Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » Д.В. Айналов. «Памятники христианского Херсонеса. Выпуск I. Развалины храмов»

§ XX. Развалины на островке в Казачьей бухте

Эти развалины приобрели особенный интерес со времени высказанного А.Л. Бертье-Делагардом предположения1, что, именно, на этом островке были открыты мощи св. Климента и что здесь было место заточения и мученической кончины этого святого. В заключительной главе мы изложим все данные, касающиеся этого предположения, здесь же заметим, что островок и прилегающие к нему развалины были известны уже Палласу, который подробно описал то, что видел и предложил план развалин. Вот его описание.

«Первое, что бросается в глаза, когда вступаешь на этот маленький полуостров, есть островок, соединенный с землею болотистым перешейком, в вершине длиннейшего залива бухты, напротив Алексианова хутора. Я не могу отказать себе в сообщении плана этого укрепления, состоящего из больших сооружений, из которых целы только нижние; приложение плана избавляет меня также от труда приводить здесь размеры укрепления. Оставляю в стороне вопрос о том, был ли это один из оборонительных постов старого города Херсонеса или одна из крепостей, заложенных скифским предводителем Скилуром против Митридатова полководца. Самый остров о имеет сухой грунт, возвышенный над морем, перешеек же в, соединяющий его с материком — низмен и заливается волнами, когда ветер дует в бухту. Эта плотина (может быть искусственная) также была укреплена стенами, из которых одна еще очень видна и присоединяется к твердой земле четырехугольной башней с. Самое сильное укрепление находится, однако, на острове и состоит не только из каменных стен, но и башен, основания которых еще видны: одно из этих оснований у ворот, три на восточной стороне, — все четырехугольные, и одно на юго-западном углу d. На последнем, кажется, стояла круглая башня, которая теперь представляет одну груду мусора. От этого самого утла шла стена вплоть до моря, а ей почти навстречу идет стена от берега залива на возвышенность, где лежал город. Вблизи этого укрепления, на твердой земле, были разрыты две лежащие одна подле другой выложенные камнем гробницы (Leichenkeller) в несколько аршин ширины»2.

Муравьев-Апостол в 1820 году посетил Казачью бухту и осматривал развалины островка, привлеченный сюда планом Палласа, но не нашел уже того, что видел первый. «Я не буду», говорит он, «повторять всех слов его, а скажу только, что он видел на крошечном островке сем стену и четырехугольную башню. Я ничего этого не нашел, кроме груды камней, доказывающих, что тут некогда было строение»... «Пространство острова сего не больше 12 саженей во все стороны»3.

Рис. 101. Развалины усыпальницы № 18

Аркас в 1848 году сообщил несколько интересных и по сию пору важных данных относительно островка и его развалин.

«При нынешнем обозрении», говорит он, «оказалось, что окружность этого острова 60 саженей; он соединен с берегом посредством насыпи, простирающейся не более 3 саженей; берега его местами наравне с водою, а в иных местах и посредине, имеют возвышенности от 3 до 5 футов. На нем заметны остатки фундамента, сложенного на цементе в разных извилинах, и над этими остатками лежит несколько камней посредственной величины, обломки мрамора, жженого кирпича и черепицы».

Такой вид развалины приняли после раскопок князя В.И. Барятинского. «Лейтенант князь Барятинский раскрыл в 1845 году юго-восточную часть этого острова и нашел: фундаменты девяти комнат и одной небольшой церкви или часовни с полукруглым алтарем: в первой найдены им: каменная плита в 1¼, арш. длины и ширины с вырезанными на обеих сторонах по одному кресту и под плитой в яме четыре заржавленные медные монеты с изображением якоря (Византийского императора Романа 960—968): четыре остова человеческие, покрытые простыми гладкими каменными плитами; и разбросанные в разных местах на полу: уголья и небольшие куски разбитых мраморных плит без надписей: в часовне же найден один сломанный мраморный пьедестал в один фут длины и ширины. Доска с крестами хранится теперь в Херсонесском монастыре»4.

Рис. 103. План островка в казачьей бухте

Мурзакевич свидетельствует, что при освящении фундамента церкви св. Владимира в 1861 году «в сочувствии святому делу, Общество пожертвовало из своего музея мраморную доску с византийскими крестами с обеих сторон, могущую послужить для св. трапезы. Доска эта в 1845 году отыскана около Херсонеса князем В.И. Барятинским»5.

В печатном отчете Археологической Комиссии нет полных и точных данных относительно обстоятельств раскопки, произведенной здесь в 1890 году и обнаружившей, очевидно, те самые сооружения, которые были открыты князем В.И. Барятинским. Островок назван «насыпным», площадь его в общем приравнена ¼ десятины. Полы в открытых помещениях были каменные, а в храмике состоял, по-видимому из мраморных плиток квадратной формы. Таких плиток найдено три. По заявлению В.Ф. Загордянского на земле которого находится островок, их находили не мало и прежде. Найден кусок мраморной плиты с крестами по сторонам, часть колонны и другие остатки античного и христианского времен, указывающие на существование островка до и после Рождества Христова6 и на его обитаемость.

Не имея возможности дать точное описание развалин в том виде, как оне были найдены7, приводим описание А.Л. Бертье-Делагарда, издавшего план островка и его сооружений, очевидно, по тому плану, который издан и нами (рис. 103), но значительно от него отклоняющийся.

«На островке оказалась целая группа мелких зданий, окружающих небольшой двор и маленькую церковь, похожую в плане на церкви — часовни византийского городища (Херсонеса). В общем, все это составляло несомненно монастырек. Некоторые признаки, да и самый план построек, позволяют утверждать, что церковь имела подпольный ярус, род креста, низ которого уцелел на высоту 1—1½ аршина, верхняя же часть церкви исчезла совсем. В одно из отделений низа очень узенькое, проделан широкий ход сбоку и стена церкви тут поддержана столбом л аркою. Подход к этому месту состоял из нескольких помещений, составлявших род коридора. Без особой натяжки можно предположить, что устройство особого отделения, доступного извне церкви по отдельному боковому ходу, вызвано каким-либо особым обстоятельством. Ни в Херсонесе, ни где-либо в Крыму ничто подобное не встречалось. Можно не без основания думать, что этим особым обстоятельством и было желание сделать удободоступной именно самую могилу, в которой найдены мощи св. Климента, бывшую под полом церкви... Двор монастыря и пол крипты находятся почти на уровне моря и даже покрываются водой при больших ее нагонах. Это обстоятельство, конечно, и указало на необходимость поднять самую церковь во второй ярус; оно же показывает, до какой степени неудобно было построение чего-либо на этом месте, а решились на такую постройку, надо думать, только под влиянием особых причин, которыми и могли быть нахождение и погребение тела, вероятно тут же утопленного св. Климента. Заливание морем двора и могилы отчасти объясняет легенду о подводном храме, построенном ангелами; но также возможно и обратное, т.-е., что и самая могила нашлась, именно, здесь под влиянием легенды и некоторого сходства с нею местности.

«Пока раскопки островка еще далеко не кончены, но все же оне открыли, кроме построек монастыря еще и остатки стен, толщиной до 7½ футов, совершенно особенной кладки. Нет сомнения, что это остатки крепостной стены древнейшего Херсонеса, и к тому же самой любопытной ее части и самой трудной для обороны».

«Находок в этих уже прежде раскопанных местах нельзя было ожидать, но все же нашлись две мраморные плиты языческого времени, употребленные на стену и пол позднейших построек»8.

Как видно по прилагаемому плану, постройки, возведенные на островке, представляют в общем очертании своем квадрат, обнесенный стенами, внутри которых находятся жилые постройки, дворик и небольшая церковь, полукруглая абсида которой представляет сплошную кладку бута вдоль южной стены. Ограда или стены, окружающие эти постройки, напоминают такую же ограду вокруг крестообразного храма, находящегося за городом (§ XIII). Нельзя сомневаться также и в том, что Паллас видел и нанес на свой план очертания того же четырехугольника. Ограда показывает, что данное место нуждалось в защите. Незначительность жилых помещений и самой часовни или церкви свидетельствует, что в постройках этих ни в каком случае нельзя видеть монастырька или монастыря, а особое священное место, при котором жили монашествующие, о чем подробно будет сказано в заключительной главе по поводу подобных же сооружений Херсонеса и других городов и стран.

По плану церковь вполне походит на те часовни-усыпальницы, которых так много встречается в Херсонесе. Она имеет одну абсиду, не имеет заплечий. Ея притвор в нижних слоях фундамента не имеет прохода внутрь церкви, что подтверждает мысль А.Л. Бертье-Делагарда о верхней церкви во втором ярусе. На второй ярус указывают и чрезвычайно толстая южная стена церкви и массивная толща абсиды.

Древние стены, обнаруженные в западной части построек, представляют большие хорошо тесаные циклопического характера блоки камня. Такие же камни представляет и кладка перешейка, соединяющего материк с островком.

Внешность стен с наружной стороны была обследована лишь в некоторых местах. На западе оказались массивная бутовая кладка как бы от контрфорса и два помещения у самого моря. Земля из раскопок была расположена по очертанию ограды, а потому островок не был обследован на всем своем пространстве. О назначении отдельных помещений описанных построек ничего определенного сказать нельзя.

Примечания

1. Матер. по Арх. России, № 12, стр. 55—64. Также Записки Одесского Общества Истории и Древностей т. XIV, стр. 210—217. Толстой и Кондаков, Русские Древности. Вып. IV, стр. 10.

2. P.S. Pallas, Bemerkungen auf einer Reise in die südlichen Statthalterschaften des Russischen Reichs in den Jahren 1793 und 1794 Leipzig 1803, T. II, p. 60. Перевод см. Записки Имп. Одесского Общ. Истории и Древностей. Т. XII, стр. 102—103.

3. Путешествие по Тавриде в 1820 году. Спб. 1823, стр. 76—77.

4. Аркас, Описание Ираклийского полуострова, стр. 20.

5. Записки Одесского Общества Ист. и Древностей 1863 (Т. V), стр. 997. Я не знаю, почему в отчете 1890 года эта доска названа «плитой с крестом».

6. Отчет Арх. Комиссии, 1890, стр. 36—37. Русские Древности, вып. IV, стр. 10.

7. При посещении моем развалин в 1890 году я видел эти развалины в нетронутом вид, Теперь оне почти совершенно исчезли.

8. Матер. по Арх. России, № 12, стр. 63.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь