Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » Ю.М. Могаричев. «Пещерные церкви Таврики»

Монастырь св. Софии

Монастырь расположен на западной стороне Каменоломного оврага (рис. 27.3; 97). В нем известно 22 помещения (рис. 7). Комплекс находится рядом с дорогой, включает несколько пещерных церквей, и поэтому упоминания о нем часто встречаются в литературе.

На карте И. Батурина здесь отмечен храм св. Софии (Бертье-Делагард 1886, с. 233), очевидно, это имя носил и весь монастырь. На момент присоединения Крыма к России комплекс был заброшен. До Крымской войны здесь находились пороховые склады (Струков 1876, с. 29). Недалеко отсюда 24 октября 1854 г. развернулось знаменитое Инкерманское сражение, унесшее жизни около 20 тыс. человек. К пятидесятилетию обороны Севастополя, по желанию Великого князя Алексея Михайловича, храм был восстановлен (Протопопов 1905а, с. 37). Эта «реставрация», произведенная в 1905 г. архитектором А. Вейзеном, привела к значительному искажению первоначального облика. Сильно пострадал монастырь и в период Великой Отечественной войны.

Описания комплекса встречаются уже у П. Палласа (1881, с. 113), он же первым сообщает о разрушениях в главном храме. Подробные сведения о монастыре оставил З. Аркас. Он подробно характеризует вход в комплекс, главную церковь и часовню. Интересно его сообщение, что в малой церкви «весь плафон и алтарь расписаны были масляными красками, но лики образов теперь различить невозможно, с боков заметны надписи на греческом языке, которые истерлись» (1879, с. 27 28). Таким образом, З. Аркас пишет о двух монастырских церквах — главной и часовне.

Интересные данные содержит описание Д. Струкова: «На противоположной стороне Инкерману, чрез Черную речку, на углу скалы, есть три долбленные храма. Один устроен в боку лестницы, ведущей во внутренность скалы: далее по коридору другой храм, имеющий потолок в форме правильного свода, квадратной формы, но к сожалению алтарь отвалился от скалы. Третий храм рядом с предыдущим к югу, меньший, имеющий престол у стены, под отверстием окна: жертвенник изсечен в нише северной стены алтаря отделенного алтарною преградою, которая судя по сохранившимся остатками была высотою 1 арш. 6 верш, с одним отверстием для входа в алтарь» (1867, с. 29).

Следовательно, художник сообщает о трех храмах — одном, расположенном по ходу коридора, и двух во втором ярусе.

Подробно монастырь св. Софии рассмотрел А. Бертье-Делагард. Он опубликовал описание комплекса и его архитектурные обмеры (1886, с. 233—234, рис. 21—24) (рис. 7). Исследователь упоминает две церкви, а существование еще одной предполагает. Датирует он монастырь XIV—XV вв., а надписи в часовне — еще более поздним временем (с. 234). Главный храм монастыря, по мнению ученого, один из древнейших среди пещерных храмов.

Не обошли вниманием монастырь И. Толстой и Н. Кондаков, которые отметили, что главный «храм выдолблен в виде греческого креста, перекрытого плоским куполом» и является самым большим и роскошным из всех пещер (1891, с. 29—30).

Обратил внимание на данный монастырь и Н. Репников. В «Материалах к археологической карте...» он описывает три храма в верхнем ярусе, причем главную церковь датировал XIII, «а может быть даже XII в.» (с. 45).

В. Латышев кратко упомянул ряд греческих надписей в часовнях (1896, с. 43—44).

В настоящий момент видно, что в первоначальный комплекс вели два входа. От одного со стороны реки осталась только часть лестницы. Другой, ныне сохранившийся, вел из Каменоломного оврага. По обе стороны его вырублены кельи и хозяйственные помещения. В них еще в конце XIX в. жили люди (Бертье-Делагард, с. 232; Архив ИИМК, д. 21, л. 1, 2). Из коридора имелся выход на верх скалы.

На наш взгляд, в монастыре, в период его функционирования, церквей было четыре.

Главный храм № 1 (рис. 96; 99—101) расположен во втором ярусе. Он крестового в плане типа, размерами 10,4×8,7×5,5 м с плоским куполом, в центре которого вырублен рельефный крест. Алтарная часть храма и часть северной стены обрушились (Паллас 1881, с. 113), вероятно, еще в древности. После обвала, к моменту присоединения Крыма к России, под церковью уже успели построить наземную, отмеченную И. Батуриным.

После ремонта 1905 г. в церкви появились каменные кладки и новый пол (рис. 101), скрывшие части древнего декора.

Алтарная часть храма была полукруглой, 4×3,8×4,2 м, с тремя окнами. Росписи уже во времена Бертье-Делагарда не были заметны (с. 233).

В настоящее время в полу церкви сохранилась одна вырубленная в скале гробница, хотя надо думать, первоначально их было больше.

Храм № 2 (рис. 96.2; 102) — скорее всего, надмогильная часовня, размерами 8,5×2,7×4 м. Северная стена храма в настоящее время сложена из камня, хотя первоначально она могла быть скальной. У южной стены в полу вырублены две гробницы, над ними следы неясной греческой надписи (Латышев 1896, с. 44). Алтарная часть в настоящее время заложена каменной кладкой — это, очевидно, следы ремонтов начала XX в.

Вход в храм находился в восточной стене креста главного храма. Свод коробовый. Из южной стены данной часовни имелся выход в притвор храма № 3.

Храм № 3 (рис. 96.3; 102—103) размерами 5×3,2×4,3 м сохранился лучше остальных, хотя и он частично перекрыт каменными кладками. Поэтому мы посчитали возможным в качестве описания привести выдержку из «Археологической карты» Н. Репникова: «Широкий проход ведет в притвор третьего храма — часовню. Вдоль западной стороны притвора две вырубные гробницы, одна из них в подбое стены. Сама часовня небольших размеров, вытянутой прямоугольной формы, перекрыта коробовым сводом. Направление алтаря в 65°Ю. Апсида полукруглая, с окном посередине, под ним престол впритык со стеной, вырубленный в камне. По сторонам его, на высоте 1 м от пола, в стенах апсиды вырублено по нише, левая — жертвенник, правая, быть может, для хранения церковной утвари. Пол алтаря приподнят на одну ступень над уровнем пола часовни. Алтарная преграда, по-видимому, была высотой до 1,10 м, вырубленная в целом камне. В полу часовни 5 вырубных гробниц, из них две детские. На северной стене, над гробницей, надмогильная надпись (неразборчивая. — Ю.М.) (Латышев 1896, с. 43—44). Стены часовни был расписаны фресками, от которых сохранились лишь закопченные фрагменты» (с. 47).

Причем следы фресок и надписи невозможно было уже разобрать в конце XIX в. (Бертье-Делагард 1886, с. 333).

Добавим, что на стенах часовни видны кресты-граффити (рис. 104), а на высоте 2,8 м на северной и южной стенах сохранился скальный карниз (рис. 105), очень похожий на карниз в пещерном храме южного монастыря Мангупа (Герцен, Могаричев 1996, рис. 44, 45) (рис. 242).

Храм № 4 (рис. 96—108) расположен в конце коридора, ведущего из Каменоломного оврага (рис. 19). Он практически неизвестен в литературе. О его существовании сообщал лишь Д. Струков (см. выше), А. Бертье-Делагард отрицал наличие здесь церкви (с. 232). Очевидно, он не мог внимательно рассмотреть помещение, так как уже отмечалось, что в его бытность там жили люди. Ничего не сообщает о церкви и Н. Репников. Это кажется тем более странным, что и на плане Бертье-Делагарда (рис. 7) и на плане, составленном Инкерманской экспедицией (рис. 19), данная церковь несомненно видна.

В настоящее время помещение сильно разрушено, частично почти отсутствует, а частично каменной кладкой заложена северная стена, южной же вообще нет.

Церковь представляла собой обычный одноапсидный храм, размерами 10×3×3,5 м. Алтарная часть приподнята над наосом. Вверху алтарь отделен от остальной части аркой (рис. 106—107), в полу имеется гнездо для установки престола. В северной стене вырублены две ниши. Потолок очевидно, был выполнен в виде коробового свода.

Хочется отметить, что поверхность стен церкви, как и всего комплекса, имеет обработку Т.3.

Если судить по плану монастыря, храм № 4 является наиболее ранним в комплексе. По крайней мере, выглядит логичным, что первоначально монастырь развивался из Каменоломного оврага и лишь в пору наивысшего расцвета появился выход со стороны реки.

По своей планировке: туннель, вырубленный в скале, расположение храмов, обработка — данный монастырь ближе всего к монастырю св. Климента и, может быть, к Успенскому в первоначальном виде, и частично, к Шулдану (рис. 140). По внутренним пространственным объемам главный храм (высокие потолки) напоминает большую церковь Шулдана.

По своим архитектурным особенностям крестообразная церковь св. Софии не имеет аналогов в скальной архитектуре Крыма. С другой стороны, подобная планировка известна в церквах Херсона. Здесь выделяются пять крестообразных храмов (Романчук 1991; 1986, с. 160). Однако их датировка в литературе получила неоднозначное толкование. Например, храм № 9 (с ковчегом) А. Якобсон датировал VI в. (1959, с. 200), О. Домбровский —XI—XII вв. (1960, с. 40). К этой дате склоняется и А. Романчук (1986, с. 160). Нет ясности и с датировкой храма № 27 (там же, с. 168), загородного крестообразного храма (Домбровский 1993).

Однако совершенно очевидно, что большинство этих сооружений продолжали существовать до конца жизни в Херсоне (Романчук 1986, с. 158—176).

Кроме Херсона, подобные церкви известны под Мангупом (Мыц 1984) и Баклой (Рудаков 1984). Последняя датируется XI—XII вв. (с. 46). Что касается мангупской, то В. Мыц относит ее строительство к IX в. (1984, с. 61), Ю. Лосицкий — к XI—XII вв. (1988, с. 29).

По мнению Ю. Лосицкого, крестообразные храмы наиболее характерны именно для XI—XII вв. (1988, с. 29).

Подобные культовые постройки были широко распространены в византийских провинциях. В Греции они строятся в XI—XII вв. (Полевой 1973, с. 158), в Болгарии относятся к XI—XIV вв. (Чанева-Дечевска 1988, с. 68—133). Близкая инкерманской, церковь конца XIII—XIV вв. известна в Боломан-Кале в Понте (Bryer, Winfield 1985, p. 114—115, pl. 19, fig. 43,45).

Для эпохи Палеологов подобное архитектурное решение также не редкость (Якобсон 1991).

Часовня № 3, служившая местом погребения, является типичной для византийской церковной архитектуры (Teteriathikov 1984), в частности для пещерных монастырей Каппадокии (Rodley 1985, p. 86, 15—16).

Как уже отмечалось, карниз часовни № 3 аналогичен карнизу храма южного монастыря Мангупа.

Таким образом, среди архитектурных аналогий монастырю св. Софии встречаются в основном памятники XII—XV вв. Учитывая, что монастырь расположен на открытом месте и практически не защищен, а также значительные его объемы, для сооружения которых требовались немалые средства и влиятельные покровители, скорее всего его, вслед за Бертье-Делагардом, следует датировать XIV—XV вв., по крайней мере, основную часть, хотя не исключается и XIII в.

Сценарий развития данного монастыря следующий: возникнуть он мог в XIII в. как небольшой скит в Каменоломном овраге. Его древнейшей частью является комплекс вокруг храма № 4. Впоследствии, получив влиятельных покровителей, скит превращается в крупный монастырь. Тогда сооружается главный храм, образцом архитектуры которого, вероятно, мог быть один из храмов Херсона, а наиболее поздней, скорей всего, была часовня № 3. Если наше предположение о сходстве внутреннего декора с мангупским верно, то она была высечена не ранее начала XV в.

В процессе существования монастыря его монахи основали три скита — у станции Инкерман-I, в Георгиевской и Троицкой балках.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь