Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » Ю.М. Могаричев. «"Пещерные города" в Крыму»

Мангуп

Крепость на плато горы Мангуп или Баба-кая (так гору называло местное население в XVIII—XIX вв.), известна в период раннего средневековья как Дорос, а в XIV—XV вв. — Феодоро. Ближайший к Мангупу населенный пункт — деревня Хаджи-сала, Бахчисарайского района, которая находится у его северо-западного подножия (цв. вкл. рис. 18). Плато возвышается над окрестными долинами на высоту до 300 м., высота же над уровнем моря составляет порядка 584 м. Гора представляет собой скальный останец, с тех сторон (западной, южной и восточной) окруженный высокими, до 70 м, обрывами. А северную и северо-восточную ее часть прорезают три ущелья, с востока на запад — Капу-дере (Воротный овраг), Гамам-дере (Банный овраг), Табана-Дере (Кожевенный овраг), которые разделяют между собой четыре мыса. Восточный мыс называется Тешкли-бурун (Дырявый мыс), далее к западу — Елли-бурун (Мыс ветров), Чуфут-чеарган-бурун (Мыс вызова иудеев), Чамну-бурун (Сосновый мыс). Общая площадь поселения составляет порядка 90 га (рис. 36). Таким образом, Мангуп — самое большое средневековое укрепленное поселение на территории Юго-Западного горного Крыма.

Первые археологические исследования городища были проведены А.С. Уваровым в 1853 гг. В 1890 г. здесь вел раскопки Ф.А. Браун, а в 1912—1914 гг. — Р.Х. Лепер. В 1938 г. работы на Мангупе продолжила экспедиция под руководством Е.В. Веймарна, М.А. Тихановой и А.Л. Якобсона. В 1949 г. разведки оборонительных сооружений городища предпринял Е.В. Веймарн. С 1967 г. археологическая экспедиция, сначала руководимая Е.В. Веймарном, а с 1975 г. — А.Г. Герценым (параллельно исследованием базилики занималась экспедиция Уральского университета под руководством Н.И. Барминой), здесь работает практически ежегодно.

Древнейшие находки на Мангупе относятся к эпохе энеолита, однако они единичны. Со второй половины III в. начинается активное заселение плато, здесь формируется неукрепленное поселение. Очевидно, первые жители, скорее всего гото-аланы, в первую очередь осваивают верховья балок, имевших выходы источников воды. С конца IV в. некрополи округи городища фиксируют увеличение здесь населения. Во второй половине VI в., очевидно, в конце правления Юстиниана I, по инициативе византийской администрации, на плато возводится мощная крепость. Кроме стен, для утверждения христианства и для закрепления византийского господства в Таврике в центре городища строится большая базилика. Вероятно, именно здесь находился известный по письменным источникам Дорос, центр византийских владений в горной Таврике, и здесь размещалась резиденция «Господина Готии».

В 80-х гг. VIII в. Мангуп был захвачен хазарами (см. подробнее в очерке истории), которые за период своего недолговечного владычества успели перестроить некоторые участки фортификационной системы. К середине IX в. крепость вновь переходит в подчинение византийской администрации и включается фему Климатов, возможно даже, на первых порах являясь административным центром фемы. Археологические материалы фиксируют в этот период (середина IX—X вв.) значительное увеличение доли виноделия в экономике. Вероятно, тогда Мангуп становится крупным винодельческим центром (известно не менее 9 больших тарапанов), где изготавливалось вино из винограда, выращенного в окрестных долинах. В конце X — начале XI в. поселение приходит в упадок, который продолжался до середины XIV в.

К середине XIV в. поселение, которое стало называться Феодоро, становится столицей одноименного княжества. Здесь возникает плотная городская застройка, формируется цитадель на мысе Тешкли-бурун. Однако уже в конце столетия город подвергся разорению со стороны войск печально известного самаркандского правителя Тимура, или Тамерлана, и на некоторое время вновь приходит в упадок.

Начиная с первой четверти XV в. Мангуп входит в период наивысшего расцвета. В 20—30 гг. здесь проводятся крупные строительные работы, в том числе возводится еще одна линия защитных стен, так называемая Вторая линия обороны, реконструируется цитадель, значительно обновляются базилика и дворец правителей, сооружается княжеская капелла в цитадели (октагон), обновляются и расширяются пещерные монастыри и церкви.

В 1475 г. город был захвачен турками-османами, которые владели им до 70-х гг. XVIII в. Хотя турки и поддерживали здесь крепостные сооружения и даже построили новые, начиная с конца XV в. поселение постепенно приходит в упадок. Вероятно, к концу XVI в. Мангуп покидает христианская община, остается только турецкий гарнизон, немного татар и караимская община. В 70-х гг. XVIII в. турки покинули крепость, а в 1792 г. отсюда ушли и караимы.

Литература

Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа.

Герцен А.Г. Археологические исследования караимских памятников в Крыму // МАИЭТ. 1998. Вып. VIII.

Герцен А.Г. Археологический аспект истории иудейской общины Мангупа // Материалы Восьмой ежегодной международной конференции по иудаике. М., 2000.

Герцен А.Г. Мангуп. Город в крымском поднебесье. Симферополь 2001.

Герцен А.Г. Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу.

Герцен А.Г. Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея // МАИЭТ. Симферополь, 2003. Вып. X.

Герцен А.Г. Махнева О.А. Пещерные города Крыма. С. 154—194.

Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. Симферополь, 1997.

Бармина Н.И. Мангупская базилика // АДСВ. Свердловск. 1973. № 10.

Бармина Н.И. Мангупская базилика в свете некоторых проблем крымского средневековья // Византия и средневековый Крым. ЛДСВ. 1995. Вып. 27.

Домбровский О.И., Махнева О.Л. Столица феодоритов. Симферополь. 1973. Челеби Эвлия. Книга путешествия. С. 33—36.

Веймарн Е В. Разведки оборонительных стен и некрополя // МИЛ. 1953. № 34.

Веймарн Е.В., Лобода И.И., Пиоро И.С., Чореф М.Я. Археологические исследования столицы княжества Феодоро // Феодальная Таврика. К., 1974.

Суров Е.Г. Раскопки дворца на плато Мангупа в Крыму // КСИА АНСССР. 1972. Вып. 129.

Тиханова М.А. Дорос-Феодоро в истории средневекового Крыма.

Тиханова М.А. Базилика. // МИА. 1953. № 34.

Якобсон А.Л. Дворец // МИА. 1953. № 34.

Лицом Мангупа являются его оборонительные сооружения. А.Г. Герценым выделены три линии защитных сооружений: Главная линия обороны; Вторая линия обороны; цитадель, воздвигнутые на разных этапах истории поселения.

Первоначальной фортификационной системой городища являлась Главная линия обороны. Мангуп, как и другие большие «пещерные города», предназначался не только для содержания гарнизона, но и для укрытия в случае опасности населения окрестных долин. Вероятно, с самого начала византийские военные инженеры планировали его как центр имперских владений в Горном Крыму, чему способствовали и удачные природные условия: большая площадь и присутствие постоянных источников воды, не требовавших устройства осадных колодцев и строительства водоводов. И сейчас в верховьях балок Табана-Дере и Гамам-дере находятся два функционирующих источника воды. С учетом этих особенностей и строились укрепления в Доросе. В результате в кольцо стен были включены как плато, так и верховья ущелий. Геологические особенности горы способствовали тому, что здесь не было необходимости в сплошной заградительной линии. Поэтому оборонительные сооружения возводились только там, где была хоть какая-то возможность взойти на плато. Мощные стены, высотой не менее 5 м, толщиной от 1,2 до 3,5 м (в зависимости от условий рельефа) перегородили упомянутые балки в северной части плато. Они были устроены так, чтобы куртины, соединяющиеся в тальвегах, образовывали входящий угол и, следовательно, появлялась возможность обстреливать неприятеля с фланга. Защитные линии ставились и там, где края плато прорезали небольшие расселины или были участки пологого склона. Таким образом, Главная линия обороны состояла из отдельных фортификационных узлов, которые вместе с неприступными обрывами представляли мощную крепость. В настоящее время выявлена только одна башня, относящаяся к древнейшей оборонительной системе. Но по предположению А.Г. Герцена, первоначально их было несколько. Как правило, внешний панцирь первоначальных стен был сложен из обработанных известняковых блоков, тыльный же — из ломаных камней, у которых подтесывалась внешняя сторона. Пространство между панцирями заполнялось забутовкой из бутового камня, залитого известковым раствором. Применялась также двухслойная лицевая кладка (лицевой панцирь примыкает к тыльному) и двухслойная однолицевая (лицевой панцирь и забутовка с тыльной части). Общая длина оборонительных сооружений Мангупа составляла 1500 м, а оборонительный контур крепости — 6600 м. Для защиты такой территории требовалось приблизительно 2000 человек. Главные ворота (рис. 36,5) находились в верховьях балки Капу-дере (ныне разрушены) и представляли собой сооружение с коробовым сводом, опиравшимся одной стороной на пилон, а другой — на скальное основание мыса Тешкли-бурун. Они были сложены из хорошо отесанных и подогнанных квадров. Пролет арки достигал 3,8 м, а ширина проезда — около 2,6 м. Над воротами, на 6 м выше уровня дороги, находились вырубленные в скале усыпальницы (рис. 38). К воротам из балки Алмалык-дере (Яблоневый овраг, расположена с южной стороны плато) несколькими маршами вела колесная подъемная дорога. Оборонительные стены дополнялись порядка 15—17 пещерными сооружениями, которые выполняли функции укрытий для караульных и наблюдателей, а также для контроля подъемной дороги. Построенная во второй половине VI в., Главная линия обороны практически без серьезных реконструкций, просуществовала до конца XV в. Однако ремонтные и восстановительные работы за практически 900-летнюю историю здесь все же проводились. Первый раз их, вероятно, предприняли хазары. После захвата ими крепости в так называемой Лагерной балке (соединяется с Гамам-дере) главная куртина проходящей здесь оборонительной линии была перенесена ниже по склону и поставлена прямо на землю, а не на скалу, как это практиковалось ранее. С тыльной стороны новой стены было совершено ритуальное погребение женщины, а на многих квадрах вырезаны тамгообразные знаки, похожие на знаки на других крепостях Хазарского каганата. Ремонтные работы хазары провели и на ряде других фортификационных узлов Мангупа. Восстановительные работы на Главной линии обороны, естественно, проводили и феодориты. В частности, некоторые стены ими были надстроены, некоторые перестроены, а в Лагерной балке возведена квадратная башня. Тогда же с помощью подсыпки с тыльной стороны была увеличена и толщина стен.

Вторая линия обороны, длиной 620 м, была возведена на самом плато и отделяла мысы Чуфут-чеарган-бурун и Чамну-бурун от районов городской застройки эпохи Феодоро. Один ее фланг примыкал к юго-западном краю плато, а другой заканчивался башней на западном склоне Гамам-дере. В этой балке Вторая линия сливалась с Главной. Стены Второй линии, толщиной около 1 м и высотой до 8 м, сложены из бутового камня на известковом растворе с просеянным песком. Оборонительная линия разделялась 9 башнями с открытой горжой (внутренней стороной) (рис. 37). Причем расстояние между башнями было не одинаковым, а подчинялось особенностями рельефа и вероятностью угрозы с разных направлений. Датируется данная оборонительная линия 20—30 гг. XV в.

Цитадель расположена на мысе Тешкли-бурун (рис. 36,4; 39). Она представляла собой как княжескую резиденцию, так и последний узел обороны на случай прорыва противника сквозь две передовые линии. Длина оборонительных стен, отделявших мыс от остального плато, составляла 102 м, толщина — 2,8 м. Они защищали территорию около 1,2 га. Укрепление состояло из двух куртин длиной 53 и 30 м, лицевой панцирь которых сложен из небольших блоков, тыльный из бута, а пространство между ними заполнено забутовкой из мелкого камня. На стыке куртин располагался выступающий вперед на 9 м трехэтажный донжон высотой свыше 8 м. Он обеспечивал фланговый обстрел противника. В лицевой стене донжона имелись амбразуры, а внутренний фасад был декорирован резными наличниками дверей и окон (рис. 40). Вероятно, цитадель была возведена в XIV в. Однако свой нынешний вид она приобрела в первой половине XV в., тогда ее стены были утолщены, а на месте более ранней башни был выстроен донжон. При возведении цитадели территорию с ее лицевой стороны расчистили от строений, архитектурные детали которых пошли на сооружение донжона. Строители цитадели позаботились и о ее независимом водоснабжении. Здесь в толще скалы был вырублен колодец глубиной 24 м, который позволял получать воду из источника, расположенного в гроте под обрывом Тешкли-буруна. В середине XVIII в. над колодцем высился каменный купол, а спуститься туда можно было по деревянной лестнице. Турки существенно реконструировали оборону, приспособив ее к новым условиям использования огнестрельного оружия. В частности, в Табана-Дере оборонительная стена была перенесена выше на 130 м. Появились новые башни, например, в Гамам-дере, а старые подверглись перестройке. Обновлялись и стены цитадели. Во время ремонтных работ турки широко использовали архитектурные детали более ранних строений, в том числе и надгробия (Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа; Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу; Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея; Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Методика выделения раннесредневековых пещерных сооружений Горного Крыма (на примере Мангупа) // СА. 1991. № 2; Эвлия Челеби. Книга путешествия. С. 33—35).

Достопримечательностью Мангупа являются его культовые, в первую очередь христианские, памятники. Среди них особое место занимает базилика, расположенная в центральной части плато, напротив мыса Чуфут-чеарган-бурун (рис. 36,11), самый большой христианский храм в горной Таврике (рис. 41,2). Ее размеры 31,5×26,2 м. по А.Л. Якобсону (31,5×28 м по Н.И. Барминой). Храм трехнефный. Нефы отделены друг от друга рядами колон, по шесть в каждом. С востока к центральному и южному нефам примыкали полукруглые апсиды, большая и малая. К зданию с северной и южной сторон были пристроены галереи. Стены храма, изнутри украшенные фресками, сложены из крупных, тщательно обработанных и плотно подогнанных блоков известняка, кровля была двускатной. Полы были вымощены мозаикой, а предалтарная часть центрального нефа — каменными плитами. В оформлении базилики широко использовались архитектурные детали из проконесского мрамора. Главный вход находился с западной стороны. Он вел в нартекс, из которого в каждый из нефов имелся отдельный проход. Вероятно, попасть в храм можно было также с северной и южной сторон. Внутри базилики и в ее округе находился некрополь. К настоящему времени выявлено 75 гробниц (в них, вероятно, хоронили знатных особ), вырубленных в скале или сложенных из каменных плит (выделяется пять их типов), и более 300 грунтовых захоронений. После захвата Мангупа турками в базилике было совершено массовое захоронение горожан, погибших при штурме и последующих погромах. В дальнейшем территория базилики превратилась в кладбище, а ее архитектурные детали использовались турками для ремонта оборонительных стен. Несмотря на то, что территория памятника практически полностью раскопана, о времени его сооружения среди исследователей нет единого мнения. Так, Н.И. Бармина считает, что большой базилике, которая была построена не ранее VIII—IX вв., предшествовал небольшой храмовый комплекс VI в. Однако архитектурные особенности памятника, находки раннесредневековых архитектурных деталей, в том числе и обломка известняковой плиты с надписью, упоминающей императора Юстиниана, материалы археологических исследований Мангупа, анализ исторической ситуации позволяют датировать сооружение базилики второй половиной VI в. Фрагменты алтарной части раннего одноапсидного храма выступают из-под основания большой апсиды. Естественно, что за время функционирования базилика неоднократно ремонтировалась и перестраивалась. Вероятно, два крупных ремонта относятся к периоду Феодоро, когда базилика стала главным храмом княжества и, может быть, Готской епархии. Очевидно, храм после запустения был восстановлен в середине XIV в. Второй крупный ремонт произошел в 20—30 гг. XV в., когда рядом со входом в храм была возведена куртина Второй линии обороны. Тогда главный вход был устроен в южной стене, близ ее стыка с западной. С восточной стороны была пристроена малая апсида, в центральную апсиду вставлен синтрон, с пола удалена большая часть мозаик. Некоторые исследователи считают, что рассматриваемый памятник можно отождествить с храмом свв. Константина и Елены, известным по упоминавшийся надписи 1427 г. (см. раздел о Каламите). Однако это предположение нуждается в дополнительной аргументации. Рядом с северной стеной базилики находилась крещальня, на последнем этапе функционирования перестроенная в часовню. Ее пол был вымощен мозаикой, в оформлении использовался резной архитектурный декор из проконесского мрамора и алебастра. Во время археологических исследований баптистерия был обнаружен фрагмент известнякового фриза с надписью, на основании прочтения которой В.П. Яйленко сделал вывод, что крещальня была построена попом Григорием в VI в. во имя Иоанна Крестителя (правда А.И. Айбабин датирует надпись временем не ранее XI в., что является спорным). Еще один баптистерий выявлен у восточной стены храма. (Герцен А.Г. Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. С. 101 —102; Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 568—569; Бармина Н.И. Мангупская базилика; Бармина Н.И. Мангупская базилика в свете некоторых проблем крымского средневековья; Историческое место Мангупской базилики в христианской архитектуре Таврики // Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1983; Кирилко В.П. Византийская архитектура Мангупа // Археология Крыма. Симферополь, 1997. № 1. С. 92—94; Тиханова М.А. Базилика; Яйленко В.П. О «Корпусе византийских надписей в СССР» // ВВ. 1987. Вып. 48. С163; Якобсон А.Л. Из истории средневековой архитектуры в Крыму. 11. Мангупская базилика // СА. 1940. № 6; Айбабин А.И. Этническая история... С. 123).

Так называемый октогональный храм расположен на территории цитадели, в 50 м к северо-востоку от входа (рис. 36,6; 39). В настоящее время он практически полностью разрушен. В плане церковь представляла собой восьмигранник (отсюда и название), размерами 8×8,5 м, а по своему внутреннему устройству — равноконечный крест с полукруглой восточной ветвью. Толщина стен, поставленных на скалу, — 0,9 м. Они состояли из крупных известняковых блоков. Входной проем шириной 0,7 м находился с запада. Размеры апсиды 2,6×1,8 м. О времени создания и функциональном назначении памятника в литературе существует множество точек зрения. Это связано с одной стороны с тем, что сооружение имеет редкую для церковной архитектуры форму, а с другой — его раскопки проводились в 1890 и в 191 Зг, соответственно на том уровне состояния методики археологических исследований. Строение называли то баптистерием, то княжеской часовней и датировали то VI в. (М.А. Тиханова, А.Л. Якобсон), то VI—VIII вв. (Ю.С. Асеев), то VIII—IX вв. (Е.В. Веймарн, О.И. Домбровский, О.А. Махнева), то XII—XIII вв. (В.Л. Мыц). Сейчас возобладала вполне обоснованная точка зрения, что храм был построен в 20—30 гг. XV в. и являлся замковой церковью князей Феодоро. Однако мнения об истоках такого архитектурного решения расходятся. В.Л. Мыц и В.П. Кирилко видят их в армянских традициях и отождествляют памятник с известной по эпиграфическим источникам церковью Константина и Елены, функционировавшей еще в XVIII в. А.Г. Герцен считает, что такая необычная форма заимствована от архитектуры мавзолеев золотоордынской знати, а церковь что после 1475 г. была превращена в мечеть. (Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа. С. 144; Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. С. 108; Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 572; Герцен А.Г. Махнева О.А. Пещерные города Крыма. С. 180; Кирилко В.П., Мыц В.Л. Октогональный храм Мангупа // АДСВ. 2001. Вып. 32).

Несколько культовых сооружений расположены на юго-восточном краю плато. Небольшой одноапсидный храм, размерами 7,4×4,3 м, находился в 8 м к югу от стены цитадели (рис. 36,7). Вход был устроен в центре западной стены. Толщина стен составляла 0,6 м. В центре алтаря видны следы престола. В наосе выделяются 4 вырубные могилы (три параллельно оси здания и одна перпендикулярно) (рис. 41,1). С юго-западной стороны церкви находился скальный склеп прямоугольной формы. Размеры погребальной камеры — 2,5×3 м. Здание, вероятно, было разобрано в период строительства или перестройки цитадели (см. выше).

Другой подобный памятник, размерами 5,9×2,5 м (по внутреннему объему), выявлен в 165 м к югу от цитадели. Внутри церкви расположены две могилы и еще 6 за ее пределами (рис. 41,4).

В 270 м к югу от цитадели находилась небольшая трехнефная купольная церковь с нартексом, размерами 12×9 м (рис. 36,10; 41,5). Толщина стен до 0,9 м. Вход размещался на западе. В центре алтаря сохранились следы престола. Северный и южный нефы были отделены от центрального четырьмя столбами 0,9×0,9 м (по два с каждой стороны), поддерживавшими арки и своды перекрытия. В округе церкви расположены семь скальных могил. Вероятнее всего, рассмотренные памятники относятся ко времени княжества Феодоро. Учитывая их архитектурные особенности, относительно небольшое количество сопутствующих погребальных сооружений, а также то, что на южном краю плато известны и пещерные культовые комплексы (см. ниже), можно предположить, что данные сооружения скорее всего, являлись семейными церквами мангупской знати (Веймарн Е.В., Лобода И.И., Пиоро И.С., Чореф М.Я. Археологические исследования столицы княжества Феодоро; Герцен А.Г. Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. С. 108—111; Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 570—572; Кирилко В.П. Византийская архитектура Мангупа).

Еще одно культовое сооружение, так называемая церковь Богородицы, находилась в восточной части плато, напротив Гамам-дере (рис. 36,13). Недавно она была раскопана, но материалы исследований пока не опубликованы. Вероятно, эта однонефная церковь была построена после захвата Мангупа турками и функционировала до начала XVII в. Вокруг нее располагалось кладбище. Во время исследований здесь был обнаружен монетный клад из 111 серебряных монет Крымского ханства конца XVI в.

Церковь св. Георгия расположена в основании мыса Елли-бурун (рис. 36, 14). При ее раскопках были обнаружены фрагменты мраморного рельефа, изображающие всадника на коне с копьем (св. Георгий), поражающего дракона. Вероятно, этот храм упоминают Мартин Броневский как «незначительный» и один из двух уцелевших после пожара на Мангупе, и Эвлия Челеби, считавший сюжет, вырезанный на мраморной доске, «удивительным волшебством». Очевидно, на территории Мангупа находились и другие христианские храмы, которые могут быть выявлены в ходе дальнейших археологических исследований. (Герцен А.Г. Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. С. 108—111; Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 570—572; Герцен А.Г. Махнева О.А. Пещерные города Крыма. С. 154—194; Кирилко В.П., Мыц В.Л. Октогональный храм Мангупа. С. 375; Эвлия Челеби. Книга Путешествия. С. 34; Броневский М. Описание Крыма. С. 335).

Кроме наземных христианских культовых сооружений, на Мангупе известны и пещерные, в основном монастырского характера.

Монастырь на оконечности мыса Тегикли-бурун условно делится на комплексы Барабан-коба, № 2 и № 3, «гарнизонную» церковь и церковь в оконечности мыса Тешкли-бурун (рис. 36,1—3).

«Барабан-Коба» (рис. 42; 43) расположен на северной оконечности мыса Тешкли-бурун. Перед входом в пещерное сооружение видны остатки частично вырубленного в скале помещения, вытянутого с севера на юг. В западной части его северной стены прорублен вход в первое пещерное сооружение комплекса, а в восточной стене сохранились остатки лестницы, ведущей на небольшую площадку над пещерным сооружением. Когда-то там находилась башня. В северной части площадки сохранились остатки лестницы, вырубленной в скале и ведущей на другую площадку, расположенную ниже. Под второй площадкой находится верхнее помещение пещерного комплекса, куда ведет лестничный спуск в восемь ступеней. В плане это четырехугольное внутрискальное помещение размерами 7×5×3 м с хорошо обработанными стенами и гладким полом. Южная стена слегка вогнута. Юго-восточный угол, а также часть восточной стены разрушены. В восточной стене имеются два небольших оконных проема. В северной части восточной стены находится дверной проем с лестницей, выводящей на площадку. В северо-западном углу помещения вырублен лестничный спуск в нижний этаж пещерного сооружения.

Нижнее пещерное помещение представляет большую прямоугольную камеру размерами 6×5×2,7 м со входом в северо-западном углу. Стены всего помещения хорошо обработаны, пол гладкий. Посередине, ближе к северной стене, находится четырехугольная скальная колонна. В северной и восточной стенах имеются пять дверных проемов (два — в северной стене и три — в восточной) в небольшие почти прямоугольные камеры 3,3×2,6 м, вероятно, келии.

В трех последних вдоль одной из стен вырублены небольшие ниши-лежанки. В южной стене центрального помещения имеются два дверных проема, ведущие в большую пещеру (м.б., трапезную), откуда проход в ее западной стене выводит площадку у обрыва скалы.

Пещерный комплекс № 2 находится к югу от предыдущего, у восточного обрыва мыса Тешкли-Бурун (рис. 44). Лестничный спуск в 15 ступеней, ведете юго-западный угол обширного четырехугольного помещения размерами 3,80×5,40×2,90 м. В западной стене, около лестницы, имеется дверной проем, соединяющий помещение с большой камерой (1,85×1,80 м), в западной стене которой — ниша-лежанка. Вдоль западной стены основного помещения высечена гробница. Северная и восточные стены этого помещения сильно разрушены. В восточной стене был выход на небольшую вырубленную в скале площадку шириной до 1,50 м.

Пещерный комплекс № 3 находится к югу от комплекса № 2. Северное помещение комплекса неправильной в плане формы (3,50×3,20×2,30 м), имеет выход в сторону обрыва. Второе помещение имеет размеры 9,00×5,00×2,60 м, при этом его западная стена значительно длиннее восточной. С востока в помещение ведут два прохода. В восточной части южной стены находится дверь, ведущая в третью пещеру. В северо-восточной этого пещерного помещения в полу видны остатки полувырубной маленькой часовни 7,10×3,70 м. Пол часовни опущен ниже пола пещеры на 0,50 м, алтарная часть возвышается над полом часовни на 0,40 м. С западной стороны в часовню вела одна ступень, к алтарю — две низкие ступени. В центре алтаря, ближе к восточной части полукружия, имеется прямоугольная выборка в скале для постановки подпрестольного камня. Третья пещера этого комплекса — самая южная — имеет неправильную форму с выступающим внутрь юго-восточном углом (рис. 45)

«Гарнизонная» церковь расположена к югу от комплекса № 3, на краю плато (рис. 46). Церковь — однонефная с прямоугольным в плане наосом шириной 3 м, длиной 6,75 м, и полукруглой апсидой. Стены наоса сохранились на высоту до 3 м, апсиды на 1,2 м. С запада в наос с поверхности плато ведет проход с лестничным спуском. Южная стена гладкая, в предалтарной ее части — прямоугольный дверной проем, выводящий в помещение неправильной формы. С запада с поверхности плато в него можно было попасть через люк с лестничным спуском. После турецкого завоевания церковь и могилы вокруг нее были перекрыты постройкой с камином в юго-западном углу. Очевидно, храм использовался как подвальное хозяйственное помещение усадьбы.

Церковь в оконечности мыса Тешкли-бурун расположена над подъемной дорогой, в месте, где та огибает мыс (рис. 36,3; 47). Входной проем расположен на 4,30 м выше поверхности скальной полки шириной около 1,5 м которая, в свою очередь, выступает над дорогой на высоте около 2,50 м. Помещение в плане имеет форму неправильного овала 4,90×3,30×2,10 м. В северо-восточной стене имеется арочная ниша 1,20×0,90×0,28 м, вероятно, алтарь. В северо-западной стене на высоте 0,96 м вырублена арочная ниша. Вдоль юго-западной стены проходит скальная скамья длиной 2,5 м. На стенах помещения, особенно в нише-апсиде, процарапаны кресты. По назначению данное помещение, скорее всего, могло служить скитом или придорожной часовней. Вероятнее всего, монастырь на оконечности Тешкли-буруна начал формироваться во второй половине XIV в., являясь неотъемлемой частью архитектурного ансамбля цитадели а наивысший его расцвет приходится на 20—70 гг. XV в. После 1475 г. он прекращает существование (описание составлено по: Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. С. 6—15. См. также: Веймарн Е.В. Разведки оборонительных стен и некрополя. С. 421—424; Герцен А.Г. Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 575—576; Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. С. 55—60).

Юго-восточный монастырь расположен в 100 м к юго-западу от цитадели (рис. 36,8) и состоит из двух уровней помещений. На верхнем (на плато) находится так называемая церковь на площадке со склепами (рис. 48). Всего с площадкой связано шесть пещерных сооружений различного назначения. В северовосточной ее части находится округлое в плане помещение, доступ к которому в настоящее время возможен по узкому скальному уступу над обрывом, вероятно, оно служило укрытием для караульных. В обрыве центральной части площадки ниже 2,0 м ее поверхности расположена прямоугольная в плане пещера, в настоящее время спуск туда возможен лишь с помощью веревки. В юго-западной части площадки находятся два скальных склепа, содержавшие материал XII—XV вв. Над одним из них расположена церковь, состоящая из двух помещений. Первое, прямоугольной в плане формы 4,20×4,30 м, находится над дромосом склепа. Северная и часть восточной стены в настоящее время отсутствуют. В центре скальной части восточной была оборудована алтарная часть. Церковный облик интерьера описываемого пещерного сооружения дополняют две ниши, вырубленные в южной стене. С юга к церкви примыкает еще одно помещение прямоугольной в плане формы.

Нижний уровень монастыря находится под церковью, в естественном гроте, где также был устроен храм (рис. 49). В северо-восточной стене грота, возле наружной скальной полки, вырублена алтарная ниша с хорошо выраженной конхой. При ее создании было использовано естественное углубление. В основании апсиды выступает синтрон длиной 1,0 м, высотой 0,50 м. Поверхность скалы в алтаре тщательно заглажена. Верхняя часть скальной стены навеса в пределах контура храма, первоначально плавно переходившая к потолку, была подрублена. В ней были вырублены прямоугольные ниши, в щеках которых попарно расположены горизонтальные пазы для установки деревянных полок, такие ниши есть в северо-западной и юго-западной стенах. Можно утверждать, что описанный памятник представлял единый монастырский комплекс периода Феодоро. Наиболее ранней его частью были погребальные сооружения на плато, затем над ними была вырублена церковь (XIV—XV вв.), а завершается формирование монастыря созданием храма в гроте ПОД обрывом (описание составлено по: Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. С. 16—19. См. также: Герцен А.Г. Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 573—574; Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. С. 60—63; Веймарн Е.В., Лобода И.И., Пиоро И.С., Чореф М.Я. Археологические исследования столицы княжества Феодоро. С. 136—137).

Алтарь в карстовой пещере расположен в уступе верхней кромки южного обрыва плато, в восточной стене карстовой пещеры МК.2 (рис. 36,7). Он представляет собой полукруглую в плане алтарную нишу глубиной 1,10 м, ориентированную на восток. Ее пол выше дна пещеры на 0,30 м. В полу впритык к стене вырублено отверстие для престольного камня 0,30×0,30 м, глубиной 0,15 м. Поверхность скалы в нише заглажена и покрыта штукатуркой. Слева от алтаря на высоте 0,90 м от пола вырублена полка 0,60×0,25 м. Стена здесь также оштукатурена. Вероятно, это место особо почиталось местными жителями и здесь мог проживать монах-отшельник. (Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. С. 20. Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. С. 63; Веймарн Е.В.. Лобода И.И.. Пиоро И.С., Чореф М.Я. Археологические исследования столицы княжества Феодоро. С. 134).

Южный монастырь расположен под южным обрывом плато (рис. 36,14). В монастырь можно попасть по искусственному туннелю из небольшого естественного грота в подножии обрыва. Проход заканчивается на краю площадки обширного, также естественного, грота в средней части обрыва. В восточной стороне грота находится церковь (рис. 50), в центральной и северной части которой в полу вырублены три могилы с заплечиками. Стены наоса украшены профилированным карнизом. В потолке пробиты проушины для подвешивания хоросов. Алтарная преграда высотой до 1,0 м отделяет наос от алтаря. Пространство между ней и плечами апсиды образовывали жертвенник и диаконник. В апсиде высечена глубокая арочная ниша. Ниже нее проходит синтрон с «горним» местом посередине. В центре пола алтаря — вырубное прямоугольное в плане основание престола с четырьмя гнездами по краям и одним в центре. Фресковые росписи некогда покрывали апсиду, арку, окаймляющую алтарь и фриз над аркой (рис. 51). Сейчас они практически уничтожены. В цилиндрической части ниши, в апсиде в круге было изображение Христа-Эммануила, над ним в конхе ниши — шестиконечный оранжево-красный «процветший крест». Ветвями аканфа из его нижнего ствола оплетена вся ниша. Над перекладиной креста — обычная монограмма Христа.

Слева и справа от ниши в цилиндрической части апсиды от центра с каждой стороны изображены святители во весь рост со свитками в левой руке и с правой, поднятой для крестного знамения. Надписи различались только у двух: «Хризостомос» и «Григорий». В конхе — пятифигурная композиция. В центре — Христос, восседающий на троне («Царь царствующих») с приподнятой для благословения правой рукой и Евангелием в лежащей на колене левой руке. В центре табла, над конхой — изображение Спаса Нерукотворного (св. Убрус), справа от него — сильно испорченное изображение трех святых-воинов (по О.И. Домбровскому — средний, вероятно, Федор Тирон), правее их — большое изображение Благовещения, здесь просматривалась фигура св. Марии с пряжей. Слева от св. Убруса — архистратиг Михаил в одежде воина (красный плащ, панцирь с нагрудником) и более крупная, но очень плохо сохранившаяся фигура архангела Гавриила. В центре плафона — медальон с образом Знамения, поясное изображение Богоматери с воздетыми руками. По обе стороны знамения изображены фигуры в рост весьма плохой сохранности (несколько лучше сохранилась левая). Над окном в южной стене очень плохой сохранности изображение жен-мироносиц. Рядом с входом в храм расположен пролом в прямоугольное в плане помещение. Оно скорее всего было ризницей или кельей. В западной части грота расположены четыре вырубных помещения, служивших, вероятно, кельями. Скорее всего монастырь следует датировать первой половиной XV в. Возможно, он являлся семейной усыпальницей княжеской династии Феодоро (описание составлено по: Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. С. 21—26. См. также: Домбровский О.И. Фрески средневекового Крыма. С. 78—89; Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. С. 64—66).

Северный монастырь расположен в балке Табана-Дере, с тыльной стороны крепостной стены 1503 г., в месте ее примыкания к обрыву западного склона Чуфут-чеарган-бурун (рис. 36,17). Он состоит из церкви и 6 сопутствующих помещений (рис. 52). Церковь находится в 15 м к югу от калитки. Вход в нее с юга, порог дверного проема превышает уровень современной дневной поверхности у подножия скалы на 1,10 м. Наос близок к квадратной в плане форме (2,90×2,86). В полу у северной стены находятся две вырубленные гробницы с закругленными торцами, расширяющимися в центральной части. Над ними в северной стене вырублена гробница в форме аркосолии. Над ней находится пятистрочная греческая надпись, к настоящему времени плохо сохранившаяся. В западной стене сохранилась часть арочного окна. В углу между восточной и северной стенами на высоте 1,0 м от пола вырублена ниша шириной 0,40 м (вероятно, жертвенник). Апсида конхиальная 1,70×1,70×2,0 м. В центре низкого (до 0,20 м) синтрона вырублено престольное углубление прямоугольной в плане формы (0,60×0,30 м). В полу перед апсидой сохранились паз и два круглых гнезда, предназначенные для крепления деревянной алтарной преграды. Датируется монастырь как и остальные подобные комплексы временем Феодоро (описание составлено по: Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. С. 26—30. См. также: Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. С. 66—69; Репников Н.И. Материалы к археологической карте... С. 65).

Иудейские памятники представлены комплексом в верховьях Табана-Дере (рис. 36,15). Некрополь площадью около 3 га занимает территорию балки выше турецкой стены 1503 г. Вероятнее всего, данный участок, использовавшийся ранее как сельскохозяйственная территория (здесь на террасах, возникших еще в IX—X вв., росли сады жителей города), был выделен иудеям князьями Феодоро, стремившимися превратить свою столицу в крупный торговый центр. Всего на некрополе было зафиксировано 1008 изготовленных из известняка надгробных памятников различной формы (так называемые рогатые (двурогие и однорогие)1, гробообразные, прямоугольные и др.), из них 223 содержат эпитафии. Эпиграфические материалы и данные археологических исследований свидетельствуют, что первые захоронения на могильнике датируются 40-х гг. XV в., а последнее относится к 1786 г. Покойников клали на спину. Их руки обычно лежали на костях таза или под ними. Часто захоронения производились в деревянных гробах. Погребальный инвентарь практически отсутствует (за исключением относящегося к одежде).

Синагога (с середины XVII в. кенасса2) расположена в верховьях Табана-дере, выше некрополя. По периметру она была окружена стеной из необработанного известняка. Здание прямоугольное, ориентированное по оси север-юг. Сюда ведут два входа (женский и мужской) в восточной и западной стенах. По своему внутреннему устройству она не отличается от других иудейских храмов (храмы ортодоксальных иудеев и караимов по своему устройству аналогичны, см. раздел Чуфут-кале). Стены сложены на глинистом растворе из бутового камня с включением блоков вторичного использования. Они были оштукатурены и побелены. В 30 м к югу от кенассы располагалась миква3, вырубленная в скале. В истории здания выделяется два строительных периода: середина XV—XVI и XVII—XVIII вв. Первоначально храм принадлежал раббанитской общине или был общим для всех иудеев. С XVII в. в нем молились исключительно караимы. Археологические исследования иудейских кварталов (застройки в округе кенассы) показали, что они начали функционировать только с XVI в. Усадьбы были возведены из ломаного или камня вторичного использования, взятого из разрушенных строений. Во дворе усадеб, под навесами, находились печи-тандыры. Одним из занятий караимов была выделка кож. Остатки так называемых табана, вырубленных внутри известняковой глыбы корыт, использовавшихся в кожевенном производстве, можно и сейчас наблюдать недалеко от источника в Табана-Дере. Вероятно, поначалу иудейская община Мангупа не была многочисленной. Но после турецкого захвата города ее численность увеличивается (возможно, тогда на Мангупе поселяются караимы) и к середине XVII в., по подсчетам А.Г. Герцена, достигает численности порядка тысячи человек. В середине XVII в., по данным Эвлии Челеби, здесь из иудеев уже живут одни караимы. Очевидно, раббаниты, вероятно, в связи с конфликтами внутри общины, переехали в другое место. В 1791—92 гг. городище покидают И караимы. (Герцен А.Г. Археологические исследования караимских памятников в Крыму; Археологический аспект истории иудейской общины Мангупа; У истоков иудейской общины Мангупа // Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Керчь, 2003; Кашовская Н.В. Заметки по иудейской эпиграфике Мангупа // МАИЭТ. 2003. Вып. X.).

Эвлия Челеби упоминает на Мангупе и мусульманские культовые сооружения. Это мечеть с каменным куполом в цитадели (очевидно, «октагон»), мечеть султана Баязида, расположенную в ста шагах на восток от цитадели (рис. 36,9) (ее руины можно наблюдать и сейчас, но большая часть здания была разобрана в конце XIX — начале XX в. жителями деревни Адым-чокрак), и мечеть в мусульманском квартале, расположенную ниже мечети Баязида (не идентифицирована) (Эвлия Челеби. Книга путешествия. С. 33—34; Герцен А.Г. По поводу новой публикации турецкого источника о завоевании Крыма // МАИЭТ. 2001. Вып. VIII. С. 372, 385).

Среди строений города выделяется дворец мангупских князей, расположенный в центральной части плато (рис. 36,12), в 100 м. к юго-востоку от базилики. Его раскопки начались еще в 1912 г., но значительная часть постройки еще ждет своих исследователей. Это замкнутый симметричный архитектурный комплекс размерами 40×30 м (рис. 53). К северной стене дворца примыкала практически квадратная башня, оштукатуренная снаружи. Она состояла из подвала и трех этажей. Пол и перекрытие между первым и вторым этажами были деревянными. Перекрытием второго этажа служили плиты, которые опирались на балки. Над ним возвышался барьер с мерлонами. Вход в башню был со второго этажа по съемной лестнице. В ее южную стену была вмонтирована известняковая плита с надписью, датированной 1425 г. (обнаружена во время раскопок 1912 г.) и сообщавшей: «Была построена эта башня вместе с дворцом в благословенной крепости, которая видна ныне, во дни Алексея, владыки города Феодоро и Поморья». Вход во дворец находился с южной стороны. Его обрамляла аркада, соединяющая два боковых, скорее всего хозяйственных, помещения. Далее шел парадный зал (или внутренний двор), который делился на три части двумя двойными рядами колон, соединенных арками. Отсюда по широкой лестнице можно было попасть на второй этаж, который, вероятно, был жилым. Его стены были покрыты фресковой росписью, оконные проемы украшены мраморными наличниками. В пользу дворцового назначения комплекса говорят и обнаруженные здесь среди многочисленной и разнообразной керамики поливные чаши, на дне которых прочерчены греческие надписи, какие можно расшифровать как «самодержец Исаак». Напомним, что князь с таким именем правил Феодоро. Обнаружены здесь и значительные запасы продовольствия, что также было обычным явлением в дворцовых комплексах развитого средневековья. Археологические исследования показали, что до 1425 г. на этом месте находилось какое-то строение, воздвигнутое в XIV в. и погибшее в пожаре конца того же столетия. Был ли это дворец или просто богатая усадьба, ответить на это можно будет только в ходе дальнейших исследований. В 1425 г. Алексеем возводится резиденций правителей, которая наряду с реконструированной базиликой и Второй линией обороны стали определять архитектурный облик центральной части плато Мангупа. Вероятно, из дворца можно было руководить и защитой Второй линии обороны: она практически вся просматривалась с верхнего этажа башни. Погиб комплекс в 1475 г., став одним из очагов сопротивления прорвавшимся в город войскам агрессора (Лепер Р.Х. Археологический исследования в Мангупе в 1912 г; Суров Е.Г. Раскопки дворца на плато Мангупа в Крыму; Якобсон А.Л. Дворец; Домбровский О.И., Махнева О.А. Столица феодоритов. С. 59—62; Герцен А.Г. Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея. С. 570; Малицкий Н.В. Заметки по эпиграфике Мангупа. С. 33—35).

Ряд интересных памятников находится в ближайших окрестностях Мангупа.

Вдоль северо-восточных обрывов Елли-буруна были устроены загоны для скота, вероятно, принадлежавшие жителям Феодоро. Они представляли собой идущие цепью скальные гроты, огражденные с востока сложенной параллельно обрыву стеной высотой до 1,5 м шириной 1 м. От стены к скале отходят каменные перегородки, которые разделяют пространство на восемь участков площадью от 50 до 220 кв. м. Почти в каждой кошаре видны следы небольших построек, жилье для пастухов. Рядом с загонами находится небольшой ИСТОЧНИК (Веймарн Е.В., Лобода И.И., Пиоро И.С., Чореф М.Я. Археологические исследования столицы княжества Феодоро. С. 135).

Храм крестообразной формы размерами 15,5×15,55 м расположен на юго-восточном склоне Мангупа (рис. 41,3). По мнению автора раскопок В.Л. Мыца, он был построен в IX в. и принадлежал сельскому поселению. В церкви выявлено несколько строительных периодов.

Первоначальные размеры сооружения — 9,25×11 м. Затем, в X в., к северной и южной ветвям креста были пристроены приделы в виде небольших часовен 2,5×6,25 м, а с запада — притвор. Стены храма толщиной около 1 м сложены из бутового камня. В кладке углов использованы блоки. После перестройки внутри храма устраиваются гробницы. Захоронения производятся и рядом с храмом. Памятник гибнет в пожаре, произошедшем, очевидно, в X в. В XIV—XV вв. здесь была построена часовня, вокруг которой находился Могильник (Мыц В.Л. Загородный храм и некрополь Мангупа // Античная и средневековая идеология. АДСВ. Свердловск, 1984; Мыц В.Л. Крестообразный храм Мангупа // СА. 1990. № 1).

В долине под южным и юго-восточным обрывом Мангупа находятся три позднеантичных-раннесредневековых некрополя. Самый большой, площадью порядка 6 га, располагается в балке Алмалык-дере. Могильники, очевидно, начинают функционировать в конце IV в., но большинство захоронений производится во второй половине VI — первой половине VIII в. Большая часть погребальных сооружений — склепы, отличающиеся разнообразием декора. Встречаются также обычные и подбойные могилы. В конце VIII в. некрополи прекращают функционировать (Герцен А.Г. Дорос — Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. С. 98—100; Герцен А.Г. Новые раннехристианские памятники из некрополей Мангупа // Взаимоотношение религиозных конфессий в многонациональном регионе: история и современность. Тез. докл. Севастополь, 2001).

В балке Каралез (Сторожевая) к северу от Мангупа известен ряд интересных памятников. В 1984 г. здесь была открыта оборонительная стена длиной более 150 м, толщиной 2,3—2,4 м, перегораживающая всю долину с запада на восток и примыкающая к вертикальным скальным обрывам. Она сохранилась на высоту 2,5 м. Стена сложена из двух панцирей известняковых блоков 0,45×0,65×0,7 м на известковом растворе. Межпанцирное пространство заполнено забутовкой из ломаного камня, залитого раствором. Судя по архитектурным особенностям памятника и найденным здесь археологическим материалам, это одна из упомянутых Прокопием Кесарийским «длинных стен», сооруженных в стране Дори в период правления Юстиниана I. Южнее стены, в верховьях балки, находилось Раннесредневековое поселение, на территории которого располагалась трехнефная базилика. Вероятно, она была построена в VII в. и позднее неоднократно перестраивалась. Сейчас остатки базилики скрыты водами искусственного озера. Выше базилики находился раннесредневековый (первая половина VI—X в.) могильник (Сидоренко В.А. «Готы» области Дори Прокопия Кесарийского и «длинные стены» в Крыму // МАИЭТ. Симферополь, 1991. Вып. 2. С. 114—115).

На склоне балки Корув-дере (загражденный овраг) или Кильсе-дере (церковный овраг) напротив мыса Чамну-бурун расположена так называемая церковь на поляне Кильсе-Тубю. Храм вырублен в отдельно стоящем обломке скалы. Наос имеет прямоугольную в плане форму (рис. 54). В северной стене прорублено большое квадратное окно, а в западной — сильно разрушенный дверной проем со следами пазов для деревянной дверной коробки. Фреска в апсиде к настоящему времени сохранилась очень плохо. По свидетельству Н.И. Репникова, видевшего ее в 30-е гг., здесь был изображен Деисус на синем фоне, с опушкой широкой киноварной каймой. В составе композиции были: Христос, сидящий на престоле, Богородица и Иоанн Предтеча, стоящие в полный рост. Исследователь по внешним признакам датировал роспись концом XIV или началом XV в. (Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. Симферополь, 1996. С. 31; Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. С. 69).

Примечания

1. Самый многочисленный вид — 564 единицы. Эти надгробия представляют собой двухступенчатый постамент, на котором возвышается вытянутая двурожковая или однорожковая конструкция.

2. Кенасса — караимский молитвенный дом. Хотя этот термин появился только в начале XX в., под ним мы понимаем храм, который принадлежал караимской общине.

3. У ортодоксальных иудеев — бассейн для ритуальных омовений.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь