Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » О. Гайворонский. «Повелители двух материков»

Ход черного шаха (1522—1523)

Взятие крымским войском Хаджи-Тархана — Хаджи-тарханским ханом становится Бахадыр Герай — Бегство Гази и Бабы Гераев в Крым — Заговор ногайских беев — Убийство Мехмеда и Бахадыра Гераев — Нашествие ногайских беев на Крым

Осенью 1522 года Мехмед I Герай пересек донские степи и вышел к волжскому берегу. За ним следовало войско в 130 тысяч крымцев и ногайцев.1 Ногайцы отлично зарекомендовали себя в прошлогодней московской кампании, и Мехмед I Герай не сомневался, что может целиком положиться на своих новых подданных во главе с их предводителем Мамай-беем.

Наступление на Хаджи-Тархан увенчалось полной победой: хаджи-тарханский правитель бежал, а Мехмед I Герай вошел в покоренный город и устроил там выборы нового хана. Теперь повелителем Хаджи-Тарханского юрта стал Бахадыр Герай.2

В ханской семье царило ликование. Зима и начало весны 1523 года стали временем, когда давняя мечта Гераев стала явью: под крыльями Крымского Юрта, наконец, были собраны все земли Улуса Бату. Как говорили о Мехмеде I Герае, в эти дни он был преисполнен гордости.3 Надо признать, у него были к тому все основания.

Участники похода самозабвенно праздновали победу, а приближенные ханских сыновей и вовсе чувствовали себя на вершине славы. Еще бы: теперь они стали первыми лицами при правителе Хаджи-Тарханского государства. В особенности ликовали слуги младших братьев Бахадыра — Гази и Бабы Гераев, и для некоторых из этих слуг искушение властью оказалось непосильным. Новоиспеченные управители, в одночасье скакнувшие высоко вверх по служебной лестнице, ринулись исполнять свои полномочия — и вскоре к хаканскому порогу стали стекаться хаджи-тарханцы, жалующиеся на самоуправство и притеснения.

Узнав о происходящих в городе безобразиях, Мехмед I Герай сильно разгневался. Он не для того шестнадцать лет готовился к взятию Хаджи-Тархана, чтобы теперь придворные служки разжигали своим поведением вражду к крымцам среди волжан. Он разыскал и строго покарал зарвавшихся приказчиков, а затем взялся и за сыновей, разбаловавших своих слуг.4

Отцовское наставление о правилах управления государством наверняка прошло очень бурно, поскольку Гази и Баба вышли из ханского шатра сильно оскорбленными. Еще бы: они были уже не детьми, а мужчинами (Гази Гераю недавно стукнуло целых девятнадцать лет, а Баба был лишь немногим младше), и получать от отца нагоняи — да еще, наверняка, в присутствии подданных — было для них крайне унизительно.

К пылающим обидой молодым принцам тут же подступили некие беи. Очевидно, это были Ширины, которые с самого начала не желали идти в Хаджи-Тархан (ибо разжиться в пустынном краю было нечем, а ханская «слава» их заботила мало) и давно уже были раздражены благоволением хана к Мангытам.5 Возможно, они и нашептали вспыльчивым юношам, что отец не должен обращаться с ними, как с младенцами, и что раз Мехмед Герай позволяет себе так унижать своих сыновей, то пусть сам и управляет покоренной страной. Эти или другие доводы привели безвестные благожелатели, но в тот же вечер Гази и Баба Герай вскочили на коней и вместе с беями (а заодно и с бейскими войсками) поскакали обратно в Крым.6 Если отец настолько не ценит их — что ж, гордые принцы не держатся за свои новые посты и готовы вернуться домой.

Мехмед Герай далеко не сразу узнал о ночном бегстве своих сыновей и крымских беев, а Мамай-бей с братом Агишем уже были в курсе всех новостей и зорко наблюдали за событиями. Убедившись, что Гази с Бабою и частью крымских войск покинули Хаджи-Тархан, ногайские предводители принялись за дело: настал час осуществить тайный план, задуманный ими задолго до похода.

Перейдя несколько лет назад в крымское подданство, ногайские правители — Шигим, а затем Мамай — сделали это вовсе не по доброй воле, а лишь потому, что были изгнаны с родных мест казахами. Мехмед Герай, конечно, знал это, но наверняка надеялся, что гости обживутся в крымских степях и останутся здесь навсегда, как это было с ордынцами при Менгли Герае. Потому-то он, несмотря на нарекания крымских беев, и окружил ногайскую знать особым почетом. Однако гордых степняков это положение не устраивало. Ногайцы издавна привыкли подчиняться только своим собственным беям, и статус ханских вассалов был для них тягостен.

Пока в землях Ногайской Орды хозяйничали казахи, беженцам оставалось лишь смириться с властью крымского хана, приютившего их в своих владениях. Но грозный казахский правитель недавно умер, его подданные вернулись обратно в Среднюю Азию, и Ногайской Орде пора было возвращаться на прежние кочевья.7

Потому-то Мамай с такой готовностью и двинул свою многотысячную армию к Волге вслед за Мехмедом Гераем: он собирался вернуться в родные края и больше не появляться в крымских пределах. Но тут вырастала новая проблема: воцарение в Хаджи-Тархане Бахадыра Герая сулило ногайцам, что их орда, даже вернувшись на прежние земли, навсегда останется под надзором ханского ока. Этого Мамай-бей, конечно, не хотел.

У бея состоялся очень серьезный разговор с братом, который сказал, что ногайцы совершенно напрасно помогают крымцам в борьбе за Хаджи-Тархан. Влияние Крыма растет с каждым днем, и Мехмед Герай уже стал властелином Волги. Все закончится тем, — убеждал Агиш, — что невероятно усилившийся хан однажды захочет избавиться от Мамая с Агишем и убьет их.8 Мамай согласился, что это вполне возможно. И действительно: почему бы хану, воцарившему родичей над всеми волжским ханствами, не поставить кого-нибудь из своих сыновей и над Ногайской Ордой?

Так было решено избавиться от хана и его сына, самим завладеть Хаджи-Тарханом и вернуть народ на старые кочевья. Это было явным предательством по отношению к Мехмеду Гераю, но, как рассудили ногайские вожди, свобода была дороже.

Обнаружив наутро, что Гази и Баба бежали в Крым, Мехмед Герай пришел в растерянность. Еще более тяжким ударом для него стало бегство бейских отрядов. Но тут к хану вошел его преданный соратник, Мамай-бей. Он пообещал, что поможет догнать и наказать беглецов.9 Эти слова вернули Мехмеду Гераю уверенность: пусть часть крымцев сбежала, но с ханом по-прежнему остаются верные ему ногайцы. Хан и его старший сын собрали оставшиеся крымские войска и отправились вместе с Мамаем по следам ночных дезертиров. За городом к ним присоединился Агиш с многотысячной ордой, а также друзья и родичи ногайских беев — хаджи-тарханские и крымские Мангыты во главе с Тениш-мирзой. Настал вечер, и войско остановилось на ночлег. Мангытские беи и мирзы собрались в шатре Мехмеда Герая на ужин.10

Как говорит предание, ходившее между кавказскими ногайцами еще сто лет назад, после обильного пиршества Мехмед Герай сел играть с Мамаем в шахматы. Зрители столпились вокруг клетчатого поля, наблюдая за сражением белого шаха с черным. За спиной хакана встал племянник Мамая, Урак-мирза, носивший прозвище Дели («Бешеный»). Он внимательно следил за руками Мамая.

Хан подвинул свою фигуру. Бей надолго задумался над своей шахматной армией, затем осмотрелся вокруг — и впечатал в доску очередной ход. Бешеный Урак, давно ожидавший этого заранее условленного знака, выхватил саблю и отрубил Мехмеду Гераю голову, затем рванулся к Бахадыру Гераю и тоже обезглавил его. В ту же минуту были перебиты и все ханские приближенные, что оказались в компании игроков.11

Тем временем большое ногайское войско по команде набросилось на крымскую армию, которая уже устроилась на ночевку и, разумеется, не ожидала нападения от расположившихся рядом союзников. Те, кто не был истреблен в этой ночной атаке, бросились наутек.

Мамай с Агишем вышли из залитого кровью шатра и пустили своих бойцов в погоню за отступавшими крымцами. Хаджи-Тархан и Заволжье теперь никуда не уйдут от бея, а пока что следовало ненадолго вернуться на запад — туда, где лежал совершенно незащищенный и богатый всяким ценным добром Крым.

Весть о гибели хана и разгроме крымского войска быстро разнеслась по всему краю. Ногайцы, остававшиеся в Хаджи-Тархане, покинули город и помчались вслед за Агишем и Мамаем — никто не хотел упустить возможности поживиться в Крыму. Город опустел, там не осталось ни крымцев, ни ногайцев: одни бежали прочь, а другие гнались за ними. Свергнутый хаджи-тарханский хан беспрепятственно вернулся в свою столицу и занял оставленный трон.12

Тысячи крымских воинов, ошеломленных смертью главнокомандующего, беспорядочно отступали, разбегаясь мелкими группами по степям, где их отыскивали и истребляли ногайцы. Крымцы стремительно удалялись от Волги, но вскоре перед ними встал преградой Дон. Стоял март, и уже начался ледоход: теперь реку нельзя было перейти по льду, а переплывать ее в холодной воде среди кружащихся льдин было смертельно опасно. Но выбирать не приходилось — преследователи приближались — и беглецы бросались в воду, надеясь добраться до западного берега. Кое-кому повезло, но для многих Дон превратился в могилу. Странники, что проезжали этими краями спустя несколько месяцев, на протяжении нескольких дней пути встречали на речном берегу трупы утонувших людей, лошадей и верблюдов, а также множество брошенных телег.13

Гази и Баба Гераи с отрядом в полсотни человек примчались в Крым 7 апреля. Их догоняли ногайцы, к которым присоединился и Шейх-Айдер — сын последнего ордынского хана Шейх-Ахмеда. Едва достигнув Перекопа, ханские сыновья немедленно попытались укрепиться там и заслонить врагу проход на полуостров, однако наспех организованная оборонительная линия продержалась лишь три дня, а на четвертый день лавина неприятельской армии прорвала ее и хлынула на крымские просторы. Здесь вражеское войско разделилось на два потока, из которых первый направился к Кырк-Еру, а второй — к Кырыму. Степнякам не удалось взять этих укрепленных городов, где скрылась семья Мехмеда Герая, но вся прочая территория полуострова оказалась в их полном распоряжении.

Тем временем к укреплениям Ор-Капы из степей подошли остатки бейских отрядов Мемиша Ширина и Девлет-Бахты Барына, за которыми следовали также бей рода Сиджеут, уцелевшие бойцы ханской гвардии и ханский сын Ислям Герай. Им удалось собрать по степям 12 тысяч человек из разбежавшейся крымской армии и даже разбить несколько отставших ногайских улусов. Беи подошли к Перекопу 29 апреля, но здесь их встретил Шейх-Айдер. Битва закончилась разгромом крымцев. Ислям Герай попал в плен, а разбитое бейское войско бросилось под защиту крепости Ор-Капы — однако турки, служившие в крепостном гарнизоне, в страхе за свою жизнь не отперли ворот и лишь затащили веревками на крепостную стену уцелевших беев и мирз, а всех остальных оставили снаружи, на волю судьбы и неприятеля.14

Больше защищать Крым было некому.

Орда безнаказанно грабила Крым на протяжении целого месяца. В ее руки перешел весь найденный в Крыму скот и лошади, а также масса пленных — в основном, жителей горно-лесных районов. Также из Крыма были выведены улусы тех ордынцев и ногайцев, что поселились на полуострове в последние десятилетия. Когда добыча была собрана, неприятель повернул назад и удалился к Хаджи-Тархану. Узнав, что ногайцы покинули полуостров, в Крым потянулись тысячи его жителей, разбежавшихся от погрома по причерноморским степям.15

Избежавшие пленения крымцы подсчитывали потери, а беи и мирзы съехались вместе для избрания нового хана. Поскольку старшим из всех членов ханского рода, остававшихся на тот момент в Крыму, оказался девятнадцатилетний Гази Герай, то он и стал правителем страны. Калгою при нем был назначен Баба Герай.16

Так великая победа сменилась ужасающим разгромом, равного которому полуостров не помнил со времен Тимур-Ленка.

Примечания

1. Вологодско-Пермская летопись, в Полное собрание русских летописей, т. XXVI, Москва 1959, с. 312.

2. С. Герберштейн, Записки о Московии, с. 183; И.В. Зайцев, Астраханское ханство, с. 90—94; В.В. Трепавлов, История Ногайской Орды, с. 166.

3. И.В. Зайцев, Астраханское ханство, с. 90; В.В. Трепавлов, История Ногайской Орды. с. 167.

4. В.Д. Смирнов, Крымское ханство, с. 299; Халим Гирай султан, Розовый куст ханов или История Крыма, Симферополь 2004, с. 24.

5. Об этом Ширины заявляли в своем послании к Саадету Гераю. Желая настроить султана против хана, они добавляли, что Мехмед Герай хочет взять Хаджи-Тархан ради того, чтобы объединиться затем с персидским шахом против османов (Le khanat de Crimée dans les Archives du Musée du Palais de Topkapi, p. 106).

6. В.Д. Смирнов, Крымское ханство, с. 299; Халим Гирай султан, Розовый куст ханов или История Крыма, с. 24—25.

7. В.В. Трепавлов, История Ногайской Орды, с. 161—162, 169.

8. С. Герберштейн, Записки о Московии, с. 184.

9. В.Д. Смирнов, Крымское ханство, с. 300.

10. В.Д. Герберштейн, Записки о Московии, с. 184; В.Д. Смирнов, Крымское ханство, с. 300.

11. И.В. Зайцев, Астраханское ханство, с. 92—93.

12. И.В. Зайцев, Астраханское ханство, с. 95. Когда войска ушли, жители Хаджи-Тархана нашли тела Мехмеда Герая и его сына и похоронили у себя в городе (M. Kazimirski, Précis de l'histoire des Khans de Crimée depuis l'an 880 jusqu'en l'an 1198 de l'Hégire, «Journal Asiatique», t. XII, 1833, p. 361—362; Халим Гирай султан, Розовый куст ханов или История Крыма, с. 22). Точное место погребения неизвестно.

13. В.Е. Сыроечковский, Мухаммед-Герай и его вассалы, с. 57.

14. А. Малиновский, Историческое и дипломатическое собрание дел, происходивших между российскими великими князьями и бывшими в Крыме татарскими царями с 1462 по 1533 год, «Записки императорского Одесского общества истории и древностей», т. V, 1863, с. 235—236; В.Е. Сыроечковский, Мухаммед-Герай и его вассалы, с. 57; И.В. Зайцев, Астраханское ханство, с. 96.

15. А. Малиновский, Историческое и дипломатическое собрание дел, с. 235; В.Е. Сыроечковский, Мухаммед-Герай и его вассалы, с. 57—58; И.И. Смирнов, Восточная политика Василия III, с. 46—47.

16. В.Д. Смирнов, Крымское ханство, с. 300.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь