Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Самый солнечный город полуострова — не жемчужина Ялта, не Евпатория и не Севастополь. Больше всего солнечных часов в году приходится на Симферополь. Каждый год солнце сияет здесь по 2458 часов.

Главная страница » Библиотека » Г.Т. Чупин. «Предыстория и история Крыма»

Феодоро или Мангупское княжество

После разгрома Византии крестоносцами Крым попал в сферу влияния Трапезунда1, но из-за недостаточного контроля со стороны его властей фактически был предоставлен самому себе. Создались условия, и созрела необходимость, в целях самообороны, образования из мелких разрозненных княжеств и самостоятельных городов-крепостей более крупного и сильного, как в военном, так и в экономическом отношении, объединения. Этому способствовали политические эмигранты из Византии. В VIII веке, ослабленная междоусобицами иконоборческая Византия не могла препятствовать переселению в Таврику гонимых ею иконопочитателей. Монахи, купцы, феодалы, иногда даже очень крупные, со своей челядью, подчиненными крестьянами, зависимыми ремесленниками, большими группами мигрировали на побережье Крыма, ища там пристанища. Они везли с собой с родины феодальные формы правления, еще не ведомые на полуострове. Так появляется в Крыму новая форма правителя — крупный землевладелец, обладатель обширных земельных владений, присвоение которых осуществлялось в результате прямого захвата, ранее не принадлежащих ему земель, или при помощи постепенного экономического закабаления соседствующих крестьян, в том числе и своих односельчан. Дальнейшее обогащение и перерастание в крупные феодально-помещичьи хозяйства способствовало и приводило к появлению в VIII—X веках высокоорганизованных поселений с замками и монастырями, с многочисленными постройками, окруженными оборонительными стенами. Так появляются Качи-Кермен — монастырь-крепость, Сюиренская крепость на Бельбеке, связанный с ней пещерный монастырь — замок Сарджик на реке Черной и многих других, в том числе и два более крупных княжества.

Одно из них — Кырк-Орское с центром в городе, находившемся на месте развалин современного «пещерного города» Чуфут-Кале. Это княжество включало в свои пределы долины рек Качи, Бодрака и Альмы до впадения их в море. Это княжество с приходом в Крым монголо-татарских орд было завоевано ими и ушло в тень истории.

Другое княжество — Феодоро с центром в городе под тем же названием, расположенным на горе Мангуп, поэтому часто это княжество именуется Мангупским. Письменных свидетельств об этом княжестве очень мало; скупость письменных источников делает его историю загадочной и не вполне ясной. И только археологическим методом исследования удалось устранить многие «белые пятна» в его истории. Предполагают, что Феодоро (Мангуп) возник в VI веке, как маленькое поселение, а затем, постепенно разрастаясь, превратился в город-крепость, который со временем перерос в княжество с государственными очертаниями. Его исследованию посвятили свои труды ученые П.С. Паллас, П.И. Кеппен, А.Л. Бертье-Делагард и многие другие. Ими установлено, что в состав княжества входили многочисленные села, замки и монастыри в бассейне рек Черной, Бель-бека, а также часть южного берега Крыма. К середине XV столетия, когда княжество достигло наибольшего экономического и политического подъема, оно стало занимать достаточно большую территорию в юго-западном Крыму: на северо-востоке до левого берега реки Качи и охватывало южное побережье от Алушты до Балаклавы (Чембало), захваченное у него генуэзцами.

Мангупское княжество имело свой порт в устье реки Черной, через который вело активную торговлю с портовыми городами Крыма и другими странами. Для защиты его была построена крепость Каламита, руины которой сохранились в Инкермане под Севастополем до настоящего времени.

Мангупское плато, на котором расположено Феодоро, словно остров, возвышается среди трех смежных долин: Каралезской, Джан-Дере и Адым-Чокрамской. Археологами установлено, труднодоступное плато люди с самых древнейших времен использовали для своих убежищ, а позднее для строительства крепостей. К XII столетию Феодоро было уже окружено оборонительными стенами и башнями, занимало площадь около 90 га, превратилось в крепость, способную противостоять непрошенным гостям.

В XII—XIV веках Феодоро из малого укрепления становится большим, из рядового поселения превращается в город, принимает титул столицы довольно крупного, по тем временам, княжества, становится центром культуры всей южной и юго-западной части полуострова и является реальной политической силой не только в Крыму, но и далеко за его пределами. Он стал одной из самых крупных крепостей средневекового Крыма и в случае опасности принимал под защиту много окрестного населения.

Оборонительные сооружения и естественные природные преимущества превращали столицу Мангупского государства Феодоро в сильную и неприступную крепость. С трех сторон его края с оборонительными стенами были ограничены скалистыми обрывами до 40 м высотой. И только северный склон плато, на котором размещался город, прорезали три глубоких оврага: Капу-Дере (от слов: «капу» — вход, ворота и «дере» — овраг) — вход в овраг; Гамам-Дере (Банный овраг) и Табана-Дере (Кожевенный овраг). Поэтому только с этой стороны можно было не только войти пешком, но и въехать на плато. В мирное время подъем в город по этим оврагам представлял определенные трудности, при военных же обстоятельствах подъем в город был возможен только через Капу-Дере и то, при ослаблении бдительности со стороны обороняющихся. Подступы к столице Мангупского княжества охранялись Инкерманской крепостью — Каламитой, крепостью Чембало, которая была предлогом для постоянных споров из-за нее с генуэзцами и Эски-Керменской крепостью, неподалеку от которой стояла старая крепость, которую татары называли Кыз-Куле. Хозяин этой крепости был вассалом Феодоро.

На север от Мангупа, правее Каламиты, Предгорье, а за ним обширные степи, обжитые позднее татарами. Правее, восточнее Кырк-Оре — княжество, захваченное в XII—XIV веках татарами, за ним высится крепость Тепе-Кермен, а еще правее — небольшая крепостица Бурун-Кая, охранявшие живших в округе греков, единоверцев феодоритов. Ими построен богатый монастырь Качи-Кальон, находящийся перед крепостью Тепе-Кермен. До этих мест доходит северная граница Феодоро. На восток границы Мангупского княжества уходили за могучий Чатыр-Даг под самую крепость у моря — Алустон, являвшейся постоянным предметом спора, как и Чембало на западе, и причиной частых вооруженных схваток феодоритов с генуэзцами. Таким образом, Южное Поморье стойко удерживалось под контролем Мангупского княжества. Поморье с севера было прикрыто Главной грядой Крымских гор: Кемаль Эгерек, Демир-Капу, между которыми горы пониже — Эндека, Рока, Оксек, которые надежно защищали. На Главной гряде сохранились развалины построенных в VI веке «длинных стен» и византийских крепостей Алустон и Гурзувита, а также более поздних — VIII—IX вв. построенных укреплений монастырей: св. Апостола в Партените, Ай-Тодора под Ламбатом, Панеа возле селения Ай-Панда.

Главная гряда Крымских гор — Тавра, давшая в древности имя полуострову и его обитателям, была единственным прикрытием Мангупского княжества и Поморья от варваров. Таковы границы этого средневекового государства, население которого составляли греки, армяне и другие потомки древних жителей юго-западного Крыма, христиане по религии, а его правители именовали себя князьями.

Конкретных данных о раннем этапе истории этого княжества очень мало. Остаются не вполне выясненными имена первых мангупских князей. Этому вопросу, как было сказано выше, посвятили не одну страницу своих трудов первые виднейшие исследователи Крыма и его средневековья — П.И. Кеппен2, А.А. Бертье-Делагард3. Ими высказаны предположения, что первыми князьями были выходцы из Трапезунда, и являлись потомками знатного армянского рода Гаврасов, находившихся в Крыму с XII столетия в качестве византийских топархов (наместников). Возможно, поэтому мангупские князья сохранили трапезундскую, по сути, византийскую символику — двуглавый византийский орел был на гербе Мангупского княжества.

При раскопках византийской базилики в 1913 году обнаружены надписи, которые называют имена правителей — сотников, относящихся к более раннему периоду: Чичикия и Хуйтани, по-видимому правившие в Мангупе в середине XIV века, возводившие какие-то укрепления. За ними идут Василий и его сын Стефан. Имеется сообщение, что в конце XIV века (1393 г.) в Москву приезжал правитель Мангупа Стефан (Степан Васильевич) Ховра4 с сыном Григорьем для налаживания дипломатических связей. В документах, относящихся к концу XIV века, есть упоминание о мангупском правителе — Дмитрии, воевавшем против литовцев на стороне татар в союзе с владетелем соседнего Кырк-Орского княжества. В начале XV века в княжестве Феодоро правил энергичный и умный Алексей, сын Стефана, названный в надписи «владетелем Феодоро и Поморяя». Чтобы обеспечить вход к морю, Алексей восстановил крепость Каламиту. В 1433 году он завладел Балаклавской бухтой и крепостью Чембало, которую генуэзцы еще в 1357 году отняли у княжества Феодоро. Далее развернулись события, о которых следует рассказать более подробно.

Получив известие о потере Чембало, сенат Генуи взял ссуду в банке св. Георгия. Этот банк в XV веке финансировал и осуществлял руководство генуэзскими колониями в Крыму. На полученную ссуду сенат снарядил карательную экспедицию против осмелившихся посягнуть на собственность, состоящую из 20 галер с 6000 отборных морских и сухопутных воинов под командованием опытного генуэзского военачальника Карло Ломеллино. Поход готовился спешно и скрытно. Не совсем случайно стали известны подробности этой экспедиции. Венецианские власти бдительно следили за любыми действиями своих соперников. В команду одной из галер в качестве матроса был внедрен венецианский агент (шпион), в обязанности которого входило посылать в Венецию подробные донесения о походе и военных действиях генуэзцев. Благодаря этому истории стало известно о действиях Генуи против Феодоро.

4 июня 1434 года к Чембало подошел генуэзский флот, а 5 июня уже завязался жестокий бой. Генуэзцы перерезали цепь, заграждающую узкий проход в гавань, и в нее вошли, вооруженные бомбардами, боевые суда. 6 июня был высажен на берег крупный десант, который осадил город. Но этого оказалось недостаточно. На следующий день, выгрузив на сушу несколько пушек, генуэзцы обстреляли одну из башен крепости. Это навело большой страх на жителей Чембало, вечером того же дня они начали переговоры, соглашаясь сдаться на условиях сохранения имущества и жизни жителей. Однако генуэзцы потребовали сдачу города без всяких условий. 8 июня сражение возобновилось с еще большей ожесточенностью и ворота крепости оказались в руках атакующих. Среди осажденных находился юный сын мангупского князя Алексея — тоже Алексей. Вместе с 70-ю воинами он отступил внутрь крепости, но силы были неравными, и вскоре пришлось прекратить сопротивление. Княжеский сын и еще несколько человек получили пощаду и были перевезены на суда генуэзцев, где некоторое время находились в плену. Город, по существовавшим варварским обычаям, был отдан на разграбление солдатам, в ходе которого было перебито множество жителей.

Генуэзцы на этом не успокоились, на следующий день, не теряя времени, галеры направились к Каламите. На предложение сдаться ее жители ответили, что если им будет сохранена жизнь и имущество, они сдадутся к вечеру следующего дня. Получив согласие генуэзцев, каламитяне выиграли время, незаметно для врага, тайными тропами ушли из крепости. Узнав об этом, разъяренные генуэзцы подожгли город. Оставаться долго в обезлюдевшей Каламите без продовольствия они не могли и вернулись в Чембало.

После этого генуэзцы двинулись вдоль берега на восток, грабя население, разрушая замки и крепости местных феодалов, принуждая силой к повиновению тех, кто пытался сопротивляться. Так неудачно закончилась попытка феодоритов вернуть себе Чембало. Несмотря на потерю Чембало и Балаклавской бухты, захваченных генуэзцами, Мангупское княжество продолжало успешно торговать со многими странами. Эта торговля значительно расширилась при Алексее-младшем. Торговля шла в основном через Каламиту, процветание которой началось после угасания Херсонеса.

Пребывание в плену княжича Алексея было недолгим, он был освобожден в том же 1434 году по случаю смерти отца и стал наследным правителем Феодоро. Здесь проявилась дальновидность генуэзских властей. Назревала турецкая угроза, и надо было искать союзников. Самым реальным союзником может стать только Мангупское княжество, и они стали искать сближения с ним. Алексей-младший шел навстречу. В течение всего княжения Алексея-младшего не было стычек с генуэзцами.

При Алексеях — отце и сыне Феодоро достигло наибольшего расцвета. Алексей-младший уделял много времени налаживанию добрых отношений с соседями и внутреннему обустройству княжества. Рядом с княжеским дворцом Феодоро в пещерном храме размещалось епископство Готии. Напротив него, в своей резиденции Шулдан жил епископ Готской епархии. Князи, епископ и вся земля Феодоро, хотя и жили каждый сам по себе, веками сложившимися обычаями, приживавшимися в княжестве византийскими законами, однако во всем просматривается властная тень двуглавого орла Палеологов, повелителей Константинополя. Тем не менее, феодориты давно привыкли жить своим умом, соответственно обязательствам и, несмотря на эту «тень», на далекую Византию смотрели, как на отдаленных родичей.

После смерти Алексея-младшего в Феодоре княжил (по татарским источникам) его сын Олу-Бей или Улубей (большой князь). Надо сказать при этом, что это его татарское прозвище не является его настоящим именем до 1475 года — разгрома Феодоро турками, все князья Мангупского княжества были христианами и носили православные имена, поэтому Олу-Бей, безусловно, имел настоящее христианское имя. Кличка «Олу-Бей» сохранилась за ним, по-видимому, за тесное сотрудничество с татарами.

Олу-Бей умер в 1471 году и правителем Феодоро становится не его сын, как этому следовало быть по традиции, а брат Исаак, по генуэзским документам — Саик, а по русским — Исайко. Почему так произошло, история умалчивает. Есть предположение, что после смерти Олу-Бея началась «семейная» междоусобная борьба за обладание княжеским престолом. Кстати, это было на руку сильной, организованной на принципах единоначалия Османской империи, вынашивающей идею захвата Крыма.

Став правителем, Исаак, чтобы упрочить свое положение, стал искать союзников, т.к. обстановка была тревожной. Турки, захватив в 1461 году город Трапезунд, тем самым покончили с Трапезундской империей и стали самой сильной державой на Черном море с агрессивными замашками.

Исаак завязывает дипломатические связи с Московским княжеством и Молдавией. В 1472 году племянницу, дочь умершего Олу-Бея, выдал за молдавского господаря Стефана Великого (Душана). В 1474—1475 годах вел переговоры с Великим князем Московским Иваном III, который со своей стороны поручил вести эти переговоры своим послам с «Исайкой» о браке своего сына с дочерью Мангупского князя. Переговоры не были завершены и прекратились — умирает «Исайка» в первой половине 1475 года. Законный наследник Феодоро — Александр, сын Олу-Бея находился в это время в Молдавии у сестры Марии, которая была замужем за молдавским «господарем». Узнав о смерти дяди, он спешно прибыл в Мангуп и занял престол отца. С собой он привел вооруженный отряд «на всякий случай», который ему дал Стефан Великий. Вскоре после прихода к власти в Мангупе Александра, в июле 1475 года, после захвата генуэзского побережья, городов Каффы и Солдеи, турецкие войска подошли к столице Феодоро и осадили ее. Феодоро и Александр со своей молдавской дружиной дрались самоотверженно. Осада затянулась. Пять раз турки ходили на приступ и не могли взять. Применили военное новшество века — огнестрельное оружие, но безрезультатно. Мужество осажденных сломил только голод и болезни. После почти шестимесячной обороны они вынуждены были сдаться на милость победителя. Несмотря на обещание, «милости» не было, турки после взятия города зверски расправились с населением, не щадили ни детей, ни стариков. Город был подвергнут разграблению и пожарам. Александр был увезен в Стамбул и заключен в тюрьму, где из-за невыносимых условий вскоре умер, по другим источникам был казнен. Женская часть княжеского двора была отправлена в гарем султана. Все другие родственники Александра по мужской линии разделили его судьбу. Живым оставили лишь младшего его сына, который был увезен в Стамбул, где вырос и воспитывался в духе врагов его отца. Затем он стал родоначальником знатной, но не влиятельной фамилии. Таким образом, Александр был последним князем православного княжества Феодоро, храбрым его защитником и свидетелем его гибели.

На землях княжества был образован турецкий кадыллык, своего рода судебно-административный округ, подчиненный непосредственно султану с центром в Мангупе и кадием (судьей) во главе.

Учитывая стратегическое значение Мангупа, турки перестроили оборонительные сооружения и поставили в нем гарнизон.

К названию Мангуп они прибавили «Кале» и стали называть Мангуп-Кале, что означало — Мангупская крепость. Каламита была переименована в Инкерман, а Чембало стало называться Балаклавой.

Крепость Мангуп-Кале стала использоваться турками как тюрьма для захваченных знатных пленников. В нижних этажах и подвалах донжона5 содержались захваченные в плен русские и украинские люди при набегах турецких отрядов на московские, литовско-русские, польские земли. В 1569 году здесь был заключен московский посол Афанасий Нагой, а с 1572 по 1577 годы здесь томился в плену воевода Василий Грязной.

По мере укрепления власти Османской Турции в Крыму, значение Мангуп-Кале постепенно падает, уменьшаются гарнизоны, оборонительные сооружения реже ремонтируются. С годами Мангупская крепость превращается в памятник истории. Известный нам французский инженер Боплан, побывав в Феодоро в 1660 году, отозвался о ней, как о незначительном местечке. К концу XVII столетия крепость еще сохранила свое значение, но могущественная Мангупская столица уже утратила окончательно свое значение и шла к запустению. На картах Крыма в XVII и первой половине XVIII столетий она еще показана, но во второй половине XVIII века ее уже нет. После заключения Кючук-Кайнарджийского мирного договора между Россией и Турцией (1774 г.), по которому все христианское население острова должно «в добровольно-принудительном» порядке покинуть Крым, Феодоро лишается последнего присмотра и быстро превращается в развалины. После 1783 года, после присоединения Крыма к России, Мангуп, оказавшись в стороне от новых проезжих дорог, приходит в полное запустение. После разгрома Мангупского княжества в Крыму остается только Крымское ханство, которое практически не нуждалось в Мангуп-Кале и на его физическое состояние не обращало никакого внимания.

До наших дней от некогда крупного крымского государства — Феодоро сохранились только развалины. Из построек Мангупа полнее всего сохранилась цитадель, пещерные боевые казематы, остатки мощных оборонительных стен, башен, княжеского дворца, жилых домов, большого храма — базилики святых Константина и Елены. Без должного присмотра и они в недалеком будущем ветрами и дождями смоются с лица земли.

Приход турок в Крым и разгром ими генуэзских колоний и Мангупского княжества, захват других земель в Северном Причерноморье в корне изменило политическую обстановку на полуострове. Крымскому ханству ничего не оставалось, для того, чтобы выжить, как признать силу турецкого султана, искать с ними дружбу, идти на вассальную зависимость к нему, которое официально приняло Крымское ханство в 1478 году. Под непосредственную власть турецкому султану перешли владения генуэзцев и земли Мангупского княжества. Степная же часть Крыма и земли в нижнем течении Днепра остались под властью крымского хана. Верховная власть в ханстве номинально принадлежала хану, однако он назначался султаном и во многом зависел от него.

Захватив Таврику, турки с помощью итальянских специалистов соорудили на перекопе мощную крепость Ор-Капу, обезопасив тем самым Крым и свое присутствие в нем от случайных нападений со стороны материковой части. С этого времени у Перекопского вала появляется еще одно имя — Турецкий вал.

Махмед II Фатых (1432—1481 гг.), турецкий султан, завершив успешную завоевательную политику в Малой Азии и на Балканах, захвативший в 1453 году Константинополь, сделав его столицей Османской империи и тем самым положивший конец существованию Византии, покорив Северное Причерноморье и Крым, на Черном море на долгое время установил господство османской Турции. Личная мечта и желание его ближайшего окружения сделать это море внутренним морем Турции в какой-то степени осуществились.

Примечания

1. Трапезунд или Трапезундская империя, государство на северо-востоке Малой Азии в 1204—1461 гг.; столица — Трапезунд (современный Трабзон). Основан внуками византийского императора Андроника I Алексеем и Давидом Комнинами при содействии грузинской царицы Тамары. Завоеван турками в 1461 г. (Советский энциклопедический словарь. М., 1990, с. 1362—1363)

2. Кеппен П.И. Крымский сборник. СПб 1837, 1992, с. 95—96

3. Бертье-Делагард А.Л. Каламита — Феодоро. И.Т.У.А.К. вып. 55 Симферополь, с. 34

4. Ховр — измененное на русский лад родовое имя династии князей Феодоро. (прим. автора)

5. Донжон — главная башня в средневековом замке. (прим. атвора)

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь