Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Самый солнечный город полуострова — не жемчужина Ялта, не Евпатория и не Севастополь. Больше всего солнечных часов в году приходится на Симферополь. Каждый год солнце сияет здесь по 2458 часов.

Главная страница » Библиотека » «Под сенью Ай-Петри»

Анна Галиченко. Крымские корни обитательниц русского монастыря Бюсси-ан-От во Франции

После церемонии закладки часовни в Багреевке, в православной программе Ялтинского радио прошло несколько передач, посвященных этому событию. Среди многочисленных откликов обратил на себя внимание совершенно неожиданный телефонный звонок.

Старейшая жительница Ялты Ираида Владимировна Глинкова услышала знакомую ей фамилию — Куртен, и уже при личной встрече сообщила, что в 1930 году брала уроки музыки у Марии Георгиевны Куртен, которая жила со своими двумя взрослыми дочерьми на Ломоносовском бульваре, в доме № 9. Она хорошо его запомнила, так как выйдя замуж после войны и едва переступив порог помещения, где ей предстояло поселиться с мужем, с удивлением узнала в нем квартиру своей бывшей учительницы.

Такой же адрес дома, принадлежавшего с 1912 года семье Залесских, указала в 1917 году молодая участница Художественной выставки в Ялте Екатерина Куртен, представившая туда несколько своих довольно неплохих рисунков. Далеко неслучайное совпадение адресов убедило нас в том, что Мария Георгиевна Куртен состояла в близком родстве, а, скорее всего, приходилась матерью будущей игуменье Евдокии, чьи чрезвычайно ценные свидетельские показания уже цитировались в первой главе нашей книги.

Интерес к этой удивительной, мало известной у себя на родине, подвижнице русского христианского благочестия возник у меня при посещении осенью 1997 года маленького французского городка Бюсси-ан-От и монастыря во имя Пресвятые Покрова Богородицы. В 1946 году его основала мать Евдокия, а ныне возглавляет игуменья Ольга (Слезкина).

Во время знакомства с жизнью монастыря пришлось убедиться, как свято почитают здесь память сестер-основательниц и их первой настоятельницы, как берегут заложенные ими устои женского православного монашества, «одновременно традиционного и открытого миру».

Всё как в каждом русском монастыре: неукоснительное соблюдение богослужебных правил, обязательные работы по хозяйству, в саду и на ферме и в то же время есть свой сайт в Интернете, свои издания богословской литературы, переводимой тут же на иностранные языки. Никаких национальных ограничений для тех, кто принял православие и захотел стать монахинями. Среди насельниц встречаются русские, француженки, испанки, гречанки.

Неизгладимое впечатление оставляют скромный, с любовью убранный храм, трапезная, крохотная часовня во имя Святого Серафима Саровского, кладбище, где покоятся честные останки первых монахинь.

С волнением узнала, что почти все они вышли из Крыма!.. Сразу же захотелось узнать, сохранили ли они здесь во Франции память о покинутой родине? В этом отношении неожиданным и даже символичным показалось мне прежнее название усадьбы, в которой приютился монастырь, — «Вишневый сад». Как, верно, обрадовалась ему, страстно любившая Чехова и Ялту, матушка Евдокия!

Таким же сокровенным смыслом, должно быть, обладали несколько деревцев кизила, выросших из косточек. До сих пор из плодов кизила в монастыре варят варенье, угощая им по большим праздникам. Это обязательное ритуальное действо, почерпнутое из быта горных монастырей Крыма, видно, напоминало изгнаннице о сокрытой в крымских горах Кизилташской пустыньке отца Сафрония, где, покидая мир, приняла постриг молодая вдова. Уже тогда проявлялась ее деятельная, отзывчивая натура.

Совсем недавно протоиерей отец Николай Доненко, настоятель Покровского храма в Нижней Ореанде, обнаружил факты участия двух сестер-монахинь — Евдокии и Дорофеи в сборе средств для нужд опальных священнослужителей.

В 1932 году их арестовали — за передачу денежной помощи назначенному на Феодосийскую кафедру архиепископу Арсению (Смолянцу). Спастись от неминуемой гибели и выехать во Францию им помогло французское происхождение отца.

Крепкими узами были связаны с Крымом и другие монахини. Мать Бландина — дочь видного деятеля земского движения князя В.А. Оболенского. Она родилась в Ялте и юность свою провела под Алуштой — в имении родителей «Саяни».

Мать Ия (в миру Татьяна Брунс) вышла из обрусевшей дворянской семьи Эйлеров-Брунсов, поселившейся в Таврии еще в конце XVIII века. Там и сейчас живут их потомки. Один из них — доктор наук, астроном Крымской астрофизической обсерватории А.В. Брунс.

Можно предположить, что и мать Сергия (урожденная Дараган, в замужестве Яновская) состояла в родстве с известной ялтинской благотворительницей Софьей Дараган и доктором Яновским, трагически погибшим в Ялте в том же страшном 1920 году.

Недаром к этой маленькой крымской диаспоре приник душой на закате жизни, навсегда опаленный лучами мертвого крымского солнца и уязвленный клеветническими обвинениями в коллаборационизме, Иван Сергеевич Шмелев. Единственной причиной тому являлось участие писателя в панихиде по всем расстрелянным и умученным жертвам большевизма. Она устраивалась русскими изгнанниками из Крыма в оккупированном немцами Париже.

Именно здесь, во французском «крымском» монастыре, его смятенная душа, наконец, обрела желанный миг бесстрастия, и он тихо отошел к Богу на руках преемницы игуменьи Евдокии — матушки Феодосии.

Связали свою судьбу с монастырем и обосновались по соседству представители знаменитых русских семей — Струве, Оболенских, Бобринских, Можайских. Уезжая оттуда, я увозила с собой воспоминания и стихотворения еще одной бывшей ялтинской гимназистки Ольги Михайловны Можайской (урожденной Веригиной), очерк-путеводитель по монастырю, составленный Ириной Басовой, дочерью (что тоже удивительно!) нашего замечательного ялтинского художника Якова Басова.

Сыновья Ольги Михайловны, Николай и Михаил Можайские, подарили мне копии уникальных фотографий и рисунков, кассету с фильмом о матери Евдокии, снятым Никитой Струве, вместе с оттиском им же написанного некролога по случаю ее кончины в № 122 «Вестника РХД».

Весь номер удалось потом отыскать у московских знакомых. Оказалось, что кроме некролога в нем напечатаны воспоминания игуменьи Евдокии об отце Сергии Щукине. Перечитывая обе публикации, я поняла, что они не только совпадают с контекстом нашей книги, но и значительно обогащают ее чрезвычайно важными сведениями из жизни некогда мирного, южного городка, погруженного по воле роковых обстоятельств в самый омут драматических событий отечественной истории. Поэтому, с любезного согласия Никиты Струве, обе статьи вошли в эту книгу. s

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь