Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Каждый посетитель ялтинского зоопарка «Сказка» может покормить любое животное. Специальные корма продаются при входе. Этот же зоопарк — один из немногих, где животные размножаются благодаря хорошим условиям содержания.

Главная страница » Библиотека » Э.Н Доронина., Т.И. Яковлева. «Памятники Севастополя»

Памятники Великой Отечественной войны

Мемориал героической обороны Севастополя 1941—1942 гг.

Мемориал воздвигнут на главной площади города — площади Нахимова. Этот монументальный памятник посвящен подвигу Севастополя в годы Великой Отечественной войны.

На бетонной стене — рельефное изображение воина, отражающего натиск врага. Сурово и гневно его лицо, до предела напряжены мускулы рук, вся фигура дышит динамикой боя. Это символ Севастополя, вставшего на пути гитлеровских полчищ. Три вражеских штыка символизируют три наступления фашистов.

Первое, начавшееся 11 ноября 1941 г., продолжалось до 24 ноября и закончилось провалом гитлеровцев.

Не добившись успеха в ноябрьских боях, враг начал подготовку ко второму наступлению. На рассвете 17 декабря после мощной артиллерийской подготовки гитлеровцы пошли на штурм наших позиций. Благодаря самоотверженности, мужеству, стойкости защитников Севастополя и жителей города и это наступление было отбито.

Во время третьего, последнего наступления, которое началось 7 июня 1942 г., фашисты двинули на город 200-тысячную армию, более 150 танков, свыше 1000 самолетов, обрушили огонь 2000 орудий и минометов. В ходе подготовки к наступлению — с 20 мая по 2 июня — противник сбросил на Севастополь десятки тысяч бомб и сотни тысяч снарядов. Казалось, смертоносный металл уничтожил все живое, но город продолжал сражаться. Мир был потрясен беспримерной стойкостью советских воинов, которые дрались до последнего патрона, до последней капли крови.

Лишь 3 июля 1942 г., исчерпав все возможности обороны, наши войска оставили Севастополь, но отдельные бои в районе мыса Херсонес продолжались до 12 июля. Значение обороны Севастополя велико: в самый тяжелый период войны защитники города надолго задержали у своих стен и перемололи 300-тысячную армию гитлеровцев.

4 июля 1942 г. газета «Правда» писала: «Подвиги севастопольцев, их беззаветное мужество и самоотверженность, ярость в борьбе с врагом будут жить в веках, их увенчает бессмертная слава».

Эти слова начертаны на одной из гранитных досок мемориала. Здесь же запечатлены наименования боевых частей и соединений Черноморского флота, Приморской армии и городских предприятий, работавших для фронта. Текст подготовлен комиссией под председательством адмирала Ф.С. Октябрьского, большую работу но сбору материала провел полковник Н.В. Краснопольский.

Идут годы, но все величественнее предстает перед нами подвиг Севастополя, все ярче сияют имена его героев. 54 участника обороны удостоены высокого звания Героя Советского Союза, все защитники города награждены медалью «За оборону Севастополя», учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР 22 декабря 1942 г.

Мемориал создан в 1967 г. Авторы проекта — архитектор И.Е. Фиалко и скульптор В.В. Яковлев.

У мемориала всегда царит торжественная тишина. С мая 1973 г. здесь на пост № 1 встают юные наследники боевой славы города-героя.

Командные пункты береговой обороны Черноморского флота и Приморской армии

Командные пункты береговой обороны располагались в смежных казематах старого крепостного сооружения в районе Мартыновой бухты (ныне у л. Владимирского). В 1966 г., к 25-летию обороны 1941—1942 гг., это сооружение было оформлено как памятник. На казематах укрепили мемориальные доски. На одной из них надпись: «Здесь во время обороны Севастополя в 1941—1942 гг. находился командный пункт береговой обороны». На другой: «Здесь в период героической обороны Севастополя находился командный пункт Приморской армии».

В 1969 г. на нижней наружной стене левого каземата по обе стороны от входа установили гранитные доски с обозначением всех боевых частей, входивших в систему береговой обороны.

К началу обороны Севастополя в полной боевой готовности было 8 стационарных батарей с 39 орудиями: № 30 в Любимовке, № 35 в районе мыса Херсонес, № 10 в районе Мамашая, № 18 на мысе Фиолент и № 19 в Балаклаве; остальные батареи размещались в районе севастопольских бухт. Противовоздушная оборона Черноморского флота (начальник полковник И.С. Жилин) насчитывала около 50 зенитных батарей, пулеметный и прожекторные батальоны, имела систему постов связи, радиолокационные установки. Находившийся в казематах командный пункт генерал-майора П.А. Моргунова, коменданта береговой обороны Черноморского флота и главной базы, был связан со всеми береговыми батареями, штабами артиллерии и артиллерийскими полками.

Около 70% батарей предназначались для обороны города с суши. В период второго наступления фашистов на Севастополь, в декабре 1941 г., за счет орудий, снятых с поврежденных и затонувших кораблей, были установлены новые стационарные батареи.

На верхней наблюдательной площадке бетонного блока стоят две корабельные 130-мм пушки и снаряды, соединенные цепью. Это памятник воинам береговой артиллерии, сыгравшей большую роль в героической обороне города.

30 октября 1941 г. на подступах к Севастополю (в районе села Николаевки) первыми приняли бой с немецко-фашистскими захватчиками артиллеристы 54-й батареи (командир лейтенант И.И. Заика, комиссар политрук С.П. Муляр). Ее защитники более трех суток вели огонь по врагу.

В первые дни обороны героически действовали защитники 10-й батареи (командир капитан М.В. Матушенко, военком старший политрук Р.П. Черноусов). Противник не сразу обнаружил батарею — так хорошо она была замаскирована. За три дня батарейцы уничтожили 25 танков и бронемашин, артиллерийскую батарею, эскадрон кавалерии противника1.

В дни отражения первого штурма 19-ю батарею (командир капитан М.С. Драпушко, военком старший политрук Н.А. Казаков) обстреляли артиллерия и минометы противника. Погребам с боеприпасами угрожал пожар. Артиллеристы, не прекращая стрельбы, боролись с надвигающейся опасностью. Когда прервалась связь с боевой рубкой, старшина связистов коммунист Н.И. Петренко под огнем противника начал восстанавливать поврежденную связь, был четыре раза ранен, но продолжал работу.

В период третьего наступления фашистов на Севастополь отличилась 704-я батарея (командир старший лейтенант В.Г. Павлов, военком старший политрук Я.С. Симоненко). Эта батарея была вооружена пушками, снятыми с затонувшего крейсера «Червона Україна», их обслуживали моряки с этого же корабля. Артиллеристы бились до последнего дыхания. Погиб командир, получил тяжелую контузию военком, пали в бою многие краснофлотцы, вышло из строя орудие. Но батарея продолжала вести огонь. А когда немецкие танки и пехота подошли вплотную к батарее, батарейцы вызвали огонь на себя...

Ратный подвиг совершили артиллеристы 30-й батареи (командир капитан Г.А. Александер, военком старший политрук Е.К. Соловьев). Гитлеровцы окружили батарею. Когда закончились боеприпасы и умолкли орудия, бойцы продолжали уничтожать фашистов из стрелкового оружия. Фашисты бросили на батарею два полка пехоты, артиллерию и авиацию. Уничтожив сотни фашистов, герои-батарейцы взорвали радиоаппаратуру, пост связи, дизели, уничтожили документы и пошли на прорыв...

Так же отважно сражались воины других батарей.

Береговая артиллерия за период обороны обрушила на противника более 30 тысяч снарядов, поддерживая огнем боевые действия морских пехотинцев и воинов Приморской армии.

Как уже упоминалось, здесь, в казематах старого крепостного сооружения, находился и командный пункт Приморской армии. Воины-приморцы проявили беззаветную храбрость в боях за Одессу, откуда они были переброшены в Крым на боевых кораблях. После тяжелых оборонительных боев в степной и горной части полуострова Приморская армия встала в ряды защитников Севастополя и сражалась здесь до конца обороны.

Боевые части и соединения Приморской армии возглавляли опытные командиры и политработники: командующий Приморской армией, талантливый военачальник генерал-майор И.Б. Петров, впоследствии генерал армии, Герой Советского Союза; начальник штаба полковник Н.И. Крылов, впоследствии дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза. Членами Военного совета были бригадный комиссар М.Г. Кузнецов и дивизионный комиссар И.Ф. Чухнов; начальником политотдела армии — бригадный комиссар Л.П. Бочаров.

С беспримерной стойкостью, мужеством, самоотверженностью отстаивали Севастополь воины Приморской армии: пятнадцать из них удостоены звания Героя Советского Союза.

Мемориальными досками ныне отмечены командные пункты Севастопольского оборонительного района, Военно-воздушных сил флота, противовоздушной обороны главной базы флота и охраны водного района (ОВР).

Мемориальные знаки на местах оборонительных секторов

9 ноября 194 1 г. вся территория Севастопольского оборонительного района (СОР) для удобства управления войсками и боевыми службами была разделена на четыре сектора.

Первый сектор — ширина фронта 6 км — занимал территорию от берега моря у Балаклавы до Ялтинского шоссе. Комендантом первого сектора был назначен командир 2-й кавалерийской, с января 1942 г. 109-й стрелковой дивизии полковник (затем генерал-майор) Н.Г. Новиков, военком полковой комиссар А.Д. Хацкевич.

Второй сектор — ширина фронта 10 км — тянулся от Ялтинского шоссе до Инкерманских высот. Комендантом второго сектора стал командир 172-й стрелковой дивизии полковник И.А. Ласкин, военком полковой комиссар II. Е. Солонцов.

Третий и четвертый секторы обороны включали местность от Инкерманских высот до берега моря севернее Севастополя; граница между ними проходила по Мекензиевым горам. Здесь протяженность фронта составляла 30 км. Во главе третьего сектора стояли командир 25-й Чапаевской стрелковой дивизии генерал-майор Т.К. Коломиец, военком бригадный комиссар А.С. Степанов; четвертого — командир 95-й стрелковой дивизии генерал-майор В.Ф. Воробьев (с декабря 1941 г. — полковник А.Г. Капитохин), военком полковой комиссар Я.Г. Мельников.

Через 20 лет после обороны 1941—1942 гг. на территории каждого сектора были установлены гранитные мемориальные знаки с перечислением боевых частей и соединений, защищавших данный участок фронта.

На лицевой стороне мемориального знака, установленного на 10-м км Балаклавского шоссе, в районе первого сектора, написано: «1-й сектор Севастопольского оборонительного района. Х.1941 г. — VII.1942 г. Здесь сражались 109-я стрелковая дивизия, 388-я стрелковая дивизия, 9-я бригада морской пехоты».

Надпись на мемориальном знаке, установленном на 12-м км Ялтинского шоссе, в районе второго оборонительного сектора, сообщает, что на территории этого сектора сражались 172-я стрелковая дивизия, 386-я стрелковая дивизия, 7-я бригада морской пехоты, 2-й полк морской пехоты, 1-й полк морской пехоты, 142-я стрелковая бригада.

Мемориальный знак третьего сектора находится на 13-м км Симферопольского шоссе на плато Мекензиевых гор; надпись на нем гласит, что здесь сражались 25-я Чапаевская стрелковая дивизия, 345-я стрелковая дивизия, 79-я бригада морской пехоты, 138-я стрелковая бригада, 3-й полк морской пехоты, 2-й Перекопский полк морской пехоты.

На мемориальном знаке четвертого сектора, установленном на 18-м км Симферопольского шоссе, у спуска в Бельбекскую долину, написано, что здесь отбивали атаки противника 95-я стрелковая дивизия, 40-я кавалерийская дивизия, 8-я бригада морской пехоты.

Автор проекта мемориального знака оборонительных секторов — севастопольский архитектор А.Л. Шеффер.

Место гибели крейсера «Червона Україна»

На мемориальной доске из красного гранита, укрепленной на Графской пристани, — силуэт корабля и слова: «Здесь, ведя бой с противником, 12 ноября 1941 года погиб крейсер «Червона Україна». Личный состав корабля со своими орудиями перешел на сухопутный фронт и героически защищал Севастополь до последнего дня обороны.

11 ноября, когда фашисты начали первое наступление на город, огромную помощь воинам Приморской армии оказала артиллерия береговых батарей и крейсеров «Червона Україна», «Красный Крым». В этот день артиллеристы «Червоної України» подавили три батареи, разбили 18 бронетранспортеров и автомашин с войсками, уничтожили три роты фашистских солдат. Командовал крейсером капитан 2 ранга И.А. Заруба, военкомом был батальонный комиссар В.А. Мартынов.

На другой день 20 самолетов противника атаковали крейсер. В корабль попало 6 бомб. Почти сутки личный состав делал все возможное для спасения крейсера, но повреждения были слишком велики и «Червона Україна» затонула.

Мемориальная доска установлена по инициативе ветеранов крейсера. Могила моряков «Червоної України» находится на Братском кладбище Великой Отечественной войны.

Памятник эсминцу «Свободный»

С Графской пристани хорошо виден Павловский мыс, где установлен памятник эсминцу «Свободный».

10 июня 1942 г., сопровождая санитарный транспорт «Абхазия», эсминец прибыл в Севастополь. Разгрузившись, «Свободный» открыл огонь по вражеским позициям в районе Мекензиевых гор. Закончив стрельбу, корабль направился к Павловскому мысу и в этот момент был атакован 15 фашистскими самолетами. В эсминец попало 9 бомб. Многие моряки были убиты, ранены, выброшены за борт взрывной волной. Тяжелое ранение получили командир корабля капитан 3 ранга П.И. Шевченко, командир боевой части старший лейтенант Б. Куликов.

В бортовые пробоины хлынула вода, на палубе бушевал пожар, но объятый пламенем корабль продолжал вести огонь по фашистским стервятникам, пока не скрылся под водой.

У места последнего боя моряков в 1952 г. открыт памятник героям эсминца «Свободный». Обелиск высотой в 5,5 м, окрашенный в шаровый цвет — цвет боевых кораблей, установлен на ступенчатом основании. Венчает обелиск пятиконечная звезда. На бронзовой плите начертаны имена погибших. На обелиске укреплена обвитая матросской лентой мемориальная доска со словами: «Эсминец «Свободный» погиб в неравной схватке с врагом».

Памятник сооружен личным составом дивизиона эсминцев по проекту мичмана В.В. Хаенко.

Памятный знак «Подводникам-черноморцам»

«Витязями подводных глубин» называют подводников. В годы Великой Отечественной войны они принимали активное участие в обороне и освобождении Севастополя.

На Черноморском флоте действовали две бригады подводных лодок. Первой командовал капитан 1 ранга П.И. Болтунов, военком полковой комиссар В.И. Обидин, второй — капитан 1 ранга М.Г. Соловьев, военком полковой комиссар А.А. Павлинский.

Главной задачей подводников были боевые действия на коммуникациях противника. Они топили вражеские корабли и транспортные средства, снабжали защитников города горючим и боеприпасами, вывозили раненых.

В первые же дня войны подводные лодка стали совершать смелые боевые рейды к вражеским берегам. Экипажи лодок «Щ-205», «Щ-206», «Щ-209», которыми командовали капитан-лейтенанты П.С. Дронин, С.А. Каракай и И.Н. Киселев, в сложных условиях выполняли задания командования. Часто вблизи вражеских позиций появлялись лодки «Л-4» и «Л-5», которые ставили минные заграждения на пути к болгарскому порту Варна.

В августе 1941 г. первой открыла боевой счет подводная лодка «Щ-211» под командованием капитан-лейтенанта А.Д. Девятко, потопив вражеский транспорт «Пелес». В следующем походе, в сентябре 1941 г., этой лодкой был потоплен танкер «Суперга». 5 ноября 1941 г. подводная лодка «Щ-214» под командованием капитан-лейтенанта В.Я. Власова потопила танкер «Торчелло», а подводная лодка «Щ-215» (командир капитан-лейтенант Г.П. Апостолов) одной торпедой уничтожила транспорт «Енидже»2.

Всем защитникам было известно имя героя-подводника М.В. Грешилова. Под его командованием подводные лодки «М-35» и «Щ-215» совершили 24 боевых похода, потопили 7 вражеских транспортов с боевой техникой и живой силой противника.

С конца апреля 1942 г. надводным кораблям становилось все труднее прорываться в осажденный Севастополь. Но сражающийся город нуждался в подкреплении, оружии, продовольствии... Поэтому командование приняло решение использовать для перевозок подводные лодки, для чего сначала выделило пять лодок, а в июне — 20.

Подводная лодка «Л-4» под командованием капитана 3 ранга Е.П. Полякова совершила 7 рейсов в осажденный Севастополь, доставляя боеприпасы и горючее. Три из них приходятся на тяжелый июнь 1942 г., когда корабли уже не могли прорваться в базу.

В те июньские дни подводная лодка «С-31» (командир капитан-лейтенант Н.П. Белоруков) совершила в осажденный город пять рейсов, а «Л-5» (командир капитан 3 ранга А.С. Жданов) — шесть. Они доставили защитникам около 300 т боеприпасов и 73 т продовольствия. Три тяжелых похода в Севастополь совершила подводная лодка «М-31» (командир капитан-лейтенант Е.Г. Расточиль).

Прорываться в Севастополь подводным лодкам было чрезвычайно трудно. Особенно опасной была доставка бензина. Его пары, проникая внутрь корпуса, создавали угрозу взрыва.

Так, 22 июня 1942 г. подводная лодка «М-32» (командир капитан-лейтенант Н.А. Колтынин) доставила защитникам 8 т снарядов и 6 т авиационного бензина. Закончив выгрузку и приняв раненых и эвакуируемых, лодка готовилась к отплытию. В это время в одном из отсеков произошел взрыв паров бензина. Начался пожар, несколько человек получили ожоги. Лодка не смогла уйти затемно. Командир отдал приказ лечь на грунт, на большую глубину. Вскоре сгущающиеся пары бензина вновь стали заполнять лодку. Все, кроме главного старшины Н.К. Пустовойтенко, потеряли сознание. Когда наступило время всплывать, Пустовойтенко перенес командира в центральный пост, продул цистерну. Лодка всплыла под рубку, Николай Куприянович открыл люк — хлынул свежий воздух, и старшина сам потерял сознание. Только после полуночи Пустовойтенко пришел в себя, открыл рубочный люк, вентиляцию, вынес на мостик командира. Люди стали постепенно приходить в сознание и возвращаться к своим обязанностям. Лодка всплыла и 25 июня благополучно достигла Новороссийска. За этот подвиг Николай Куприянович Пустовойтенко был награжден орденом Ленина.

30 июня подводные лодки «Л-23» (командир капитан 3 ранга И.Ф. Фартушный) и «Щ-209» (командир капитан-лейтенант В.И. Иванов) подошли к героической 35-й батарее, взяли около 200 защитников, в том числе генерал-майоров И.Е. Петрова и Н.И. Крылова, секретарей горкома партии Б.А. Борисова и А.А. Сарину, председателя горисполкома В.П. Ефремова. Прорвав вражескую блокаду, подводные лодки взяли курс на Новороссийск...

В период третьего наступления подводные лодки 77 раз прорывались в осажденный Севастополь, доставили около 4 тыс. т боезапасов, медикаментов, продовольствия и бензина, вывезли на Кавказское побережье более 1500 раненых, женщин, детей.

Активно действовала бригада подводных лодок, руководство которой осуществляли контр-адмирал П.И. Болтунов и капитан 1 ранга М.Г. Соловьев, в период освобождения Крыма и Севастополя.

10 мая 1944 г. подводные лодки, находившиеся в море, получили радиограмму командования: «Севастополь взят. Отсалютуйте городу-герою торпедами по врагу». На другой же день «Л-4» повредила вражеский транспорт «Фридрикс», а 12 мая «Щ-201» торпедировала транспорт «Гейзерикс», «А-5» — транспорт «Дуростор».

За период Великой Отечественной войны подводники Черноморского флота потопили и вывели из строя свыше ста кораблей и транспортов противника.

За успешные действия подводных лодок в операции но освобождению Крыма и Севастополя 1-я бригада подводных лодок Черноморского флота была удостоена почетного наименования Севастопольской, награждена орденом Красного Знамени. 2-я бригада подводных лодок, получившая почетное наименование Констанцской, награждена орденом Ушакова I степени. Пять подводных лодок — «С-33», «Щ-205», «Щ-215», «М-35», «М-62» — были удостоены звания гвардейских. Семь — «Л-4», «С-31», «Щ-201», «Щ-209», «А-5», «М-111», «М-117» — стали Краснознаменными.

Семь подводников удостоены звания Героя Советского Союза. Это Б.А. Алексеев, М.В. Грешилов, Я.К. Иосселиани, А.Н. Кесаев, А.С. Морухов, И.С. Перов, М.И. Хомяков.

Памятный знак подводникам был открыт 23 февраля 1983 г., к 65-летию Советской Армии и Военно-Морского Флота, на небольшой площади, примыкающей к проспекту Героев Севастополя.

Интересна композиция памятника, занимающего площадь 700 м². В центре заполненного водой бассейна площадью 240 м² словно всплывает подводная лодка. На рубке — фигуры командира и сигнальщика, которые напряженно вглядываются вдаль. Ниже надпись: «Подводникам-черноморцам». Высота скульптурной композиции из бронзы — 9,6 м.

За памятником стела длиной 40 м, но краям ее даты: 1941, 1945. В центре — барельеф, отображающий один из подвигов героев-подводников. Слева на стеле надпись: «Участникам Великой Отечественной войны — бесстрашным витязям черноморских глубин». Справа — наименования 51 подводной лодки, которые сражались на Черном море. Авторы памятника — скульптор С.А. Чиж, архитекторы А.И. Баглей, А.Л. Шеффер.

Памятники Ивану Голубцу и катерникам ОВРа

Памятник Ивану Голубцу установлен в январе 1946 г. Это четырехгранный пятиметровый обелиск, помещенный на основании в форме усеченной пирамиды и увенчанный пятиконечной звездой. На лицевой грани — чугунный барельеф героя и памятная доска с кратким описанием его подвига.

25 марта 1942 г. в бухте, где базировалась часть, в которой служил старший краснофлотец Иван Карпович Голубец, стояли катера с полным боезапасом, готовые выйти на задание. Внезапно начался сильный артиллерийский обстрел. На катере «СК-0121» возник пожар. Огонь подбирался к глубинным бомбам, от взрыва которых взлетели бы на воздух и другие катера.

Находившийся поблизости старший краснофлотец Иван Голубец взбежал на катер. Бомбосбрасыватель не действовал. Тогда отважный матрос стал сбрасывать бомбы руками. Пламя обжигало лицо, на корме уже начал рваться боезапас, но бомбы одна за другой летели за борт. Когда на катере оставалось лишь несколько малых бомб, раздался взрыв. Но он уже не был опасен для других кораблей...

Старшему краснофлотцу Ивану Карповичу Голубцу, первому на Черноморском флоте, посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Рядом с именем И. Голубца на мемориальной доске, установленной у памятника, читаем имена краснофлотцев Сухина, Гулкова, Латкова, Цебенко и медсестры Полташевской, павших смертью храбрых на боевом посту.

В период героической обороны Севастополя соединение охраны водного района (ОВР) включало три дивизиона сторожевых катеров и «морских охотников», дивизион торпедных катеров, три дивизиона быстроходных тральщиков, плавбатарею № 3 и другие боевые части, службы и посты. Командовал ОВРом контр-адмирал В.Г. Фадеев. Овровцы вели умелую борьбу с минной опасностью, сопровождали транспортные караваны, обеспечивали высадку морских десантов, вывозили раненых, ценное имущество и т. д. Минный заградитель «Н. Островский» за годы войны прошел на боевых маршрутах 25 тыс.

миль, перевез более 12 тыс. бойцов, 19 тыс. раненых, оборудование судоремонтного завода, ценности Севастопольского отделения Госбанка, имущество двух отделов флота.

В марте 1943 г. катер «СК-065» (командир старший лейтенант П.П. Синенко) конвоировал военный транспорт с грузом для фронта. Фашистские самолеты обнаружили транспорт и катер, открыли по ним огонь. Экипаж «СК-065» героически отражал атаки. Погибших сменяли товарищи, раненые не отходили от орудий. Старшина 2 статьи Г.А. Куропятников получил несколько осколочных ранений в грудь и голову, ему оторвало руку выше локтя, но он продолжал вести огонь из пулемета одной рукой, пока не обессилел от потери крови. Придя в себя, ползком добрался до кормы, где загорелись дымовые шашки, находившиеся рядом с глубинными бомбами, перегрыз зубами крепления, удерживавшие шашки, и сбросил их в море.

Отбив атаку, катерники спасли транспорт. Весь личный состав «СК-065» был удостоен правительственных наград, а старшина 2 статьи Г.А. Куропятников — звания Героя Советского Союза.

Это высокое звание присвоено пяти морякам ОВРа. В их числе — командир 1-го дивизиона сторожевых катеров капитан 3 ранга Д.А. Глухов, герой борьбы с минами на севастопольском рейде в 1941—1942 гг. Катера 1-го дивизиона прошли в боевых походах свыше 380 тыс. миль, отразив более 600 ударов авиации противника. Дивизион был награжден орденом Красного Знамени, получил почетное наименование Новороссийского.

Ордена Красного Знамени были удостоены тральщики «Арсений Расскин», «Мина», «Щит», «Трал»; тральщику «Защитник» присвоено гвардейское звание, дивизиону тральщиков — наименование Бургасский. 1-я бригада траления награждена орденом Ушакова I степени.

Свыше 5 тыс. моряков-овровцев удостоены правительственных наград. Это в их честь сооружен памятник Славы. Он представляет собой обелиск в виде усеченной пирамиды, стоящей на трехступенчатом основании. Обелиск увенчан пятиконечной звездой в обрамлении венка Славы. Памятник создан по проекту мичмана Б.И. Яковлева.

На мемориальных досках памятника морякам ОВРа начертаны имена погибших. Рядом с фамилиями Д.А. Глухова и И. К, Голубца стоит имя И.П. Кулинича. С этим именем связана еще одна страница героической обороны Севастополя — подвиг защитников Константиновской батареи.

Константиновская батарея

Старая береговая батарея, построенная еще до Крымской войны у входа на главный рейд, хорошо видна с Приморского бульвара. На ее территории имеется несколько памятников.

Мемориальная доска напоминает о трагическом событии первой русской революции: в 1905 г. здесь были расстреляны руководители восстания на учебном судне «Прут», примкнувшем к мятежному «Потемкину» — Александр Петров, Дмитрий Титов, Иван Адаменко и Иван Черный.

Другие памятники посвящены событиям второй героической обороны Севастополя. В те дни на Константиновской батарее располагалась важная боевая служба ОВРа — служба охраны рейда (ОХР). Командовал ОХРом капитан 3 ранга М.Е. Евсевьев.

Когда гитлеровцы заняли почти всю Северную сторону, несколько десятков бойцов ОХРа, бойцы 178-го инженерного батальона Черноморского флота, бойцы и командиры автороты этого батальона, часть личного состава 2-й, 12-й батарей и 95-стрелковой дивизии, отошедших на батарею (всего 120 человек), приняли неравный бой. Более двух суток гарнизон старой крепости, прозванной тогда «маленьким Севастополем», яростно отбивался, сдерживая натиск врага.

В те тяжелые дни погиб батальонный комиссар Н.С. Баранов, его сменил батальонный комиссар И.П. Кулинич. 24 июня, когда кончился боезапас, немногие оставшиеся в живых воины по приказу командования покинули батарею. Последними уходили старшина 1 статьи Алексей Зинский и краснофлотец Николай Беляев. Их отход прикрывал тяжело раненный И.П. Кулинич. В этом последнем бою комиссар погиб.

На братской могиле защитников Константиновской батареи сегодня стоит памятник, сооруженный по проекту капитан-лейтенанта А.И. Зедгенидзе в ноябре 1944 г., — увенчанный звездой обелиск на кубическом каменном основании. К нему примыкает арка — символ крепостного сооружения.

Морякам вспомогательного флота

Памятник морякам вспомогательного флота находится на берегу Южной бухты, у Телефонной пристани. Он представляет собой форштевень корабля, отлитый из стали. Высота памятника — более 3 м. Сооружен по проекту архитектора А.Н. Гокадзе самодеятельным творческим коллективом: капитаном-наставником Г.Е. Фалько, помощником капитана П.Т. Лихачевым, мотористом Л.Н. Конюхом, матросом Н.М. Андюковым. Открыт 29 июля 1967 г.

В годы Великой Отечественной войны вспомогательный флот — транспорты, танкеры, буксиры, мотоботы, сейнеры, шхуны — обеспечивал боевые корабли горючим и боеприпасами, перевозил раненых, военное имущество, участвовал в высадках десантов и других боевых операциях. Небольшие, легко вооруженные суда вспомогательного флота, зачастую получая десятки пробоин и повреждений, с поразительным бесстрашием прорывались туда, где они были необходимы.

Личный состав вспомогательного флота проявил массовую доблесть, отвагу и мужество. Многие моряки были удостоены правительственных наград.

На одной из досок у памятника изображена карта Черного и Азовского морей — района действий вспомогательного флота, на другой начертаны слова: «Вспомогательный флот в сраженьях и походах всегда шел вместе с флотом боевым».

Курсантам военно-морского училища береговой обороны им. ЛКСМУ

Памятник сооружен на 13-м км Симферопольского шоссе. Представляет собой монолитную глыбу, на которой укреплены две мемориальные доски, лавровая ветвь и эмблема артиллеристов. Открыт 9 мая 1975 г.

30 октября 1941 г., в первый день героической обороны Севастополя, занятия в училище прекратились. По приказу Военного совета Черноморского флота был сформирован батальон из курсантов, командиров и политработников училища численностью более 1000 человек. Батальон возглавили заместитель начальника училища полковник В.А. Костышин и военком училища полковой комиссар Б.Е. Вольфсон. Курсанты были направлены на оборонительный рубеж в район Бахчисарая. Они вступили в бой почти одновременно с артиллеристами прославленной 54-й батареи.

Фашисты бросили на батальон артиллерию, авиацию, танки. Пять суток мужественно сражались курсанты; им приходилось отбивать до шести атак в день. Тяжело раненный Павел Широчин продолжал вести огонь из пулемета, пока не упал замертво. Погибли курсанты Анатолий Ермаков, Александр Злотин, Николай Варнаков, Семен Сон и др. Сейчас на месте гибели Павла Широчина и его боевых товарищей стоит памятник.

...Окоп курсанта Александра Мальцева атаковала группа фашистских солдат. Раненый комсомолец отстреливался, пока пуля не раздробила приклад его винтовки. Гитлеровцы бросились к юноше, плотным кольцом окружили его, пытаясь взять в плен. Но оставалась еще одна граната, и он бросил ее под ноги... Александр Мальцев посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени.

...Группа курсантов во главе с младшим лейтенантом В.И. Соколовым отбила несколько ожесточенных атак. Оставшимся в живых командир приказал отходить, а сам с несколькими курсантами остался прикрывать их отход. Тяжело раненный В.И. Соколов попал в плен и после жестоких пыток скончался, но не выдал военной тайны. Посмертно он был награжден орденом Отечественной войны I степени. В 1966 г. на месте гибели воина сооружен памятник.

В ноябре 1941 г. три курсантские роты (командиры лейтенанты Г.М. Воинов, Ф.И. Иноземцев, Н.В. Пигалев) вошли в состав 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. Эти роты отличились в тяжелых декабрьских боях за Севастополь.

За мужество и отвагу, проявленные в боях за Родину, училище было награждено орденом Красного Знамени.

Воинам 7-й бригады морской пехоты

Памятник представляет собой две восьмиметровые бетонные Стелы, которые символизируют два года — 1941-й и 1942-й, обозначенные на боковых гранях. На лицевой стороне памятника из плоскости бетона выступает фигура морского пехотинца в тельняшке, с автоматом в руках. На обратной стороне надпись: «Воинам 7-й бригады морской пехоты, павшим в боях с фашистскими захватчиками в 1941—1942 гг.».

Памятник сооружен по проекту севастопольского скульптора В.Е. Суханова; открыт 6 декабря 1968 г. Установлен недалеко от с. Хмельницкого у подножия горы Гасфорта, где 7-я бригада сражалась до июня 1942 г.

Сформированная в Севастополе в октябре 1941 г., 7-я бригада морской пехоты под командованием полковника Е.И. Жидилова была выдвинута на степные рубежи северного Крыма. В тяжелых боях вместе с Приморской армией она прошла через крымскую степь и горные перевалы, 250 дней защищала Севастополь, отважно сражалась на Мекензиевых горах и Чоргунских высотах. В славную севастопольскую эпопею бригада вписала героические имена: снайпера Ноя Адамия, командира батальона Аркадия Гегешидзе, удостоенных звания Героя Советского Союза; бесстрашной разведчицы Ольги Химич, Андрея Скорика, сражавшегося впоследствии в рядах французского Сопротивления, комиссара бригады Н.Е. Ехлакова, начальника политотдела бригады А.М. Ищенко и многих, многих других, живых и павших смертью храбрых.

В Музее Краснознаменного Черноморского флота хранится партийный билет И.В. Личкатого, пробитый пулей. В одном из декабрьских боев бывший подводник, парторг роты Иван Личкатый повел моряков в штыковую атаку, заменив погибшего командира. Враг был отброшен, но пуля фашистского снайпера попала в сердце героя...

Бывший командир бригады генерал-лейтенант Е.И. Жидилов посвятил воинам своей бригады проникновенные строки, запечатленные на памятнике:

Ушли вы в бессмертье, чтоб песни звучали,
Чтоб город-герой горделиво стоял,
Чтоб дети смеялись и внуки рождались
И землю не жег смертоносный металл.
Отважно сражалась морская пехота,
Чтоб матери больше не слепли от слез,
И нет среди вас безымянных героев,
Вам званье дано — черноморский матрос.

Воинам 8-й бригады морской пехоты

8-я бригада морской пехоты сыграла важную роль в обороне Севастополя 1941—1942 гг. Бригада прибыла в Севастополь из Новороссийска морем в октябре 1941 г. Командовал ею полковник В.Л. Вильшанский, комиссаром был бригадный комиссар Л.Н. Ефименко. Морские пехотинцы проявили героизм и мужество при отражении ноябрьского и декабрьского наступлений противника.

7 ноября 1941 г. воины бригады заняли три высоты между речками Бельбек и Кача. Во время атаки они истребили более двухсот гитлеровцев, захватили 3 орудия, 10 минометов, 60 пулеметов противника.

В кровопролитных декабрьских боях 8-я бригада морской пехоты, принявшая на себя основной удар 22-й и части 132-й пехотных дивизий врага, понесла большие потери. Оставшиеся в строю воины влились в 1-й морской полк, на базе которого в январе 1942 г. была вновь создана 8-я бригада морской пехоты. 1-м севастопольским морским полком, а затем 8-й бригадой (второго формирования) командовал полковник П.Ф. Горпищенко; обязанности комиссара исполнял полковой комиссар П.И. Силантьев.

В 1970 г. на Мекензиевых горах, на 13-м км Симферопольского шоссе, в честь воинов 8-й бригады установлен памятный знак — стела из Инкерманского камня, в которую вмонтирована мемориальная доска с текстом. Памятный знак сооружен студентами Севастопольского приборостроительного института по инициативе комсомольцев — членов студенческого военно-патриотического клуба «Родина». Авторы проекта — студенты В. Дзивалтовский и А. Пилунский.

28 мая 1977 г. на высоте Азис-Оба, в районе с. Верхнесадового, где находился командный пункт 8-й бригады, открыт еще один памятник. Он представляет собой стелу с установленным на ней макетом миномета. На лицевой части стелы — схема обороны и текст: «Воинам 8-Й бригады морской пехоты ЧФ 1941—1942 гг. Здесь они стояли насмерть и этим обрели бессмертие».

Этот памятник также создан студентами приборостроительного института под руководством преподавателя, кандидата технических наук З.Г. Емец.

Полковнику П.Ф. Горпищенко

В 1971 г. на ул. Горпищенко установлен памятник прославленному командиру. Это трехметровая стела из Инкерманского камня с барельефным изображением героя. На лицевой плоскости стелы высечены слова: «Горпищенко Павел Филиппович, командир первого севастопольского морского полка и 8-й бригады морской пехоты. Оборона Севастополя 1941—1942 гг.». Авторы памятника — скульпторы А.Р. Сухая и С.А. Арефьева.

В июне 1942 г. П.Ф. Горпищенко был тяжело ранен и вывезен из Севастополя. После выздоровления его назначили командиром 77-й стрелковой дивизии, которая вела бои у реки Молочной под Мелитополем. Он погиб в 1943 г., поднимая дивизию на прорыв мощной оборонительной полосы.

Впоследствии отважный командир был перезахоронен в Севастополе, на кладбище Великой Отечественной войны, где в дни обороны города хоронили воинов 8-й бригады морской пехоты.

Памятник 79-й отдельной морской стрелковой бригаде

В период отражения второго наступления фашистов на Севастополь, 21 декабря 1941 г., корабли Черноморского флота, прорвав вражескую блокаду, доставили в осажденный город из Новороссийска 79-ю особую стрелковую бригаду (командир полковник А.С. Потапов, военком полковой комиссар И.А. Слесарев, а с 9 июня 1942 г. — полковой комиссар С.И. Костяхин).

Уже в ночь на 22 декабря воины бригады заняли боевые позиции в районе станции Мекензиевы Горы. Утром бригада перешла в наступление на участке деревни Камышлы, где сложилось тяжелое положение. Проявив отвагу и мужество, воины выполнили нелегкую задачу — ликвидировали разрыв на участке 388-й стрелковой дивизии.

Все последующие дни декабрьских боев бригада находилась на переднем крае обороны. Она несла большие потери, но воины были полны решимости сражаться с фашистами до последнего дыхания.

3 февраля 1942 г. 79-ю особую стрелковую бригаду переименовали в морскую стрелковую, а с 12 апреля 1942 г. она стала 79-й курсантской морской стрелковой бригадой. В период ожесточенных июньских боев она вновь находилась на передовых рубежах. В эти дни обстановка была чрезвычайно трудной: на некоторых участках оборонительной линии на одного бойца приходилось не менее шести фашистов. Однажды противнику удалось прорвать правый фланг 79-й бригады. Командир 1-го батальона старший лейтенант Н.С. Оришко организовал контратаку силами стрелкового взвода и взвода автоматчиков под командованием лейтенанта А.Н. Курбатова. В яростной схватке с врагом бойцы отбили свои траншеи, но в этом бою погибли как герои сорок бойцов и их отважный командир.

9 июня 1942 г. фашисты заняли траншеи первой линии обороны 79-й бригады. Раненый командир 3-го батальона майор Я.С. Кулиниченко не мог возглавить командование на решающем ударе. А.С. Потапов направил туда командира дивизиона противотанковых пушек майора И.И. Кохно и военкома дивизиона старшего политрука И.А. Кузнецова. Всего в «отряде Кохно», как его назвали бойцы, было около 150 человек и рота противотанковых ружей лейтенанта Ф.М. Грабового. Почти неделю «отряд Кохно» сдерживал прорыв вражеской техники, уничтожая ее. Позиции отряда обстреливала вражеская артиллерия, атаковала пехота. Таяли ряды защитников, но оставшиеся в живых сражались мужественно и упорно. «Отряд Кохно» уничтожил большое количество живой силы и техники противника. 14 июня, прорвав окружение, бойцы вышли на свои позиции.

30 июня вместе с личным составом других стрелковых бригад и соединении 79-я отошла к последнему рубежу обороны и там продолжала упорную борьбу с фашистами до 6 июля 1942 г.

Памятник воинам 79-й бригады установлен на 13-м км Симферопольского шоссе в 1982 г. Представляет собой обелиск из полированного гранита на четырехступенчатом гранитном основании. Общая высота памятника — 2,76 м. Создан по проекту бывшего радиотелеграфиста бригады Л.П. Багаева.

Пяти героям-черноморцам

Событие, которое увековечено в этом памятнике, произошло в начале героической обороны Севастополя. 7 ноября 1941 г. гитлеровцы предприняли попытку прорваться к Севастополю в районе с. Дуванкой (ныне Верхнесадовое). Здесь держал оборону 18-й отдельный батальон морской пехоты, которым в те дни командовал старший политрук Е.А. Мельник; обязанности комиссара исполнял политрук И.Л. Шипаев.

Батальон дважды успешно отбивал вражеские атаки. Когда фашистские автоматчики под прикрытием танков вновь пошли в наступление, с одной из высот меткий огонь по ним открыла группа из пяти моряков во главе с политруком Н.Д. Фильченковым. Комсомолец Василий Цибулько скоро вывел из строя головной танк, вторую машину поджег стрелок Иван Красносельский; их товарищи подбили третью. Оставшиеся танки повернули назад. Однако вскоре гитлеровцы возобновили атаку. Героям удалось подбить еще три бронированные машины. Неравный бой продолжался, но силы защитников высоты таяли: погиб Красносельский, тяжелое ранение получил Цибулько; на исходе был боезапас. И тогда Николай Фильченков, привязав к поясу связку гранат, бросился под гусеницы фашистского танка. Примеру своего командира последовали краснофлотцы Юрий Паршин и Даниил Одинцов... Ценою жизни пяти отважных черноморцев танковая атака была отбита. Всем им посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

На высоте у с. Верхнесадового, вблизи того места, где они совершили подвиг, в 1945 г. установлен памятник — четырехгранный обелиск из белого Инкерманского камня, увенчанный пятиконечной звездой. На грани обелиска укреплен портрет Н.Д. Фильченкова, а у основания — мемориальная доска с описанием подвига моряков-черноморцев.

Высота памятника — 7 м. Автор памятника неизвестен.

Подвиг пяти героев запечатлен на диораме, находящейся в Доме культуры с. Верхнесадового. Автор диорамы — В. В. кузнецов, живописец студии военных художников им. М.Б. Грекова.

Героям дзота № 11

Й декабре 1941 г., когда фашисты предприняли второе Наступление, в районе деревни Камышлы (ныне с. Дальнее), на направлении главного удара оказались пулеметные дзоты отдельного батальона электромеханической школы учебного отряда. Каждый дзот стал маленькой крепостью. В особенности отличились в боях гарнизоны дзотов № 11, 12, 13 и 14-й 1-й пулеметной роты лейтенанта М.Н. Садовникова и политрука В.И. Гусева.

Гарнизон дзота № 11 состоял из семи комсомольцев: Сергея Раенко (командир дзота), Василия Мудрика, Ивана Четвертакова, Григория Доли, Владимира Радченко, Дмитрия Погорелова, Алексея Калюжного. Законом боевой жизни дзота стала клятва, принятая 15 декабря на комсомольском собрании 1-й пулеметной роты: «...Ни при каких условиях не сдаваться в плен. Драться с врагом по-черноморски, до последней капли крови...». Защитники дзота свою клятву сдержали.

Семь комсомольцев и три коммуниста — Михаил Потапенко, Константин Король и Петр Корж, подошедшие с оружием и боеприпасами на помощь в разгар боя, — трое суток удерживали дзот. Фашисты бросили на штурм маленькой крепости батальон пехоты, обстреливали ее из минометов.

Уничтожив сотни гитлеровцев, в неравном бою погибли все защитники дзота, в живых остался только Григорий Доля, отправленный с донесением на командный пункт.

Когда враг был отброшен бойцами морской пехоты, в противогазной сумке Алексея Калюжного нашли записку: «Родина моя! Земля русская!.. Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце... Я умираю, но знаю, что мы победим. Моряки-черноморцы! Деритесь крепче, уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал. Калюжный».

7 ноября 1945 г. на склоне Камышловского оврага, на месте, где совершили свой подвиг герои дзота № 11, личный состав учебного отряда Черноморского флота соорудил семиметровый обелиск из белого Инкерманского камня. На мемориальных досках запечатлены имена погибших и текст клятвы Алексея Калюжного. В 1965 г. останки героев перенесены на кладбище Великой Отечественной войны, в 1966 г. на братской могиле установлена гранитная плита с именами героев.

Героям 365-й гвардейской зенитной батареи

Памятник гвардейцам 365-й зенитной батареи ПВО ЧФ установлен на Мекензиевых горах. Он представляет собой пилон из белого Инкерманского камня, покоящийся на трехступенчатом бетонном основании и увенчанный пятиконечной звездой. На гранях памятника — эмблема артиллерии, макеты гвардейского знака и медали «Золотая Звезда»; мемориальная доска из белого мрамора с надписью: «Героям-зенитчикам — гвардейцам 365-й батареи».

Авторы памятника — А.И. Лазарев и А.С. Птухин. Открытие его состоялось 11 мая 1952 г., когда отмечалось 10-летие подвига артиллеристов батареи.

Зенитная батарея № 365 входила в состав 61-го зенитно-артиллерийского полка, которым командовал подполковник В.П. Горский. В декабрьских боях за Севастополь она находилась на высоте 60,0 И, когда подошли фашисты, встала заставой на их пути. 31 декабря 1941 г. в решении собрания коммунистов батареи было записано: «Победа или смерть — закон каждого коммуниста на фронте». Эти слова стали клятвой всего личного состава.

В июне 1942 г., во время третьего наступления фашистов на Севастополь, батарея оказалась в районе наиболее ожесточенных боев. Она вела огонь не только по самолетам, но и по наземным целям — громила танки, пехоту противника.

На высоту 60,0 обрушились тяжелые бомбовые удары, но ней вела непрерывный огонь вражеская артиллерия. Но зенитчики 365-й батареи, которой в те дни командовал старший лейтенант И.С. Пьянзин, продолжали сражаться.

13 июня батальон гитлеровцев под прикрытием танков пошел в атаку. Батарейцы отбивались до последнего снаряда, потом пустили в ход стрелковое оружие и гранаты. А когда батарею уже нечем было защищать, тяжело раненный И.С. Пьянзин передал командованию артдивизиона последнюю радиограмму: «Отбиваться нечем. Личный состав весь вышел из строя. Открывайте огонь по нашей позиции и командному пункту». Несколько севастопольских батарей открыли огонь по высоте...

Подвиг воинов 365-й батареи, вызвавших огонь на себя, навсегда вошел в историю героической обороны Севастополя. Гвардии старший лейтенант Иван Семенович Пьянзин посмертно удостоен звания Героя Советского Союза; орденами и медалями награждены 32 батарейца.

Александру Чикаренко и другим защитникам арсенала

Это было в июне 1942 г. в Сухарной балке, что на Северной стороне Севастополя, и в Инкерманских штольнях, где мужественно сражался до последнего гарнизон флотского артиллерийского арсенала.

В течение десяти суток стойко отражал натиск фашистов небольшой гарнизон Сухарной балки, в штольнях которой хранились артиллерийские снаряды, мины, авиабомбы. Здесь было около 250 человек — краснофлотцы, бойцы и командиры флотского и армейского артбоескладов, лабораторная рота и минная партия, пожарная команда и взвод рабочего батальона. Во главе флотских арсенальцев стояли начальник артиллерийского арсенала базы майор Н.К. Федосеев и военком арсенала и гарнизона Сухарной балки политрук А.М. Вилор.

В ночь на 19 июня катера-охотники доставили сюда около 50 моряков ОВРа во главе с лейтенантом А.И. Лавреновым и группу подрывников, с ними прибыли заместитель начальника артиллерийского отдела флота полковник Е.П. Донец и батальонный комиссар В.А. Карасев.

Фашисты предприняли несколько попыток захватить этот важный объект. 21 июня они заняли высоты, под которыми находились штольни с боезапасом. Арсенальцы оказались в тяжелом положении. 25 июня ранним утром развернулись ожесточенные бои за основные штольни. Действиями защитников у главных въездных ворот руководили командир лабораторной роты В.А. Подоляк и главстаршина А.В. Соболев, у второй штольни оборону организовали Е.П. Донец и А.М. Вилор. Группа защитников во главе с майором Н.К. Федосеевым и старшим политруком Н.В. Егоровым продолжала тем временем форсировать минирование штолен с боезапасом.

С каждым часом арсенальцам становилось все труднее, но они продолжали сражаться не только храбро, но и умело. Укрывшись в штольне, что находилась рядом со стеной и главными воротами, они забрасывали врага противотанковыми гранатами лишь тогда, когда фашисты появлялись непосредственно у ворот. Сигналом служили автоматные очереди, которыми бил по противнику военком Вилор, укрывшись под козырьком штольни всего в 25 м от врага. Весь день шли упорные бои и у ворот восточной стены. Пали смертью храбрых более десяти защитников — Г.К. Гавриленко, Н.Ф. Рожков, Г.П. Ганаев, Ф.А. Костюченко и др.

Вечером противник с новыми силами обрушился на небольшой гарнизон защитников: со стороны поселка Голландия лавина фашистов ворвалась на площадку штольни № 1. Тогда матрос Александр Чикаренко вбежал в тамбур штольни и замкнул часовой механизм, вызвав мгновенный взрыв сотен тонн боеприпасов. Сила этого взрыва оказалась такой, что более 200 фашистов, находившихся в районе штольни, взрывной волной были отброшены на середину бухты. Ценой своей жизни комсомолец Чикаренко предотвратил захват врагом боезапаса и дал возможность защитникам самим осуществить планомерный взрыв других штолен в Сухарной балке, а затем с помощью бикфордова шнура взорвать и штольни Маячной балки.

Лишь небольшая часть личного состава арсенала Сухарной балки вплавь переправилась на противоположный берег, потеряв при этом многих своих товарищей. В пустой штольне № 11 оставались Н.К. Федосеев, Е.П. Донец, другие командиры с группой бойцов и рабочих, раненые вместе с военфельдшером С. Николаевой. В штольнях минеров находились несколько матросов и солдат во главе с политруком П.Т. Мелиховым.

Во второй половине дня 26 июня фашисты двинули танки и пехоту на горстку защитников. Им удалось захватить штольни минеров. Почти все, кто находился там, погибли. Танки противника с ходу прорвались к штольням артиллерийских арсенальцев, и тут тяжело контуженный майор Федосеев вступил в последнюю схватку с врагом: он замкнул цепь проводов заминированных въездных ворот у крепостной стены...

Так закончилась героическая борьба арсенала Сухарной балки. И пока она продолжалась, фашисты не решались высадить десант на противоположный берег бухты в район Корабельной стороны Севастополя.

Встал вопрос о судьбе филиала артиллерийского арсенала, который располагался в восточных штольнях Инкермана. Начальником здесь был техник-лейтенант П.П. Саенко. Положение гарнизона филиала оказалось сложным: на рассвете 30 июня противник перешел здесь в наступление. Когда танки противника приблизились к штольнями и открыли по ним огонь, раздался мощный взрыв двенадцати штолен с пеналами, начиненными порохом, снарядами и крупными авиабомбами...

Взрыв в Инкермане нанес фашистам огромные потери, сорвал их начавшееся генеральное наступление, задержал танки и мотопехоту, рвавшиеся к Херсонесскому мысу, откуда осуществлялась эвакуация защитников Севастополя. Этот взрыв явился как бы продолжением подвига арсенальцев Сухарной балки.

П.П. Саенко был контужен, но с группой матросов и старшин добрался до позиции бывшей 24-й батарей и доложил о взрыве Инкерманских штолен заместителю начальника артотдела флота подполковнику Д.И. Мелиханову и военкому А.М. Вилору.

Здесь, в расположении бывшей 24-й, выполняя свой долг перед Родиной, до последнего бились с врагом арсенальцы, и среди них техник-лейтенант Т.И. Старина, старшины М.И. Михайлов, Г.П. Агарков, М.А. Пейсах, Д.Т. Федоров, матросы Н.А. Крысак, П.И. Парыгин, раненые капитан Г.Я. Титов, главстаршина А.К. Постоенко, матросы А.Ф. Сметанюк, И.А. Гук и др.

Так сражались в обороне Севастополя флотские артиллерийские арсенальцы.

Родина высоко оценила их подвиг, отметив правительственными наградами. Указом Президиума Верховного Совета СССР матрос Чикаренко Александр Кондратьевич посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени, его имя навечно занесено в список личного состава части. Майор Н.К. Федосеев и старший политрук Н.В. Егоров посмертно награждены орденом Красного Знамени. Все оставшиеся в живых арсенальцы награждены боевыми орденами и медалями.

На территории бывшего арсенала в Сухарной балке стоят памятники А.К. Чикаренко и Н.К. Федосееву, другим воинам-арсенальцам.

Памятник-бюст Александру Чикаренко создан по проекту Ю.А. Елынина. Монумент защитникам арсенала (его автор — мичман А.Ф. Карась) представляет собой пирамидальный знак из Инкерманского камня, установленный на кубическом основании. На лицевой грани знака выполнено барельефное изображение матроса с гранатой в руке. Выше надпись: «Героям — арсенальцам». Общая высота памятника — 4,6 м. Открыт в 1966 г.

Паровоз-памятник

Рядом с автовокзалом установлен на вечную стоянку паровоз ЭЛ-2500 с надписью «Смерть фашистам». В период обороны он водил в бой легендарный бронепоезд «Железняков», который построили рабочие Севастопольского морского завода в ноябре 1941 г. На бронепоезде были установлены 4 корабельных орудия, 6 минометов, 14 пулеметов. Личный состав был укомплектован матросами с боевых кораблей Черноморского флота. Командовал бронепоездом Г.А. Саакян, а с декабря 1941 г. — инженер-капитан 3 ранга М.Ф. Харченко, потомственный севастопольский рабочий, герой гражданской войны. Участником гражданской войны был и комиссар «Железнякова» П.А. Порозов.

«Зеленым призраком» называли фашисты бронепоезд. Он громил их на севастопольской земле с 7 ноября 1941 г. по 28 июня 1942 г., совершив 140 боевых рейдов на передний край. «Железняков» Наводил панику На гитлеровцев, нанося им большой урон в живой силе и технике. После каждого рейда он укрывался в туннеле, где был почти недосягаем для вражеских батарей и авиации.

Десятки вражеских самолетов охотились за дерзким «призраком», но безуспешно. И только 28 июня, в последних боях за Севастополь, гитлеровцам удалось, обрушив своды в Троицком туннеле, вывести бронепоезд из строя. Оставшиеся в живых железняковцы, сняв пулеметы, продолжали драться с врагом в районе Килен-балки.

Восстановленный паровоз после войны водил по крымским магистралям поезда с мирными грузами, а 24 октября 1967 г. был как реликвия передан севастопольцам железнодорожниками станции Джанкой. Его доставила в Севастополь бывшая фронтовая бригада: машинист М.В. Галанин, помощник машиниста Е.И. Матюш, кочегар В.Г. Иванов.

Ныне паровоз прославленного бронепоезда обнесен металлической оградой. Рядом с ним установлен стенд с фотографиями, рассказывающими об эпизодах боевой «биографии» бронепоезда. К паровозу прикреплена мемориальная доска.

Памятная доска установлена и у входа в Троицкий туннель, укрывавший бронепоезд от фашистских бомб.

Аллея героев в честь летчиков-черноморцев в поселке Кача

С поселком Кача связана интересная страница истории отечественной авиации. С 1910 но 1941 г. здесь находилась первая в России школа военных летчиков.

Летчики-качинцы сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны; среди питомцев Качинского Краснознаменного училища — 250 Героев Советского Союза, немало выдающихся военачальников. Далеко от Крыма — в Волгограде — находится теперь прославленное училище; но по-прежнему оно называется Качинским.

Летчики-качинцы входили и в состав авиации Черноморского флота, боевыми действиями которой руководил в дни обороны генерал-майор Н.А. Остряков.

Воспитанники Качинской школы показали высокие примеры героизма, самоотверженности, летного мастерства.

Первым на Черноморском флоте совершил воздушный таран в Начале войны летчик Евграф Михайлович Рыжов. За период обороны Севастополя он сделал 254 боевых вылета, сбил 11 вражеских самолетов. Капитан Е.М. Рыжов был удостоен звания Героя Советского Союза. Подвиг коммуниста Е.М. Рыжова в августе 1941 г. повторил лейтенант Б.Г. Черевко, а в октябре — молодой пилот лейтенант Н.И. Савва.

Вся страна узнала в те дни имя летчика-черноморца, младшего лейтенанта Я.М. Иванова. Он сбил пять вражеских машин, причем две из них таранил. Комсомолец Яков Иванов погиб в ноябре 1941 г. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

«Партизанским летчиком» называли гвардии лейтенанта Ф.Ф. Герасимова, доставлявшего крымским партизанам боеприпасы и продовольствие. Всего за годы войны он совершил более 300 боевых вылетов, участвовал в 35 воздушных боях. Родина по достоинству оценила его заслуги, присвоив звание Героя Советского Союза.

В честь замечательных летчиков-черноморцев в парке Героев поселка Кача установлены скульптурные памятники (бюсты) двадцати шести летчиков — Героев и дважды Героев Советского Союза.

Авторы — студенты Киевского государственного художественного института.

Экипажу самолета ИЛ-4

Во дворе Севастопольской детской туристской станции (ул. Суворова, 20), где была школа № 2, в 1977 г. сооружен скромный памятник. У него своя, необычная история.

В сентябре 1943 г. Над оккупированным городом появились советские самолеты. С радостью, тревогой и надеждой следили за ними севастопольцы. Началась бомбежка вражеских объектов: затонула баржа с цементом, доставленным для строительства фашистских оборонительных сооружений, загорелось здание морской комендатуры, разрушено железнодорожное полотно... Вражеским зенитчикам удалось сбить один советский Самолет. Он упал во дворе школы № 2. Как йотом установили, погибли штурман В. Надеждин, радист И. Правдивый, торпедист А. Борисов. Гвардии старший лейтенант В.К. Скробов успел выпрыгнуть с парашютом, но был схвачен фашистами и после допросов и пыток отправлен в концлагерь. Оттуда летчик бежал и через два месяца вновь вылетел на задание.

Погибших членов экипажа фашисты зарыли во дворе школы, сровняв могилу с землей. Однако на следующее утро на этом месте был насыпан холмик, на котором лежали цветы. Так повторялось изо дня в день: гитлеровцы разрушали могилу, а подпольщицы Женя Захарова и Аня Маченас, рискуя жизнью, ухаживали за ней до самого ареста. Они погибли в фашистском застенке в апреле 1944 г.

Прошли годы. Красным следопытам детской туристской станции, которые долго вели поиск, стремясь установить имена погибших, удалось найти командира экипажа В.К. Скробова, а затем и родных павших героев.

...С гранитной глыбы, словно со стартовой площадки, взмывает в севастопольское небо самолет, унося в бессмертие имена, начертанные на граните.

Автор памятника — художник И.А. Белицкий.

Погибшим в авиамастерских

Памятник представляет собой обелиск высотой 3,5 м, увенчанный пятиконечной звездой. Установлен на проспекте Октябрьской революции вблизи бухты Омега, на братской могиле, в которой похоронены командиры и политработники, военные инженеры и краснофлотцы, рабочие 36-х авиамастерских ВВС Черноморского флота, погибшие при налете вражеской авиации 24 апреля 1942 г.

На лицевой грани обелиска — перечень имен погибших (их 41), ниже слова: «Спите спокойно, боевые товарищи! Родина о ваших героических делах никогда не забудет!»

Памятный знак «Мужеству, героизму авиаторов-черноморцев»

В одном из новых районов города на проспекте Генерала Н.А. Острякова установлен памятник во славу подвигов летчиков-черноморцев, сражавшихся в небе Севастополя. Не случайно многие улицы этого жилого массива названы именами героев-летчиков: в период обороны Севастополя 1941—1942 гг. здесь находился один из трех аэродромов ВВС ЧФ.

В начале войны фашистам удалось захватить основные аэродромы Крыма, они имели превосходство и в количестве самолетов. Советские летчики осуществляли полеты с Кавказа и Керченского полуострова, севастопольские аэродромы располагались на Куликовом поле, на мысе Херсонес и в Юхариной балке. Находясь недалеко от линии фронта, они подвергались непрерывным бомбардировкам, даже посадка и взлет требовали большого мастерства и мужества.

Несмотря на трудности и потери, все 250 дней обороны авиаторы выполняли сложные и разнообразные задачи: они наносили бомбоштурмовые удары по врагу, вели воздушную разведку, сопровождали корабли и транспорты, доставляли в Севастополь боеприпасы, осуществляли связь с партизанами. За период обороны города черноморские летчики совершили свыше 16 тыс. самолето-вылетов, противник потерял более 400 самолетов, много живой силы и техники3.

Авиацией Черноморского флота командовал выдающийся организатор и бесстрашный летчик, генерал-майор Н.А. Остряков. С беспримерной отвагой сражались в крымском небе летчики-черноморцы М.В. Авдеев, К.С. Алексеев, М.И. Гриб, К.Д. Денисов, М.М. Кологривов, И.Е. Корзунов. В.Н. Куликов, Д.М. Лебедев, Е.И. Лобанов, Г.В. Москаленко, Ф.Н. Тургенев, В.И. Хряев, А.П. Цурцумия, В.И. Щербаков и др.

За годы Великой Отечественной войны 16 летчиков-черноморцев совершили воздушные тараны, 61 летчик удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Не забудется подвиг летчика 11-го авиаполка капитана Н.Т. Хрусталева. В ноябре 1941 г. на штурмовку фашистских войск, располагавшихся в Бельбекской долине, вылетело 20 самолетов «И-5». Первую эскадрилью вел старший лейтенант Алексей Покалихин, вторую — капитан Николай Хрусталев. Цель была успешно атакована, вспыхнули два вражеских бронетранспортера, взорвался бензозаправщик. В это время восемь «мессершмиттов» атаковали наши самолеты. Самолет Хрусталева был атакован двумя вражескими истребителями, одному из которых удалось поджечь советскую машину. Самолет быстро терял высоту, но отважный летчик успел принять мужественное решение и направил свой «ястребок», объятый пламенем, в скопление вражеской техники...

В дни второго, декабрьского наступления летчики наносили бомбоштурмовые удары по скоплениям войск противника в районе деревень Камышлы, Верхний Чоргунь, хутора Мекензия. Многие пилоты делали по 3—4 вылета, а в период третьего наступления — по 6—10 вылетов в день.

На железнодорожной станции Джанкой скопилось большое количество воинских эшелонов врага, следовавших к Севастополю. Уничтожить их было поручено нашим бомбардировщикам, базировавшимся на Кавказе. И они взорвали эшелон с боеприпасами, разрушили железнодорожное полотно. Осколком фашистского снаряда был поврежден самолет лейтенанта Александра Жесткова. Летчик сумел вывести машину из-под огня вражеских зениток и повел ее на Херсонесский аэродром, но по дороге был атакован несколькими самолетами противника, которые подожгли бомбардировщик Жесткова. Фашисты уже не сомневались в гибели самолета, но экипаж проявил беспримерное мужество и мастерство, сумев посадить горящую машину и потушить пожар.

В марте 1942 г. летчики эскадрильи 18-го авиаполка капитан Михаил Талалаев и старший лейтенант Евгений Лобанов получили задание найти вражескую батарею и подавить ее. Во время штурмовки снаряд попал в самолет Талалаева. Капитан принял решение дотянуть до ничейной полосы, но не смог этого сделать и приземлился недалеко от позиций противника. Выбравшись из горящей машины, Талалаев побежал к нашим позициям. Гитлеровцы бросились в погоню и уже настигали советского летчика. Но в это время Евгений Лобанов пошел на снижение и открыл огонь по фашистам, дав возможность Талалаеву добежать до своих. Для комсомольца Лобанова этот вылет стал последним: его самолет был подбит, отважный летчик погиб. Лейтенант Евгений Лобанов за свою короткую, но поистине героическую боевую деятельность совершил 67 успешных штурмовок, был награжден орденом Красного Знамени. За спасение жизни командира молодому летчику было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В боях за освобождение Крыма и Севастополя прославились крылатые разведчики В.А. Лобозов, В.А. Скугарь, И.И. Ковальчук, А.Е. Рожков, В.А. Мордин, А.Д. Карпов, В.Г. Василевский, И.Т. Марченко. Все они удостоены звания Героя Советского Союза.

За этот период 30 летчиков и штурманов стали Героями Советского Союза, а командир 8-го гвардейского штурмового авиаполка подполковник Н.В. Челноков был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

2-й гвардейской минно-торпедной и 13-й пикировочной авиадивизиям, 6-му гвардейскому и 7-му истребительным авиаполкам, 30-му отдельному разведывательному полку было присвоено почетное наименование Севастопольских. Шесть соединений стали гвардейскими, двенадцать награждены орденом Красного Знамени (из них два соединения — 11-я штурмовая авиационная Новороссийская дивизия и 11-й гвардейский истребительный авиационный Николаевский полк — дважды). 45-я авиационная база удостоена ордена Красной Звезды.

Подвигу летчиков-черноморцев посвящен величественный, запоминающийся памятный комплекс, открытый 28 марта 1981 г., к 60-летию создания Военно-воздушных сил КЧФ.

В конце широкого проспекта Генерала Острякова, на искусственном холме возвышается сложная архитектурная композиция. В центре — устремленные ввысь три 32-метровых пилона, с которых словно срываются в севастопольское небо стилизованные самолеты. Пилоны окружены лентой Славы и стеной Памяти.

На памятнике надпись: «Мужеству, героизму авиаторов-черноморцев», «Подвиги ваши, память о вас — бессмертны», даты — «1941, 1945».

19 гранитных стел составляют стену Памяти. Никого не оставляют равнодушным высеченные на граните слова: «Здесь увековечена память летчиков, штурманов, стрелков, радистов ВВС Черноморского флота, погибших в боях за Родину, не имеющих захоронений». На стене Памяти 1296 имен. На гранитных плитах 61 фамилия летчиков-черноморцев, удостоенных высокого звания Героя Советского Союза. На бронзовых плитах ленты Славы, обрамляющей подножие обелиска, начертаны наименования соединений, получивших звание гвардейских, награжденных орденами Советского Союза и получивших наименование Севастопольских, Феодосийских, Николаевских, Керченских, Констанцских, Сулинских.

Авторы памятника — сотрудники НИИ «Кишиневгорпроекта», скульптор Ю.А. Канашин, архитекторы М.В. Фортуна, М.Г. Раду, инженер В.И. Панфил.

Памятный знак «Разведчикам-черноморцам»

В годы обороны и освобождения Севастополя большой вклад в борьбу с врагом внесли разведчики-черноморцы. Разведотдел штаба Черноморского флота под командованием полковника Д.Б. Намгаладзе (зам. по политчасти майор Е.Т. Чернаков) осуществлял различные боевые операции. Разведчики высаживались на побережье, занятое врагом, используя для этого все доступные средства: шлюпки, катера, шхуны; проникали в глубокий тыл противника, добывали ценные сведения о расположении вражеских войск и их численности, доставляли «языков», вели большую работу по разложению немецких войск, распространяя листовки.

Широкая, систематическая разведка велась на всей территорий Крыма, на Тамани, в центральной части Главного Кавказского хребта. За годы войны разведчики-черноморцы добыли большое Количество ценных штабных материалов врага, среди которых была «Зеленая папка Геринга», ставшая одним из основных обвинительных документов на Нюрнбергском процессе.

Разведчики провели немало дерзких диверсий. Так, группа в составе командира отряда капитана В.В. Топчиева; комиссара отряда, батальонного комиссара У.А. Латышева, мичмана Ф.Ф. Волончука, старшины М.П. Аникина, старшины 2 статьи П.А. Тополова, краснофлотца В.С. Кирьяка и других разгромила в оккупированной Евпатории полицейское управление, захватив немало ценных документов.

Группа разведчиков под командованием комиссара В.С. Копте-лова провела успешные операции на Ялтинском шоссе, где ныне установлен один из памятников героям-разведчикам.

В 1943 г. группа разведотдела штаба Черноморского флота под командованием капитан-лейтенанта А.А. Глухова была переброшена с Кавказа в крымские леса для проведения оперативной разведки. В феврале 1944 г. с этой группой установили связь посланцы Севастопольской коммунистической подпольной организации, возглавляемой В.Д. Ревякиным.

9 мая 1944 г. вместе с воинами-освободителями разведчики вернулись с победой в освобожденный Севастополь. Они первыми вошли в домик по Лабораторному шоссе (ныне ул. Ревякина, 46), где находились штаб и типография севастопольских подпольщиков, трагически погибших в последние дни фашистской оккупации, и бережно достали из тайников клятвы героев, печати и штампы организации.

Разведотдел Черноморского флота воспитал немало смелых разведчиков из различных родов войск. Звания Героев Советского Союза получил командир разведотряда капитан Д.С. Калинин, командир оперативной группы разведотряда мичман Н.А. Земцов, летчики 30-го разведывательного авиационного полка капитаны И.И. Ковальчук, В.Г. Василевский, И.Т. Марченко, В.А. Скугарь, А.Е. Рожков, майор В.А. Лобозов, лейтенант А.Д. Карпов, командир звена 27-й отдельной разведывательной авиационной эскадрильи капитан Д.М. Лебедев4.

8 мая 1984 г., к 40-летию освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков, на ул. Ленина, в сквере напротив Дома офицеров КЧФ, установлен Памятный знак «Разведчикам-черноморцам» — стела, облицованная плитками из красного полированного гранита, к которой ведут широкие ступени. На лицевой стороне — горельефное изображение двух воинов-разведчиков. В центре горельефа — эмблема советских чекистов: щит и меч. По щиту надпись: «Разведчикам-черноморцам, бойцам невидимого фронта». Над горельефом даты: 1941—1945.

Авторы памятника — скульптор В.Е. Суханов, архитекторы А.И. Баглей и А.Л. Шеффер. Общая высота памятника — 5,82 м.

Павлу Силаеву

В районе бухты Казачьей, там, где в начале июля 1942 г. завершались кровопролитные бои за Севастополь, у поворота шоссе, стоит памятник моряку-чекисту П.М. Силаеву.

Младший политрук Павел Силаев служил на аэродроме. Неподалеку возвышалась над степью и морем белая башня Херсонесского маяка. Здесь повстречал он девушку-метеоролога Пашу Горошко, которая вскоре стала его женой.

На мысе Херсонес вместе с севастопольскими моряками вели свой последний бой Павел и Паша Силаевы. Но вот кончились патроны; оставшиеся в живых советские воины решили пробиваться к партизанам. Силаевым уйти не удалось...

Схваченных врагами политрука и его жену подвели к фашистскому генералу. Выждав, пока еще несколько гитлеровцев подойдут ближе, Павел Силаев рывком вынул из карманов две гранаты. От оглушительного взрыва вздрогнула земля...

Спустя 24 года, в декабре 1966 г., на месте гибели героя моряки установили памятник. Железобетонная стела напоминает парус. К лицевой стороне прикреплена бронзовая эмблема чекистов — щит и меч, под нею начертаны слова: «Верному сыну Родины Павлу Силаеву». Надпись на мраморной плите у основания рассказывает о подвиге героя.

Высота памятника — 3,2 м; автор проекта — инженер В.И. Фомин.

134-му гаубичному артполку

Памятник установлен на плато Мекензиевых гор рядом с мостом, по которому Симферопольское шоссе пересекает железнодорожную магистраль.

Сооружен комсомольцами треста «Севастопольстрой» по проекту архитектора Н.Н. Вержбицкого. Открыт в ноябре 1970 г.

134-й гаубичный артиллерийский полк был придан 172-й стрелковой дивизии полковника И.А. Ласкина и сражался на севастопольской земле до конца обороны. Командовал полком подполковник И.Ф. Шмельков, комиссаром был старший батальонный комиссар П.С. Коновалов, начальником штаба полковник Н.Я. Чернявский.

В июньских боях 1942 г. батареи полка вели огонь с плато Мекензиевых гор, уничтожая врагов прямой наводкой. В этих боях особенно отличилась 1-я батарея 1-го дивизиона, которой командовал младший лейтенант Абдулхак Сагитович Умеркин, удостоенный 20 июня звания Героя Советского Союза; 9-я батарея 3-го дивизиона, которой командовал младший лейтенант Ф.Т. Сухомлинов.

Утром 30 июня оставшиеся в живых воины полка получили приказ следовать в район 35-й батареи. Командир 1-го дивизиона капитан Н.Ф. Постой подал команду «К орудиям, к бою!» Почерневшие стволы были направлены в сторону врага. Но команды «Огонь!» не последовало — артиллеристы взорвали орудия, служившие им 250 дней...

Памятник представляет собой 122-мм гаубицу на массивном постаменте, облицованном гранитом. На лицевой грани металлический щит с описанием боевого пути полка.

По краю широкого, вымощенного плитами плаца четыре стелы с начертанными на них именами погибших: «Рядовой Твердохлеб Кирилл», «Рядовой Терентьев Александр», «Рядовой Вакуленко Василий»...

Справа, рядом со стелами, щит с текстом: «Проявляя беспримерное мужество и стойкость, воины 134 ГАП 172 сд в дни июньских боев сражались вместе с частями 172 сд и 79 КСБ, превратили Бельбекскую и Камышловскую долины в долины смерти фашистских войск. До последнего снаряда отражая яростные атаки, ведя рукопашные бои на батареях или сражаясь в окружении, более 90% воинов полка пали смертью героев». На обратной стороне щита читаем: «Не стало снарядов, орудия взорвали. Немногие оставшиеся в живых, без воды и пищи личным оружием продолжали бой на мысе Херсонес до 10 июля 1942 г. Героизм Н.Я. Чернявского, В.Н. Май-бороды, Н.Ф. Постоя, А.С. Умеркина, Н.Я. Лучина, Ф.Т. Сухомлинова, Ф.К. Вострикова, И.И. Карпова и многих других служил примером воинской доблести. Бессмертен их подвиг!»

Слева, на другом щите, выполненном в виде раскрытой книги, приведены отзывы зарубежной печати о славных защитниках Севастополя и строки, напечатанные в газете «Правда» 26 июля 1942 г.; «Весь мир обнажил головы в знак уважения, когда окровавленный, измученный титанической борьбой город моряков шаг за шагом отходил спиной к последнему маяку Крыма — Херсонесу».

В 1972—1979 гг. памятник реконструирован по проекту архитектора В.К. Самохина и А.М. Кораблинова. На щитах укреплены макеты звезды Героя Советского Союза и медали «За оборону Севастополя 1941—1942 гг.», расширена и благоустроена территория.

Воинам 25-й ордена Ленина Краснознаменной имени В.И. Чапаева стрелковой дивизии

Памятник находится в городе районного подчинения Белокаменске (бывш. Инкерман); установлен на братской могиле девятнадцати воинов-чапаевцев. Сооружен учащимися севастопольской школы-интерната № 2 по проекту архитектора А. Веселова и А. Пелена. Открыт в октябре 1969 г. Памятник представляет собой обелиск на трехступенчатом основании из блоков альминского известняка. На мемориальной доске — надпись: «Воинам легендарной 25-й Чапаевской дивизии, павшим на Инкерманских высотах в июне 1942 года».

На Инкерманских высотах дивизия сражалась с первых дней севастопольской обороны и до конца июня 1942 г. Командовал дивизией генерал-майор Т.К. Коломиец, комиссаром был Н.И. Расников. Штаб дивизии располагался под сводами бывшего монастыря, там, где над отвесной скалой поднимаются башни средневековой крепости Каламита.

Навсегда останутся в памяти народа имена славных воинов-чапаевцев: снайпера Людмилы Павличенко, на счету которой были сотни убитых фашистов, пулеметчицы Нины Ониловой, командира минометной роты Владимира Симонка, одного из первых приморцев, удостоенных звания Героя Советского Союза, командира зенитной батареи Сергея Скрябина, командира пулеметного взвода младшего лейтенанта Павла Морозова.

Создателям инженерной обороны Севастополя

Памятник посвящен подвигу военных инженеров, создавших в 1941—1942 гг. при участии моряков, солдат и населения города систему оборонительных сооружений.

К началу обороны было построено три оборонительных рубежа: передовой, протяженностью до 46 км, в системе которого находилось четыре мощных узла сопротивления; главный — в виде полосы взаимосвязанных инженерных сооружений, протяженностью до 38 км; тыловой, протяженностью 30 км, опоясавший город противотанковым рвом длиною в 19 км я огневыми точками. Впоследствии защитники Севастополя оборудовали рубеж непосредственной обороны города и промежуточные рубежи.

К 1 ноября 1941 г. на главном рубеже сухопутной обороны было сооружено 75 артиллерийских дотов, 232 пулеметных дота и дзота, вырыто 374 стрелковых окопа, оборудованы командные пункты, землянки, блиндажи, канониры для самолетов и другой боевой техники, аэродромы, позиции береговой артиллерии, установлено 9576 противотанковых и противопехотных мин. Трудоемкие земляные работы велись в скальном грунте, часто под огнем фашистской артиллерии и авиации.

Руководил строительством оборонительных сооружений заместитель командующего СОРом по инженерной обороне Герой Советского Союза генерал-майор А.Ф. Хренов. Большую роль в укреплении оборонительных рубежей сыграли военные инженеры Черноморского флота и Приморской армии: начальник инженерного отдела флота военинженер 1 ранга В.Г. Парамонов, павший смертью храбрых в июньских боях; начальник инженерных войск Приморской армии полковник Г.П. Кедринский, погибший в январе 1942 г.; заменивший его подполковник К.И. Грабарчук; начальник военно-морского строительства № 1 военинженер 1 ранга И.В. Саенко; военинженеры 1 ранга И.В. Панов, М.Г. Фокин, военинженеры 3 ранга И.А. Лебедь, С.И. Кангун, майоры П.И. Бухаров, Н.М. Королев и др. Большой объем работ был выполнен инженерами и личным составом 95-го отдельного строительного батальона и 178-го Севастопольского инженерного батальона. К созданию оборонительных рубежей привлекались личный состав учебного отряда флота, флотский экипаж, местный стрелковый полк и население города. Инженерные и строительные работы на оборонительных рубежах не прекращались весь период героической обороны.

К началу третьего наступления защитники города имели свыше 17 артиллерийских и пулеметных дотов на 1 км фронта. Длина траншей и ходов сообщения составила 350 км.

Памятник создателям инженерной обороны Севастополя представляет собой восьмиметровый обелиск в виде противотанкового надолба. Обелиск опирается на массивную плиту. У основания — даты героической обороны города: «1941—1942». На боковой грани рельефная схема рубежей к началу обороны (на 30 октября 1941 г.). Рядом с памятником находится созданный в дни обороны орудийный дот № 10, а все вместе воспринимается как единая мемориальная композиция. Памятник открыт на 13-м км Симферопольского шоссе 30 октября 1976 г. Авторы — архитекторы В.М. Артюхов, С.Н. Фролов.

Медикам — защитникам Севастополя

Несгибаемое мужество и самоотверженность проявили в дни обороны военные медики. Начальником медико-санитарной службы Севастопольского оборонительного района был военврач 1 ранга М.З. Зеликов. Медико-санитарные отделы Черноморского флота и Приморской армии (военврач 1 ранга А.И. Власов и полковник медицинской службы Д.Г. Соколовский) за короткое время развернули около 20 госпиталей и медицинских пунктов. Люди в белых халатах за восемь месяцев обороны возвратили в строй 30 927 раненых и 10 686 больных5. Военным фельдшерам и медицинским сестрам нередко приходилось с оружием в руках защищать раненых. Сутками не отходили военные хирурги от операционных столов, забывая о сне и отдыхе, валясь от усталости с ног.

В последние дни героической обороны Севастополя погибли военврач 1 ранга М.З. Зеликов, начальник военно-морского госпиталя № 41 А.И. Злотников, терапевт Приморской армии Д.И. Семенов, главный хирург армии профессор В.С. Кофман, организовавший в Севастополе школу полевых хирургов, и многие другие.

С честью выполняли свой долг и медицинские работники города. Они в любых условиях, подчас рискуя жизнью, оказывали помощь пострадавшему населению, а когда было нужно, то и воинам-защитникам. На своих постах погибли главный врач поликлиники А.Я. Ивахненко, врачи Е.А. Турская, Л.В. Гордиенко...

В период временной фашистской оккупаций медработники Севастополя оказывали помощь не только населению города, но и участникам подполья, военнопленным. В застенках гестапо погибли врачи Ф.И. Большаченко, С.И. Момот, А.Ф. Гончар-Крут и др.

Севастопольцы не забыли ратного подвига медиков. Их имена Запечатлены в названиях лечебных учреждений, санитарных судов, на мемориальных досках и памятниках.

На территории Севастопольского Краснознаменного военно-морского госпиталя им. Н.И. Пирогова, одного из старейших лечебных заведений страны, 7 мая 1969 г. открыт памятник медикам-черноморцам. Он представляет собой гранитный постамент, на котором установлена мраморная плита. В центре плиты — изображение рук врача. Они прикрывают цветок — символ жизни, на которую посягает хищная птица, олицетворяющая темные силы зла. У основания памятника как вечный родник жизни струится вода. На пьедестале надпись: «Медикам-черноморцам, победившим смерть во имя жизни». Авторы памятника скульптор С.А. Чиж и художник И.В. Белицкий.

Памятник медработникам Севастополя, участникам обороны и освобождения города, расположен у одного из корпусов 1-й городской больницы. На плите из мраморовидного известняка высечено рельефное изображение медицинской сестры, заботливо склонившейся над раненым матросом с автоматом в руках. Авторы памятника — архитектор В.М. Артюхов и скульптор В.Е. Суханов. Открыт в 1976 г.

Место расположения городского комитета обороны

На доме № 7 по ул. Большой Морской укреплена мемориальная доска с кратким текстом: «На этом месте стоял дом, в котором в 1941—1942 гг. помещался городской комитет обороны».

Городской комитет обороны был создан решением Крымского обкома партии 26 октября 1941 г. Его председателем стал первый секретарь Севастопольского горкома партии В.А. Борисов. В состав комитета вошли председатель исполкома Севастопольского городского Совета депутатов трудящихся В.П. Ефремов, начальник городского отдела НКВД К.П. Нефедов, начальник Севастопольского гарнизона контр-адмирал Г.В. Жуков (впоследствии генерал-майор береговой службы П.А. Моргунов).

29 октября в городе было введено осадное положение, 30 октября 1941 г., когда на подступах к Севастополю завязались ожесточенные бои, городская газета «Маяк коммуны» опубликовала обращение городского комитета обороны: «Бойцы Красной Армии, храбрые и отважные моряки Черноморского флота, ни шагу назад!.. Трудящиеся Севастополя! Все силы на разгром врага! Если потребуется, с новой силой повторим героические подвиги героев обороны города в 1854—1855 годах!»

В первые ряды борцов за укрепление тыла встали коммунисты и комсомольцы. Огромную организаторскую роль сыграли секретари находившегося тогда в Севастополе Крымского обкома партии В.С. Булатов и Ф.Д. Меньшиков. Талантливыми организаторами перестройки промышленности показали себя Б.А. Борисов, В.П. Ефремов, секретарь горкома партии по промышленности А.А. Сарина, заведующий промышленным отделом А.А. Петросян, погибший в дни обороны.

В короткий срок, уже к ноябрю 1941 г., работа всех предприятий города была перестроена на военный лад. Разместившиеся в штольнях спецкомбинаты № 1 и № 2 выпускали различные виды оружия, в том числе минометы, мины, зенитные снаряды, снабжали фронтовиков обмундированием.

Ныне у входов в штольни, где работали спецкомбинаты № 1 и № 2 (в районе Троицкой балки и железнодорожной станции Инкерман), укреплены мемориальные доски.

В середине декабря почти все производственные предприятия города перешли в подземные помещения, большинство работавших на них и жили там. Вместо ушедших на фронт мужчин встали к станкам женщины и подростки.

Партийные работники города личным примером помогали севастопольцам преодолевать трудности, работать не покладая рук для нужд фронта. В последние дни обороны многие из них погибли: секретарь Крымского обкома партии Ф.Д. Меньшиков, заведующий парткабинетом Севастопольского горкома А.М. Алексеев, инструктор горкома М.А. Евменова, пропагандист горкома А.М. Заславский, секретарь Корабельного райкома партии М.И. Воронин, секретарь Северного райкома партии П.В. Кролевецкий, инструктор райкома партии П.С. Короткова и другие коммунисты. Их имена увековечены на мемориальных досках в зданиях Севастопольского городского и районных комитетов Компартии Украины.

Рабочим морского завода

Производственное объединение «Севастопольский морской завод имени Серго Орджоникидзе» — одно из старейших предприятий города. В годы войны рабочие Морского завода отдавали все силы фронту. Не прекращая работу даже при бомбежках и артиллерийских обстрелах, они ремонтировали корабли, оружие, поврежденную технику. Многие морзаводцы героически погибли на трудовой вахте.

Памятник-монумент рабочим Морского завода представляет собой 12-метровую четырехгранную колонну из нержавеющей стали, установленную на цоколе из черного гранита. В верхней части — даты: «1941—1945». Рядом с колонной сооружена горизонтальная стела; на ней высечены горящий факел и слова: «Кто жизнь отдал за свой народ — бессмертен. Морзаводцы — павшим товарищам».

Памятник создан по проекту художника завода В.М. Криуленко. Он же является автором проекта мемориальной стены, на которой укреплены двенадцать гранитных полированных плит с именами 319 работников Морского завода, павших в годы Великой Отечественной войны. Среди них — директор филиала завода Н.К. Костенко, председатель заводского комитета профсоюза автогенщик И.К. Су-рай, маляр А.С. Яцина, турбинист А.В. Аникин, рабочие братья Леонид и Борис Демиденко, такелажник Д.М. Минаков и др.

Памятник открыт в ноябре 1967 г.

Работникам милиции

Памятник, созданный по проекту севастопольского скульптора С.А. Чижа, открыт в сквере им. В.И. Бузина в 1967 г.

Пятиметровая стела, символизирующая меч и штык, установлена у края бассейна с водой, в центре которого — чайка с распростертыми крыльями.

В дни обороны работники милиции осажденного города выполняли многие сложные задачи. На их плечи легли борьба с паникерами и дезорганизаторами тыла, оказание помощи пострадавшим от бомбежек, поиск вражеских корректировщиков, диверсантов, гитлеровских лазутчиков, ведение разведки в тылу противника, участие в боях и десантах.

Десятки вражеских диверсантов обезвредила группа под руководством оперативного уполномоченного Крымского уголовного розыска Н.Н. Исаева. Вынося детей из горящего дома, погиб со спасенной девочкой на руках Н.П. Древетняк. Группа работников милиции во главе с П.В. Березкиным, начальником Корабельного отделения милиции, принимала участие в Евпаторийском десанте. Работник милиции Д.Г. Возняков по заданию командования был направлен в строго охраняемую зону в районе Алушты, где фашисты установили более 10 мощных прожекторов, направленных на морские коммуникации. Возняков выполнил задание — нашел пульт управления прожекторами. Но вернуться скрытно в расположение наших войск ему не удалось: он был обнаружен фашистами, вступил с ними в бой, был взят в плен. Ничего не добившись от героя-милиционера, фашисты расстреляли его...

В последние дни обороны города небольшой гарнизон севастопольской милиции сражался рядом с защитниками черноморской крепости. Навсегда останутся в памяти имена начальника милиции В.И. Бузина, погибшего в те последние июньские дни, участкового уполномоченного И.А. Гармаша, сотрудников милиции А.Н. Черникова, Н.Ф. Денисова, Я.И. Кизилова и многих других.

Рядом с памятником, на невысоком постаменте стела из розового мрамора с текстом: «Сквер назван именем Бузина В.И., начальника городского отдела милиции, погибшего в 1942 г. при обороне Севастополя, выполняя боевое задание городского комитета обороны». Стела установлена в мае 1973 г.

Героям-комсомольцам

В центре города, в сквере на ул. Ленина, в октябре 1963 г. сооружен памятник комсомольцам Севастополя: скульптурная группа на высоком постаменте из диорита. Трое комсомольцев — матрос, солдат и девушка-санитарка — изображены в едином порыве: выстоять, отразить наступление ненавистного врага. Суровы и мужественны их лица; за ними — родной Севастополь, и они готовы погибнуть, но не отступить. На постаменте памятника начертаны слова: «Мужеству, стойкости, верности комсомольской».

В дни обороны комсомольцы вместе с коммунистами первыми вышли на боевые рубежи, встали к станкам, ушли в партизанские отряды. Не померкнут в памяти севастопольского комсомола имена Александра Багрия, Константина Гармаша, Надежды Краевой, Таси Абрамович и других замечательных комсомольских вожаков.

Родина высоко оценила подвиг севастопольских комсомольцев. За героизм, проявленный в годы Великой Отечественной войны, и активное участие в социалистическом строительстве Севастопольская городская комсомольская организация награждена орденом Красного Знамени.

Памятник создан на средства комсомольцев Севастополя. Его авторы — скульптор С.А. Чиж и архитектор В.И. Фомин. Высота памятника — 7,9 м. У подножия памятника замурована капсула с обращением севастопольской молодежи 60-х к комсомольцам 90-х годов.

Сапун-гора

Над виноградниками долины Золотая балка возвышается горный массив. Там среди зелени кипарисов и сосен стоят обелиски. Это Сапун-гора — многострадальная, героическая высота. На крутых склонах в тени молодых дубрав до сих пор видны следы воронок, траншей, дотов.

В годы Великой Отечественной войны Сапун-гора была ключевой позицией на подступах к Севастополю. В июне 1942 г. здесь вели последние бои воины 7-й бригады морской пехоты под командованием полковника Е.И. Жидилова (на месте командного пункта бригады ныне установлен мемориальный знак). Герои обороны стояли насмерть, каждым выигранным днем и часом приближая нашу победу.

Она пришла на севастопольскую землю в мае 1944 г.

И вновь Сапун-гора стала местом ожесточенного сражения. Через нее проходила созданная гитлеровцами мощная оборонительная полоса, состоявшая из трех-четырех ярусов траншей, дотов и дзотов, пулеметных и артиллерийских точек, противотанковых заграждений. Фашисты считали Сапун-гору неприступной. Но именно в направлении Сапун-горы — высота Горная решено было нанести главный удар на заключительном этапе крымской освободительной операции.

Севастополь освобождали войска 4-го Украинского фронта (командующий генерал армии Ф.И. Толбухин) во взаимодействии с Черноморским флотом (командующий адмирал Ф.С. Октябрьский) и авиацией дальнего действия (командующий главный маршал авиации А.Е. Голованов).

7 мая 1944 г. в районе Сапун-горы при мощной поддержке авиации и артиллерии пошли в наступление войска Приморской и 51-й армий (командующие генерал-лейтенант К.С. Мельник и Герой Советского Союза генерал-лейтенант Я.Г. Крейзер). Непосредственно Сапун-гору штурмовали 32-я и 2-я гвардейские, 77, 417, 267, 257-я стрелковые дивизии.

В тяжелом, кровопролитном бою беспримерным мужеством, отвагой и доблестью отличились многие советские воины: полковник Н.К. Закуренков, полковник А.П. Родионов, майор Г.Н. Муха, капитан А.Х. Чакрян, старший лейтенант В.Ф. Жуков, лейтенант М.Я. Дзигунский, младший лейтенант В.Ф. Громаков, гвардии сержант А.Т. Пириев, рядовые Г.М. Ивашкевич, Дадаш Бабажанов и многие другие. Героизм советских воинов был массовым. Стремясь удержать Сапун-гору, фашисты несколько раз переходили в контратаки. Но мощный наступательный порыв наших армий остановить было невозможно. Один за другим на гребне Сапун-горы вспыхивали алые флаги победы. Их водрузили сержанты Н.С. Соснин, А.В. Тимофеев, гвардии ефрейтор В.И. Дробязко, рядовые В.И. Евглевский, И.К. Яцуненко и др. К вечеру Сапун-гора была взята. Перед нашими воинами лежал родной Севастополь.

Нелегко далась эта победа. Выжженная огнем, начиненная металлом земля Сапун-горы много лет была безжизненной. Но велико было желание севастопольцев превратить это место в заповедник, который вечно хранил бы память о бессмертном подвиге воинов-освободителей. И они высадили здесь тысячи деревьев и кустарников, создали мемориальный комплекс, центром которого является диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года».

Еще в 1944 г. воинам двух армий, штурмовавших Сапун-гору, здесь были поставлены памятники. Памятник воинам 51-й армии представляет собой четырехгранный обелиск из Инкерманского камня, увенчанный красным металлическим флажком с обозначением «51 А». Расположен памятник в начале аллеи, ведущей от шоссе к диораме. На противоположной стороне, у изгиба дороги, сложена из камня пирамида, увенчанная красным металлическим флажком — это место водружения первого флага победы.

Памятник воинам Приморской армии также создан в 1944 г. (по проекту А.Д. Киселева). В 1964 г. его реконструировали, и сегодня это памятник Славы воинам-освободителя м. 28-метровый обелиск облицован серым гранитом. На красном полированном граните у основания постамента перечислены все соединения и части, принимавшие участие в освобождении Севастополя.

На просторном, вымощенном светлыми квадратными плитами плацу у памятника в 1974 г. сооружена мемориальная стена с перечнем 118 соединений и частей, удостоенных наименования Севастопольских и 51 награжденной орденами Красного Знамени, Суворова и Красной Звезды. На другой мемориальной стене запечатлены имена 240 Героев Советского Союза, удостоенных этого высокого звания за подвиги, которые они совершили при освобождении Севастополя.

Полукруглое здание диорамы «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года» построено в 1959 г. В верхней части находятся живописное полотно и предметный план диорамы, авторами которой являются военные художники студии им. М.Б. Грекова народный художник СССР Н.Т. Мальцев и заслуженные художники РСФСР Г.И. Марченко и Н.С. Присекин. В нижнем помещении развернута экспозиция отделов Великой Отечественной войны Музея героической обороны и освобождения Севастополя. Открытие диорамы состоялось 4 ноября 1959 г.

На смотровой площадке у здания диорамы расположены образцы советской боевой техники, которая была на вооружении наших войск в период освобождения Севастополя.

9 мая 1970 г., в день 25-летия Победы над фашистской Германией, у обелиска Славы вспыхнул Вечный огонь. Факел был зажжен от Вечного огня на Малаховом кургане, символизируя преемственность славных боевых традиций, которые свято чтут севастопольцы.

Здесь часто можно видеть, как стоят в молчании, объединенные глубоким чувством преклонения перед воинским подвигом седоволосый ветеран и юноша с комсомольским значком. К подножию обелиска Славы возлагают живые цветы и мать, не дождавшаяся сына с войны, и юная девушка в белом свадебном платье...

Памятник воинам 2-й гвардейской армии

Представляет собой четырехгранный обелиск, увенчанный орденом Славы. По углам ступенчатой площадки-основания высятся четыре шпиля со звездой. На южной грани обелиска выполнен гвардейский знав, а на откосе основания, обращенном к городу, запечатлена дата освобождения — 9.V.1944 г. На гранях — слова: «Героям-гвардейцам» и «В груди этого города будет вечно биться сердце русской славы». Создан памятник по проекту архитектора К.А. Чанкветадзе. Сооружен бойцами и военными инженерами мотостроительного батальона 2-й гвардейской армии в июле 1944 г.

Установлен возле братской могилы на высоком берегу Северной бухты, которую гвардейцы 2-й армии форсировали в 1944 г. Высота обелиска — 19,44 м. Эта высота определена строителями неслучайно: она тождественна году освобождения города.

По плану командования 4-го Украинского фронта 2-я гвардейская армия генерал-лейтенанта Г.Ф. Захарова должна была начать наступление с северного направления за два дня до общего штурма (чтобы отвлечь на себя силы врага). 5 мая 1944 г. воины-гвардейцы пошли на штурм укреплений противника, овладели мощным узлом сопротивления на Мекензиевых горах и после ожесточенных боев утром 9 мая вышли к Севастопольской бухте. В тот же день, взаимодействуя с войсками, наступавшими на главном направлении, они преодолели километровую полосу водной преграды и завязали уличные бои в центре города.

Одной из первых Северную бухту форсировала, высадившись вблизи Севастопольской ГРЭС-1, десантная группа во главе с гвардии лейтенантом А.Ф. Земковым из 24-й гвардейской стрелковой дивизии (командир гвардии полковник Г.Я. Колесников). В неравной схватке с фашистами все бойцы погибли, в живых остался только тяжело раненный А.Ф. Земков, но плацдарм был удержан. К.Г. Висовин, А.Н. Соценко, И.В. Дубинин, Я.И. Романов и А.Ф. Земков были удостоены звания Героя Советского Союза.

Бросок отважных воинов через бухту стал примером для других. Под огнем противника переправились еще десятки десантных групп, за которыми на подручных средствах — плотах, бревнах, бочках — устремились на Южную сторону воины 24-й и 87-й гвардейских, 124-й, 387-й стрелковых дивизий.

С мыса, на котором воздвигнут памятник, переправились через бухту и высадились на набережной Приморского бульвара воины 315-й Мелитопольской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии, сыгравшей решающую роль в освобождении центра города.

Воинам 315-й Мелитопольской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии

Памятник сооружен воинами дивизии в 1944 г. Установлен на склоне Мекензиевых гор у Бельбекской долины, вблизи поселка Фруктовое, в 500 м слева от Симферопольского шоссе. Представляет собой шестиметровый обелиск из Инкерманского камня, по форме напоминающий кремлевскую башню. Вокруг него 18 каменных тумб, соединенных стальными тросами. К памятнику от изгиба старого Симферопольского шоссе ведет лестница; на каменной арке начертаны слова: «Памяти героев 315-й стрелковой Мелитопольской Краснознаменной дивизии, павших в боях за свободу и независимость нашей Родины», а на лицевой стороне памятника: «Вечная слава героям, павшим в боях за Севастополь».

Вблизи памятника каменные бордюры ограждают две большие братские могилы, в которых покоятся солдаты, сержанты и офицеры, павшие смертью храбрых при прорыве вражеских укреплений на Мекензиевых горах.

Под командованием Героя Советского Союза генерал-майора А.Г. Карапетяна дивизия сломила сопротивление противника, преодолев мощный узел укреплений на Мекензиевых горах, и в ночь на 9 мая вышла на Северную сторону Севастополя. Во время прорыва большую роль сыграла артиллерия дивизии. При форсировании Северной бухты 9 мая 1944 г. она расстреляла прямой наводкой несколько катеров и барж противника, подавила его огневые точки на Южной стороне Севастополя, обеспечив переправу первых десантных групп.

В результате большой поисковой работы установлено, что тут похоронены погибшие воины и других дивизий 2-й гвардейской армии.

Воинам 263-й Сивашской стрелковой дивизии

Памятник-стела из Инкерманского камня с обозначением номера дивизии — установлен в долине Черной речки на небольшой высоте вблизи главной усадьбы совхоза «Севастопольский». Сооружен 9 мая 1970 г. военными моряками под руководством капитана 3 ранга В.А. Милодана при активном участии старшего лейтенанта М.Х. Киржинова, старшины 1 статьи П.Ю. Валашкевичуса и старшины 2 статьи Н.Ф. Надеина.

У места, где сейчас стоит памятник, в дни освободительных боев за Севастополь находился передовой наблюдательный пункт 263-й Сивашской стрелковой дивизии (командир генерал-майор А.М. Пыхтин). Этой дивизии пришлось действовать в сложных условиях — под огнем противника преодолевать множество горных препятствий. Но уже за первые сутки наступления — 7 мая — воины овладели ключевой высотой Сахарная головка, откуда гитлеровцы вели фланговый огонь по войскам, штурмовавшим Сапун-гору.

В боях за высоту решающую роль сыграл 997-й стрелковый полк. Рядовой этого полка М.И. Буряк, ворвавшись во вражеский дот, забросал гранатами два станковых пулемета с их расчетами, а затем в окопах противника уничтожил огнем из автомата более 20 солдат и офицеров. На вершине Сахарной головки отважные воины водрузили красный флаг. Михаил Иванович Буряк, погибший в этом бою, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Воинам 242-й Таманской Краснознаменной ордена Кутузова II степени горнострелковой дивизии

На высоте Безымянной, близ Балаклавы, высится памятник павшим в боях воинам дивизии, установленный в 1944 г. на братской могиле погибших.

На постаменте из Инкерманского камня — трехметровая тонированная под бронзу фигура воина с автоматом. На гранях постамента укреплены мемориальные доски и по два барельефа: вверху изображены пятиконечная звезда, ордена Красного Знамени, Отечественной войны и Славы, внизу — группа воинов. Общая высота памятника — 7 м. К нему ведет каменная лестница, по обеим сторонам которой установлены мемориальные плиты. На надмогильной плите перечислены имена погибших. Авторы памятника — скульптор старший лейтенант Т.П. Погосьян, инженер В.Р. Коптев.

Развернув наступление от снежных вершин Кавказа, 242-я дивизия вместе с другими соединениями участвовала в прорыве мощного вражеского оборонительного рубежа — «голубой линии», освобождала Кубань, Украину. Воины этой дивизии громили фашистов на Крымском полуострове, принимали участие в освобождении Чехословакии. Дивизия закончила войну в Праге 9 мая 1945 г.

Бои за Севастополь 7—12 мая 1944 г. вошли яркой страницей в историю дивизии, сражавшейся здесь под командованием генерал-майора В.Б. Лисинова в составе 3-го горнострелкового корпуса Приморской армии. Особо отличившиеся в эти дни 897-й и 903-й горнострелковые полки были удостоены почетного наименования Севастопольских.

Ко всем поколениям живущих обращена волнующая надпись у подножия братской могилы: «Остановись, товарищ! Обнажи голову и преклони! Перед тобой братская могила доблестных сынов России, героев штурма севастопольской крепости. Отдай честь и сохрани в памяти светлый образ бойцов и офицеров Таманской Краснознаменной дивизии, павших смертью храбрых в борьбе за свободу и независимость нашей Родины. Они бились с врагом, пока бились их молодые сердца, и жизнью своей проложили путь к Победе».

Воинам 318-й Новороссийской ордена Суворова имени ВЦИК горнострелковой дивизии

На высоте Горной, неподалеку от развилки Ялтинского и Балаклавского шоссе, в 1944 г. на братской могиле воинов дивизии был установлен памятник. На массивном четырехгранном постаменте высится 12-метровый обелиск из Инкерманского камня. На гранях памятника — мраморные доски с именами бойцов и командиров, погибших в боях за высоту. Автор памятника архитектор А.Д. Киселев.

Дивизия начала свой боевой путь в составе 18-й армии и сыграла решающую роль в освобождении Новороссийска. Затем ее воины с боями прошли Северный Кавказ, форсировали Керченский пролив; ведя победное наступление на Крымском полуострове, вышли к Севастополю.

7—9 мая дивизия под командованием Героя Советского Союза полковника В.Ф. Гладкова вела напряженные бои за высоту Горную, которая неоднократно переходила из рук в руки. В одной из атак геройски погибли командир 1339-го полка майор А.Ф. Гетманец, командир батальона капитан Г.Ф. Панченко, был смертельно ранен командир 1331-го полка полковник П.Н. Абашидзе.

9 мая 1944 г. воины дивизии полностью овладели высотой. Был разгромлен 336-й немецкий маршевый батальон, переброшенный накануне самолетами из Констанцы, а также соседние части врага, на которые вместе с 318-й дивизией обрушили удар 89-я и 414-я стрелковые дивизии.

Воинам 89-й Таманской Краснознаменной ордена Красной Звезды стрелковой дивизии

На месте воинского захоронения, у 10-го км Балаклавского шоссе, в полосе наступления дивизии, установлен памятник — расширяющаяся кверху стела, облицованная темно-серым гранитом, на железобетонном постаменте. Ширина стелы внизу — 1,5, вверху — 2,5 м; общая высота памятника — 11 м. На лицевой стороне выполнено на чеканной листовой меди рельефное изображение Матери-Родины с пылающим факелом в руке.

Динамичный образ армянской матери исполнен скорби о погибших. На гранях памятника — надписи на русском и армянском языках: «Отечественная война 1941—1945 годов. Вечная слава воинам-героям Армянской 89 Таманской стрелковой Краснознаменной ордена Красной Звезды дивизии, павшим в боях за освобождение г. Севастополя 7—12 мая 1944 г.»; «Родной народ никогда не забудет своих погибших сыновей».

У памятника — две братские могилы, на которых установлены мраморные мемориальные доски с фамилиями погибших. Здесь похоронено свыше 500 воинов дивизии.

Памятник сооружен по решению и на средства правительства Армянской ССР, открыт 21 июня 1961 г. Его авторы — скульптор А.А. Арутюнян и архитектор Д.П. Торосян.

89-я стрелковая дивизия была сформирована в Армении в 1942 г.; под командованием генерал-майора Н.Г. Сафаряна она принимала участие в освобождении Севастополя. Вместе с 318-й стрелковой дивизией вела тяжелые бои за высоту Горную.

В одном из боев взвод лейтенанта Х.А. Хачатряна ворвался в траншеи врага. Сам Хачатрян с двумя бойцами решил атаковать траншеи с тыла, но оказался окруженным фашистами. Четверых гитлеровцев лейтенант уничтожил штыком и прикладом, остальных обратил в бегство. Подойдя с тыла к траншее, в которой уже дрались с гитлеровцами бойцы его взвода, Хачатрян создал видимость окружения противника, в результате были взяты в плен 26 фашистских солдат. За храбрость и находчивость лейтенант Х.А. Хачатрян удостоен звания Героя Советского Союза.

Бойцы первой штурмовой группы 400-го стрелкового полка под командованием капитана С.К. Багдасаряна на склоне высоты Горной блокировали и подавили несколько огневых точек. Заменив убитого командира роты, капитан повел солдат в атаку. Огнем и штыком выбили они фашистов из траншей и дзотов и овладели склоном высоты. На одном из скальных отрогов С.К. Багдасарян водрузил красный штурмовой флаг. За отвагу и мужество он был также удостоен звания Героя Советского Союза.

Воины 89-й Таманской Краснознаменной ордена Красной Звезды стрелковой дивизии закончили войну в мае 1945 г. в Берлине.

Воинам 414-й Анапской Краснознаменной стрелковой дивизии

Этот монумент установлен неподалеку от памятника воинам 89-й дивизии, у 10-го км Балаклавского шоссе.

414-я дивизия, сформированная в Грузии, освобождала от фашистских захватчиков Северный Кавказ и Крым. 7—12 мая 1944 г. в составе Приморской армии 4-го Украинского фронта она участвовала в битве за Севастополь. Здесь при штурме вражеских позиций пали смертью храбрых свыше тысячи ее воинов. Часть погибших похоронена у 10-го км Балаклавского шоссе в двух братских могилах. Тогда же, в 1944 г., здесь был сооружен обелиск.

Семнадцать лет спустя на этом месте поднялся новый памятник. На широком пирамидальном основании из серого гранита высится стройный обелиск, облицованный желтым туфом. Нижняя его часть украшена грузинским национальным орнаментом. У подножия обелиска — бронзовая фигура воина-грузина с автоматом в руке. Обнажив голову, он в скорбном величии застыл над могилой своих земляков.

Общая высота памятника — 13,75 м, скульптуры — 2,35 м. Его авторы — скульптор Т.И. Сихарулидзе и архитектор А.И. Гокадзе.

На гранях обелиска укреплены мраморные мемориальные доски с надписями на русском и грузинском языках: «Вечная слава героям 414-й Грузинской Анапской Краснознаменной стрелковой дивизии, павшим в боях за освобождение города Севастополя 7—12 мая 1944 г.» и «Лучше смерть со славой, чем бесславных дней позор».

Перед обелиском на братских могилах установлены мемориальные доски с именами погибших и надписями на русском и грузинском языках: «Вечная память воинам-грузинам, павшим в боях за Родину в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Памятник сооружен в 1961 г. на средства, выделенные правительством Грузинской ССР.

414-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора В.С. Дзабахидзе в дни освобождения Севастополя наступала на направлении главного удара, правее 318-й стрелковой дивизии. Левый ее фланг участвовал в штурме высоты Горной, а части, находившиеся на правом фланге, сражались на рубежах Сапун-горы.

Особенно ожесточенными были бои 9 мая 1944 г., когда штурмовые отряды дивизии наступали вдоль Балаклавского шоссе, прорываясь слева от Сапун-горы на плато, ведущее к городу.

Воинам 77-й Симферопольской Краснознаменной ордена Суворова имени Серго Орджоникидзе стрелковой дивизии

Памятник установлен на склоне Сапун-горы, там, где дивизия наступала 7 мая 1944 г. Создан азербайджанскими мастерами — скульптором О.Г. Эльдаровым, архитекторами Фуадом Сеид-заде и Р.М. Шарифовым.

Памятник представляет собой композицию, центром которой является штурмовое знамя высотой 5,5 м с выступающей на нем цифрой «77». Упругие складки знамени и направленное вперед древко наполнены динамикой легендарного штурма. Знамя, опирающееся на широкую площадку из мраморовидного азербайджанского травертина, выполнено из алюминия бакинцем А.А. Ризаевым и москвичом В.Ф. Щитовым.

К площадке ведут гранитные ступени. На мемориальной стене, обращенной к знамени, выполнена объемная многофигурная композиция, запечатлевшая волнующие сцены прощания с родными, боевые эпизоды; здесь же начертаны слова: «Бесстрашным сынам и дочерям Азербайджана — участникам штурма Сапун-горы».

77-я стрелковая дивизия, укомплектованная в годы Великой Отечественной войны в основном воинами-азербайджанцами, сражалась за Ставрополье и Донбасс, Левобережную Украину и Прибалтику, участвовала в освобождении Крыма. Пять воинов дивизии удостоены звания Героя Советского Союза. За подвиги, совершенные при освобождении Симферополя, дивизия получила почетное наименование Симферопольской.

В Крыму дивизией командовал Герой Советского Союза полковник А.П. Родионов. За отвагу и мужество, проявленные в боях на Сапун-горе, были удостоены звания Героя Советского Союза сержант А. Абдулаев и капитан А. Чакрян, одним из первых водрузивших красный флаг на вершине горы.

Памятник 77-й стрелковой дивизии сооружен на средства Азербайджанской республики; открыт в канун 30-летия освобождения Севастополя — 8 мая 1974 г.

Воинам 128-й гвардейской Туркестанской Краснознаменной горнострелковой дивизии

Памятник сооружен воинами дивизии в 1944 г. на 5-м км Балаклавского шоссе. Установлен на братской могиле погибших.

128-я гвардейская Туркестанская Краснознаменная горнострелковая дивизия (командир генерал-майор М.И. Колдубов) входила в состав 3-го горнострелкового корпуса, была введена в бой 9 мая 1944 г. Взаимодействуя с 19-м Перекопским Краснознаменным танковым корпусом, она громила фашистов и преследовала их до бухты Омега. В этом районе немцы оказали ожесточенное сопротивление.

Гвардии лейтенант В.И. Данильченко был семь раз ранен, но продолжал командовать своим взводом, а затем и ротой (когда погиб ее командир). Данильченко лично уничтожил до 30 гитлеровцев. За свой подвиг удостоен звания Героя Советского Союза.

Памятник героям 128-й гвардейской дивизии представляет собой обелиск, увенчанный красной звездой. Высота его — 3,6 м. На грани высечены слова: «Ваши имена войдут в величественную историю нашей Родины как имена воинов-победителей...»

На западной грани обелиска укреплен металлический венок от бывшего командира 3-го горнострелкового корпуса со словами: «Павшим героям родной дивизии от генерала армии А.А. Лучинского».

На огражденной площади у памятника расположены две братские могилы.

Воинам 33-й гвардейской Севастопольской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии

Памятник установлен на склоне Мекензиевых гор, вблизи Крымской помологической станции Всесоюзного института растениеводства. Стройный пятиметровый обелиск с пятиконечной красной звездой на острие шпиля сооружен комсомольцами Новой Каховки по инициативе ветеранов дивизии К.К. Горбунова и И.С. Полещука; открыт в августе 1971 г.

33-я стрелковая дивизия была сформирована весной 1942 г. Гвардейская ее слава родилась на сталинградской земле; она прошла с боями от Сталинграда до Кенигсберга.

Сотни бойцов и командиров дивизии награждены орденами и медалями Советского Союза. Семь ее воинов стали полными кавалерами ордена Славы трех степеней, восемь, в том числе командир дивизии генерал-майор Н.С. Угрюмов, — удостоены звания Героя Советского Союза. Н.С. Угрюмов был тяжело ранен на севастопольской земле, у с. Дуванкой (ныне Верхнесадовое) 14 апреля 1944 г., и командование дивизией принял генерал-майор П.М. Волосатых.

В апрельских боях 33-я гвардейская стрелковая дивизия овладела участком первых траншей врага, создав предпосылку для майского наступления. В мае 1944 г. она одной из первых прорвала мощный узел сопротивления гитлеровцев на Мекензиевых горах, участвовала в боях на Корабельной стороне. За героизм ее воинов 33-я гвардейская дивизия получила почетное наименование Севастопольской.

В боях за Севастополь с беззаветной храбростью сражался разведчик гвардии старший сержант 91-го гвардейского стрелкового полка коммунист Г.Г. Валиев. Под пулеметным огнем противника он подполз к вражескому дзоту и забросал его гранатами, а затем, увлекая за собой группу разведчиков, ворвался в траншею и выбил из нее фашистов. Удерживая захваченную позицию, советские воины пали смертью героев; последним погиб старший сержант Г. Валиев. Когда подошло подкрепление, у траншеи лежало более 50 убитых фашистов. Посмертно Г.Г. Валиеву присвоено звание Героя Советского Союза. На месте, где вели свой беспримерный бой Г.Г. Валиев и его товарищи, и сооружен памятник.

Героям-танкистам

Танк Т-34 установлен в мае 1944 г. на Зеленой горке, вблизи железнодорожного вокзала, над братской могилой 24 павших танкистов 85-го отдельного танкового полка.

В освобождении Севастополя принимали участие 19-й Перекопский Краснознаменный танковый корпус, которым командовал генерал-лейтенант И.Д. Васильев (а после его ранения — полковник И.А. Поцелуев), 63-я Таманская танковая бригада (командир полковник А.С. Рудаков), 85-й отдельный танковый полк под командованием полковника С.Н. Тарасова, 22-й отдельный гвардейский Мелитопольский Краснознаменный танковый полк (командир Герой Советского Союза гвардии подполковник А.Ф. Барабаш).

Доблестно сражался 7-й танковый батальон 63-й Таманской бригады, которым командовал (заменив погибшего командира) старший лейтенант М.И. Мясников. За умелое руководство батальоном и исключительное личное мужество М.И. Мясников был удостоен звания Героя Советского Союза.

Этим высоким званием были отмечены также воины 22-го отдельного гвардейского Мелитопольского танкового полка гвардии лейтенант И.И. Ревков и механик-водитель старший сержант Н.С. Водолазкин.

Автором проекта памятника был начальник штаба 85-го отдельного танкового полка Г.В. Веденяпин.

Экипаж танка (номер башни 137), установленного на братской могиле, — командир взвода старший лейтенант В.И. Лукьяненко, механик-водитель старшина А.И. Лабинцев, командир башни младший сержант И.М. Солохин, стрелок-радист старшина В.А. Горбылев — принимал участие в штурме Сапун-горы. Этот танк в числе первых ворвался в Севастополь.

9 мая 1979 г., в дни празднования 35-летия освобождения Севастополя, была установлена новая мемориальная доска с надписью: «Героям-танкистам 85-го отдельного танкового Севастопольского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова полка, павшим в борьбе за освобождение города-героя Севастополя 7—12 мая 1944 года». Перечислены 24 фамилии похороненных здесь танкистов.

Это памятник всем танкистам, погибшим в боях за Севастополь.

Братское кладбище Великой Отечественной войны

Находится у 6-го км Симферопольского шоссе на степном плато, где в 1942 и 1944 гг. хоронили участников обороны и освобождения Севастополя. Первыми здесь были погребены воины прославленной 8-й бригады морской пехоты, которой командовал полковник П.Ф. Горпищенко. После войны здесь же перезахоронены многие герои, отдавшие жизнь за свободу и независимость Родины. В 1952—1953 гг. территория была благоустроена. Ныне это мемориальное кладбище является комплексным памятником.

От Симферопольского шоссе через парк к захоронениям ведет широкая кипарисовая аллея. У входа застыли в камне склоненные боевые знамена. В центре кладбища высится 12-метровый обелиск. На лицевой его стороне выполнено барельефное изображение медали «За оборону Севастополя», высечены слова: «Вечная слава».

Всего на кладбище 100 братских и более 100 индивидуальных захоронений. В братских могилах покоятся военные моряки крейсера «Червона Україна», эсминцев «Быстрый» и «Свободный», моряки-артиллеристы 19-й батареи, пятеро героев-черноморцев, 7 ноября 1941 г. остановивших фашистские танки у Дуванкоя, герои дзота № 11, моряки и служители, оборонявшие Инкерманский маяк, партизаны Севастопольского партизанского отряда, в том числе юные народные мстители Юра Рацко и Вилор Чекмак, летчики-черноморцы, рабочие артиллерийских мастерских...

В братских могилах много безымянных героев, но их имена не уходят в вечность: школьники, комсомольцы предприятий, советы ветеранов ведут поиск, и на обелисках появляются фамилии тех, кто пал смертью храбрых в грозные дни войны.

В апреле 1974 г. на мысе Херсонес были обнаружены останки 12 воинов. Их перезахоронили на кладбище Великой Отечественной войны. 8 мая 1975 г. на братской могиле неизвестных воинов был поставлен памятник. Массивные колонны поддерживают мраморную стелу, установленную вертикально надгробной плите. На стеле надпись: «Никто не забыт, ничто не забыто», слева барельеф матроса и солдата, лавровая ветвь и даты — 1941—1944. Создатели памятника — комсомольцы производственного объединения «Севастопольский морской завод им. Серго Орджоникидзе». Авторы проекта — С. Бошко, Н. Веревко, А.Г. Смелянец. Позже были установлены две фамилии. Внизу стелы появилась металлическая доска с именами — Гаспаров Г.А., Перевернихата И.Г., в настоящее время стала известна третья фамилия — Костенко. Поиск продолжается.

В канун 30-летия освобождения Севастополя комсомольцы конструкторского бюро «Коралл» по проекту А.И. Мартынова соорудили оригинальный памятник над братской могилой, где покоятся 12 неизвестных парашютистов-десантников, останки которых также обнаружены на мысе Херсонес. Над надгробной плитой — стела с горельефным мозаичным изображением парашюта. В центре плита с надписью: «Воинам-десантникам, погибшим в дни освобождения г. Севастополя, апрель — май 1944 г.» Пройдет время и на этой безымянной братской могиле появятся имена отважных парашютистов.

На полированных гранях мемориальных плит кладбища запечатлены прославленные имена: командир 365-й зенитной батареи Герой Советского Союза старший лейтенант И.С. Пьянзин, командир саперной роты Герой Советского Союза старший лейтенант Д.С. Загорулько, командир взвода Герой Советского Союза лейтенант М.Я. Дзигунский, командир 316-й отдельной разведроты 263-й стрелковой дивизии Герой Советского Союза И.Г. Подольцев, командир отряда торпедных катеров Герой Советского Союза капитан-лейтенант А.И. Кудерский, командир 79-й отдельной морской стрелковой бригады полковник А.С. Потапов, командир 8-й бригады морской пехоты полковник П.Ф. Горпищенко, военный комиссар этой бригады П.И. Силантьев...

Над кладбищем и в паши дни звучат прощальные залпы: здесь севастопольцы хоронят ветеранов Великой Отечественной войны.

Памятник победы

Символом торжества победы стал этот памятник, воздвигнутый у Крепостного шоссе, в 17 км от Севастополя. Здесь, в районе мыса Херсонес, в мае 1944 г. завершилась битва за освобождение Севастополя и Крыма.

В те майские дни прижатый к морю враг еще пытался оказывать сопротивление. На предложение советского командования сложить оружие гитлеровцы ответили огнем. Тогда на Херсонесский плацдарм была обрушена огневая мощь войск 4-го Украинского фронта. Черноморский флот и авиация наносили сокрушительные удары по врагу с моря и воздуха.

12 мая 1944 г. на мысе Херсонес прозвучали последние выстрелы: разгром крымской группировки гитлеровских войск был завершен. Остатки фашистской армии во главе с генералами Грюнером и Бемэ сдались в плен.

Крымская наступательная операция, продолжавшаяся с 8 апреля до 12 мая 1944 г., явилась крупной победой войск 4-го Украинского фронта и Черноморского флота. Только за эти дни гитлеровцы потеряли более ста тысяч убитыми и ранеными (не считая потерь на море). Наши войска уничтожили свыше 3070 орудий, захватили много вражеской боевой техники. Не нашли фашисты спасения и на морских дорогах: по официальным данным самого противника, его потери на море за период с 3 по 13 мая составили более 40 тыс. солдат и офицеров.

15 октября 1944 г. у мыса Херсонес был сооружен памятник Победы (автор проекта — академик архитектуры М.Я. Гинзбург). Четырехгранный обелиск из Инкерманского камня, высотой более 26 м, позже облицованный розовым гранитом, установлен на трехступенчатом гранитном основании. С северо-восточной стороны к памятнику ведут три марша лестницы. На лицевой грани обелиска укреплен макет ордена Победы, под ним надпись: «Вечная слава героям — освободителям Крыма от фашистских захватчиков». На противоположной стороне начертаны слова: «Памятник-обелиск сооружен в ознаменование разгрома крымской группировки гитлеровских войск на мысе Херсонес 12 мая 1944 г.» Автор реконструкции памятника в 1973 г. — архитектор В.М. Артюхов.

Мемориальная доска подвигу воинов 6-й гвардейской Сивашской Краснознаменной отдельной танковой бригады

Май 1944 г. Севастополь уже был освобожден, но фашисты, отступившие на мыс Херсонес, отчаянно сопротивлялись. 12 мая к 10 часам утра воины стрелковых подразделений и танкисты 6-й гвардейской Сивашском Краснознаменной отдельной танковой бригады сломили сопротивление остатков группировки врага. Группа разведчиков во главе с гвардии майором А.И. Сергеевым прорвалась к разрушенному Херсонесскому маяку и подняла красный флаг, возвестив о завершении операции по освобождению Крыма.

6-я отдельная танковая бригада, сформированная из коммунистов и комсомольцев в сентябре 1941 г. в г. Сумы, с боями прошла через Белгород и Харьков, познала горнило Сталинградской битвы. Затем поход через Сальские степи, освобождение Ростова-на-Дону, Таганрога, бои на реке Молочной и Перекопе, нелегкий путь от Сиваша до мыса Херсонес. Командиром бригады был гвардии полковник В.Д. Жидков.

13 апреля 1944 г. 6-я танковая вместе со стрелковыми частями и 19-м танковым корпусом вошла в Симферополь, 16-го танкисты продолжали наступление в полосе 2-й гвардейской армии и вышли к реке Бельбек, где встретили упорное сопротивление врага. В этом бою бригада потеряла значительное количество танков и была сведена в один батальон под командованием гвардии. майора Н.Д. Моисеева. В последних боях за Севастополь отличились многие танкисты: Л.М. Соколов, М.Х. Гайсин, Н.Т. Ткаченко, М.И. Григорьев, И.В. Казин, комсорг бригады В.Н. Кортинок.

В дни празднования 40-летия освобождения Севастополя от фашистских захватчиков на Херсонесском маяке состоялось торжественное открытие мемориальной доски, на котором присутствовали ветераны бригады. На митинге с теплыми словами, обращенными к фронтовым друзьям и севастопольцам, выступил бывший комиссар бригады А.Н. Чернышев, танкисты П.Ф. Василенко, В.И. Егоров.

На мемориальной доске текст: «В этом районе 12 мая 1944 г. героически сражались воины 6-й гвардейской Краснознаменной Сивашской Отдельной танковой бригады. В ознаменование завершения освобождения Крыма танкисты водрузили красный флаг на Херсонесской маяке».

Мемориальная доска отлита на общественных началах рабочими завода «Молот», ветеранами Великой Отечественной войны.

Памятник восстановителям Севастополя

Возрождение Севастополя — одна из славных страниц трудового подвига советского народа, поднимавшего страну из разрухи после Великой Отечественной войны.

Еще не отгремели последние выстрелы на мысе Херсонес, еще пылали взорванные фашистами здания, а в город вместе с войсками вошли те, кому предстояло налаживать мирную жизнь — представители партийных, советских и комсомольских органов. И уже 12 мая 1944 г. бюро горкома партии приняло Постановление о первоочередных мероприятиях по восстановлению городского хозяйства. Крымский обком партии создал оперативную группу но руководству восстановлением города, в которую вошли секретари горкома партии П.И. Лесик, А.А. Сарина, председатель горсовета В.П. Ефремов и др.

Страшная картина предстала глазам освободителей Севастополя: некогда прекрасный город лежал в сплошных руинах. Было уничтожено более 5 тыс. домов, все промышленные предприятия и культурные учреждения, электростанции, портовые сооружения, водопровод, линии связи... В центральной части города уцелело лишь семь зданий. В огне страшных пожарищ сгорел зеленый наряд города — его прекрасные бульвары и парки.

Первой задачей тех, кто вошел в освобожденный Севастополь, было очистить его землю от множества взрывоопасных предметов, оставленных фашистами: бомб, мин, снарядов. Их было извлечено более 337 тыс.

На этой многострадальной земле предстояло не просто восстановить, а, по сути, заново построить город, уничтоженный войной. Подготовка к возрождению Севастополя началась еще до его освобождения.

В конце апреля 1944 г. Наркомстрой СССР создал Особую строительно-монтажную часть (ОСМЧ) «Севастопольстрой» под руководством заместителя наркома по строительству Н.В. Бехтина, которой предстояло вместе с военными строителями возрождать город. До освобождения Севастополя она находилась в Симферополе6.

Оперативная группа инженерного отдела Черноморского флота во главе с инженер-подполковником А.С. Кабановым вошла в Севастополь 12 мая 1944 г. Ей предстояло выявить техническое состояние объектов, подлежащих первоочередному восстановлению, составить задания и рабочие чертежи. Опытные военные строители — И.В. Панов, И.А. Лебедь, Ф.Н. Усков, Г.А. Кобрин, Б.К. Соколов, С.И. Кангун, А.И. Татаринов, В.И. Румянцев, А.В. Губарев и др. — с честью справились с этой важной задачей. Все последующие годы организация военных строителей — «Военморстрой» — работала в тесном содружестве с «Севастопольстроем».

Работая в труднейших условиях — без жилья, света, воды, без специальной техники — строители совершили казалось бы невероятное: на второй день после освобождения жители города слушали московское радио, на восьмой — город получил электроэнергию, на двенадцатый — начали действовать первые водопроводные колонки, к 25 июня были восстановлены железнодорожные пути, и пришел первый поезд из Москвы.

Благодаря самоотверженному труду военных и гражданских гидростроителей, в короткий срок были восстановлены причалы и другие портовые сооружения. И 5 ноября 1944 г. в Севастопольскую бухту вошла овеянная славой эскадра Черноморского флота.

На восстановление родного города поднялись все севастопольцы и моряки Черноморского флота. По примеру сталинградки Александры Черкасовой в городе создаются черкасовские бригады. Первую такую бригаду женщин-энтузиасток организовала Анастасия Тихоновна Тяпкина. Героически трудились на стройках бригады А.В. Поповой, П.И. Велиховской, Т.М. Тимченко и др. 47 черкасовских бригад организовали рабочие Морского завода.

Уже весной 1945 г. газета «Слава Севастополя» отмечала большие успехи строителей, восстановивших тысячи квадратных метров жилой площади, почту, телеграф, водопровод и канализацию. Открылись школы, детские сады, библиотеки и кинотеатры, были отремонтированы дороги, посажены тысячи деревьев и кустарников.

В те дни в Севастополь приходили поезда с добровольцами из многих союзных республик, мечтавшими стать участниками возрождения легендарного города. Севастополь поднимала из руин и пепла вся страна. В начале декабря в Севастополь прибыла делегация из Дагестана. В дар городу она привезла 13 вагонов строительных материалов, инструментов, учебников для детей. Жители Владивостока прислали две передвижные электростанции...

Коммунистическая партия и Советское государство проявляли неустанную заботу о возрождении города-героя. В 1948 г. было создано Управление по восстановлению Севастополя при Совете Министров СССР, которое возглавил генерал-майор И.В. Комзин, и Управление по восстановлению Севастополя при Совете Министров РСФСР под руководством Н.К. Проскурякова. Начальником «Севастопольвоенморстроя» был назначен генерал А.П. Колеров.

В 1949 г. Комитет по делам архитектуры при Совете Министров СССР утвердил генеральный план восстановления и реконструкции Севастополя, разработанный сотрудниками севастопольского горпроекта и архитекторами Ю.А. Траутманом, В.М. Артюховым, инженером И.К. Жилко. Восстановление и строительство Севастополя вступило в свой главный этап, стало более планомерным.

Создавая неповторимый облик города, вдохновенно трудились зодчие — В.П. Мелик-Парсаданов, Ю.В. Фердман, Н.Н. Сдобняков, М.К. Ушакова, Г.Г. Швабауэр, И.А. Брауде и др. Большой вклад в восстановление Севастополя внесли архитекторы Москвы и Ленинграда.

Замыслы архитекторов успешно воплощали в жизнь строители всех специальностей, которыми руководили талантливые организаторы производства Е.Н. Колобов, В.А. Харламов, К.П. Путякова, М.Б. Бохерман, И.И. Берновека, Ф.И. Гойча, прорабы С.Д. Алмазова, А.И. Хомякова, В.В. Граббе, Е.П. Бараненко, инженеры С.М. Жак, А.М. Коломейцев, А.Р. Овсянников, М.Г. Тараховский и др.

К 1954 г. город был восстановлен в довоенных размерах. Начался следующий этап строительства, появились новые имена — Героев Социалистического Труда Н.А. Музыки и Е.А. Реброва, заслуженных строителей УССР И.И. Сапиги, В.В. Проданева, М.Е. Павельева, П.Д. Глобы, С.С. Семиохина, А.И. Хомяковой и др. Шесть строителей награждены орденом Ленина, шесть — орденом Октябрьской Револю0ции, 27 — орденом Трудового Красного Знамени, 53 — Орденом «Знак Почета», 15 — орденом Трудовой Славы III степени, знаком «Отличник строительства Севастополя» награждены тысячи строителей. Это они меняют облик Севастополя — возводят кварталы новых зданий, новые микрорайоны.

Но не потускнел подвиг героев первых лет возрождения, создавших рукотворный памятник: кольцо центральных улиц и площадей, отстроенное в те незабываемые пятидесятые годы, объявлено архитектурным памятником, взято под охрану государства.

Подвигу героев-строителей посвящен памятник, воздвигнутый в Ленинском сквере, недалеко от Дворца культуры строителей.

Это необычная композиция, составленная из двух гранитных кубов. Установленные один над другим, они интересны объемно-пространственным решением и хорошо сочетаются с двумя колоннами дорического ордера. Кубы из светло-серого гранита символизируют стойкость защитников города. На выступе нижнего куба полуразрушенная колонна — символ бедствий и разрушений, выпадавших на долю Севастополя за годы его нелегкой двухсотлетней истории. Другая, стройная колонна, словно вырастающая из основания памятника и поддерживающая верхний куб, олицетворяет созидательный труд строителей, поднявших город из разрухи.

Высота памятника — более трех метров. Автор — архитектор С.А. Целовальник.

Обелиск в честь города-героя Севастополя

Сооружен на мысе Хрустальном в канун 60-летия Великого Октября. Представляет собой стилизованную композицию штыка и паруса, символизирующую боевое содружество армии и флота в годы Великой Отечественной войны. На грани, обращенной к морю, высечены орден Ленина, медаль «Золотая Звезда» и текст Указа о награждении города-героя. На мемориальных стенах выполнены рельефы, отражающие эпизоды обороны, подпольной борьбы, битвы за освобождение Севастополя. Авторы памятника — скульпторы И.В. Макогон и С.А. Чиж, архитекторы А.И. Баглей, Е.П. Вересов, М.Г. Катернога, И.Г. Шамсединов, А.Л. Шеффер.

Установленный у входа в морские ворота Севастополя, памятник олицетворяет бессмертный подвиг города-героя, стоящего на страже морских рубежей нашей Отчизны.

Стоят обелиски... Овеществленная память человечества. Люди создают их затем, чтобы увековечить подвиги и славу героев, чтобы, словно факел, передать молодежи их любовь к Родине, верность долгу, готовность отдать жизнь во имя счастья будущих поколений.

Городом памятников называют Севастополь. А история называет имена новых героев, и поднимаются новые монументы. В их создании принимают участие воины гарнизона и ветераны войны, рабочие и студенты, юные следопыты, стремящиеся быть достойными славы отцов. И вечно будут стоять памятники на этой земле, потому что память людская бессмертна.

Примечания

1. Ванеев Г.И. Черноморцы в Великой Отечественной войне. — М.: Воениздат, 1978. — С. 87.

2. Ванеев Г.И. Черноморцы в Великой Отечественной войне. — С. 296—297.

3. Дорохов А.П. Герои Черноморского неба. — М.: Воениздат, 1972. — С. 50.

4. Краснознаменный Черноморский флот / Зоткин Н.Ф. и др. — С. 283—291.

5. Смиян В.С. Медико-санитарная служба в обороне Севастополя 1941—42 гг.: Научная справка // Арх. Музея героич. обороны и освобождения Севастополя.

6. Моторин Д.К. Возрожденный Севастополь. — М.: Наука, 1984. — С. 22.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь