Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

На правах рекламы:

https://spacecontrol.ru система умный дом.

Главная страница » Библиотека » Ю.М. Могаричев. «"Пещерные города" в Крыму»

Чуфут-кале

Городище Чуфут-кале (иудейская крепость) находится на юго-восточной окраине г. Бахчисарая, на плато столовой горы, на высоте более 500 м над уровнем моря. С трех сторон — северной, западной и южной оно окружено высокими, до 30 м, обрывами (рис. 68), и только с четвертой, восточной, сюда имеется относительно хороший доступ. Общая площадь поселения — 46 га. Территория городища разделяется на три части: с запада на восток — мыс Бурунчак (мысок) (36 га) — незастроенная часть, где в случае военной опасности могли укрывать скот и имущество жители окрестных долин, а в более позднее время размещался ханский зверинец; «Старый город» (7 га), по традиции считающийся древнейшей частью поселения; «Новый город» (3 га), возникший как посад не ранее XIV—XV вв. (рис. 66;67).

Впервые археологические исследования Чуфут-кале были предприняты в 1853 г. графом А.С. Уваровым. В 20-х гг. XX в. здесь работала экспедиция, изучавшая мусульманские памятники. В 50-х — начале 60-х гг. масштабные работы на Чуфут-кале были предприняты под руководством Е.В. Веймарна. С 1950 по 1961 г. В.В. Кропоткиным исследовался могильник под юго-западным склоном. В 70-х гг. небольшие раскопки проводил М.Я. Чореф. В 1983, 1987—1988 гг. городище исследовал автор настоящей работы совместно с А.Г. Герценым. В последние годы на поселении проводился ряд небольших работ охранного характера.

Люди облюбовали это место еще в неолите (не менее 7 тыс. лет назад). В первом тысячелетии до нашей эры здесь, видимо, жили носители кизил-кобинской археологической культуры, которых многие авторы отождествляют с таврами. Посещали Чуфут-кале и в позднеантичное время (III в. до н.э. — III в. н.э.).

Крепость здесь была основана в конце VI—VII вв.1 и принадлежала гото-аланам — федератам Византийской империи. В то время в ней находился небольшой гарнизон. Но в случае военной опасности здесь могли укрыться вместе со своим имуществом жители густозаселенных окрестных долин.

Нам практически ничего неизвестно о начальном этапе истории поселения, особенно с IX по конец XIII в. Не сохранили источники и первоначальное его название. Письменные источники XIII—XVII вв. называют это место Кырк-ор или Кырк-ер, что в переводе с крымскотатарского означает «сорок укреплений»2. Надо думать, этот топоним имеет греческий или иранский корень, впоследствии, по приходу в данную местность татар, приобретший тюркское значение.

Впервые в письменных источниках городище упоминается под 1299 г. Арабский летописец Рукнедин Бейбарс сообщает, что золотоордынский темник Ногай в ответ на убийство в Крыму своего внука направился на полуостров с карательной экспедицией. В числе разоренных им мест значится и Кырк-ор3. Но после похода Ногая крепость не была подчинена золотоордынцами4. В 1321 г. арабский географ Абульфеда пишет: «Керкер ... находится в стране Ассов (алан — авт.).» Вероятнее всего, до середины XIV в. городище являлось центром крымской Алании, которая упоминается в ряде источников наряду с Готией5. В 40-х гг. XIV в., в период правления хана Джанибека, Кырк-ор был захвачен татарами. С этого времени начался новый этап в его истории. Городище становится центром относительно самостоятельного золотоордынского бейлика (области), возглавляемого беками Яшлау. Известно, что кыркорский хан вместе с мангупским и солхатс ким участвовал в сражении с литовским князем Ольгердом в 1363 г.

В XV в., в период образования Крымского ханства, Чуфут-кале становится первой столицей этого государства. Здесь устроили свою резиденцию первые Крымские ханы — Хаджи Гирей и Менгли Гирей. В это время в Кырк-оре расширяется мечеть, воздвигнутая при Джанибеке, основывается мусульманская духовная школа — медресе, находится ханский дворец, чеканится монета, принимаются послы иностранных государств, заключаются дипломатические договоры. Из ханских ярлыков (жалованных грамот) мы узнаем, что в городе живут мусульманская, христианская (вероятно, греческая и армянская) и иудейская (которая включала как раввинистов, так и караимов) общины. Две последние к востоку от крепостной стены основывают посад (предместье), который впоследствии стал именоваться Новым городом.

Но Чуфут-кале не суждено долго оставаться столицей. В начале XVI в. строится Бахчисарай. Туда переезжает хан со свитой, а за ним и почти все мусульмане. Уже в начале XVII в. татарами в крепости были лишь начальник и кади (судья). Появляется и новое название: Чуфут-кале — иудейская крепость, по имени большинства населения. Но она еще долго продолжает использоваться ханами как склад оружия и убежища на случай междоусобиц. После ухода татар здесь в основном жили караимская и немногочисленная армянская общины, а после вывода христиан из Крыма в 1778 г. — одни караимы. После присоединения Крыма к России в 1783 г. жители начинают постепенно покидать Чуфут-кале, и к началу XX в. городище было практически необитаемым.

Литература

Акчокраклы О. Новое из истории Чуфут-кале // Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. 1928. Т. 2 (59).

Белый О.Б. Караимская община Чуфут-кале // Проблемы истории «пещерных городов» в Крыму. Симферополь, 1992.

Белый О.Б. Из истории караимской общины Бахчисарая // Nomos. Краков, 1999/ 2000. № 28/29.

Бертье-Делагард А.Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде // ИТУАК. 1920. № 57.

Боданинский У.А., Засыпкин Б.П. Чуфут-кале. // ИТОИАЭ. 1929. Т. 3 (60)

Веймарн Е.В. О двух неясных вопросах средневековья Юго-Западного Крыма // Археологические исследования средневековья Юго-Западного Крыма. Киев, 1968.

Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале // Проблемы истории «пещерных городов» в Крыму. Симферополь, 1992

Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. Кырк-Ор. Чуфут-Кале. Симферополь, 1993.

Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Чуфут-кале — Иудейская крепость // Евреи Крыма. Симферополь: Иерусалим, 1997.

Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Восточная оборонительная стена Чуфут-Кале // Бахчисарайский историко-археологический сборник. Симферополь, 2001. Вып. 2.

Талис Д.Л. Оборонительные сооружения Юго-Западной Таврики как исторический источник. С. 108.

Челеби Эвлия. Книга путешествия. С. 36—37;

Якобсон А.Л. О раннесредневековых крепостных стенах Чуфут-кале // КСИА АН СССР. 1974. № 140.

Чуфут-кале — хорошо укрепленная крепость. Главным ее защитным сооружением (до XVI в.) была Средняя оборонительная стена — самый древний архитектурный памятник городища (рис. 67,6,8; цв. вкл. рис. 26). Она имела довольно сложную планировку, подчиненную условиям местности. Стена состоит из двух куртин по 60 м длиной. Северная проходит по ровной местности, а южная — по склону. В месте стыка куртин расположен воротный проезд шириной 3,6 м. С севера ворота прикрывались выступом стены, шириной 3,6 м. У северной оконечности стены у края скалы была сделана вылазная калитка, прикрытая от взоров неприятеля, штурмующего ворота. Первоначально стена состояла из двух панцирей известняковых блоков и забутовкой между ними. Ее толщина составляла 4,5—5 м, высота — 7—8 м. Отсутствие фланговой защиты для северной куртины возмещалось проходящим параллельно с ней на расстоянии 10,5 м рвом, вырубленным в скале, шириной 4 м, глубиной 2 м. До края обрыва он не доходил 7 м. Здесь параллельно главному рву были вырублены еще два небольших. Они создавали дополнительное препятствие для противника (рис. 67,7). Вероятно, стена, возведенная в конце VI—VII вв., ремонтировалась в середине IX в. Во второй половине XV в. в связи с появлением огнестрельного оружия стену усиливают: ее тыльный панцирь разбирают и с внутренней стороны делают утолщение (подсыпку), в результате чего ее толщина увеличивается до 10 м. После строительства Восточной оборонительной стены пространство вокруг Средней в XVI—XVII вв. начинает застраиваться, а большая часть ее южного участка вообще была разобрана и впоследствии заменена оградой ИЗ бутовых камней (Веймарн Е.В. О двух неясных вопросах средневековья Юго-Западного Крыма С. 48—59; Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале; Крепость драгоценностей. С. 11—16; Якобсон А.Л. О раннесредневековых крепостных стенах Чуфут-кале).

Естественно, что и в других местах, где противник мог проникнуть на плато, доступ на городище должны были перекрывать защитные линии. Оставалась четыре относительно легкодоступные расселины, которые необходимо было защитить. На северо-западных склонах это Кучук-исар (малая стена) и Буюк-исар (большая стена). В первой стена сохранилась на высоту 5,8 м, во второй — на 7,7 при толщине до 1,3 м. Стены выполнены из бутового камня и в современном виде могут датироваться не ранее XV в. (хотя и были возведены на месте раннесредневековых). Еще один подобный фортификационный узел — Пенджаре-исар (стена с окном) — находился с юго-западной стороны. Раннесредневековая стена перекрывала и расселину, где сейчас находятся Кичик-капу (малые ворота). Они входят в комплекс Южной оборонительной стены, которая сложена из необработанного камня на известковом растворе. Толщина ее до 1 м, высота до 5 м. Сами «малые ворота» состоят из массивных дубовых полотнищ, с лицевой стороны окованных ж резными пластинами. Изнутри полотнища запирались массивным брусом (рис. 67,2; цв. вкл. рис. 25). Судя по архитектурным особенностям Южной оборонительной стены, она возникла не ранее XVI—XVII вв., и, возможно, связана с передачей Кырк-ора караимской и армянской общинам. Жители крепости, которым по закону Крымского ханства запрещалось ночевать в Бахчисарае, должны были ежедневно спускаться с Чуфут-кале к своим лавкам и мастерским, расположенным в ханской столице. Поэтому и сделаны были Кичик-капу именно в этом месте — на наиболее удобной и короткой дороге в Бахчисарай. Более ранняя оборонительная стена проходила в 20 м выше, по кромке плато. Раннесредневековые стены дополнялись оборонительными пещерами (около 30), аналогичными эски-керменским, мангупским и тепе-керменским. На Чуфут-кале известна еще одна стена, так называемая Бурунчакская (рис. 67,1). Она сложена из необработанного камня и пересекает плато по линии север—юг, отделяя незастроенную часть от Старого города. Ее длина 180 м, толщина 1,4 м. Стена была возведена не ранее XIV—XV вв. и разделяла жилую часть поселения и пустырь, не неся никаких оборонительных функций. (Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале. С. 185—189; Крепость драгоценностей. С. 16—23; Могаричев Ю.М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма. С. 46—53).

Восточная оборонительная стена (рис. 67,12; цв. вкл. рис. 27) длиной 128 м состоит из трех куртин и трех башен, отличающихся друг от друга по технике кладки и характеру использованного материала. Между средней и северной куртинами высится прямоугольная башня с открытой тыльной стороной (горжой). В верхней части ее лицевой стены можно видеть круглую пушечную бойницу. Другая башня — Биюк-капу (Большие ворота) — разделяет центральную и южную куртины. Башня прямоугольная, размерами 5×6,5 м, ее высота — с напольной стороны — 9,3 м, ширина воротного проема 3,5 м, а длина 4,8 м. Ворота, ставшие главными в Чуфут-кале, двустворчатые, оббиты снаружи полосами кованого железа. Над ними вмурована прямоугольная плита из проконесского мрамора, на которой вырезаны два знака: «сердце и вилы». Отметим, что башня выдвинута в сторону города, то есть в современном виде участвовать в активной обороне не могла. Еще одна башня, полукруглая в плане, находится на южной оконечности стены и носит декоративный характер. На северном фланге стены имеются два ряда амбразур, причем нижний ряд (три единицы) заложен. Амбразуры имеются и возле Биюк-капу — одна пушечная и одна для тяжелого ружья. Ружейные бойницы были и в южной куртине, ныне они не сохранились. Последняя первоначально примыкала не к юго-восточному углу Биюк-капу, как сейчас, а к юго-западному. В центральной куртине видны остатки еще одной башни. Перед центральной куртиной проходит вырубленный в скале двойной ров, а перед северной — одинарный. Его глубина здесь достигает 9 м. Анализ архитектурных особенностей Восточной оборонительной стены и археологического материала, полученного при ее исследованиях, показывает, что она была построена в первой половине XVI в. и являлась внешней границей посада (Нового города). Стену усиливали три башни (Биюк-капу, разрушенная (средняя) и башня с горжой). Не позднее 70-х гг. XVI в с тыльной стороны центральной куртины был насыпан вал из ломаного камня, перемешанного с землей. В конце XVII — начале XVIII в. оборонительная линия была основательно перестроена: реконструирована центральная куртина, поглотившая среднюю башню, разобрана и перенесена на 10 м вперед южная куртина, а на северной появился верхний ярус бойниц. В результате ремонта конца XVIII—XIX вв. на южной оконечности появилась декоративная башня. Таким образом, Восточная оборонительная стена иллюстрирует историю позднего Чуфут-кале. Ее построили и модернизировали в контексте использования и развития огнестрельного оружия. Когда же крепость утратила свое военное значение (после присоединения Крыма к России), стена стала просто высоким забором. На площади перед восточными воротами размещались купеческие караваны. Рядом стояла ветряная мельница. Перед рвами в скале был устроен водосборный бассейн, использовавшийся для поения животных (Герцен А.Г.; Могаричев Ю.М. Чуфут-кале — Иудейская крепость. С. 74—86; Восточная оборонительная стена Чуфут-Кале.).

Естественно, что, воздвигнув крепость, строители не могли не позаботиться о ее водоснабжении. Известно, что уже в XVII в. Чуфут-кале было безводным местом. Воду из источника, расположенного в долине, сюда поднимали в кожаных бурдюках, навьюченных на лошадей и ослов. Важным подспорьем была дождевая вода, которую собирали в цистерны и пифосы. Сохранился здесь и водосборный колодец, расположенный в Старом городе, перед воротами Средней оборонительной стены (рис. 67,15). Он представляет собой вырубленный в скале резервуар, куда поступает дождевая и талая вода. Причем колодец и каналы к нему устроены так, что основной поток воды из «нового города» неизбежно оказывается в колодце. Рядом с ним в скале вырублены два небольших отстойника. В Новом городе не ранее XVI в. был устроен еще один колодец, Копка-кую (колодец-ведро) — вертикальный ствол, пробитый в толще скалы и ведший в естественный грот с источником у подножия плато (рис. 67,9). Но самое древнее гидротехническое сооружение находилось в районе Южных ворот, ниже стены Пенджаре-исар. Это Сокур-кую (слепой колодец) (рис. 67,18). К сожалению, расчистка его заполнения проводилась спелеологами практически без контроля археологов, в результате чего большая часть исторической информации была безвозвратно утеряна. Колодец состоит из наклонной галереи, вертикальной шахты и ряда других сооружений. Выделяется несколько строительных периодов. Пока неясно, как из него доставлялась вода в осажденную крепость, ведь он находится вне оборонительных стен. Возможно, в раннее средневековье оборона этого участка усиливалась передовой стеной. Вероятно, в XVI в., а может быть, и ранее колодец уже не функционировал. Около входа в колодец, на глубине 45 см. в 2002 г. был найден монетный клад, состоящий из 30 золотых монет, 4253 серебряных и одной медной. По мнению автора находки, В.В. Майко, клад был зарыт в 60—70 гг. XV в. Вероятно, это событие было напрямую связано с борьбой за власть в Крымском ханстве, развернувшейся как раз в данный период. В 1466 г. умирает первый крымский хан Хаджи-Гирей. К власти приходит его старший сын Нур-Девлет, который в 1468 г. был смещен младшим братом, Менгли-Гиреем. Против последнего выступили представители могущественного рода Ширинов во главе с Эминеком. Менгли-Гирей был вынужден искать убежище в генуэзской Кафе, где стал почетным заложником. В 1475 г. там он был пленен турками и доставлен в Стамбул. Эминек не сумел укрепить свое положение, в государстве продолжались смуты, и в 1478 г. не без помощи турок на крымский престол вновь вернулся Менгли-Гирей. Естественно, все эти перипетии во многом касались и столицы Крымского ханства — Кырк-ора. Можно предполагать, что в один из переломных моментов представитель проигравшей партии, вынужденный бежать из столицы, и зарыл довольно значительную сумму денег недалеко от Южных ворот в надежде вернуться. Но, очевидно, этим надеждам не суждено было сбыться. (Фиркович М.Я. Старинный караимский городок Калэ. Вильно, 1907. С. 26; Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 31—33, 66—69; Герцен А.Г., Махнева О.А. «Пещерные города» Крыма. С. 79—80; Майко В.В. Кирк-ерский скарб XV ст. // Археологія. 2003. № 2).

На протяжении столетий Чуфут-кале владели христиане, затем мусульмане и в конце иудеи. Естественно, они строили здесь и свои храмы. Но если культовые сооружения двух последних конфессий мы знаем, то с христианскими памятниками ситуация более сложная. Построив такую мощную крепость, византийцы должны были воздвигнуть там и базилику. Еще в 20 гг. XX в. Осман Акчокраклы предположил, что базилика находилась на месте мечети (о ней см. ниже), правда последующее изучение памятника опровергло эту гипотезу. Но за время археологических исследований на городище были обнаружены архитектурные детали, которые, скорее всего, принадлежали христианскому храму. В частности, это 3 капители VI—VII вв., упоминавшаяся плита над воротами Биюк-капу, плита у входа в кенассный дворик. Фрагменты от раннесредневековой базилики были найдены и в окрестностях городища. В контексте поиска христианских памятников обращает на себя внимание пещерный комплекс в районе Южных ворот (цв. вкл. рис. 25). Пещеры здесь вырублены по обе стороны дороги, ведущей в глубь городища. Слева они расположены в три, а справа — в четыре яруса. Всего здесь насчитывается 32 помещения. Сейчас Южная оборонительная стена разрезает комплекс, деля его на две части. Но, как мы уже упоминали, ранняя стена проходила выше по ущелью. Естественно, встает вопрос о назначении пещер. Мы знаем, что в XVII в. и позже там поселились наиболее бедные жители Чуфут-кале. Можно с уверенностью отвергнуть предположение о хозяйственном использовании помещений: практически отсутствуют зерновые ямы и вырубки для установки пифосов, нет и следов приспособлений для содержания домашнего скота. Не могли они быть и оборонительными. Наибольшее сходство этот комплекс внутрискальных помещений имеет с пещерными монастырями горной Таврики. В литературе прошлых лет есть ясные указания, что некогда здесь был христианский храм, видимо, уничтоженный при расширении. Кроме того, в начале 70 гг. прошлого века здесь была исследована усыпальница с человеческими костями. Одно из помещений можно интерпретировать как трапезную. Таким образом, есть все основания видеть в этом месте монастырь времен аланского Кырк-ора. Он возник не ранее XII в. и, видимо, прекратил свое существование в XV в., когда Кырк-ор стал столицей Крымского ханства (Акчокраклы О. Новое из истории Чуфут-кале. С. 172—178; Веймарн Е.В. О двух неясных вопросах средневековья Юго-Западного Крыма. С. 59—62; Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 24—25, 43—50).

Мечеть расположена на территории Старого города недалеко от ворот Средней оборонительной стены (рис. 67,4). Она вместе с мавзолеем Джанике-ханым (см. ниже) в мусульманский период составляла архитектурный ансамбль главной площади Кырк-ора. Это четырехугольное здание размерами 13,8×10,65 м по наружному обводу. Толщина стен 0,65 м. Они были сложены из бута с использованием тесаного камня. Вход в здание был с западной стороны. Слева от входа находился минарет. Внутренний объем здания делился на три части колоннами со сталактитовыми капителями, поддерживающими купольное перекрытие. Мечеть была построена в 1346 г. в правление золотоордынского хана Джанибека. А в 1455 г. ее основательно реконструировал первый крымский хан Хаджи-Гирей, сделав ее соборной. Еще в середине XVII в. здание стояло, хотя и было закрыто. Рядом с мечетью, по сообщению некоторых источников, было построено медресе (Челеби Эвлия. Книга путешествия. С. 37; Акчокраклы О. Новое из историй Чуфут-кале. С. 164—178; Боданинский У.А., Засыпкин Б.П. Чуфут-кале. Веймарн Е.В. О двух неясных вопросах средневековья Юго-Западного Крыма. С. 59—62; Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 24—25, 43—50).

Рядом с мечетью высится еще одно строение мусульманского периода — дюрбе (мавзолей) Джанике-ханым — дочери золотоордынского хана Тохтамыша (рис. 67,5). Это восьмигранное центрическое сооружение, увенчанное черепичной крышей. С южной стороны к нему в XIX в. был пристроен портал, образованный пилонами, перекрытыми массивной аркой. Портал имеет полуциркульную арку: внутри с обеих сторон имеется по одной углубленной нише в виде полукругов в плане и арабесковым куполом. Надпись над входом в мавзолей и на мраморном надгробии внутри мавзолея гласила: «Это гробница знаменитой государыни Джанике-ханым, дочери Тохтамыш — хана» (1437). Согласно источникам, дочь хана Тохтамыша была выдана замуж за одного из ханских эмиров — Едигея. Но в 1397 г. Едигей переметнулся к самаркандскому правителю Тимуру. Едигею удалось уничтожить Тохтамыша и почти всех его сыновей, кроме младшего — Кадыр-берды, которого от расправы спасла Джанике. В 1416—1417 гг. она совершила хадж (паломничество) в Мекку. В 1420 г. Кадыр-берды собрал в Крыму войско и двинулся на Едигея. В ходе жестокой битвы погибли оба правителя. После этого Джанике, вероятно, переехала в Чуфут-кале, в свое родовое гнездо по материнской линии. Здесь Джанике поддержала Хаджи-Гирея в его борьбе за независимость Крыма. В правление Менгли Гирея (1468—1515 гг.), сына первого крымского хана, в знак благодарности и в память о Джанике-ханым был построен мавзолей, который и сохранился до наших дней (рис. 69). Рядом с мавзолеем находилось мусульманское кладбище. О нем упоминают путешественники еще В начале XIX В. (Акчокраклы О. Новое из истории Чуфут-кале. С. 160—178; Боданинский У.А., Засыпкин Б.П. Чуфут-кале; Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 58—65).

Кенасы (караимские молельные дома) (рис. 67,3; 68). Термин «кенасса» возник относительно поздно — в начале XX в., до этого караимские храмы, по аналогии с еврейскими, назывались синагогами. Два храма, представляющие в плане прямоугольные каменные здания под двускатной черепичной крышей, находятся во дворике за глухим каменным забором. Большая кенаса построена более тщательно и монументально. Вход в нее акцентирован каменной аркадой. Точных данных о времени их возникновения нет. Существует устная традиция, согласно которой большая кенаса построена в XIV в. (рис. 70), а малая — в XVIII в. Правда первая датировка вызывает сомнения, так как в дошедшем до нас виде здание имеет черты зодчества, характерные для XVII в. Малая построена в конце XVIII в., когда сюда перебралась караимская община с Мангупа. Перед большой кенассой можно видеть остатки миквы (фонтана для ритуальных омовений).

Внутреннее устройство кенасс во многом сходно с устройством синагог и своими корнями восходит к библейскому Иерусалимскому храму. Перед входом в кенассу находится азара (открытый притвор) с каменными скамейками, огражденный невысокой каменной стеной. Внутри кенасса делится на три части. Сразу у входа расположено Мошау-зекеним (седалище стариков): здесь во время молитвы на стульях сидели старики, которые не в состоянии были молиться стоя на коленях, и те, кто носил траур. Вторая часть кенассы — большой зал — назывался Шулхан (место для прихожан), где молились мужчины. В дальней части храма находился Гехал (алтарь). В нем помещалась священная книга — Тора. Женщины молились на втором этаже, в помещении, расположенном над Мошау-зекеним. (Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 96—97; Опочинская А.И. Молитвенные дома крымских караимов в Чуфут-кале и Евпатории // Архитектурное наследство. 1996. Т. 41; Шапшал С. Караимы и Чуфут-кале. Спб., 1886).

Территория Нового города, как и Старого, в древности была плотно застроена. В Старом городе выделяются три улицы, расположенные по оси запад—восток. Их условные названия (с юга на север) — Кенасская, Средняя и Бурунчакская. Все они сходятся в районе ворот Средней оборонительной стены. Стержнем Нового города является Главная улица (цв. вкл. рис. 27), проходящая от ворот Средней стены до ворот Восточной. От этой улицы в разные стороны отходят узкие кривые переулки, в большинстве своем засыпанные камнем из разрушенных строений. Улицы проложены на самой поверхности скалы. По их краям — сложенные из камня тротуары для пешеходов. К сожалению, практически все дома разрушились. Они в большинстве своем относились к последнему периоду жизни Чуфут-кале — XVIII—XIX вв.

Дворы от постороннего взора были закрыты высоким каменным забором. Дома были каменные, большей частью двухэтажные, с балкончиками и окнами во двор. Верхний этаж, куда вела лестница, предназначался для жилья, нижний — для хозяйственных нужд и содержания скота. Стены возводились из обработанного камня на глиняном растворе. Верхний этаж был деревянный или глинобитный. Крыши покрывались черепицей. Для отопления применялись очаги и жаровни (мангалы). Широко использовались камины. Во многих усадьбах были печи для выпечки лепешек (тандыры). Во дворе сооружались сарайчики. Часто в скале устраивались подвалы, цистерны для сбора дождевой воды и хлева для скота. В конце XVIII столетия, пред тем как жители начали покидать городище, здесь насчитывалось 227 усадеб, в которых проживало порядка 1200 человек. Единственным полностью сохранившимся домом на Чуфут-кале является усадьба известного караимского собирателя древних рукописей А.С. Фирковича (рис. 67,10; 71), расположенная в Новом городе, недалеко от ворот Средней оборонительной стены. Не все постройки Чуфут-кале служили исключительно для проживания его жителей. Кроме культовых строений (о чем было сказано выше), выделяются руины каменного дома, построенного в 1897 г. для приема царственных особ (рядом с усадьбой Фирковича) (рис. 67,11) и остатки бани, открытые в 1987 г. с тыльной стороны северного фланга Восточной стены (рис. 67,14). Баня появилась на городище не раннее второй половины XVII в. (Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 86—95; Восточная оборонительная стена Чуфут-кале. С. 296—309; Чуфут-кале — Иудейская крепость. С. 27—28; Шапшал С. Караимы и Чуфут-кале. С. 21; Фиркович М.Я. Старинный караимский городок; Белый О.Б. Документы из истории караимской общины г. Бахчисарая начала XX в. // Бахчисарайский историко-археологический сборник. Симферополь, 2000. Вып. 2 С. 376—377).

На Чуфут-кале насчитывается 167 пещерных сооружений. Из них на Бурунчаке-23 помещения, 60 в Старом городе, 35 с внешней стороны Южных ворот и 49 — в Новом городе. Большинство из них (порядка 100) являются хозяйственными, вырубленными в XVI—XVII вв. Они отличаются хорошо выраженными углами и подпорными столбами. Среди этих пещер можно выделить Чауш-кобасы, двухэтажный комплекс, вырубленный во рву у северной оконечности Средней оборонительной стены и принадлежащий усадьбе богатого караима (цв. вкл. рис. 28). Помещения, созданные не ранее второй половины XVII в., служили хозяину усадьбы складским помещением. Они являются наиболее крупными пещерными сооружениями на Чуфут-кале. В 50 м к востоку от Чауш-кобасы находится еще один интересный подземный комплекс. К нему ведет прорубленный в скале узкий проход. По правую сторону — небольшое помещение, а слева проход в большую пещеру с двумя подпорными столбами. В полу ее северной части находится люк, ведущий в нижнее помещение (рис. 72). Указанные особенности позволяют предполагать в этом комплексе знаменитую Чуфут-кальскую тюрьму, где часто томились знатные пленники, такие как русский воевода В.Б. Шереметьев, стольник А. Ромодановский, польский гетьман Потоцкий, польский посол Лез и др. (Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 90—93; Эвлия Челеби. Книга путешествия. С. 37; Могаричев Ю.М Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма. С. 110—111).

Ряд интересных памятников находится в окрестностях Чуфут-кале.

На склоне под юго-восточным обрывом городища расположен раннесредневековый некрополь. Он был открыт П.П. Бабенчиковым, который провел здесь небольшие разведки в 1946—47 гг. С 1950 по 1961 г. его исследовал В.В. Кропоткин. Всего здесь было раскопано 109 склепов, 24 подбойные могилы и 2 грунтовые. Погребальные сооружения расположены очень густо. 76% всех погребений сделаны в склепах. Могильник датируется второй половиной VI—X вв. (Кропоткин В.В. Из истории средневекового Крыма // СА. 1958. № 28; Могильник Чуфут-кале в Крыму // КСИА АН СССР. 1965. № 10.)

Другой раннесредневековый могильник находился на северном склоне балки Ашлама-дере, под Новым городом. В 1969 г. А.Г. Герценым здесь был исследован один из склепов. Вероятно, такой же могильник располагался в месте соединения Ашлама-дере и Кучук-ашлама (балка Осипова), где в 1948 г. были обнаружены просевшие склепы (Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 27; Лобода И.И. Новые раннесредневековые могильники в Юго-Западном Крыму // СА. 1976. № 2).

Салачик (Деревенька) расположен в предместье Бахчисарая — Староселье, в западной части ущелья Марьям-дере (Св. Марии), под юго-западной оконечностью Чуфут-кале. По сведениям Эвлии Челеби, это был город, «который насчитывал триста великолепных домов ... и пять храмов». Сейчас там сохранились лишь два памятника — дюрбе Хаджи-Гирея и Зинджерлы-медресе (мусульманское духовное училище). Мавзолей был сооружен в 1501 г. над могилой основателя династии крымских ханов Хаджи-Гирея по приказу его сына Менгли-Гирея. В 1515 г. здесь был похоронен и сам строитель. В плане мавзолей представляет восьмиугольник. Портал входа в виде декоративной килевидной арки. Его стены изнутри покрыты высеченными по камню растительными арабесками. По бокам имеются орнаментированные ниши с колонками. Дверной проем обрамлен бордюром из надписей и переплетенных лент. Зинджерлы-медресе, построенное в 1500 г., расположено рядом с мавзолеем. Название его происходит от слова «зинджерлы» — «цепь», так как в пролете входной двери была подвешена кованая цепь, чтобы никто не мог войти, не склонив головы. Снаружи медресе имеет гладкую стену с одной дверью, которая ведет в галерею, окружающую маленький световой дворик. Галерея перекрыта десятью куполами на арках. С трех сторон к ней примыкает одиннадцать комнат-келий и помещений для занятий, имеющих коробовые своды. Некогда эти памятники входили в дворцовый ансамбль, разрушенный в конце XVIII В. (Герцен А.Г., Махнева О.А. «Пещерные города» Крыма. С. 58—59; Эвлия Челеби. Книга путешествия. С. 38—39; Башкиров С.А., Боданинский У. Памятники крымскотатарской старины // Новый восток. 1925. № 8—9).

Бывшая деревня Мариамполь расположена в ущелье Марьям-дере. Сейчас здесь видны остатки разрушенных строений, пещерные сооружения. Вероятно, она возникла в VIII—IX вв. и просуществовала до 1778 г., когда христианское население покинуло полуостров. В этой же балке, в центральной ее части, на противоположном от Чуфут-кале склоне находится Успенский монастырь (цв. вкл. рис. 29). Монастырь, вероятно, был основан в XV в. выходцами из монастыря, находившегося на Чуфут-кале. После захвата Крыма турками в 1475 г. здесь размещается резиденция православного митрополита. Сведения о монастыре часто встречаются в источниках XVI—XVII вв. В этот период здесь функционирует одна пещерная церковь Успения Богородицы и ряд сопутствующих помещений. После вывода христиан из Крыма в 1778 г. монастырь практически прекращает функционировать. В 1783 г. Крым стал частью Российской Империи. Русские войска, расквартировавшиеся под Бахчисараем, расширили пещерную церковь. Однако в 1789 г. в Бахчисарае был возведен Николаевский собор, священник перебрался туда, а Успенский храм был превращен в кладбищенскую часовню. В середине XIX в. русское правительство начинает возрождать отдельные христианские объекты в Крыму. 15 августа 1850 г. состоялось торжественное открытие Успенского скита. Количество монахов в монастыре не было постоянным. Уже в конце XIX в. их насчитывалось до 30 человек. К началу XX в. в монастыре функционировало пять храмов. Кроме них, был еще ряд сооружений: дом настоятеля, двухъярусный трапезный комплекс, 16 келий в скале и две пристроенные под скалой. Для приема посетителей в 1867 г. выстроили два двухэтажных дома. Сооружались также фонтан и бассейн, проложена новая дорога в Бахчисарай, вырублена в скале лестница из 84 ступеней, ведущая на монастырское плато. В 1920 г. монастырь был закрыт и возобновлен в начале 90-х гг. XX в. К сожалению, в результате «ремонтов» и строительства XIX в. и особенно современных большая часть древнего комплекса оказалась уничтоженной (Тур в.г. Крымские православные монастыри XIX — начала XX века. С. 74—85; Романчук А.И. Некоторые итоги научной работы Крымской экспедиции // Античные традиции и византийские реалии. Свердловск, 1980. С. 82; Гермоген. Таврическая епархия. Псков, 1887; Крымский Афон. Симферополь, 1995; Крым христианский. С. 113—116).

Между Успенским монастырем и Иософатовой долиной, на противоположном от Чуфут-кале склоне Марьям-дере (напротив Пенджаре-исар), расположены остатки еще одного мусульманского памятника — текие дервишей (мусульманского монастыря) и некрополя Газы-Мансура. Некоторые сохранившиеся надгробия датируются первой половиной XV в.

Иософатова долина расположена к востоку от Марьям-дере, в 0,5 км к юго-востоку от Чуфут-кале. В ней находится большое иудейское кладбище. Вероятно, Иософатовой долиной (название известно с XVIII в.) местность назвали по аналогии со знаменитой долиной в Иерусалиме. По преданию, оно появилось в память о семье, вышедшей из Иерусалима, проживавшей на Чуфут-кале и похороненной на этом кладбище. Необходимо заметить, что, по указанию многих очевидцев, обе Иософатовы долины удивительно внешне похожи друг на друга. От крепостных ворот к некрополю вела колесная дорога, по которой двигались похоронные процессии. Кладбище было огорожено каменной стеной с узким арочным входом. Возле ворот находился дом смотрителя. От ворот кладбища вглубь ведет извилистая аллея, по обе стороны которой вверх по склонам поднимаются надгробия (рис. 73). До сих пор не установлено точное количество надгробий, по приблизительным оценкам их не менее 5 тысяч. Формы надгробий разнообразны: прямоугольные плиты, домикообразные и гробообразные, двурогие, однорогие, обелиски, стелы. Эпитафии на памятниках выполнены в подавляющем большинстве на древнееврейском языке, хотя есть и на караимском (диалект крымскотатарского), но еврейскими буквами. Надгробия конца XIX — начала XX века имеют двуязычные надписи — на русском и иврите. На ряде надгробий вырезаны различные символы — солярные знаки, розетки, кипарисы и др. Вероятнее всего, первые захоронения были сделаны здесь не ранее XIV—XV вв., последние в начале XX в. На этом некрополе хоронили как ортодоксальных иудеев, так и караимов, причем последние составляют большинство. Термин «караим», согласно одному из самых распространенных толкований, происходит от древнееврейского глагола «кара» — читать, следовательно, «караимы» — это чтецы. Так называют последователей одного из направлений иудаизма, возникшего в VIII в. и находящегося в оппозиции к ортодоксальному, раввинистическому. Караимы отрицают многие положения Талмуда, по их мнению, искажающего и подменяющего письменный закон иудеев — Ветхий Завет. Они проповедуют возврат к доталмудическому иудаизму и свободному толкованию Торы (Пятикнижия Моисеева). Основные моменты происхождения и этнической истории крымских караимов недостаточно ясны. В литературе по этому поводу существуют различные мнения. Одни исследователи — сторонники так называемой хазарской версии происхождения караимов — считают, что это потомки принявших караимизм хазар. Ученые другого направления, наоборот, делали упор на рассмотрение еврейской линии в этногенезе крымских караимов, отрицая или не придавая решающего значения тюркско-хазарским включениям. Появление караимов в Крыму связывалось ими либо с монгольским нашествием и относилось к XIII в., либо датировалось хазарским временем. Тюркские черты в этнокультурном и физическом облике караимов объяснялись длительным проживанием в среде татар. Во времена Крымского ханства караимы наряду с крымчаками (последователями ортодоксального иудаизма) и христианами составляли зависимую часть населения. Во внутриобщинных делах они пользовались определенной автономией. Проживали преимущественно в городах. В быту и обычаях было много общего с крымскими татарами. В царской России караимы пользовались определенными льготами: на них, например, не распространялись ограничения, существовавшие для евреев. В это время они широко расселяются на территории Российской Империи. Многие заняты были в промышленном производстве, преимущественно пищевой и табачной отраслях, торговле и финансах. Занимались также земледелием и ремеслами. Происходила активная переориентация этнокультурной направленности с восточной на европейско-русскую. Активно пробуждается национальное самосознание. Но при этом начинаются ассимиляционные процессы, которые советское время еще более усилило. Сейчас караимы в быту практически не отличаются от окружающего населения. (Герцен А.Г. Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. С. 103—112; Чуфут-кале — Иудейская крепость. С. 29—30; Вихнович В.Л. Караим Авраам Фиркович. Спб., 1997; Шапира Д. Йицхак Сангари, Сангарит, Бецалель Штерн и Авраам Фиркович: История двух поддельных надписей // МАИЭТ. Симферополь, 2003. Вып. X; Белый О.Б. Караимская община Чуфут-кале // Проблемы истории «пещерных городов» в Крыму. Симферополь, 1992; Из истории караимской общины Бахчисарая; Кизилов М.Б. Караимские некрополи Чуфут-кале и Мангупа по описаниям путешественников и ученых XVIII—XIX вв. // Материалы Восьмой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. М., 2001. Ч. 1.).

Примечания

1. Справедливости ради заметим, что в историографии известны и другие датировки появления крепости: IX—X вв. (А.В. Белый), X—XI (Е.В. Веймарн), XII в. (В.Ф. Гайдукевич, Д.Л. Талис). Однако в свете современных представлений они вряд ли выдерживают критику.

2. Мы приводим традиционную точку зрения, хотя существует и другая этимология названия крепости, например «расселина» (Григорьев А.П. Прежнее название Чуфут-кале // Вестник СПбГУ. 1995. Сер. 2. Вып. 3 (№ 16). С. 27.

3. Правда существует мнение, что в источнике речь идет не о Кырк-оре, а о городе Крым (Григорьев А.П. Ук. Соч. С. 24).

4. М.Г. Крамаровский, попытавшись опровергнуть данный тезис, замечает, что Таврика была подчинена золотоордынцами еще в 40—60 г. XIII в. и о независимости Кырк-ера говорить нет оснований (Джучиды и Крым: XIII—XV вв. // МАИЭТ. 2003. Вып. X. С. 513). Если иметь в виду вассальную зависимость и выплату дани, то с этим нельзя не согласиться. Мы же говорим о прямом захвате и заселении крепости татарами. А это, судя по всему комплексу источников, произошло во времена Джанибека. (см. также Григорьев А.П. Прежнее название Чуфут-кале. С. 28.

5. А.И. Айбабин на основании того, что в источниках Кырк-ор упоминается как находящийся в стране ассов, а не алан, делает вывод, что кыркорские ассы — это потомки асов, пришедших в Крым вместе с татаро-монголами. Эта гипотеза представляется неубедительной. Очень часто мусульманские авторы либо ставили знак равенства между аланами и асами, либо называли их как два племенных подразделения одного народа (Кузнецов В.А. Очерки истории алан. Орджоникидзе, 1983. С. 81). Вильгельм Рубрук в 1253 г. встретил между Судаком и Перекопом «неких Алан, которые именуются там Аас, христиан по греческому обряду». (Путешествия в восточные страны. Алматы, 1993. С. 92), а аланы упоминаются в округе Херсона до появления монголо-татар, известна в источниках XIV—XV вв. здесь и область Алания. Причем часто алан упоминают вместе с готами, а Аланию вместе с Готией. Из-за ограниченности объема настоящего издания подробно этот вопрос будет рассмотрен отдельно.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь