Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » С.П. Шестаковъ. «Памятники христіанскаго Херсонеса. Выпускъ III. Очерки по исторіи Херсонеса въ VI—X вѣкахъ по Р. Хр.»

Глава IV. Установленіе стратегіи въ Херсонѣ. Первыя свидѣтельства западныхъ и арабскихъ источниковъ о Руси. Свидѣтельства о походахъ Руси въ Тавриду въ первую половину IX-го вѣка. Положеніе и роль Херсона въ періодъ посѣщенія города св. Кирилломъ, первоучителемъ словенскимъ. Свидѣтельство Никиты Пафлагонскаго о торговыхъ сношеніяхъ между сѣвернымъ и южнымъ побережьями Чернаго моря во второй половинѣ IX-го в.

Не смотря на весьма крупныя территоріальныя потери, причиненныя арабскими завоеваніями и возстановленіемъ западной римской имперіи, эпоха иконоборцевъ характеризуется вообще подъемомъ боевого могущества и развитіемъ дипломатическихъ1 и торговыхъ сношеній Византіи съ сосѣдними государствами.

Старыя караванныя дороги, которыя вели изъ центральной Азіи къ берегамъ Чернаго моря, продолжали служить путемъ доставки произведеній Индіи и Китая въ предѣлы византійской имперіи, между тѣмъ какъ водный путь черезъ Красное море около 767-го года былъ затрудненъ закрытіемъ калифомъ Аль-Мансуромъ канала, связывавшаго Нилъ съ этимъ моремъ2.

Политическіе3 и въ особенности торговые интересы заставляютъ Ѳеофила (829—842 поддерживать дружественныя отношенія къ хазарамъ, черезъ владѣнія коихъ шли упомянутые торговые сухопутные пути изъ Азіи.

Такъ объясняется и та предупредительность, съ какою въ 833-емъ году4 императоръ Ѳеофилъ отвѣчаетъ на просьбу хазарскаго кагана5 о построеніи для него крѣпости въ нижнемъ теченіи рѣки Дона. Императоръ командируетъ спаѳаро-кандидата Петрону Каматира6, брата своей жены Ѳеодоры, съ царскимъ флотомъ и въ сопровожденіи правителя Пафлагоніи, тоже съ флотомъ его. Явившись въ Херсонъ, Петрона оставляетъ здѣсь военныя суда, сажаетъ экипажъ на круглыя грузовыя суда и входитъ на нихъ въ устье рѣки Дона, и затѣмъ поднимается вверхъ по теченію, къ тому мѣсту, гдѣ надлежало строить крѣпость. Это — Саркелъ, Бѣлая крѣпость, Бѣла вѣжа нашей лѣтописи7.

Сближая свидѣтельства греческихъ источниковъ о построеніи Саркела со свидѣтельствомъ Ибн-Русты объ укрѣпленіи хазаръ, воздвигнутомъ ими для защиты отъ мадьяровъ (и другихъ народовъ), Марквартъ даетъ намъ вмѣстѣ съ тѣмъ приблизительную дату для появленія венгровъ близъ Дона8. По-видимому, они быстро распространяютъ потомъ свои набѣги вплоть до Дуная. Уже въ 839—840 гг. полчища мадьяровъ являются на помощь славянамъ, поселеннымъ Крумомъ на лѣвомъ берегу Дуная9. Въ области Дона мадьяры остаются до появленія здѣсь печенѣговъ, при чемъ они находятся въ зависимости отъ хазаръ. Появленіе въ этой области печенѣговъ и отливъ венгровъ на западъ, за Днѣпръ и далѣе, послѣдовало въ началѣ седьмого десятилѣтія IX-го вѣка10. Къ періоду господства мадьяровъ на берегахъ Чернаго моря относится свидѣтельство о притѣсненіи ими славянъ и торговлѣ словенскими плѣнниками близъ города Керчи11. Намекъ на набѣги венгровъ въ той же области содержится въ одномъ мѣстѣ Житія св. Кирилла, о которомъ скажемъ ниже.

Эпизодъ постройки крѣпости Саркела связанъ въ нашихъ источникахъ съ важнымъ мѣропріятіемъ византійской власти по отношенію къ Херсону. Вернувшись въ столицу, Петрона сдѣлалъ императору представленіе о необходимости поставить тамъ собственнаго стратига. Онъ внушаетъ Ѳеофилу мысль, что мѣстныя власти не заслуживаютъ довѣрія и что только установленіе прямого представителя имперской власти и подчиненіе отдаленнаго города системѣ ѳемной организаціи способно обезпечить прочное обладаніе городомъ и его областью.

Возможно, что частью это подчиненіе отдаленной провинціи болѣе тѣсной зависимости отъ центральной власти было вызвано оппозиціоннымъ направленіемъ, какое господствовало въ Херсонѣ въ связи съ иконоборствомъ. Императоръ Ѳеофилъ издалъ въ 832-омъ году эдиктъ, запрещавшій всякое проявленіе иконопочитанія, при чемъ примѣняемы были насильственныя дѣйствія12. При немъ сосланъ былъ въ Херсонъ Іосифъ Гимнографъ13. Но въ особенности возраставшее значеніе Херсона, какъ передового поста, въ сношеніяхъ Византіи съ хазарами и въ торговлѣ на сѣверныхъ берегахъ Понта съ иноплеменниками заставило обратить вниманіе на эту окраину. Путешествіе особы, приближенной къ императору, имѣвшей случай войти въ непосредственныя сношенія съ хазарами и вглядѣться въ мѣстныя отношенія, явилось ближайшимъ поводомъ къ введенію въ Херсонѣ стратегіи и подчиненію ей старой мѣстной администраціи въ лицѣ τοῦ πρωτεύοντος. Впрочемъ, можно думать, что еще ранѣе въ Херсонѣ сидѣло оффиціальное византійское лицо финансоваго вѣдомства, comes commerciorum, или коммеркіарій. Титулъ протевона сохранялся въ Херсонѣ и позже (Калокиръ при Никифорѣ Фокѣ).

Если и въ гораздо болѣе раннее время мы видѣли въ Херсонѣ прямыхъ представителей византійской власти, въ лицѣ трибуновъ, дуковъ, можетъ быть, также comites commerciorum, то разсматриваемое новое мѣропріятіе Византіи по отношенію къ Херсону слѣдуетъ объяснять, какъ реакцію противъ той независимости, которая могла явиться послѣдствіемъ роли Херсона въ государственномъ переворотѣ Филиппика14.

Вотъ общія соображенія, которыя устраняютъ для насъ тѣ сомнѣнія въ принадлежности введенія стратегіи въ Херсонѣ времени Ѳеофила, какія были высказаны Ѳ. И. Успенскимъ. Совершенно ясно для насъ также, что указанія на отношенія къ печенѣгамъ введены въ сообщеніе Константина Порфиророднаго уже съ точки зрѣнія его времени и что оно не можетъ служить основаніемъ къ критикѣ хронологіи стратегіи въ Херсонѣ у этого автора15. Что же касается упоминанія стратега въ Херсонѣ послѣ Петроны, назначеннаго на этотъ постъ Ѳеофиломъ, впервые при Львѣ Мудромъ (886—912), около 892-го года16, то мы можемъ указать на другое, болѣе раннее. Мы разумѣемъ Никифора, «тогда црствіа добрѣ и кротко пріимша кормила градскаа», въ Словѣ на принесеніе мощемъ преславнаго Климента, называемаго здѣсь также «б҃голіобсць кн҃зь»17. «Князь» можетъ быть переводомъ греческихъ словъ: ἄρχων, ἡγεμών, στρατηγός. Аналогію употребленію въ этомъ послѣднемъ смыслѣ мы можемъ указать въ Проложномъ Житіи св. Владиміра, гдѣ подъ княземъ и княгиней въ Корсуни18 скорѣе всего можно разумѣть византійскаго стратига и его жену.

Къ ближайшимъ годамъ царствованія Ѳеофила относится первое опредѣленно датированное свидѣтельство о сношеніяхъ Византіи съ Русью: въ маѣ 839-го года въ Ингельгеймъ прибыло «греческое посольство съ грамотою императора Ѳеофила о скрѣпленіи мира и союза (менаду Людовикомъ Благочестивымъ и византійскимъ государемъ и подданными обоихъ), а также съ извѣщеніемъ о побѣдахъ надъ внѣшними (сосѣдними) племенами (adversus exteras gentes), подъ которыми прежде всего слѣдуетъ разумѣть Болгаръ, такъ какъ Сарацины на востокѣ и западѣ извѣстны въ хроникахъ подъ своимъ именемъ, и, наконецъ, съ ходатайствомъ о пропускѣ пословъ, qui se id est gentem suam Rhos vocari dicebant, которые называли себя, т. е. свой народъ, Русью; они были отправлены въ Константинополь своимъ царемъ, по имени Хаканомъ, amicitiae causa, т. е. съ цѣлью завязать дружественныя отношенія съ императоромъ, но затруднялись возвратиться на родину ближайшимъ путемъ по причинѣ опасностей, которыя угрожали со стороны варварскихъ и свирѣпыхъ народовъ; поэтому, вмѣстѣ съ византійскимъ посольствомъ, они отправились въ землю франковъ, а византійскіе послы, митрополитъ халкидонскій и спаѳарій Ѳеофанъ, согласно съ данной имъ инструкціей, просили для нихъ свободнаго пропуска»19. Это свидѣтельство Пруденція Галиндо въ С.-Бертинскихъ лѣтописяхъ указываетъ на мирныя сношенія Руси съ византійскимъ государствомъ въ первой половинѣ IX-го вѣка. На существованіе торговыхъ сношеній Руси съ Византіей еще въ этотъ періодъ указываетъ также арабскій источникъ, относимый ко времени около 846—847 гг.20 «Русскіе, которые принадлежатъ къ славянскимъ народамъ, изъ самыхъ отдаленныхъ славянскихъ странъ отправляются къ Римскому морю и продаютъ здѣсь шкуры бобра и черной лисицы и мечи. Римскій князь взимаетъ съ ихъ товаровъ десятину».

Судя по контексту арабскаго автора, десятина эта взималась на берегу Чернаго (Римскаго, Ромейскаго) моря, скорѣе всего въ Херсонѣ21.

Къ столь же раннему времени, вѣроятно, ранѣе завоеванія Руссами Кіева22, относится по своему первоисточнику сообщеніе другого арабскаго автора, Гайхани, о торговлѣ Руси съ хазарами и Булгаромъ рабами23.

На ряду съ указаніями на мирныя торговыя сношенія Руси съ Византіей и Хазаріей, еще для первой половины IX-го вѣка мы имѣемъ сообщенія о боевыхъ набѣгахъ Руси на территорію Крыма, а также противолежащаго берега Чернаго моря, связаннаго съ нимъ торговыми и другими интересами. Разумѣемъ свидѣтельства Житія св. Стефана Сурожскаго и Житія Георгія Амастридскаго24.

Въ первомъ изъ сейчасъ названныхъ источниковъ Корсунь и Керчь названы въ числѣ городовъ, взятыхъ княземъ Бравлиномъ, гл. 31: «По смерти же святаго мало лѣтъ миноу, пріиде рать велика роусскаа изъ Новаграда князь Бравлинъ силенъ зѣло, плѣни ѡтъ Корсоуня и до Корча, съ многою силою пріиде к Соурожу». Во время болѣзни своей князь приказываетъ возвратить «все елико пограбихомъ священныя съсоуды церковныя въ Корсоуни и въ Корчи и вездѣ» и положить ихъ на гробницѣ св. Стефана. Крестившагося князя священники заставляютъ дать обѣтъ Богу возвратить всѣхъ плѣнниковъ: мужей, женъ и дѣтей, какихъ онъ забралъ въ плѣнъ «ѡтъ Корсуня до Корча».

Наконецъ, Корсунь упомянута въ Житіи въ началѣ 32-ой главы: «Анна же царица ѡтъ Корсоуня въ Керчь идоущи разболѣся на поути смертнымъ недугомъ на Чернѣй водѣ». Что касается этого послѣдняго эпизода, царица, получающая исцѣленіе отъ св. Стефана, который является ей во снѣ, остается для насъ личностью неизвѣстною. Справедливо отвергнуты прежнія попытки отождествленія ея съ супругою Владимира Св.25. Наименованіе ея корсунскою является только въ заголовкѣ, приписанномъ въ рукописи на верху страницы. Подобныя надписи часто являются работою позднѣйшаго автора. Путь царицы изъ Корсуня въ Керчь допускаетъ только два предположенія: или это была царица Руси, утвердившейся гдѣ-нибудь на восточномъ берегу Крыма, или въ Тьмутаракани, что отвѣчало бы теоріямъ о такихъ поселеніяхъ Руси на берегахъ Чернаго моря съ ранняго времени26, или же это была византійская царица, либо царевна хазарскаго происхожденія27.

Походъ князя Бравлина, въ имени коего можно подозрѣвать нѣсколько измѣненную форму первоначальнаго собственнаго имени германскаго происхожденія28, сопровождается захватомъ цѣлаго ряда прибрежныхъ городовъ южнаго Крыма. Справедливо былъ поднимаемъ вопросъ, какимъ образомъ не только Херсонъ, но и города, находившіеся уже къ началу IX-го вѣка въ рукахъ хазаръ, достались въ руки побѣдителя29. Отвѣтомъ на это служитъ указаніе на характеръ хазарскаго владычества въ Крыму вообще30. Очевидно, хазары довольствовались данью съ этихъ городовъ, а въ остальномъ предоставляли ихъ собственной ихъ судьбѣ.

Во всякомъ случаѣ походъ князя Бравлина не приводитъ къ прочному обладанію Руси крымскими городами. Въ результатѣ ли особаго договора, или по другимъ обстоятельствамъ, по крайней мѣрѣ, городъ Херсонъ въ ближайшія десятилѣтія снова находится въ рукахъ Византіи.

Источникомъ нашихъ свѣдѣній о положеніи Херсона во второй половинѣ IX-го вѣка являются тѣ памятники31, которые связаны съ именами свв. Кирилла и Меѳодія, первоучителей словенскихъ, и въ числѣ которыхъ слѣдуетъ особенно упомянуть Слово на принесеніе мощемъ преславнаго Климента (sermo declamatorius письма къ Гавдериху), до послѣдняго времени приписывавшееся самому св. Кириллу32.

Въ своей статьѣ «Нѣсколько мыслей о грекославянскомъ характерѣ дѣятельности свв. Кирилла и Меѳодія» проф. Будиловичъ краснорѣчиво говоритъ о значеніи Черноморья въ христіанскую эпоху, какъ очага греческой образованности. «Районъ просвѣтительнаго дѣйствія Корсуня», — пишетъ онъ, — «былъ ничуть не меньше Солуня, а важность миссіонерской роли перваго для дальнѣйшихъ судебъ греческой церкви и образованности несравненно выше послѣдняго»33.

Въ періодъ дѣятельности свв. Кирилла и Меѳодія Херсонъ особенно выступаетъ въ своемъ значеніи «культурнаго моста» между Византіей и язычниками Сѣвера, и съ этихъ поръ эта роль его наблюдается въ теченіе долгаго времени. Если интересны и важны сообщенія источниковъ Х-го вѣка о роли Херсона въ торговыхъ сношеніяхъ Византіи съ Русью и печенѣгами, то, конечно, не менѣе, чѣмъ факты изъ области экономическихъ отношеній, привлекаетъ наше вниманіе высокое предназначеніе древняго греческаго города служить проводникомъ началъ христіанства и съ нимъ просвѣщенія въ обширныя пространства Сѣвера.

Посѣщеніе св. Кирилломъ Херсона относится къ послѣднимъ годамъ шестого и первымъ седьмого десятилѣтія IX-го вѣка. Какъ даетъ понять письмо къ Гавдериху библіотекаря Анастасія34, основывавшагося на показаніяхъ сосланнаго въ Херсонъ во времена патріарха Фотія смирнскаго митрополита Митрофана, обрѣтеніе мощей св. Климента, папы римскаго, имѣло мѣсто послѣ поѣздки св. Кирилла къ хазарамъ35, въ ихъ тогдашнюю столицу Баланджара къ сѣверу отъ Дербенда36, а не раньше ея, какъ это представляется изъ 8—9-ой главъ «Памяти и Житія», а также Translatio S. dementis.

Независимо отъ того, къ какому времени отнесемъ мы житіе св. Кирилла въ его славянской редакціи37 и во всемъ его составѣ, слѣдуетъ отмѣтить, что главы, посвященныя въ немъ хазарской его миссіи, въ томъ числѣ и глава 8-ая, касающаяся пребыванія св. Кирилла въ Херсонѣ, представляютъ одинъ изъ древнихъ элементовъ Житія. Этотъ разсказъ основанъ на древнихъ источникахъ: хазары являются здѣсь еще язычниками; венгры или мадьяры, нападенію коихъ подвергается Константинъ на пути отъ хазаръ въ Корсунь, могли обитать здѣсь не позже времени хазарской миссіи его. То и другое обстоятельства выдвинуты на видъ и разъяснены въ связи съ общей исторіей хазаръ и венгровъ Марквартомъ38.

Въ виду хронологической неопредѣленности отдѣльныхъ эпизодовъ изъ времени пребыванія св. Кирилла въ Херсонѣ, содержащихся въ 8-й и 12-й главахъ его Житія, трудно рѣшить вопросъ, слѣдуетъ ли относить эпизодъ нападенія венгровъ на проповѣдника къ моменту осады «христіанскаго града», подъ которымъ возможно разумѣть тотъ же Херсонъ39, хазарскимъ военачальникомъ, съ какимъ онъ ближайшимъ образомъ связанъ въ текстѣ Житія, или видѣть въ немъ подробность, относящуюся къ миссіонерской поѣздкѣ св. Кирилла въ Хазарію, «на мэотьскоѥ ѥзеро и капиискаꙗ врата кавькажьскыхь горь».

Обложеніе города Херсона хазарами представляетъ новое указаніе на тяжелое положеніе пограничнаго греческаго города. Прошло только нѣсколько десятилѣтій со времени взятія его Русью, и ему угрожаютъ новые враги. Въ источникахъ, опирающихся на разсказѣ самого св. Кирилла40, Херсонъ называется «сосѣднимъ со страною хазаръ», что показываетъ на распространеніе хазарской власти по всему Крыму, до этого крайняго пункта на западномъ берегу41. Вмѣстѣ съ тѣмъ, однако, постоянно угрожаютъ городу набѣги другихъ варварскихъ племенъ.

Если примемъ во вниманіе ту локализацію острова св. Климента, какую принимаетъ Бертье-Делагардъ42, то оказывается, что ближайшія окрестности города во время посѣщенія св. Кирилломъ находились въ запустѣніи: «мѣстность эта опустѣла, оставалась необитаема, храмъ обратился въ развалины и вся эта часть Херсонской области представляла почти пустыню»43. Когда философъ Константинъ сталъ производить разслѣдованіе о мѣстѣ нахожденія храма св. Климента, ему пришлось имѣть дѣло съ поселенцами, «сосѣдними съ той мѣстностью», которые, будучи пришлымъ элементомъ разноплеменнаго происхожденія44, заявили, что имъ ничего неизвѣстно объ этомъ предметѣ. Прекращеніе же ежегодныхъ процессій и службы святому, о которыхъ опредѣленно свидѣтельствуетъ въ началѣ VI-го вѣка Ѳеодосій45, произошло уже очень давно46.

Тѣмъ не менѣе, самый городъ продолжалъ оставаться оплотомъ византійской власти на крымской территоріи. Его стѣны упоминаются св. Кирилломъ въ его Sermo declamatorius, сохранившемся на славянскомъ языкѣ; далѣе, гавань, бани, рядъ церквей: соборная св. Апостоловъ47, церкви св. Созонта близъ городской стѣны и св. Леонтія48 и церковь св. Прокопія49. Подъ «градскимъ княземъ» Слова на обрѣтеніе мощемъ надо разумѣть стратига херсонской ѳемы, котораго Translatio называетъ Никифоромъ (vir nobilis Nicephorus ejusdem civitatis dux, cap. 5, Бильбасовъ, II, стр. 223), откуда слѣдуетъ, что и въ Словѣ подъ «Никифоромъ славнымъ» («тогда царствія добрѣ и кротко пріимша кормила градскаа») нельзя разумѣть иное лицо50). Отмѣтимъ еще имена Соломона, священника церкви св. Прокопія въ Херсонѣ, священника Филиппа, коему въ нѣкоторыхъ источникахъ приписывается заслуга обрѣтенія мощей51, и мѣстнаго старожила Дигицы — имя, напоминающее по формѣ имена Балгицы и Папатцы въ исторіи Юстиніана II у Никифора и Ѳеофана, т. е. имена хазарскія.

Городъ служитъ центромъ дипломатическихъ и торговыхъ сношеній, благодаря чему сюда стекаются представители разныхъ національностей. Недаромъ этотъ именно городъ философъ Константинъ избираетъ мѣстомъ своихъ занятій тѣми языками, которые могли ему пригодиться въ миссіонерской дѣятельности въ Хазаріи. Морской путь проповѣдника изъ Херсона въ Хазарію (срв. поѣздку Петроны въ Азовское море) былъ, можно думать, обычнымъ рейсомъ и торговыхъ судовъ.

Нельзя не коснуться намъ здѣсь и пресловутаго мѣста 8-ой главы Житія Константина философа: «обрѣть же тоу ѥⷹаггеліє и ѱалтырь росьскы писмены писано и чл҃овѣка обрѣть глаголюща того бесѣдою и бесѣдовавь сь нимь и силоу рѣчи приѥмь своѥи бесѣдѣ прикладаѥ разлоучи писмена, гласьнаѥ и сьгласнаѥ и вь богоу молитвоу дрьже вь скорѣ начеть чисти и сказати»52, въ позднемъ сокращенномъ пересказѣ: «а грамота русскаа ꙗвиласѧ бг҃омъ дана въ корсуни русину, ѡ҃ неꙗ же научисꙗ филосѡѳ Константинъ»53.

Если одни ученые признавали приведенное мѣсто Житія за позднѣйшую вставку того времени, когда славянскія письмена уже дѣйствительно назывались русскими54, то другіе признавали допустимымъ, что еще самъ авторъ Житія разумѣлъ подъ русскими славянскія письмена. Здѣсь особенно вліяла увѣренность въ томъ, что въ Хазаріи, при обиліи въ составѣ владѣній хазаръ славянскаго населенія, языкъ славянъ былъ своего рода lingua franca55. Большинство ученыхъ склоняется, однако, къ тому мнѣнію, что подъ русскими письменами Житія слѣдуетъ разумѣть готскія, при чемъ названіе объяснимо смѣшеніемъ готовъ съ руссами56. При этомъ выдвигается на видъ теорія Руси азовско-таврической, которая встрѣчаетъ, впрочемъ, въ послѣднее время все большее число противниковъ57.

Одинъ изъ главныхъ представителей этой теоріи, Васильевскій, склоненъ былъ назвать свою гипотезу происхожденія русскаго имени готскою. Въ новѣйшее время предложена была новая теорія, которая выводитъ названія Русь, являющееся впервые у сирійскаго автора VI вѣка по Р. Хр., псевдо-Захаріи58 — отъ германскаго племени Геруловъ, Росомоновъ Іордана. Гипотеза эта заслуживаетъ здѣсь упоминанія по тому, что и эта предполагаемая древняя Русь обитала съ ранняго времени на берегахъ Азовскаго моря59. Эта гипотеза принадлежитъ тому самому Маркварту, на капитальный трудъ котораго мы не разъ уже ссылались60.

Разборъ этой совершенно оригинальной гипотезы завелъ бы насъ слишкомъ далеко. Онъ, впрочемъ, уже и сдѣланъ61. Ограничимся здѣсь общимъ замѣчаніемъ, что эта гипотеза далеко не обоснована настолько твердо, чтобы опровергнуть старое, исторически вполнѣ понятное, объясненіе названія Руси въ связи съ финнскимъ наименованіемъ шведовъ — Ruotsi62. Впрочемъ, самъ авторъ гипотезы допускаетъ, что въ этихъ Hros анонима мы имѣемъ дѣло съ дѣйствительными сѣверными викингами (Гаутами или Шведами), которые по большому волжскому пути достигли до Мэотидскаго озера въ качествѣ торговцевъ рабами и мѣхами63.

Относительно росьскихъ письменъ евангелія и псалтыри, найденныхъ св. Кирилломъ въ Херсонѣ, Марквартъ присоединяется къ тому мнѣнію, что здѣсь мы имѣемъ дѣло съ крымско-готской рукописью и что южные славяне, должно быть, смѣшивали росскій и готскій языки. Но смѣшеніе, обнаруживающееся въ нынѣшнемъ текстѣ легенды, легче объяснимо, если первоначально рѣчь шла о томъ, что Константинъ научился въ Херсонѣ крымско-готскому языку по книгѣ и послѣ того былъ въ состояніи бесѣдовать на росскомъ языкѣ съ лицомъ, для котораго этотъ языкъ былъ роднымъ64.

Это разъясненіе и намъ представляется существеннымъ, если мы признаемъ, что подъ «росьскою бесѣдою» въ Житіи св. Кирилла разумѣется языкъ того же народа, какой обычно означается въ византійскихъ памятникахъ именемъ Руси и ясно отличенъ по языку отъ славянскаго у Константина Багрянороднаго. Изученіе же Константиномъ готскаго языка было необходимо для дѣятельности въ Крыму, какъ это и обнаруживается въ Житіи въ эпизодѣ въ г. Фуллахъ. Независимо отъ локализаціи Фуллъ, близъ Херсона или близъ Сугдеи, нѣкоторые изслѣдователи признаютъ здѣсь отношеніе къ готскому языческому культу65.

Судя по связи, въ какой сообщаетъ авторъ Житія, предвѣщаніе св. Кирилломъ смерти херсонскаго епископа66 и его проповѣдь «въ фульсцѣ ѩзыцѣ» (въ 12-ой гл.), то и другое произошло послѣ поѣздки въ Хазарію. Фуллы онъ могъ посѣтить на возвратномъ пути изъ Хазаріи въ Херсонъ.

Миссія св. Кирилла въ Хазарію, для которой онъ долженъ былъ, несомнѣнно, изучить въ Херсонѣ и хазарскій, слѣдовательно торкскій, языкъ67 имѣла лишь частичный и кратковременный успѣхъ. Вскорѣ послѣ его отъѣзда хазары принимаютъ іудейское вѣроисповѣданіе68.

Итакъ, Херсонъ играетъ въ исторіи миссіонерской дѣятельности св. Кирилла замѣтную роль, какъ центръ, гдѣ сходятся представители разныхъ національностей и вѣроисповѣданій, соотвѣтственно съ общимъ значеніемъ города въ международныхъ отношеніяхъ.

Присутствіе въ городѣ руссовъ находитъ себѣ достаточное объясненіе въ развитіи русскаго государства на Днѣпрѣ и вмѣстѣ съ тѣмъ расширеніи предпріятій Руси, боевыхъ и торговыхъ.

Лѣтомъ 860-го года происходитъ тотъ походъ Руси подъ самую Византію, сопровождавшійся большимъ опустошеніемъ на островахъ и въ приморскихъ областяхъ, о которомъ говорятъ византійскія лѣтописи и который наша лѣтопись связываетъ съ именами Аскольда и Дира69.

Дата похода въ Брюссельскомъ анонимѣ и у Никиты Пафлагонскаго, въ его Житіи патріарха Игнатія, близко подходитъ къ годамъ пребыванія въ Херсонѣ и поѣздки въ Хазарію св. Кирилла70.

Не смотря на неудачу, постигшую русскій флотъ подъ стѣнами Византіи, опасеніе разорительныхъ набѣговъ Руси заставляетъ Василія Македонянина заключить съ нею мирный договоръ71, сопровождавшійся миссіонерской дѣятельностью, первою попыткою введенія христіанства на Руси72.

Можно думать, что самый договоръ, подобно тѣмъ позднѣйшимъ, временъ Олега, Игоря и Святослава, самые тексты коихъ сохранены нашею лѣтописью, регулировалъ торговыя сношенія между Русью и Византіей и касался интересовъ пограничнаго византійскаго владѣнія на берегахъ Чернаго моря, «Корсунской страны».

Къ началу Х-го вѣка торговыя предпріятія Руси широко распространяются во всѣхъ направленіяхъ, съ Западомъ73, съ восточными странами (Булгаръ, Хазарія), съ Византіей и Болгаріей. Арабскіе источники свидѣтельствуютъ о нихъ уже для первой половины IX-го вѣка. Но только съ занятіемъ Русью Кіева и основаніемъ русскаго государства на Днѣпрѣ, вмѣстѣ съ ростомъ политическаго могущества новаго государства, русская торговля пріобрѣтаетъ то развитіе, въ какомъ она обозначается въ источникахъ Х-го вѣка. Общую картину оживленныхъ торговыхъ сношеній на берегахъ Чернаго моря даетъ во второй половинѣ IX-го вѣка Похвальное Слово св. Іакинѳу Амастридскому Никиты Пафлагонскаго, гдѣ мы читаемъ74: «Амастра — око Пафлагоніи, а скорѣе чуть не вселенной. И скиѳы75, обитающіе по сѣверной сторонѣ Евксинскаго моря, и населеніе южнаго его берега, стекаясь сюда какъ въ общее торжище, поставляютъ продукты своей страны и получаютъ взамѣнъ мѣстные товары. Этотъ городъ, лежащій посрединѣ между областями всего Востока и Запада, не терпитъ недостатка въ какомъ-либо товарѣ, поставляемомъ морскими или сухими путями, онъ обставленъ великолѣпными зданіями и твердынею стѣнъ, снабженъ лучшимъ портомъ, обитаемъ стариннымъ населеніемъ знатной породы» и проч.

По поводу Житія Іоанна Готѳскаго намъ пришлось въ свое время говорить о живыхъ сношеніяхъ между сѣвернымъ и южнымъ берегами Чернаго моря. Торговыя сношенія Херсона съ Романіей (послѣдняя въ смыслѣ сѣвернаго побережья Малой Азіи) засвидѣтельствованы и письмами папы Мартина I-го. Подъ скиѳами, живущими вдоль сѣверныхъ береговъ Чернаго моря, у Никиты разумѣются различныя не-греческія племена, жившія въ Крыму и по остальному сѣверному побережью Чернаго моря и дальше къ сѣверу, въ особенности же Русь, при чемъ главнымъ посредникомъ этой торговли юга Россіи съ сѣвернымъ берегомъ Малой Азіи былъ г. Херсонъ76.

Примечания

1. Посольство Іоанна Грамматика къ калифу Мутассиму при Ѳеофилѣ, Finlay, History of the byzant. Empire from 716—1057, pg. 245. Посольство въ 839 г. къ франкамъ, Васильевскій, Русско-виз. изсл. II, CXXII.

2. Finlay, pgg. 249—251.

3. Хазары продолжаютъ и въ IX в. борьбу съ арабами и остаются естественными союзниками Византіи. Напр., въ 800 г. происходитъ серьезное столкновеніе между арабами и хазарами, призванными въ Арменію мѣстнымъ населеніемъ, Marquart, O. cit. S. 5 fg., S. 455 fg.

4. Васильевъ, Византія и арабы, Зап. ист. филол. фак. Импер. С.-Петерб. унив. Часть 56, стр. 137 слѣд. Marquart S. 27.

5. И его мажордома, какъ толкуетъ слова ϰαὶ ὁ πἑχ греч. источниковъ Marquart, S. 26, S. 27 m. Anm. 4.

6. Эта фамилія говоритъ противъ предположеній Ѳ.И. Успенскаго, Кіев. Старина, 1889, май—іюнь: Петрона Каменіаты носитъ другую — Трифиллій, см. Васильевскій, Ж. М. Нар. Пр. Часть 265 (1889), стр. 282, Часть 266, стр. 557.

7. Поповъ, Труды Археол. съѣзда въ Вильно въ 1893 г. (срв. Виз. Врем. I [1894] 255—6). Westberg. Beiträge z. Klär. d. orient. Quellen S. 226 fg. Marquart S. 1—2, S. 474. Ламанскій, Ж. М. Н. Просв. Часть 347, стр. 353 сл. — Къ отношенію между сообщеніемъ Константина Багрян и продолжателя Ѳеофана о Саркелѣ Bury, The treatise De adm. imperio (Byz. Ztschr. XV Bd [1906]), S. 569 fg.

8. Marquart, S. 27 fg.

9. Ibid. S. 30.

10. См. соображенія того же автора, въ связи съ указаніями на угровъ въ нашей лѣтописи, S. 33 fg. Дриновъ, Южные славяне и Византія въ X в. Чтенія въ Общ. Ист. и Др. росс. 1875, кн. 3, отд. III, стрр. 7 слѣдд.

11. Разумѣемъ свидетельство Ибн-Русты, приводимое Вамбери, Der Ursprung d. Magyarren (Lpg. 1882), S. 116. Арабскій авторъ, относящійся къ началу X в., свидѣтельствуетъ здѣсь, очевидно, о временахъ до-печенѣжскихъ. Это свидѣтельство приведемъ ниже.

12. Theoph. Contin. De Theophilo cap. 10, pg. 99 sq., Cedren. vol. II, p. 101. Finlay, pg. 176.

13. Житіе его въ Acta SS. April 1, стр. 266 слѣд., Migne, Patr. gr. T. 105, col. 939 sq. изд. Пападопуло-Керамевса въ Зап. ист. фил. фак. Спб. унив. L., 2 (Спб. 1901), Rambaud L'empire grec au X siècle, pg. 55.

О ссылкѣ Іосифа въ IV-ой гл. Житія, составленнаго Іоанномъ діакономъ; мѣсто ссылки отмѣчено въ синаксарѣ у Болланда, pg. 266.

14. Изложенное является попыткою объяснить тѣ противорѣчія, какія усматривали въ свидѣтельствахъ о введеніи стратегіи въ Херсонѣ при Ѳеофилѣ (Constantin Porphyrog. De adm. imp. cap. 42 pgg. 177—179, Theoph. Continuat. De Theophilo, cap. 28, pg. 122 sq.) съ предшествующими ясными свидѣтельствами, въ особенности надписей, о зависимости Херсона отъ Византіи, срв. объ этомъ Бертье-Делагардъ, Зап. Одесск. Общ. Ист. и Др. Томъ 16, стрр. 76 слѣдд.

15. Васильевскій, Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 265, стр. 280.

16. Ѳ. И. Успенскій, Кіевск. Старина. 1889, май—іюнь, стр. 264. Theoph. Continuat lib. VI, cap. 10, pg. 360, 15. Sym. Mag. ed. Bekker. 702, G. Mon. Vita Leonis pg. 855, 15, G. Hamartoli 774. Дѣло касается убіенія жителями Херсона стратега Симеона, сына Іоанна (по друг. чтен. Ἰωνᾶ).

17. См. Кирилло-Меѳодіевскій Сборникъ, изд. въ Москвѣ 1865, стрр. 319—326; стр. 320 и стр. 323.

18. См. пространное Проложное Житіе св. Владиміра, въ числѣ текстовъ, собранныхъ въ изданіи Историческаго Общества Нестора Лѣтописца, Чтенія въ Ист. Общ. Нестора Лѣтоп., кн. II (1888), Отдѣлъ II-ой, стр. 30. Шахматовъ, Корс. легенда о крещеніи Владимира (С.-Птб. 1906).

19. Васильевскій, Русско-виз. изслѣдованія. Вып. II, стр. CXXІІ сл.

20. Первая редакція Ибн-Хордадбе, De Goeje, Bibl. Geogr. Arab. VI. Ibn-Hordadbeh. Lugd. Batav. 1889, ст. Westberg, Beiträge z. Klärung d. orient. Quellen üb. Osteuropa S. 280, Marquart, Osteuropeische u. ostasiat. Streifzüge. S. 202 fg.

Относительно хронологіи Ибн-Хордадбе въ редакціи В. Васильевскій, Русско-виз. изслѣд., II, стр. CXXXI слѣд. Сомнѣнія относительно ранней ея датировки высказаны Marquart'омъ, въ добавленіяхъ къ его книгѣ, въ III-мъ экскурсѣ, см. S. 390.

Позднѣйшая редакція Ибн-Хордадбе относится ко времени не раньше 885—86 г. — О названіи у арабскаго автора Чернаго моря Римскимъ или Ромейскимъ въ связи съ признаками упадка хазарскаго могущества въ Крыму около 840 г. Marquart, S. 162.

Ниже приводимъ въ текстѣ только первую часть сообщенія Ибн-Хордадбе о торговыхъ путяхъ Руси. Дальнѣйшее касается второго пути Руси на югъ, въ Багдадъ, черезъ хазарскія владѣнія (къ вопросу о смѣшеніи здѣсь Волги и Дона Marquart. S. 153).

21. Westberg, Beiträge z. Klärung d. orient. Quellen üb. Osteuropa, S. 280.

22. По соображеніямъ Вестберга, основаннымъ на точномъ анализѣ арабскихъ источниковъ, около 855-го года, см. Beiträge, S. 219 fg.

23. Пунктомъ отправленія Руси съ отдаленнаго сѣвера арабскій авторъ этотъ намѣчаетъ какой-то островъ, который нѣкоторые изслѣдователи ищутъ на одномъ изъ озеръ сѣверо-западной Россіи (Ильмень, Ладожское, Бѣлое озеро); другіе видѣли здѣсь намекъ на Данію или одинъ изъ полуострововъ или острововъ Балтійскаго моря.

Сообщеніе Гайхани см. у Marquart'а S. 200 fg. (авторъ этотъ относится къ первой четверти Х-го в., послѣ 922, Marquart, S. 26). Его вѣроятнымъ источникомъ могъ быть Муслимъ бэн-Абу-Муслимъ, писавшій около 840-го года (Marquart S. 28—29, мысль Гаркави, S. 194, S. 466). Князь руссовъ названъ у Гайхани хаканъ (Гаркави, стр. 267). По предположенію Маркварта (S. 202), славяне называли такъ своего князя въ столицѣ хазаръ Сарыгшаръ—Капубалыгъ (срв. S. 18). Къ перенесенію этого титула на русскихъ князей (Иларіонъ въ Словѣ о законѣ и благодати къ вел. князю св. Владимиру) срв. о титулѣ русскаго князя «каганъ» Гильфердингъ, Московскій Кирилло-Меѳод. Сборникъ, стр. 107, Будиловичъ, Варш. Юбил. Меѳод. Сборникъ, стр. 27 слѣдд., Ѳ. И. Успенскій, Русь и Византія въ X в., стр. 8. Васильевскій, Русско-виз. изслѣд., II, стр. CXXVI. примѣч. 1 полагаетъ, что, вслѣдствіе предшествующей власти надъ славянами хазаръ, впослѣдствіи переходитъ и на русскихъ (норманнскихъ) князей ихъ титулъ «каганъ». Лонгиновъ, нижецит. изслѣд. о русск. договорахъ, стр. 44, примѣч. 1.

По мнѣнію Маркварта сообщенія Гайхани о славянскомъ царствѣ на югѣ Россіи (съ городами: на Днѣпрѣ Кіевъ — срв. Danpar — stadir = Danparstad, А. Веселовскій, Кіевъ — градъ Днѣпра, Ж. М. Нар. Пр. Часть 251 [1887], стрр. 294 слл. — и на Днѣстрѣ и проч.) относятся ко времени ранѣе утвержденія Руссовъ въ Кіевѣ и подчиненія полянъ хазарамъ (въ нашей лѣтописи подъ 859-мъ годомъ), Osteurop, u. ostasiat. Streifzüge, S. S. 188—198, 466 fg. Древнѣйшее датированное упоминаніе славянскаго государства, у Якуби, подъ 240 г. гиджры = 854, Marqu. S. 200.

Слова арабскаго автора Ибн-Хордадбе «изъ самыхъ отдаленныхъ (конечно, къ сѣверу, съ точки зрѣнія араба) славянскихъ странъ» въ соединеніи съ указаніями на островъ Руси у другихъ соотвѣтствуютъ показанію Пруденція Ганудо о русскихъ купцахъ въ Византіи, возвращавшихся восвояси черезъ Ингельгеймъ и, по произведенному дознанію, оказавшихся шведами.

24. Въ послѣднемъ о нашествіи варваровъ Руси, исходившихъ отъ Пропонтиды, на приморскую область сѣвернаго побережья Малой Азіи, Виѳинію и Пафлагонію, въ томъ числѣ Амастриду, глл. 43 слѣдд.

Оба Житія — въ изданіи Васильевскаго, Русско-виз. изслѣдованія. II, стрр. 74 слл. и стрр. 1 слл. Время опредѣляется годами епископства св. Стефана въ Сурожѣ, Васильевскій, стрр. CLXXIV слѣд., CCLIV слѣд., CCLXXXIX, и Филарета, архіепископа Сурожа въ дни нашествія Руси, стр. CCLXXXIII слѣд. Для фактовъ Амастридскаго Житія — посвященіе Георгія въ епископы Амастриды патріархомъ Тарасіемъ (гл. 18-ая Житія, стр. 30, изд. Васильевскаго), событія войны съ арабами, отношеніе автора Житія къ иконопочитанію. Вѣроятное мѣсто Георгія въ ряду епископовъ Амастриды см. у Васильевскаго, стр. XXVI.

Обзоръ исторіи вопроса о Сурожской легендѣ у Васильевскаго, стрр. CLII—CLXIV.

25. Е.Е. Голубинскій, Исторія русской церкви, томъ I, 1, стр. 44, примѣч. 1, Васильевскій, цит. соч., стр. CCCII слѣд.

26. Ламбинъ, Малышевскій, Голубинскій. Тьмутаракань, рядомъ съ Тавридой (Тавро-скиѳы—Русь), — одинъ изъ центровъ господства Руси, Васильевскій, цит. соч., стр. CCXCIX слѣд.

27. Предположеніе Голубинскаго, цит. соч., стр. 44, примѣчаніе 1 (= 2-го изд., стр. 55, примѣч. 1). — Селеніе Черная Вода — Карасубазаръ Бурачковъ, Ж. М. Нар. Пр. Часть 192, стр. 212, Куликовскій, Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 315.

28. Васильевскій цит. соч. стр. СССП. Голубинскій сохраняетъ свою старую ложную этимологію, Ист. русск ц. I², 1, стр. 59.

29. Голубинскій, стр. 45 (изд. 2-ое, стр. 56).

30. Васильевскій, стр. СССІ.

31. Кромѣ «Памяти и житія» св. Кирилла, изданія коего цитованы нами выше, стр. 37, для насъ особенно важны: Legenda Italica, vita c. translatione S. Сlementis (Бильбасовъ, Кириллъ и Меѳодій, Часть 2-ая, С.-Петербургъ, 1871, стр. 220—227, съ детальнымъ ея разборомъ здѣсь, стр. 9 слѣдд.), Письмо къ Гавдериху библіотекаря Анастасія (см. ниже) и др.

32. Имѣемъ въ виду критику Франка, въ его изслѣдованіи Сьв. Климент у Корсуні гл. X (Зап. товар. імени Шевченка 1904 III—IV т. т.), стр. 181 слѣд., гдѣ (въ концѣ, стр. 248 слѣд.) дается и критически-исправленный текстъ Слова, изданнаго раньше въ Московскомъ Кирилло-Меѳод. Сборникѣ (1865), стр. 319—326.

33. Меѳодіевскій Юбилейный Сборникъ, изданный Императ. варш. университетомъ (Варшава, 1885), стр. 26.

34. Мы слѣдуемъ разъясненіямъ Фридриха, Ein Brief des Anastasius Bibliothecarius an den Bischof Gaudericus von Velletri, Sitz. ber. d. philos. — philol. u. d. hist. Classe d. k. bayer. Akad. d. Wiss. lahrg. 1892, S. 393 fgg., см. S. 404 (ок. 858 г.), срв. соображенія Бильбасова къ хронологіи поѣздки св. Кирилла къ хазарамъ II, 20 слѣд. Письмо, см. также Петровъ, Ж. Мин. Нар. Просв. Часть 285.

35. Friedrich, O. cit. S. 408 fg. (срв. Петровъ, 1. cit, стр. 189), на основаніи словъ письма библ. Анастасія, гл. 3 (изд. Фридриха): in Gazaram pro divino praedicando verbo directus, cum Cersonam quae Chazarorum terrae vicina est pergens ac rediens frequentaret. Иначе толкуетъ мѣсто Goetz, Gesch. d. Slavenapostel Konstantinus und Methodius (Gotha, 1897), S. 32, противъ чего Франко (Зап. 1904, IV т.), стр. 220.

36. Marquart, O. cit. S. 16. Марквартъ допускаетъ, впрочемъ, что авторъ Житія св. Кирилла могъ имѣть въ виду и Самандаръ (теперь Тарху), S. 21. — Срв. также Бильбасовъ, II, 172, примѣч. 2.

37. Переводъ съ греческаго на достаточно убѣдительныхъ основаніяхъ установляетъ Вороновъ. Не удовлетворяетъ критика его мнѣнія Лаврова (Чтен. Общ. Ист. и Др. 1895, I).

38. S. 14 fgg. О мадьярахъ срв. также Дюммлеръ, въ предисловіи къ изданію Житія, стр. 210: «das Auftreten der Ungarn in der Gegend von Cherson spricht sehr für das hohe Alter unserer Quelle».

39. Такъ и Франко, стр. 220 (Зап. 1904, IV).

40. Friedrich, S. 406 fg., Götz, S. 34.

41. Срв. Куникъ, О запискѣ готскаго топарха, Зап. Имп. Акад. Н., т. 24 (1874), стр. 83.

42. Матеріалы по археологіи Россіи № 12 (1893), стрр. 58 слл., Д.В. Айналовъ, Памятники христ. Херсонеса, стр. Шелл. Иначе Франко, стр. 190 слл. (Зап. 1904. III): о-въ Λευϰή. Однако, слѣдуетъ принять во вниманіе результаты археологическихъ изслѣдованій, подтверждающихъ отождествленіе мѣстности въ Казачьей бухтѣ съ мѣстомъ древняго храмика св. Климента. Франко совершенно замалчиваетъ эти изслѣдованія.

43. Письмо библіотекаря Анастасія, стр. 2, Friedrich, S., 405 fg. S., 440.

44. accolae въ письмѣ Анастасія точнѣе, чѣмъ incolae въ Translatio, Франко, стр. 219.

45. Правосл. Палест. Сборникъ, томъ X, вып. 1. С.-Петерб. 1891. Изд. Помяловскаго, стр. 5, къ этому комментарій, стр. 74.

46. Translatio, cap. 2 (Бильбасовъ II, стр. 221), s. fin. «ex longo jam tempore». Характеристична фраза письма Анастасія, гл. 2-ая (Friedrich, pg. 440): Ita ut ubi Cersonis episcopus intra eandem urbem cum non plurima plebe remansisset, cerneretur, qui scilicet non tam urbis cives quam esse carceris habitatores, cum non auderent extra eam progredi viderentur». — Срв. подобное у Льва Остійскаго, Baronius, Ann. Eccles, t. X. pg. 328, Франко, стр. 193 слѣд. (Зап. 1904, III): qui nihil de hoc scire professi sunt, eo quod advenae magis quam indigenae erant. Nam miraculum marini recessus jam longe desierat et incursionibus barbarorum templum erat destructum.

47. Слово, стр. 321: нѣціи ѿ теплы χ (греч. τὰ ϑερμὰ) идоша, пѣснеными пѣніи ѿ пристанища (λιμήν) исходѧще. Соборная церковь см, стр. 325 = «в каѳоликію црк҃вь» въ текстѣ Франка, стр. 253. Названіе дано въ паремейномъ прологѣ XVI-го в., привлекаемомъ Франкомъ на стр. 184-й его изслѣдованія (Записки, 1904, III): Церковь св. апостоловъ, но и въ Словѣ на это намекаютъ слова молитвы св. Клименту: ꙗко с петрѡмъ и Павломъ сподобисѧ слѡво пріати. (срв. Франко, стр. 192).

48. См. Слово, стр. 324, въ мѣстѣ, близко передаваемомъ въ Translatio S. Clementis (см. сопоставленіе текстовъ у Бильбасова II, стр. 26). «Стена» или «забрала» города опредѣленно названы, однако, только въ Словѣ.

49. Слово, стр. 321, о священникѣ Соломонѣ (= въ текстѣ Франка, стр. 250).

50. Это замѣчаніе направлено противъ всей теоріи Франка о принадлежности Слова царствованію императора Никифора и именно — порѣ воцаренія его, будто бы намѣчаемой въ Словѣ. Въ такомъ случаѣ «градскаа» послѣ «кормила» разсматривается какъ интерпеляція. Въ упомянутой проложной статьѣ у Франка, стр. 184 (срв. Archiv f. slav. Philologie. 28 Bd., S. 231 m. Anm.): въ црство Никифора.

Предположеніе объ авторствѣ св. Кирилла у А.Е. Викторова, Моск. Кирилло-Меѳод. Сборникъ, стр. 409 слѣд. Въ новѣйшее время у Ламанского, Ж. Мин. Нар. Просв. Часть 347-ая (1903), стр. 357. Мѣстному херсонскому автору приписывалъ слово Короновъ, Главнѣйшіе источники для исторіи свв. Кирилла и Меѳодія (Кіевъ 1877), стр. 92 слѣд.

51. Свидѣтельство Льва Остійскаго въ цитованномъ мѣстѣ у Баронія; (Франко, стр. 193 слѣд. Ему то и приписываетъ Франко обрѣтеніе мощей св. Климента въ царствованіе Никифора.

52. Цитуемъ по изданію Миклошича и Дюммлера.

53. Чтенія Общ. Ист. и Древн. 1863, кн. 2-ая, III (Матеріалы славянскіе), стр. 31.

54. Бодянскій и Куникъ, срв. у Ламанского, Ж. М. Нар. Пр. Часть 347, стр. 351, Горскій, Моск. Кирилло-Меѳ. Сборникъ, стр. 9. Въ новѣйшее время Ламанскій говоритъ о «нелѣпомъ показаніи Житія Кириллова о русскихъ письменахъ», Ж. М. Н. Пр. Часть 347, стр. 142.

55. Гильфердингъ, Моск. Кир.-Меѳ. Сбор., стр. 163, примѣч. Со спеціальными поясненіями о происхожденіи глаголицы В. Ѳ. Миллеръ («Корсунскіе славяне-христіане.... замѣнили большую часть персидскихъ письменъ буквами греческой азбуки»), Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 232 (1884), стр. 34. Къ господству славянскаго элемента у хазаръ срв. также Будиловичъ, Варш. Меѳод. Сборн., цитов. статья; противъ этого Бильбасовъ II, 164 слѣд.

56. Шафарикъ и Невоструевъ, Кирилло-Меѳ. Сборн., изд. въ Москвѣ, стр. 224. Дюммлеръ во введеніи къ изданію Житія св. Кирилла, Denkschr. d. Wien. Ак. XIX Bd., S. 210: «Смѣшеніе готовъ съ русскими становится болѣе объяснимымъ, если имѣть въ виду, что первыя толпы, съ которыми ознакомились въ Константинополѣ подъ именемъ Росъ, были не славянами, а германскими варягами подъ начальствомъ Аскольда и Дира». Голубинскій, одинъ изъ ревностныхъ сторонниковъ теоріи азовско-таврической Руси, говоритъ: «Варяго-руссы поселились въ Тавридѣ съ готами и слились съ ними въ одинъ народъ, такъ что русское называли готскимъ и наоборотъ» (Исторія русской церкви I 1², стр. 49). Götz., O. cit., S. 126.

57. Васильевскій, въ объясненіе названія найденныхъ въ Херсонѣ русскихъ письменъ, указывалъ на слѣды пребыванія Руси въ Тавридѣ и на Азовскомъ морѣ (Тьмутараканская Русь) и на вѣроятное отождествленіе Руси съ Тавроскиѳами и этихъ послѣднихъ съ Готами, Валанготами и Готаланами, Русско-визан. изслѣд., II, стр. CCXCIX. Онъ различаетъ, въ этомъ своемъ трудѣ, три центра поселенія Руси на югѣ: таврическій, приднѣпровскій, тьмутараканскій. Голубинскій отмѣчаетъ сосѣдство Руси варяго-руссовъ, въ Тамани съ готами-тетракситами. — На основаніи арабскихъ авторовъ къ теоріи Черноморской Руси присоединялся и Гаркави, Сказанія мусульм. писателей о славянахъ и русскихъ, стр. 154. — Голубинскій и Васильевскій основывались на географическихъ названіяхъ въ итальянскихъ морскихъ картахъ XIV—XVII в.в. (Rossa — Тендровская коса, Rossofar и Rossoca близъ Евпаторійскаго озера, селеніе Rosso, Rossi въ устьи Дона, Голубинскій стр. 41—45, городъ Ῥωσία, Русія арабскихъ авторовъ, на русскомъ (= Черномъ) морѣ, Васильевскій, стрр. CLXXVII. Разборъ теоріи, съ присоединеніемъ мнѣнія Малышевского, у Ламанского Ж. Мин. Нар. Просв. Часть 346, стрр. 375 слл. Срв. еще Ягичъ, Archiv. f. slav. Philol. 16 Bd. (1894), S. S. 222—224, Westberg, ниже цитуемое изслѣдованіе о Запискѣ готскаго топарха, S. 107, Ламанскій, Ж. М. Н. Пр. Часть 347, стр. 136 слл. (срв. еще особое объясненіе русскихъ письменъ въ «поправкахъ», стр. 360 сл.).

58. Land, Anecdota Syriaca, III, 337, 21—23. Die sog. Kirchengeschichte d. Zacharias Rhetor übersetzt v. K. Ahrens u. G. Krüger, S. 253, 32—36. Marquart, S. 356 fg.

59. Евдусіаны между Геленджикомъ и Анапой — отпрыскъ Геруловъ, Marquart (по Лёве), S. 363 fg.

60. S. 353 fgg.

61. Ю.А. Кулаковскій, Кіев. Унив. Извѣстія, 1906.

62. Такъ и въ послѣднее время Шахматовъ, Сказаніе о призваніи Варяговъ, Изв. Отдѣл. русск. языка и словесности Импер. Акад. Наукъ, т. IX, кн. 4-ая [1904], стрр. 337 слл.

63. Marquart, S. 385. О названіи Гауты, Куникъ, Зап. Императ. Акад. Наукъ, т. 24, стр. 93 слѣд.

64. Marquart, S. 389 fg.

65. Löwe, Die Reste d. Germanen am Schwarzen Meere S. 58 fg. Васильевскій, Русско-виз. изслѣдованія, II, стр. CLXXVII, срв. Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 195; (1878 г.), стр. 151 слѣд. Напротивъ, на культъ деревьевъ у народовъ Кавказа, Абхазовъ и Черкесовъ, указываетъ по поводу этого мѣста 12-ой главы Житія св. Кирилла Марквартъ, S. 15. Срв. также замѣчаніе Кулаковского Ж. М. Нар. Пр. Часть CCCXV, стр. 201, примѣч. 2-ое.

66. Архіепископъ въ Херсонѣ времени посѣщенія города св. Кирилломъ — анахронизмъ, см. Friedrich, O. cit. S. 408. Anm.

67. Итальянская легенда, гл. 2: venit Cersonam gratia discendi linguam gentis illius, Бильбасовъ, II, 22 слѣд. Въ Житіяхъ, въ видахъ послѣдующаго диспута св. Кирилла въ Хазаріи, фигурируютъ жидовскій и самарянскій языки, Бильбасовъ, стр. 165. О неправдоподобности этихъ показаній относительно еврейскаго языка Ламанскій (противъ Малышевского, Кириллъ и Меѳодій, 1886) Ж. М. Нар. Просв. Часть 346 (1903 г.), стр. 365 слѣд.

68. Дюммлеръ, во введеніи къ изданію Памяти и Житія, S. 210, Marquart, O. cit. S. 23 (свидѣтельство Христіана Друтмара, въ комментаріѣ къ Матѳею).

69. Точную дату, — 18-го іюня 860 г., далъ впервые Брюссельскій анонимъ (Anecdota Brux Gand. 1894), срв. de Boor, Der Angriff d. Rhos auf Byzanz, въ Byz. Ztschr. IV (1895) S. 445 fgg., Лопаревъ, Виз. Врем., II, 582 слл. Еще раньше лѣтописную дату правильно опредѣлилъ у насъ по Никитѣ Пафлаг. Голубинскій (Исторія русск. ц., 2-ое изд., стрр. 35 слѣдд.), а раньше Голубинскаго Ассемани. Объ этомъ см. у Васильева, Византія и арабы, I, стрр. 190 слѣд. Срв. еще Васильевскій, Русско-виз. изслѣдованія, II, стрр. CXXXVIII, гдѣ въ примѣчаніи приведено и мнѣніе Гергенретера объ особомъ походѣ между 864—865 гг. (Photius, I 421. 531). E. Gerland, N. Jahrbücher f. das klass. Alterthum, Gesch. u. deutsche Litt. 1903, S. 718 fgg. (въ отдѣлѣ Anzeigen).

70. Митрофанъ Смирнскій, со словъ коего сообщаются подробности о дѣятельности св. Кирилла въ письмѣ библіотекаря Анастасія, пребывалъ въ Херсонѣ въ ссылкѣ, во всякомъ случаѣ, послѣ 857-го года. Бильбасовъ, II, 22. Дата Слова на принесеніе мощемъ св. Климента, 861 г., по указанію Бильбасова, соотвѣствуетъ датѣ для поѣздки св. Кирилла въ Хазарію другого памятника, Срв. еще Ламанскій, Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 347, стр. 379, примѣч. 1. Противъ предположеній Малышевскаго о пребываніи св. Кирилла въ Корсуни 2—3 года Ламанскій, ibid., стр. 360.

Мы оставляемъ здѣсь въ сторонѣ смѣлую гипотезу маститаго ученаго о «дѣйствительномъ» смыслѣ «хазарской» миссіи Константина философа (см. особенно Ж. М. Нар. Просв. Часть 347, стр. 381, Часть 351, стр. 171, 1, Часть 351, стр. 166, Часть 353, стр. 142).

71. Theoph. Contin. 342, 22 εἰς συμβάσεις ἐφελϰυσάμενος ϰαὶ σπονδὰς πρὸς αὐτοὺς σπεισάμενος εἰρηνιϰάς, Cedr. II, 173, 10; 242, 4 τοῖς Ῥῶς στμβάσεις ϑέμενος.

72. Фотій, Έπιστολὴ ἐγϰύϰλιος, гл. 35. Marquart, S. 391. Anm. (Фотій ep. 4. p. 178 ed. Baletta. London, 1854). Малышевскiй, Варяги въ начальной исторіи христ. въ Кіевѣ (Труды Кіев. Дух. Ак. 1887. Декабрь). Голубинскій, Ист. р. церкви I, I², стр. 279. Ламанскій, Ж. М. Нар. Пр. Часть 353 (1904), стрр. 131 слл.

73. В.Г. Васильевскій, Древняя торговля Кіева съ Регенсбургомъ, Ж. Мин. Нар. Просв. Часть 258 (1888), стр. 129.

Что же касается сношеній съ Византіей, новое государство продолжало тѣ, какія у славянскихъ племенъ по Днѣпру возникли еще съ начала IX-го вѣка, Голубовскій, Исторія Смоленской земли до XV в. (1895), стр. 104: «нумизматическія показанія даютъ поводъ думать, что болѣе или менѣе постоянныя торговыя связи смольнянъ съ Греціей установились съ начала IX-го вѣка».

74. Migne, Patrol. graeca, T. CV, col. 421 C—D.

75. Въ представленіи византійцевъ, варваръ, скиѳъ и Русь — равнозначущіе термины Ѳ.И. Успенскій, Русь и Византія въ X в., стр. 11. Срв. οἱ λεγόμενοι, βόρειοι Σϰύϑαι и въ Тактикѣ Льва, Куникъ, о Запискѣ топарха, 88.

76. Васильевскій, Русско-виз. изслѣд., II, стр. CLXXX слѣд.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь