Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » Ю.М. Могаричев. «"Пещерные города" в Крыму»

Крым в I—XII вв.

Власть венгров в степной части Крыма была недолгой, уже к 80 гг. IX в. их вытеснили печенеги, и в истории полуострова начинается новый исторический период. Наиболее полные сведения о нем содержатся в упоминавшемся произведении византийского императора Константина Багрянородного (945—959) «Об управлении империей», составленного в 948—952 гг.1.

Херсон и Климаты подчинялись Византии, но власть империи не была здесь особо прочной, ибо Крым находился под постоянной угрозой вторжения неприятеля.

С одной стороны, это недавние владетели большей части полуострова — хазары, которые, хотя уже и покинули Крым, но, вероятно, не оставляли надежды его вернуть и всячески угрожали набегами. Чтобы сдерживать хазар от нападения, византийские власти всячески обхаживали их соседей — алан, которые, так же будучи грозной военной силой, могли препятствовать тем, угрожая ударить с тылу. По словам Константина, необходимо дружить с эксусиократором (правителем) Алании, потому что «он может сильно вредить им (хазарам — авт.), и подстерегая на путях, и нападая на идущих без охраны при переходах к Саркелу, к Климатам и к Херсону. Если этот эксусиократор постарается препятствовать хазарам, то длительным и глубоким миром пользуются и Херсон, и Климаты, так как хазары, страшась нападения аланов, находят небезопасным поход с войском на Херсон и Климаты»2.

С другой стороны, в X в. причерноморские степи заняли кочевники — печенеги. С ними у империи также были сложные отношения. Несмотря на тесные торговые связи, печенеги в любой момент могли напасть на византийские владения в Крыму. «Поскольку этот народ пачинакитов соседствует с областью Херсона, то они, не будучи дружески расположены к нам, могут выступать против Херсона, совершать на него набеги и разорять и самый Херсон, и так называемые Климаты»3.

Обратим внимание еще на один фрагмент, а именно рекомендацию: что необходимо сделать константинопольским властям на случай, если херсонцы решат восстать или отложиться от империи: «Да будет известно, что, если жители крепости Херсон когда-либо восстанут или замыслят совершить противное царским повелениям, должно тогда, сколько ни найдется херсонских кораблей в столице, конфисковать вместе с их содержимым, а моряков и пассажиров-херсонитов связать и заключить в работные дома. Затем же должны быть посланы три василика (должностные лица, выполнявшие поручения императора — авт.): один на побережье фемы Армениаки, другой — на побережье фемы Пафлагония, третий — на побережье фемы Вукелларии, чтобы захватить все суда херсонские, конфисковать и груз, и корабли, а людей связать и запереть в государственные тюрьмы и потом донести об этих делах, как их можно устроить. Кроме того, нужно, чтобы эти василики препятствовали пафлагонским и вукелларийским кораблям и береговым суденышкам Понта переплывать через море в Херсон с хлебом или вином, или с каким-либо иным продуктом, или с товаром. Затем также и стратиг должен приняться за дело и отменить десять литр (720 золотых монет — авт.), выдаваемые крепости Херсон из казны, и две (литры) пакта (плата за воинскую помощь — авт.), а затем стратиг уйдет из Херсона, отправится в другую крепость и обоснуется там.

(Знай), что если херсонита не приезжают в Романию и не продают шкуры и воск, которые они покупают у пачинакитов (печенегов — авт.), то не могут существовать.

(Знай), что если херсонита не доставляют зерно из Аминса, Пафлагонии, Вукеллариев и со склонов Армениаков, то не могут существовать»4. Вероятно, своего зерна в Крыму было мало, и город мог существовать только за счет привозного, а основной источник дохода горожан был от перепродажи товаров, доставляемых сюда печенегами.

Описанную Константином Багрянородным политическую ситуацию подтверждают и невизантийские источники. Это уже упоминаемый Кембриджский документ, написанный хазарским евреем на древнееврейском языке5.

В нем повествуется, что преследования императором Романом Лакапином (919—945) евреев вызвали напряженность в отношениях между христианской Византией и иудейской Хазарией (известно, что хазары в 861 г. в качестве официальной религии приняли иудаизм6). Император Роман заручился поддержкой русского князя Олега, послав тому богатые подарки. Олег захватил и разгромил город Самкерц (Тмутаракань), воспользовавшись отсутствием в нем хазарского военачальника Песаха. Песах в свою очередь начал войну с византийцами. Он завоевал три города и много селений. Затем он напал на Херсон и разгромил византийцев в сражении, убив 90 человек, многих взял в плен, а остальных рассеял. Данные события произошли в период между 920—940 гг.7. Однако, несмотря на военные успехи, вероятно, закрепиться в Крыму хазары не смогли.

К концу X в. Византия вновь значительно укрепляет свои позиции в Крыму. Это связано, с одной стороны, с разгромом Хазарского каганата русским князем Святославом в 60-х гг. X в., а с другой — с разгромом печенегов в 970 г.

Для этого времени имеются несомненные свидетельства о появлении византийских военно-административных структур в Готии, где известен турмарх (командир турмы — части воинского контингента в провинции и одновременно комендант той части провинции, где располагалась его турма). Очевидно, Готия, входившая в фему Херсона, управлялась турмархом8. Изменения происходят и на Боспоре, где в период 971—976 гг. также была создана византийская фема, выделенная из состава фемы Херсон9. Возможно, приблизительно в это время фема была создана и в Сугдее10.

В X в. все население Таврики уже практически полностью стало христианским: были заброшены могильники со склепами и во многом языческим погребальным обрядом и рядом с ними возникают другие, где хоронили в гробницах, сложенных из камня. Здесь же строятся кладбищенские часовни11.

В X в., как и в последующие три столетия (а равно как и несколько веков до этого), наиболее крупным и известным городом Крыма был Херсон12. Кроме того, что город являлся столицей византийских владений в Крыму, он был центром культурного и религиозного влияния на остальное население полуострова и на соседние народы. Показательна в этом отношении миссионерская деятельность херсонских церковных иерархов. Через херсонского епископа Византия пыталась осуществить христианизацию в Хазарии. Сведения об этом содержатся в письмах константинопольского патриарха Николая Мистика (901—907, 912—925)13.

В письме, датированном мартом 919 г., написанном стратигу Херсона, читаем следующее: «В отношении епископа Херсона твоя благая мудрость помнит, о чем мы говорили с тобою лично, и теперь уведомляем письменно; что ввиду прибытия сюда (посланников) из Хазарии с просьбой дать им епископа, чтобы он рукополагал священников среди них и принял бы на себя служение о правой христианской вере, мы отправили архиепископа, назначенного в Херсон, чтобы с Божией помощью он направился в Хазарию, дабы справить там все необходимые требы, и вернулся к кафедре в Херсон. И ты, как сын церкви, я уверен, проявишь свое усердие, чтобы содействовать ему и в предстоящем деянии в Хазарии, и в утверждении и водворении архиепископа на его кафедре...».

Через год в послании к херсонскому епископу Николай Мистик пишет: «Относительно этого, кто будет архиереем у них, мы поручаем Вам заботу, чтобы ты, все тщательно обдумав, нашел достойного для этого дела и отправил его к нам, чтобы он Пресвятым Духом был возведен в сан епископа и был назначен пастырем пока еще лишенной наставника паствы. Достаточно Вашей Мудрости для того, ибо Вы и сами об этом заботились, как это следует из Ваших прежних стараний».

Так что же представлял собой Херсон?

В X—XIII вв. он являлся относительно крупным городом Византийской империи, был густо и тесно застроен. Входы в дома горожан находились внутри кварталов. Туда с улиц вели узкие проулки. Усадьбы отделялись от улиц и друг от друга каменными заборами, в которых имелись низкие калитки. Двор был маленький и тесный, а вокруг него располагались постройки: жилые и хозяйственные.

Жилая часть состояла из нескольких помещений: одноэтажных или двухэтажных, с двускатной или односкатной крышей. Нижний этаж был сложен из камня, верхний построен из дерева или представлял собой деревянный каркас, заполненный саманными кирпичами. Собственно, жилым был второй этаж, нижний же предназначался для хозяйственных целей14.

Улицы города были утрамбованы или вымощены.

Как и в каждом городе, в Херсоне, кроме жилых сооружений, имелись и общественные, самыми впечатляющими из которых являлись храмы. В настоящий момент их известно около 50. В том числе 13 базилик, пять из которых функционировали и на последнем этапе жизни города, пять крестообразных, два центрических, семь крестово-купольных и около 20 небольших одноапсидных квартальных церквушек. Часть из рассматриваемых сооружений возникла в период раннего средневековья (в основном базилики). По поводу строительства других сооружений среди специалистов имеются различные мнения. Но большинство культовых сооружений Херсона сооружена все же в период X—XIII вв.15.

В X—XIII вв. Херсон является одним из крупных центров ремесла и торговли. По письменным источникам и главным образом по археологическим данным, здесь можно выделить ряд ремесленных производств16.

Во время археологических исследований были выявлены кузницы и мастерские по обработке металлов. Основными приемами в металлообработке были ковка и литье, а в качестве топлива при переработке руды использовался древесный уголь. В городе обрабатывали как железо, так и цветные металлы. Причем мастерские по их производству не всегда разделялись. Археологически выделяются специализированные мастерские, производившие литье на заказ, и домашние. В последних в основном обрабатывались медь и свинец.

Вероятно, в Херсоне было распространено и ювелирное производство. Пока не определено, какие из найденных в городе ювелирных изделий: серег, медальонов, крестов, перстней и т.д. — были привозными, а какие изготовлялись на месте. Известно, что херсонские ювелиры активно использовали драгоценные и полудрагоценные камни, имеющиеся в Крыму. Очевидно, в связи с незначительным количеством драгоценных металлов, поступающих в город, местные ювелиры часто закрепляли такие листы серебра или золота на железную или бронзовую основу, а затем чеканили тот или иной рисунок.

В средневековом Херсоне известно косторезное производство. Из кости изготовлялись: иглы, наперстки, гребни, застежки, булавки, рукоятки холодного оружия, бусы, подвески, наконечники стрел и другие предметы. Костяные изделия часто украшались циркульным геометрическим или растительным орнаментом.

В результате археологических исследований были выявлены костяные пластины, на которых вырезались реальные (львы, пантеры, лани, орлы) или мифические (грифоны и кентавры) животные и птицы. По мнению современных исследователей, обработка кости являлась специализированной отраслью ремесла и не была связана с домашним хозяйством.

Одним из самых распространенных производств в средние века было гончарное. Из глины изготовлялись сосуды для жидких и сыпучих продуктов — пифосы и амфоры, столовая и кухонная посуда, различные орудия труда: формы, матрицы, пряслица и т.д., стройматериалы (черепица, плинфа (кирпичи), трубы). По мнению Н.М. Богдановой, в Херсоне производилось около шести типов амфор, пифосы и различные виды столовой и кухонный посуды: горшки, миски, чаши, кувшины, тарелки, часть которых украшались ангобом, поливой, различными орнаментами.

Херсонские мастера-гончары находились под влиянием художественной культуры различных византийских школ и стран мусульманского Востока.

Наряду с гончарным производством в городе было развито стеклоделие. Изготовлялись оконные стекла, бокалы, рюмки, лампады, украшения (браслеты, бусы и т.д.).

Жители Херсона, несомненно, производили пряжу и ткани. Об этом свидетельствуют находки большого количества пряслиц, которые надевались на конец веретена и помогали скручиванию шерстяных нитей. Шерсть получали при стрижке овец, которых, с одной стороны, разводили в окрестностях города, а с другой — покупали шкуры у кочевников.

Вероятно, здесь изготовлялись ткани из пеньки (волокно, получаемое в результате обработки конопли) и льна. А.И. Романчук предполагает, что в городе функционировал и ряд ткацких мастерских.

Были развиты обработка дерева и камнерезное производство. Это два основных строительных ремесла средневековья. Кроме того, учитывая, что Херсон был портовым городом и центром рыболовства, здесь могли строить корабли и лодки.

Из камня, кроме строительных материалов, изготавливали жернова, предметы декора зданий, а из дерева — бытовые товары.

Кроме различных ремесел, в городе было развито сельскохозяйственное производство.

Находки различных сельхозорудий (мотыг, серпов, наконечников для плуга, кос) свидетельствуют о распространении среди жителей земледелия. Кроме того, в окрестностях города выращивали виноград и фрукты. Вероятно, в самом городе происходила только переработка сельхозпродукции, а производство было налажено в округе. Среди зерновых культур встречаются пшеница, ячмень, просо, хотя зерновые выращивались в небольшом количестве.

Вина в самом городе производилось немного и, вероятно, в основном покупалось оно у жителей окрестных долин или на торговых кораблях. Важной отраслью хозяйства являлось скотоводство. Разводили крупный рогатый скот, лошадей, коз, овец, свиней, птиц. Вероятно, в городе было развито в основном скотоводство. Животных содержали в нижнем этаже усадеб.

Важное занятие херсонцев — рыболовство. Ловили камбалу, хамсу, кефаль, осетра и других рыб, а также добывали мидии и устрицы. При раскопках города было найдено большое число рыболовных крючков, грузил для сетей и других предметов рыбной ловли. Рыбу ловили не только для себя, но и на продажу. До XII—XIV вв. в городе функционировали большие рыбозасолочные цистерны. Кроме того, рыбу солили и в пифосах.

Важным промыслом херсонцев была добыча соли, являвшейся предметом экспорта. Жители города, по словам Константина Багрянородного, добывали соль от Днепра до Херсона, на протяжении 300 миль.

Херсон, как центр византийских владений в Крыму и портовый город, имел торговые отношения со многими регионами империи.

Активная торговля велась с Южным и Восточным Причерноморьем, причем торговые перевозки осуществлялись судами, принадлежащими как херсонским купцам, так и купцам из других городов побережья. Надо отметить, что в основном суда курсировали только в весенне-осенний сезон. Поздней осенью — ранней весной навигация на Черном море была довольно опасной.

Тесные торговые отношения город поддерживал с кочевниками — печенегами и половцами. От них город получал шкуры и воск. Эти товары не только служили для потребностей горожан, но и являлись предметами экспорта.

Естественно, торговля велась с населением Таврики и Таманского полуострова. Это четко прослеживается по археологическим данным. Кроме того, именно через Херсон в основном велась торговля жителей Таврики с другими регионами Византии.

Рассматривая историю средневекового Крыма, нельзя не упомянуть о таком важнейшем событии, как поход на Херсон киевского князя Владимира. Это событие общеисторического плана. Как известно, именно после «Корсунского похода» христианство византийского толка стало государственной религией Руси, а это в значительной степени повлияло на всю дальнейшую историю Восточной Европы.

Контакты (не всегда мирные) между Византией и Русью начались практически сразу, после образования государства со столицей в Киеве. Причем Херсону, как центру византийских владений в Северном Причерноморье и ближайшему к Киеву византийскому городу, отводилась особая роль: с одной стороны, как посредника в торговых связях, а с другой — как форпоста и дозорного пункта17. О значении Херсона в отношениях двух государств говорят русско-византийские договоры. Так, согласно «Повести временных лет», в договоре 944 г. или, по другим данным, 945 г., Херсону посвящены три статьи. Согласно им, русский князь не должен был воевать с «Корсунской страной», не препятствовать херсонитам ловить рыбу в устье Днепра и защищать город и округу от посторонних нападений18.

Похожие положения содержались в договоре византийского императора Иоанна Цимисхии и русского князя Святослава, заключенном в 971 г.19

Но во время правления князя Владимира город был взят русскими. К сожалению, этот факт практически не отражен в византийских источниках. Больше сведений сообщают русские. Однако все они были составлены гораздо позднее описываемого события и поэтому содержат много противоречий и неясностей.

Поэтому о различных аспектах (времени, последовательности событий и др.) взятия Владимиром Херсона среди исследователей нет единого мнения20. Много споров идет также и о последствиях для города русского нашествия — был ли он полностью сожжен и разграблен или разрушения были минимальными21. Попытаемся представить описываемое событие в соответствии со схемой, характерной для большинства работ современных исследователей.

В августе 986 г. византийская армия была разбита болгарами. Один из претендентов на Константинопольский престол — Варда Склир выступил против императоров Василия и Константина. Опасаясь потерять трон, Василий II назначил доместиком схол Востока (фактическим правителем Малой Азии) Варду Фоку и приказал ему уничтожить Склира. Но летом 987 г. Фока, захватив Склира, объединив оба войска, провозгласил себя императором и двинул войска на Константинополь.

Находясь в безвыходном положении, Василий II отправил посольство в Киев с просьбой о помощи (согласно договору 971 г. со Святославом, русские обязаны были оказать военную помощь императору). Владимир выделил императору шесть тысяч варягов. При их активном участии Василий в битвах при Хрисополе и Авидосе разгромил своего соперника.

За помощь Владимиру была обещана рука Анны — сестры императора, но при этом предъявлено жесткое условие, будущий зять императора должен стать христианином. Одни историки, основываясь на русских агиографических произведениях, считают, что Владимир крестился в Киеве, сразу после заключения договора, другие, принимая версию «Повести временных лет», полагают, что князь крестился только год спустя в Херсоне.

Подписав договор, Владимир ожидал невесту, по одной версии, в Киеве, по другой, отправившись к Днепровским порогам. Но Анна не приезжала, так как Василий II, для которого миновала опасность быть свергнутым, не спешил с выполнением обещания.

В ответ Владимир силой решил добиться согласия императора на брак. Для этих целей как нельзя лучше подходил Херсон. В 988 или 989 г. русские суда оказались у стен города.

Херсонцы оказали упорное сопротивление, они попытались укрепить стены и даже проложить у западной стены ров. Чтобы захватить город, русские насыпали земляной вал, но и это не помогло. Согласно летописям, в городе нашлись предатели, которые в записке, прикрепленной к стреле, сообщили Владимиру, где находится водопровод, снабжавший город водой. Трубы были перекрыты, и город вынужден был сдаться. В различных версиях среди помощников Владимира называются священник Анастас и варяг Ждьберн.

После взятия города императору был предъявлен ультиматум: или Анна будет прислана, или Владимир отправляется на Константинополь.

Василий II, несмотря на протесты Анны, был вынужден отправить ее в Херсон. По сведению летописей, по прибытии принцессы Владимир крестился, и здесь же в Херсоне состоялась его свадьба.

После этого Херсон был возвращен Византии, а князь и его супруга в сопровождении православных священников отправились в Киев.

Через некоторое время после ухода Владимира русские войска снова оказались в Крыму, но теперь уже по просьбе империи. Об этом повествует небольшой отрывок из произведения византийского хрониста Скилицы, где сообщается, что Василий II направил в Хазарию (Крым) экспедицию во главе с неким Монгом, которая совместно с русскими «подчинила» страну, «пленив архонта ее Георгия Цулу в первом же столкновении». Датируется это сообщение 1016г22.

Георгий Цула знаком нам не только благодаря этому источнику. В ходе раскопок были найдены три печати с именем этого человека. Согласно им, он имел высокий, по византийским табелям о рангах, титул протоспафария и являлся правителем сначала Херсона, а затем и Боспора. Вероятно, находясь на Боспоре, он по каким-то причинам поднял мятеж, подавлять который и была послана карательная экспедиция23.

Источники сообщают отрывочные сведения еще об одной подобной акции, когда в 1076 г. для подавления какого-то восстания в Херсоне, поднятого из-за отказа Константинополя предоставить торговые привилегии, по просьбе императора Михаила VII Дуки, на полуостров были направлены русские войска24.

В XI в. русские присутствовали в Крыму не только как помощники византийцев. Вероятно, в конце X в. на политической арене появляется Тмутараканское княжество. Основная его территория находилась на азиатской стороне Боспора Киммерийского. Возможно, именно в ответ на создание княжества Византией и была создана упоминавшаяся Боспорская фема25.

К сожалению, об истории Тмутаракани мы знаем мало26.

Считается, что Тмутаракань не была обычным древнерусским княжеством, а больше воспринималось как убежище для опальных князей и своеобразная причерноморская вольница. Известно, что к 1022 г. местные князья укрепились и подчинили кавказские племена касогов и ясов.

Византия настороженно относилась к соседству русских владений и старалась ослабить их всеми возможными мерами. Так, русская летопись сообщает, что херсонский катепан (правитель фемы) в 1066 г. отравил Тмутараканского князя Ростислава, и за это якобы херсонцы его убили27.

Отравление князя, очевидно, было связано с захватом русскими Боспора (как считают некоторые исследователи, именно в 50-х или 60-х гг. XI в. Боспор был подчинен Тмутаракани28), хотя на сей предмет имеются и другие точки зрения29.

Однако к 1094 г. Боспор вновь стал Византийским. Именно в этот год Тмутараканское княжество в последний раз упоминается в «Повести временных лет». Тогда князь Олег Святославович, занявший княжество в 1093 г. с помощью византийских войск, ушел на Русь и отвоевал себе Чернигов30.

В Херсоне, согласно надписи стратига Херсона и Сугдеи Льва Алиата (1059 г.), был произведен ремонт оборонительных сооружений31. Вероятно, укрепление обороны города было вызвано, с одной стороны, экспансией Тмутаракани, а с другой — появлением в степях новой политической силы — половцев, что изменило политическую ситуацию на полуострове. Они вели активную торговлю с Херсоном и даже становились его жителями. По версии Анны Комниной, именно половецкие купцы помогли бежать в 1091 г. самозванцу, выдававшему себя за сына византийского императора Романа Диогена и сосланного за это в Херсон32.

Уже в XII в. большая часть Крыма, в той или иной степени, подчинялась новым хозяевам причерноморских степей.

Так, арабский географ XII в. Идриси констатировал, что путь от Херсона до Джалиты (Ялта) лежит в стране половцев. А Гийом Рубрук, посланник французского короля Людовика IX ко двору великого хана монголов (1253 г.), отметил, что в Крыму «до прихода татар обычно жили команы и заставляли выше упомянутые города (города и крепости на пути из Херсона в Судак — авт.) платить им дань»33. Вероятно, упомянутую дань население горного Крыма платило половцам, чтобы откупиться от набегов34.

В XI—XIII вв. наблюдается экономический подъем ряда поселений в горном Юго-Западном Крыму. Археологические исследования Эски-Кермена, Тепе-Кермене и Баклы позволили сделать вывод, что в указанный период там происходит зарождение городской жизни35, появляется присущая городам плотная гражданская застройка, возводятся православные храмы, в том числе и пещерные. Причем в экономике данных поселений преобладает животноводство36, которое с X—XI вв. приобретает все большее значение.

Например, на Эски-кермене и Бакле на месте комплексов зерновых ям возникают хлева. И только на этих двух поселениях можно насчитать около 500 загонов для скота, вырубленных в скале. И это без учета наземных, которые тоже существовали.

Из-за чего же происходят изменения в хозяйственной жизни?

В XI—XII вв. власть Византии в Крыму не была достаточно прочной. С другой стороны, как отмечалось, на политической арене Крыма появляется новая сила — половцы. Это постоянное соприкосновение с половцами, тесная торговая связь с ними, а следовательно, и ориентация хозяйства на этот рынок, а также начавшийся процесс феодализации, выразившийся в зарождении городской жизни, которая способствовала специализации именно на скотоводстве, — факторы, способствовавшие преимущественному развитию этой отрасли хозяйства. Попав под политическую власть половцев и желая сбыть свою продукцию на внешнем рынке, население Юго-Западной Таврики объективно вынуждено было производить ту продукцию, которую могли предложить сами половцы. Скотоводство было выгодно и со стратегической точки зрения. В случае угрозы со стороны степей скот можно было быстро загнать за крепостные стены, а неубранный урожай неизбежно погибал.

В половецкое время возрастает роль Судака как нового центра Восточного Крыма. Интересные сведения о нем содержатся в сочинении арабского писателя Ибн-ал-Асира: «Этот город кипчаков (половцев), из которого они получают свои товары, потому что он (лежит) на берегу Хазарского (Черного — авт.) моря и к нему пристают корабли с одеждами; последние продаются, а на них покупаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры, белки и другие предметы, находящиеся в земле их»37.

Как известно, в 1204 г. Византийская империя пала под ударами крестоносцев. По сведениям ряда источников, власть над Херсоном и, вероятно, крепостями Горного Крыма перешли к Трапезундской империи. Ее правители, Великие Комнины, именовали себя в числе прочего и властителями Заморья, то есть Крыма.

Подчиненность Херсона и Климатов Трапезунду выражалось в уплате ежегодных государственных податей, которые доставлялись туда одним из должностных лиц38.

В XII—XIII вв. происходят изменения и в церковной истории Крыма. Первое место по значимости, естественно, продолжал занимать архиепископ Херсона. В списках византийских епархий Херсонская занимала почетные 18—21 места из 50—60 упоминаемых, другие же Готии, Сугдеи и Фул — не поднимались выше 40-го. В 1280 г. Херсонская епархия была возведена в ранг митрополии. Сугдейская в 1156 г. соединилась с Фульской и стала называться Сугдо-Фульской. А в 1282 г. она стала митрополией. В конце XIII в. митрополией стала и Готская епархия. Отношения между митрополитами не всегда были мирными. Известно, что во второй половине XIV в. между ними развернулись ожесточенные споры за ряд приходов Южного берега Крыма, которые приходилось разбирать самому Константинопольскому патриарху39. Вероятно, конфликт был спровоцирован Готским митрополитом. В середине XIV в. в горной Юго-Западной части Крыма образуется княжество Феодоро (подробнее см. ниже). В его территорию входила и часть Южного берега. Исторически границы этого государственного образования во многом совпадали с Готской епархией. Вполне возможно, что за попыткой подчинить Готскому митрополиту ряд приходов на Южном берегу стоит желание светских властей княжества присоединить к себе эти земли или, если они уже были феодоритскими, окончательно закрепить их за собой40.

Примечания

1. Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989. С. 5.

2. Там же. С. 53.

3. Там же. С. 37.

4. Там же. С. 275.

5. Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы X в. С. 138—142. Хотя этот источник является проблемным, большинство современных исследователей склонны верить как в подлинность самого документа, так и в правдивость описанных в нем событий.

6. Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor // Revue des Etudes Byzantines. Paris. 1995. T. 53. P. 237—259.

7. Там же. P. 237—239.

8. Алексеенко Н.А. Готия в структуре византийской административной системы в Таврике во второй половине X века // Херсонесский сборник. Севастополь, 1998. Вып. 9.

9. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики // Византия и средневековый Крым. Античная древность и средние века. Барнаул, 1992. Вып. 26. С. 125.

10. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики. С. 128—129; Баранов И.А., Степанова Е.В. Церковная и военная администрация византийской Сугдеи // Археология Крыма. Симферополь, 1997. № 1. С. 86—87.

11. Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма С. 229.

12. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес // Материалы и исследования по археологии. М.: Л., 1950. № 17; Романчук А.И. Херсонес в XII—XIV вв.: Историческая топография. Красноярск, 1986; Очерки истории и археологии византийского Херсона. Екатеринбург, 2000; Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города // Причерноморье в средние века. М., 1991; Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. С. 268—366.

13. Богданова Н.М. Церковь Херсона в X—XV вв. // Византия. Средиземноморье. Славянский мир. М., 1991. С. 34—36.

14. Романчук А.И. Херсонес в XII—XIV вв.: Историческая топография. С. 30—180.

15. Романчук А.И. Херсонес в XII—XIV вв. С. 158—174; Очерки истории и археологии византийского Херсона. С. 60—70.

16. Описание ремесла и торговли в средневековом Херсоне составлено по работам: Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города. С. 23—86; Романчук А.И. Очерки истории и археологии византийского Херсона. С. 86—130.

17. Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города. С. 77—81, 87—91; Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. С. 276—280; Могаричев Ю.М. Забытый источник по истории средневекового Херсона // Херсонесский сборник. Севастополь, 2001. Вып. XI.

18. Повесть временных лет М.:Л., 1950. С. 37.

19. Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. М., 1982. С. 216.

20. См. подр.: Пономарев А.Л., Сериков Н.И. 989 (6496) год — год крещения Руси (филологический анализ текстов, астрология и астрономия) // Причерноморье в средние века. М., 1995. Вып. 2.; Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. С. 281—293; Рапов О.М. Русская церковь в IX — первой трети XII в. Принятие христианства. М., 1988. С. 208—254.

21. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес // Материалы и исследования по археологии. С. 13—15; Романчук А.И. «Слои разрушения X в.» в Херсонесе (к вопросу о последствиях корсунского похода Владимира) // Византийский временник. 1989. № 50; Беляев С.А. Поход князя Владимира на Корсунь (его последствия для Херсонеса) // Византийский временник. 1990. № 5; Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города. С. 93; Завадская И.А. О разрушении Херсонеса в X—XI вв. // Скифы. Хазары. Славяне. Древняя Русь. Спб., 1998. и др.

22. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики // Византия и средневековый Крым. Античная древность и средние века. Барнаул, 1992. Вып. 26. С. 125.

23. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики С. 125—129; Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города. С. 118.

24. Степаненко В.П. К статусу Тмутаракани в 80—90 гг. XI в. // МАИЭТ. Симферополь, 1993. Вып. 3. С. 259; Захаров В.А. Тмутараканское княжество // Сборник Русского исторического общества. М., 2002. Т. 4 (152). С. 64.

25. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики. С. 129

26. См. подр. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики. С. 129—133; Степаненко В.П. К статусу Тмутаракани в 80—90 гг. XI в; Гадло А.В. Проблема Приазовской Руси как тема русской историографии (История идеи) // Сборник Русского исторического общества. М., 2002. Т. 4 (152); Захаров В.А. Тмутараканское княжество.

27. Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города. С. 117.

28. Степаненко В.П. К статусу Тмутаракани в 80—90 гг. XI в. С. 254.

29. Захаров В.А. Тмутараканское княжество. С. 63—64.

30. Степаненко В.П. К истории средневековой Таврики. С. 133.

31. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 17—18; Романчук А.И. Очерки истории и археологии византийского Херсона. С. 53.

32. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 23.

33. Там же. С. 26.

34. Богданова Н.М. Херсон в X—XV вв. Проблемы истории византийского города. С. 100.

35. Герцен А.Г. К проблеме типологии средневековых городищ Юго-Западной Таврики. С. 86—87.

36. Могаричев Ю.М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма. С. 100—105.

37. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 26.

38. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. С. 28—29; Сорочан С.Б., Зубарь В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. С. 199.

39. Богданова Н.М. Бертье-Делагард А.Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде С. 36—54; Церковь Херсона в X—XV вв. С. 19—32.

40. Герцен А.Г. Рассказ о городе Феодоро // АДСВ. 2001. вып. 32 с. 257.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь