Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

На правах рекламы:

Как определить опытного частного инструктора по вождению

Главная страница » Библиотека » Б.М. Россейкин. «Панорама "Оборона Севастополя"»

I. Оборона Севастополя 1854—1855 гг. (Историческая справка)

Панорама «Оборона Севастополя», созданная полвека назад, по праву считается выдающимся произведением русской батальной живописи и замечательным историческим памятником.

Художественно ярко и исторически правдиво повествуя о мужестве и стойкости защитников Севастополя в период его обороны в 1854 — 1855 гг., панорама ярко иллюстрирует сказанное активным участником обороны, великим русским писателем Л.Н. Толстым: «Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский».

349-дневная оборона Севастополя занимает исключительно важное место в истории Крымской (Восточной) войны 1853—1856 гг.

Она, говоря словами В.И. Ленина, была — как и другие несправедливые войны. — продолжением средствами насилия политики, которую проводили господствующие классы воюющих государств задолго до войны.

Крымская война полностью подтверждает правильность ленинского положения о том, что «Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает». Война России с Англией, Францией и их союзниками была результатом непримиримых политических и экономических противоречий между этими государствами.

Бурное развитие капитализма толкало буржуазию Англии и Франции к расширению старых и захвату новых рынков сырья и сбыта. В борьбе за «сферы влияния» эти тогда экономически наиболее развитые капиталистические державы стремились вытеснить Россию — своего самого опасного конкурента — с занимаемых ею позиций.

Одной из наиболее важных задач Англия и Франция считали установление своего контроля над ослабевшей Турецкой империей.

Англия добивалась господства на Черном море и в проливах, соединяющих его с Средиземным морем, расширения своего влияния на Кавказе и Балканах.

Объектом ее особого внимания была переживавшая процесс политического и экономического разложения, но имевшая огромную территорию Турецкая империя, Англия настойчиво и последовательно прибирала к своим рукам экономику и политику Турции, Стремясь устранить русское влияние на Ближнем Востоке, оттеснить Россию от Черного моря, она десятилетиями вела подготовку к войне с нею.

Наполеон III рассматривал войну против России как средство избежать новой революции, упрочить свою власть и осуществить захватнические планы французской буржуазии на Ближнем Востоке.

Англия и Франция заключили соглашение о совместных действиях против России. Английская и французская дипломатия всячески старалась столкнуть Турцию с Россией. Господствующие классы Турецкой империи не скрывали своих агрессивных замыслов в отношении Крыма, Кавказа, Северного Причерноморья.

Соперники России имели далеко идущие планы уничтожения Черноморского флота и его главной базы — Севастополя, отторжения Крыма, Кавказа, Бессарабии. Прибалтики и т. д.

Царская Россия в свою очередь стремилась к ослаблению и разделу Турции, к усилению своего влияния на Ближнем Востоке, в частности к закреплению за собой черноморских проливов, и предпринимала меры, которые помогли бы ей опередить своих соперников. Царизм шел на обострение «восточного вопроса», надеясь таким образом ослабить влияние глубокого экономического и политического кризиса, разъедавшего крепостническую Россию.

Николай I больше всего боялся назревавшего в стране революционного взрыва и стремился предотвратить революцию путем развязывания войны. Он ошибался в оценке международной обстановки, считая ее вполне благоприятной для осуществления своей внешней политики, и также ошибочно надеялся на возможность договориться с Англией о совместном разделе Турции. Английское правительство отвергло его предложение и стало еще усиленней готовиться к войне.

Захватнические цели войны прикрывались различными предлогами: со стороны Англии и Франции — необходимостью «помощи» Турции, со стороны России — «защитой» интересов православной церкви в Турции и православных подданных султана и т. д.

За разрывом в мае 1853 г. дипломатических отношении между Турцией и Россией последовало занятие русскими войсками придунайских княжеств Молдавии и Валахии. Англия и Франция направили свой соединенный флот к Дарданеллам. В октябре 1853 г. Турция, подстрекаемая Англией и Францией, объявила России войну. Англо-французский флот одновременно сосредоточился в Босфоре, недвусмысленно угрожая России.

Военные действия начались на Кавказе и Дунае и сразу обнаружили слабость Турции.

18 (30) ноября черноморские моряки одержали над турками славную победу: русская эскадра под командованием адмирала П.С. Нахимова разгромила основные силы турецкого флота, стоявшие в Синопской бухте под защитой сильных береговых укреплений.

В результате активной наступательной тактики русских моряков в Синопском бою (последнем бою эпохи парусного флота) из 16 турецких кораблей было уничтожено 15. Только одному неприятельскому пароходу, на котором находился военно-морской советник Турции англичанин Слэд, удалось спастись бегством. Черноморцы взяли в плен командующего турецкой эскадрой вице-адмирала Османа-пашу.

Поражения турок на суше и море показали Англии и Франции, что их ставка на Турцию бита. Но просчитался и Николай I, думавший, что воевать придется с одной Турцией. Против России выступила мощная коалиция держав. В начале января 1854 г. соединенный англо-французский флот вошел в Черное море, а в конце марта 1854 г. Англия и Франция объявили войну России.

Позднее к англо-франко-турецкой коалиции присоединилось Сардинское королевство1. Враждебно повели себя по отношению к России Австрия и Пруссия. Антирусской была и позиция США. «Американское вмешательство в европейские дела начинается именно с восточного вопроса», — еще летом 1853 г. писал Ф. Энгельс.

Началась давно подготовляемая война, характеризуя которую Маркс и Энгельс указывали, что она являлась проклятием и что ничего подобного Европа не переживала почти полвека.

Война для крепостнической России, экономически отсталой, имевшей многочисленную, но плохо вооруженную армию, была тяжелым и чреватым большими последствиями испытанием.

В.И. Аенин писал: «Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России»2.

Царская Россия переживала тягчайший кризис крепостнической системы. Она позднее западноевропейских государств вступила на капиталистический путь развития, препятствием которому было господство в стране крепостнических отношений. К началу Крымской войны Англия в 15 раз, а Франция в 3 раза производила больше чугуна, чем Россия.

Технико-экономическая отсталость сказалась на вооружении русской армии, которая имела преимущественно гладкоствольные ружья, в то время как неприятельские армии были вооружены нарезными ружьями — штуцерами, бившими дальше, метче и сильнее. Не хватало даже кремневых ружей, стрелявших на расстояние не больше 300 шагов; часть этих ружей совсем не была пригодна к употреблению. Только 4 процента солдат русской армии были вооружены нарезными ружьями. В Альминском сражении штуцерные ружья имела 1/20 часть русских войск. Русская артиллерия была достаточно сильной по количеству, но в ее составе было много орудий устаревших образцов, мелкокалиберных и стреляющих на короткое расстояние.

Неприятельские стрелки находились вне досягаемости картечи и нуль русских и стреляли из нарезных ружей с дистанции в 1200 шагов. Они наносили русским огромные потери. 95 процентов всех потерь русской артиллерии в людях и лошадях было результатом штуцерного огня неприятеля.

На всем протяжении войны русская армия остро ощущала недостаток в оружии, порохе, снаряжении. Отсутствие железных дорог мешало бесперебойному снабжению армии всем необходимым.

Военно-морской флот царской России отставал от флотов Англии и Франции в количестве паровых судов. В Черноморском военно-морском флоте было лишь 6 пароходо-фрегатов и несколько небольших пароходов. Парусный флот Англии и Франции был значительно сильнее русского парусного флота.

Но прошедший славный боевой путь и школу военно-морской выучки под руководством выдающихся флотоводцев адмиралов Лазарева, Корнилова, Нахимова, Черноморский флот отличался высоким уровнем боевой подготовки. Несмотря на численное и техническое превосходство неприятеля, Черноморский флот представлял грозную силу, уничтожить которую мечтали Англия и Франция. Английская газета «Таймс» писала, что «...главная цель политики и войны не может быть достигнута до тех пор, пока будет существовать Севастополь и Черноморский флот».

Тяжела и безотрадна была служба солдата, выматывавшая его силы и угнетавшая морально в течение долгих 25 лет. Лучшие 20 лет своей жизни отдавал и матрос не менее тяжелой службе на корабле.

Своей кровью платили русские воины за близорукость, ошибки и злоупотребления царских чиновников и многих военачальников, за отсутствие заботы о солдате и матросе, за подмену обучения, отвечающего новым условиям и требованиям ведения войны, парадностью, муштрой и палочной дисциплиной.

Вся система тогдашнего военного обучения убивала в солдате боевую инициативу и самостоятельность, между тем как развитие военной техники требовало осмысленного участия в быстрых маневренных действиях, находчивости, умения вести бой в рассыпном строю. Офицерский корпус, в большинстве своем слабо подготовленный, придерживался устаревших уставов и не соответствовал новым требованиям военной подготовки.

Но, отстаивая Родину, на землю которой вторглись чужеземные захватчики, русские солдаты и матросы прославили себя поразившими весь мир стойкостью, храбростью и героизмом. Их подвиги воплотили в себе исполинскую силу русского народа.

Военные действия происходили в Крыму и на Кавказе, на Дунае и на Балтике, на Белом море и на Камчатке, но основным театром войны был Крымский полуостров.

Решающие события происходили у Севастополя, против которого сильный и коварный враг направил свой главный удар.

«...Англия и Франция вместе возились целый год со взятием одного Севастополя»3, — писал В.И. Ленин. Ф. Энгельс указывал, что оборона Севастополя не будет иметь равных себе в военной истории.

1 (13) сентября 1854 г. союзники заняли Евпаторию, а на следующий день союзная армада в составе 89 военных кораблей и 300 транспортов начала высадку 62-тысячного десанта южнее Евпатории. Большое превосходство в силах и техническом оснащении войск и флота вражеской коалиции создавало у ее руководителей уверенность в легкой и быстрой победе в Крыму.

8 (20) сентября произошло сражение на реке Альме. Оно закончилось отступлением русской армии, но упорство русских солдат ошеломило врага. «Еще одна такая победа, и у Англии не будет армии», — принужден был сознаться один из английских генералов.

Англо-франко-турецкие войска подступили к Северной стороне Севастополя4, намереваясь захватить город одновременной атакой с суши и прорывом эскадры в Большую бухту. Но полученные преувеличенные сведения о силе укреплений Северной стороны, опасения удара со стороны основных сил Крымской армии, передвинувшихся к Бахчисараю, известие, что вход в Большую бухту загражден затопленными русскими кораблями, — все это заставило союзников изменить план действий: они решили направить удар на Южную, незащищенную сторону. Тем самым они проиграли во времени. Пока неприятельские войска переходили на позиции у Южной стороны, защитники Севастополя с исключительной энергией готовились к обороне.

Севастопольский рейд и город Севастополь в середине XIX в. (со старинной литографии)

Великий русский полководец А.В. Суворов один из первых оценил достоинства и стратегическое значение территории Севастополя и его бухт. Еще за несколько лет до официального основания города по его инициативе были поставлены первые батареи. Суворов завещал охранять Севастополь. Ему принадлежат слова: «Пусть будет хорошо обережен Севастополь».

Адмиралы Ушаков, Лазарев и другие выдающиеся прогрессивные военные деятели уделяли большое внимание повышению боевой мощи Черноморского флота и его базы — Севастополя. Их усилиями рос и мужал Севастополь. Но усилению боеспособности черноморской крепости мешали косность, бездарность и недальновидность царского правительства и его чиновников. В силу этого система севастопольских укреплений не получила полного развития.

До начала осады Севастополь, хорошо защищенный от нападения с моря, был почти беззащитен с суши. Сухопутные укрепления сооружались и усиливались в ходе обороны.

Организаторами обороны Севастополя были выдающиеся флотоводцы адмиралы В.А. Корнилов и П.С. Нахимов. После гибели В.А. Корнилова, смертельно раненного во время первой бомбардировки Севастополя 5 (17) октября, оборону фактически возглавил П.С. Нахимов. Под их руководством оборонительные укрепления создавали начальник инженеров гарнизона Э.И. Тотлебен, инженер-подполковник В.П. Ползиков, штабс-капитан А.В. Мельников, капитан-лейтенант М.А. Перелешин, капитан Хлебников, поручик Преснухин и другие.

Город опоясали мощные укрепления, расположенные по новой для того времени системе глубоко эшелонированной обороны. Главную оборонительную линию составляли 8 бастионов5, связанных между собой траншеями, земляными укреплениями и батареями.

На высоте между Ушаковой балкой и Килен-бухтой был расположен 1-й бастион, соединенный траншеями со 2-м бастионом, от которого линия обороны подходила к Малахову кургану (его укрепления после смерти адмирала Корнилова получили название Корниловского бастиона). Отсюда линия обороны шла на юго-запад до Докового оврага к батарее Жерве, затем через расположенный между Доковым оврагом и Лабораторной балкой 3-й бастион к батареям на Пересыпи у Южной бухты. 4-й, 5-й, 6-й и 7-й бастионы находились на Южной стороне. На 4-м бастионе воевал молодой подпоручик-артиллерист, впоследствии великий русский писатель Л.Н. Толстой6.

Вторая оборонительная линия состояла из системы редутов на Городской стороне и траншей с батареями на Корабельной стороне. На окраинах города были построены укрепления третьей линии, а в самом городе, на улицах — баррикады.

Выросшие на глазах у врага и под его огнем, эти укрепления были созданы матросами, солдатами, населением Севастополя. Одна из батарей, построенная, главным образом, руками женщин, носила название Девичьей.

Оборона Северной стороны была усилена батареей Карташевского и Волоховой башней, построенными незадолго до начала осады Севастополя.

Вход в длинную, уходящую к Инкерману Большую (Северную) бухту защищали береговые батареи Константиновская, Михайловская и другие, построенные еще до начала осады и усиленные во время обороны города. Кроме того, вход в бухту был загражден затопленными с этой целью в сентябре 1854 года и в феврале 1855 года русскими военными кораблями. Экипажи их с вооружением были переведены на линию сухопутной обороны.

Свыше 16 тысяч матросов-черноморцев составили костяк Севастопольской обороны. О них говорил в одном из своих приказов П.С. Нахимов: «...на бастионах Севастополя мы не забыли морского дела, а только укрепили одушевление и дисциплину, всегда украшавшие черноморских моряков».

Большая бухта, протяженностью в 6 километров и шириной 500—900 метров, как бы делила оборону Севастополя на северную и южную части. Южная бухта длиной до двух километров и шириной в 200—400 метров расчленяла оборону южной части на два сектора — Городской и Корабельной стороны.

Связь Городской стороны с Северной поддерживалась через Большую бухту лодками, баржами и т. п., а с Корабельной — через Южную бухту по понтонному мосту. Незадолго перед оставлением Севастополя через Большую бухту был наведен плавучий мост.

Вся оборонительная линия протяженностью в семь с лишним километров была разделена на несколько дистанций.

Надежда вражеской коалиции на легкую и быструю победу развеялась в прах. Неприятель был вынужден перейти к длительной осаде, стоившей ему огромных людских и материальных потерь.

Неприятельский флот блокировал Севастополь с моря. Балаклава стала базой английских войск, Камышевая и Казачья бухты — базой французской армии.

Французские осадные позиции были расположены против 6-го, 5-го, 4-го, Корниловского, 2-го и 1-го бастионов. Свои осадные позиции французы развивали в направлении Корабельной стороны от бастиона Корнилова до 1-го бастиона. Осадные позиции англичан проходили перед укреплениями 3-го бастиона.

Вокруг Севастополя союзники создали систему траншей протяжением около 80 километров, прорыли подземные галереи для ведения минной войны, построили 160 батарей, орудия которых за время осады произвели более полутора миллионов выстрелов. Только одна французская армия израсходовала около 30 миллионов патронов.

Иноземные захватчики для достижения своей цели не гнушались никакими средствами. Они прибегали к использованию отравляющих веществ, отравляли воду и обстреливали Севастополь отравленными ядрами. Неприятельское командование разрабатывало план удушения защитников Малахова кургана ядовитыми газами. Но никакие ухищрения коварного врага не могли сломить сопротивления защитников Севастополя. Их девизом были предсмертные слова В.А. Корнилова: «Отстаивайте же Севастополь!»

Прикованная к стенам города вражеская армия была лишена возможности до самого окончания войны проявить свою активность на других театрах военных действий.

Оборона Севастополя имела не пассивный, а активный характер. Это выразилось в сражениях, которые навязывали врагу осажденные, в вылазках, которые вызывали смятение и страх в неприятельском лагере, в выходах в море пароходов «Владимир» и «Херсонес» под командованием капитана 2-го ранга Г.И. Бутакова.

Защитники Севастополя все время держали врага в напряжении, изматывали и уничтожали его живую силу и боевую технику, дезорганизовывали его армию и подрывали ее моральное состояние.

К. Маркс и Ф. Энгельс придавали активному характеру Севастопольской обороны исключительно большое значение и очень высоко оценивали храбрость и стойкость русских солдат. Они писали: «Осаждающие, которые не в силах запереть осажденных в стенах их собственной крепости, еще менее в силах отнять эту крепость в рукопашном бою».

Для ведения минной войны врагу удалось прорыть в направлении севастопольских бастионов около 1300 метров подземных галерей. Русские ответили на это устройством подземных галерей протяженностью около 7 километров. Особенно интенсивна была подземная война у 4-го бастиона, где русскими саперами руководил штабс-капитан А.В. Мельников, прозванный «обер-кротом».

Оборонительные сооружения Севастополя и действия его защитников показали превосходство русского военного искусства над иноземным. Защитники Севастополя в ходе ожесточенных сражений обогащали военное и военно-морское искусство. Они организовали тесное взаимодействие армии и флота, гарнизона и полевой армии, находившейся вне стен Севастополя. Оправдала себя система обороны входа на внутренний рейд. Даже врага поражали быстрота возведения и исправления укреплений, использование осажденными условий местности, развитие линии обороны вглубь и в направлении противника, создание нового типа полевых укреплений.

Умелое использование огневых средств, сосредоточенность и меткость огня, стрельба на большую дистанцию и с закрытых позиций — все это убедительный показатель новаторства защитников Севастополя, которое противостояло шаблону и косности, характеризовавшим действия войск вражеской коалиции.

Меткий огонь севастопольских батарей заставил англо-франко-турецкое командование отказаться от штурма, который должен был последовать за первой всеобщей бомбардировкой. Береговые батареи нанесли сильные повреждения девяти неприятельским кораблям. В дальнейшем неприятельские эскадры больше не отваживались вступать в бой с русской береговой артиллерией.

28 марта (9 апреля) 1855 г. союзники начали вторую общую бомбардировку, длившуюся 10 дней. Однако огонь 482 осадных орудий не смог подавить сопротивление защитников Севастополя. Несколько раз за эти дни назначало командование противника штурм, но он так и не состоялся из-за крупных потерь в войсках, предназначенных для атаки.

Убедившись в бесплодности попыток прорвать укрепления Южной стороны атакой на 4-й бастион, союзники избрали направлением главной атаки Малахов курган (на Корабельной стороне), как ключевую позицию на подступах к Севастополю. 25—26 мая (6—7 июня) Севастополь был подвергнут третьей бомбардировке. В последовавшем за ней бою врагу, благодаря огромному превосходству в силах, удалось захватить Камчатский люнет, Селенгинский и Волынский редуты, построенные в феврале для защиты подступов к Малахову кургану.

Получив подкрепления и считая, что после девятимесячной осады Севастополь не выдержит нового удара, союзники назначили на 6 (18) июня 1855 г. общий штурм Севастополя. Они были настолько уверены в успехе, что заранее заготовили победные реляции своим правительствам. Но враг недооценил мужества и стойкости защитников Севастополя и жестоко просчитался.

Французская армия должна была по замыслу союзного командования штурмом овладеть Малаховым курганом, 1-м и 2-м бастионами и тем самым предрешить судьбу Севастополя. Английским войскам была поставлена задача захватить 3-й бастион и укрепления на Пересыпи (в конце Южной бухты).

Штурму предшествовала ожесточенная бомбардировка, которая превосходила прежние по силе огня и причиненным разрушениям. В течение почти суток неприятельские орудия беспрерывно били залпами по укреплениям, городу и рейду, выпустив 72 тысячи снарядов. Союзники рассчитывали, что разрушения, причиненные бомбардировкой, нельзя будет устранить к началу штурма. Но защитники Севастополя с поразительной быстротой восстанавливали укрепления и готовились к отражению штурма.

Против Малахова кургана и укреплений Корабельной стороны враг сосредоточил 44 тысячи солдат и имел здесь более чем двойное превосходство в силах и в несколько раз — в запасах боеприпасов. На штурм были брошены лучшие неприятельские дивизии.

Под покровом ночной темноты французы проникли в Килен-балку. Французская дивизия Мейрана атаковала левый фланг оборонительной линии. Атака на 1-й и 2-й бастионы была отбита огнем сухопутных укреплений и русских пароходо-фрегатов, подошедших к Килен-бухте.

На помощь атакующим были посланы батальоны резерва. Дивизия Мейрана вновь бросилась в атаку, но, понеся громадные потери, в беспорядке бежала с поля боя.

Французские дивизии Брюне и д'Отмара под прикрытием огня осадной и полевой артиллерии атаковали укрепления между 2-м бастионом и Малаховым курганом и пошли на штурм самого кургана. Бригада Ниоля (из дивизии д'Отмара), когда уже рассвело, двинулась на штурм батареи Жерве.

Самый острый и напряженный момент штурма Малахова кургана и укреплений Корабельной стороны 6 (18) июня 1855 г. и запечатлен на полотне панорамы.

Неоднократные попытки французов овладеть 2-м бастионом были безуспешны.

Полной неудачей закончился и штурм Малахова кургана. Французы были также отброшены от временно захваченной ими батареи Жерве.

Столь же безуспешно атаковали англичане 3-й бастион и укрепления на Пересыпи (территория нынешнего железнодорожного вокзала).

Планы командующих неприятельскими армиями: французской — Пелисье, английской — лорда Раглана и турецкой — Омера-паши были опрокинуты защитниками Севастополя. Это было настолько неожиданным для самоуверенного врага, что одержанную русскими в этом сражении победу английская пресса назвала «парадоксальнейшей из побед».

Исход штурма дал основание Марксу и Энгельсу заявить, что английская и французская армии потерпели серьезное поражение.

Еще почти три месяца продолжалась осада Севастополя. Он пережил еще две сильнейшие бомбардировки. Шестая бомбардировка закончилась общим штурмом 27 августа (8 сентября) 1855 г. Защитники Севастополя отбили штурм по всей линии обороны, за исключением Малахова кургана, который врагу удалось захватить.

В ночь на 28 августа (9 сентября) по приказу командования русские войска, взорвав укрепления и боеприпасы, перешли с Городской стороны на Северную по плавучему мосту через Северную (Большую) бухту, а с Корабельной стороны переправились на пароходах и других судах.

Под впечатлением пережитого за долгие месяцы осады союзники в течение двух дней не решались вступить в город, под стенами которого они потеряли только убитыми 70 тыс. человек, а считая умерших от ран и болезней — более 150 тыс. человек.

Оборона Севастополя сильно охладила воинственный пыл иноземных завоевателей. Они не смогли добиться полностью тех целей, к которым стремились, начиная войну. Остался неосуществленным их план отторжения от России Крыма, Кавказа и других территорий.

Спустя полгода, в марте 1856 г., в Париже был заключен мирный договор. Условия его были тяжелыми для России. Но поражение потерпел царизм, а не русский народ. Русские солдаты и матросы морально победили всех противников.

Ослабленное поражением и напуганное усилившимися крестьянскими выступлениями, царское правительство вынуждено было отменить крепостное право. За «крестьянской реформой» последовали другие буржуазные преобразования. Крымская война явилась прологом к крупным социально-политическим сдвигам в жизни нашей страны.

Примечания

1. Сардинское королевство занимало остров Сардинию и Пьемонт (часть Северной Италии). В 1861 г. вошло в состав объединенной Италии.

2. В.И. Ленин, Соч., т 17, стр. 95.

3. В.И. Ленин, Соч., т. 8, стр. 33.

4. Северная сторона — часть Севастополя, расположенная по северному берегу Северной (Большой) бухты. На южном берегу Северной бухты расположены Городская и Корабельная стороны, отделенные друг от друга Южной бухтой.

5. Бастион — долговременное (обычно пятиугольное) укрепление на выступающих углах крепостной ограды.

6. А.Н. Толстой с начала 1852 г. служил солдатом, юнкером, а затем прапорщиком на Кавказе. С 1854 г. он находился в действующей Дунайской армии, а с 7 ноября 1854 г. до ноября 1855 г. в Крымской армии, куда перевелся по собственному желанию. На 4-м бастионе Л.Н. Толстой находился в апреле—мае 1855 г. В последний день обороны (27 августа 1855 г.) он участвовал в отражении вражеского штурма. Виденное и пережитое дало А.Н. Толстому материал для «Севастопольских рассказов», в которых он запечатлел величие подвига защитников черноморской твердыни.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь