой гаванью под названием Ктенунт (Большая Севастопольская бухта — буквально «Гавань-Гребенка», что, видимо, отражает здешний зубчато-бухтовый берег. — Авт.) перешеек в 40 стадий».

Кстати, опять — расстояние, весьма близкое к истинному (около 7 км). Данный перешеек, по словам Страбона, замыкает Малый Херсонес, составляющий часть Большого Херсонеса (Крымского полуострова). Поблизости от Симболон Лимен «География» помещает мыс, названный по имени божества Парфением; он отождествляется теперь с мысом Фиолент. В этих местах, по Страбону, «есть святилище Девы», храм и ее статуя. Упомянутое святилище, связываемое с мифом об Ифигении, является одной из самых волнующих и притягательных исторических и географических тайн Крыма. Даже А.С. Пушкин, пребывая в 1820 году в Тавриде, съездил на поклонение к этой мифической Деве в район Свято-Георгиевского монастыря у мыса Фиолент. Однако среди ученых до сих пор имеются существенные разногласия по поводу местоположения святилища Девы в Крыму.

Затем Страбон обращается к описанию южного Таврического побережья, которое «протянулось от Симболон Лимена вплоть до города Феодосии — длиной около 1000 стадий». Замечательна точность в оценке простирания Южного берега Крыма — 177 км 600 м. «Побережье это каменистое, гористое и подвержено сильным бурям с севера», — читаем дальше. Ученый особо отмечает выступающий к югу мыс Криуметопон («Бараний лоб», современный Аюдаг. — Авт.). В последующие века его еще долго ошибочно принимали как самую южную оконечность Крымского полуострова (на самом деле самый южный в Крыму и во всей Восточной Европе мыс Сарыч — 44°23' с.ш. — находится намного западнее Аюдага, у пгт Форос).

От крымского мыса Криуметопон к мысу Карамбий в Малой Азии греческим географом проводится линия, «разделяющая Евксинский Понт на два моря». «Восточное море», продолговатое по форме, — по Страбону, — имеет в длину 5000 стадий (при ширине около 3000 стадий). «Западное море» насчитывает в длину 3800 стадий, а в ширину — 2800 стадий. Окружность всего Понта определена в 25000 стадий.

Но вернемся снова к Горному Крыму. Страбон пишет, что в «гористой области тавров есть также гора Трапезунт». Основа топонима — греческое слово «трапеза» — обозначает «стол», и оригинальный столообразный массив не случайно попал в поле зрения ученого. Его трапециевидный силуэт наиболее отчетливо выделяется среди вереницы массивов Главной Крымской гряды: он прекрасно виден как со стороны суши — из Равнинного Крыма, так и со стороны Черного моря. Страбон впервые в науке упоминает об этой примечательной вершине (так же как и о Южном береге Крыма — Таврическом побережье). Если в древности очертания массива сравнивали со столом, покрытым скатертью, то теперь гора называется Чатырдаг, что в переводе с крымскотатарского означает Шатёр-гора или Палат-гора (1527 м). Она является пятой по высоте вершиной на полуострове, отсюда открывается самый лучший кругозор на полуострове.

Феодосия, лежащая за гористой областью Тавриды, тоже упоминается в «Географии»:

«...город занимает плодородную равнину и обладает гаванью, могущей вместить 100 кораблей. ...эта гавань прежде была границей между землей боспорцев и тавров... Далее область также плодородна до Пантикапея, который является столицей боспорцев, лежащей при устье Меотиды.

...Пантикапей представляет собой холм (современная гора Митридат. — Авт.), населенный со всех сторон в окружности на 20 стадий. На восточной стороне города находится гавань и верфи приблизительно на 30 кораблей»...

Страбон констатирует, что «со времен Митридата царство (Боспорское. — Авт.) перешло под власть римлян» и подчеркивает, что Керченский пролив разделяет здесь Европу и Азию, как это принято и в современной географической науке. Довольно подробно и точно описаны города Боспора и расстояния между ними. А вот, оказывается, откуда получил свое древнее название Керченский пролив:

«Севернее Восточного моря (восточной части Черного моря. — Авт.) располагается озеро Меотида (Меотийское «озеро», современное Азовское море. — Авт.), имеющее в окружности 9000 стадий». Оно «впадает в Понт через так называемый Киммерийский Боспор, а Понт в Пропонтиду (Мраморное море. — Авт.) через Фракийский Боспор». «Кимвры, — пишет Страбон, — как разбойничье и кочевое племя, совершали поход даже до области Меотиды: от них-то и Боспор получил название «Киммерийского», как бы «Кимврского», так как греки называли кимвров киммерийцами».

Называя херсонесцев «георгами» (земледельцами), Страбон неоднократно подчеркивает плодородие здешних земель и даже дает им экономическую оценку:

«Кроме гористой приморской местности... весь остальной Херсонес (Крым. — Авт.) представляет равнину и плодороден, особенно богат хлебом. ...Во всяком случае поле, вспаханное первым попавшимся лемехом, приносит урожай в 30 мер».

Земли от устья Меотиды (Керченского пролива. — Авт.) до перешейка Большого Херсонеса (Перекопа), как описывает «География», были уже тогда населены. Древнегреческим ученым приводятся кое-какие сведения о жизни местных племен. Он рассказывает о том, что скифы и сарматы, живущие в Равнинном Крыму, употребляют «в пищу не только мясо вообще, но в особенности конину, a также сыр из кумыса, свежее и кислое молоко». Из «Географии» мы узнаем и о некоторых (в том числе мифологического характера) чертах животного мира того времени, весьма отличного от современного.

«На болотах охотятся на оленей и диких кабанов, а на равнинах — на диких ослов и серн... Из четвероногих встречается так называемый «колос» (очевидно, сайгак. — Авт.); по величине он нечто среднее между оленем и бараном, белой масти, бегает быстрее их, воду пьет, втягивая ее в голову через ноздри, а затем сохраняет ее здесь несколько дней, поэтому это животное без затруднения может жить в безводных местах». «Пойманная во льду рыба добывается путем «выкапывания» с помощью специальных приспособлений — почти одинаковой величины с дельфинами».

Характеризуя климат восточного Крыма, Страбон отмечает, что «на Боспоре на зиму зарывают виноградные лозы, засыпая их толстым слоем земли» (укрывное виноградарство практикуется до наших дней).

«...климат здесь холодный, что ясно из того, что жители не разводят ослов... лошади малорослые, а овцы крупные... Суровость холодов лучше всего обнаруживается в связи с тем, что происходит в устье Меотиды. Морской путь из Пантикапея в Фанагорию (на Кавказском берегу. — Авт.,) при замерзании становится доступным для повозок...».

Континентальность климата в Тавриде весьма поражала выходцев из субтропического Средиземноморья. «По рассказам, жара здесь бывает очень сильной», — добавляет Страбон.

Античному ученому приходилось описывать природу Крыма без карт, что, конечно, очень затрудняло работу. Все, что он мог использовать, были периплы (древние морские путеводители) и периэгезы (сухопутные путеводители), в которых важную роль играли указатели расстояний, что и нашло отражение в его «Географии».

Даже краткий обзор сведений, собранных для своих современников Страбоном о Крымском полуострове, Черном и Азовском морях, позволяет убедиться в огромной научной эрудиции и любознательности ее автора, удивительной для того времени точности, детальности и в то же время фрагментарности географических знаний о Таврике, которыми располагали люди 2000 лет назад. В память об ученом часть территории Херсонеса Таврического (в границах современного Севастополя), упоминаемой в описании Страбона, до сих пор называют «Страбоновым Херсонесом».

Современный мир, переполненный географической информацией, тем не менее демонстрирует досадную разобщенность носителей знаний и основной массы людей. Многие жители Крыма и Греции сегодня имеют, к сожалению, весьма общие представления друг о друге. Пример великого Страбона зовет наши географически и исторически связанные народы к возрождению взаимного интереса, более тесному сотрудничеству и укреплению дружеских научных и культурных связей.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь