Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Главная страница » Библиотека » Ю.А. Кулаковский. «Прошлое Тавриды. Краткий исторический очерк»

XV. Итальянцы в Тавриде. Кафа во владении генуэзцев. Отношения к татарам. Римско-католические епископы в Тавриде. Свидетельства Ибнбатуты о Сугдее и Керчи. Утверждение генуэзцев в Сугдее и ее округе. Предоставление им Готии. Солхат. Армяне в Тавриде

Ко времени татарского господства в черноморских степях относится прочное утверждение итальянцев на побережье Тавриды. Уже в 1169 году император Мануил Комнин заключил договор с Генуэзской республикой, в силу которого генуэзские корабли получили право вести торговлю во всех портах побережья, кроме Матрахи и «России». За время латинской империи в Константинополе (1204—1261) Черное море было открыто для Венецианцев, умевших извлекать торговые выгоды из завоеванного положения. В 1260 году прибыли в Сугдею два венецианских купца по фамилии Поло и завели здесь торговые предприятия. Их старший брат, Марко, имевший большие торговые обороты в Константинополе, когда решился вернуться на родину, составил в 1280 году духовное завещание, по которому предоставил, между прочим, дом, принадлежавший ему в Сугдее, находившимся там францисканцам.

Когда Михаилу Палеологу удалось отвоевать Константинополь у латин и восстановилась греческая империя, Генуэзцы, соперничавшие с Венецианцами, за услуги, оказанные при этом императору, получили право исключительной торговли по берегам Черного моря. В 1266 году они прочно обосновались на крымском берегу в местности древней Феодосии. Этот город, бывший в конечном запустении в VIII веке, начал новую блестящую историю под новым именем Кафы. Самое место им пришлось купить у какого-то татарского владельца.

Венецианцы, успевшие уже раньше развить свою торговлю в Черном море, нашли доступ к Михаилу Палеологу, который предоставил также и им право селиться на черноморском побережья. Они основались в Сугдее, которая носила у итальянцев имя Солдайи. В 1287 году назначенный туда консул получил полномочия в отношении ко всей хазарии, Gazaria, как звали на Западе прилегающие страны по воспоминанию о давно минувших временах. Генуэзским купцам запрещено было под угрозой штрафа проводить более трех дней в Сугдее и вести какие-либо торговые обороты на всем побережья от Сугдеи до Кафы. В 1299 году обе республики заключили между собой вечный мир, который, впрочем, не прекратил соперничества и столкновений. Быть может, это примирение стояло в связи с событием 1298 года: страшным разорением, которому подверг Ногай все города побережья. В Кафе был убит внук Ногая, которого он послал для сбора дани. Явившись с огромным войском, Ногай взял Кафу и сжег ее, при чем было перебито множество купцов различной национальности. Ограблены были также города: Сару-Керман (т. е. Херсон), Кырк-Йер (ныне Чуфут-Кале), Керчь и др.1 Тогда же пострадала и Сугдея.

Феодосия (Альбом Иванова Е.)

Спустя несколько лет, в 1308 году, Кафа подверглась новому разорению от татар, о чем сохранил свидетельство современный сугдейский летописец, заносивший свои заметки в синаксарь2. Генуэзцы умели справляться с посещавшими их бедствиями, развивали свои торговые обороты на черноморском побережье, и в 1313 году возникло в Генуе специальное ведомство, именовавшееся Officium Gazariae. От имени этого учреждения издано было в 1316 году особое положение об управлении владениями республики на дальнем севере, которое оставалось в силе более столетия. В 1318 году генуэзцы основали постоянную колонию в Боспоре, который носил у них имя Воспро или Пондикопера. Вероятно, около того же времени утвердились они также и в Херсоне.

Колонии итальянцев были опорными пунктами римско-католической пропаганды, которая была направлена не только на не ведавших христианства кочевников, но и на «греческих схизматиков». Миссионерская деятельность возложена была на орден миноритов, которые вызвали к жизни целый ряд кафедр не только на побережье Черного моря, но и далеко в глубине Азии. В 1318 году возникла епископская кафедра в Кафе. Ее занимал францисканец Джироламо, который имел свой престол в церкви св. Агнесы3. В 1333 году существовали кафедры в Херсоне и Боспоре. Первую занимал англичанин Ричард, вторую — итальянец Франциск де-Камарино. Первый имел свою кафедру в церкви св. Климента, второй — архангела Михаила. К обоим этим епископам вместе обращал свое послание папа Иоанн, поучая их касательно лежащей на них обязанности искоренять схизму4. В своем послании папа называет город Боспор — «именитым, обширным, весьма населенным, изобилующим всякими благами мира сего». Трудно судить, в какой степени эти похвалы соответствовали действительности, но во всяком случае похвалы расточены одному Боспору и не простираются на Херсон, который, несомненно, уже потерял в ту пору свое прежнее значение.

Миссионерская деятельность боспорского епископа проявилась между прочим в том, что аланский князь Миллен отверг свое греческое исповедание и присоединился к Риму. Его примеру последовал князь Зихов (Джигетов), Верзахт, который удостоился получить почетное послание папы из Авиньона, датированное июлем месяцем 1333 года5. В 1350 году Зихия получила от папы Климента VI своего епископа в лице францисканца Иоанна6.

Папа принимал близко к сердцу интересы христианского населения этой далекой окраины культурного мира. В 1322 году постигло Сугдею страшное несчастие. Раздор между греками и тюрками повел к столкновению; победа осталась сначала на стороне греков; но затем «тюркам помогли их сообщники, которые перебили византийцев страшнейшим образом и выгнали большую часть их». Так сообщает Ибнбатута об этом событии. А в сугдейском синаксаре стоит заметка такого содержания: «8 августа пришел уполномоченный хана Узбека по имени Карабулат и занял Сугдею без боя, приказал снять все колокола, сломать иконы и кресты и запереть двери церквей: была печаль, какой никогда не бывало». В январе следующего года занесена заметка: «безбожные агаряне закрыли божественную и святую икону Спасителя в царских вратах богоспасаемого города Сугдеи»7.

Вести об этом погроме дошли до папы, пребывавшего тогда в Авиньоне, и он обратился с посланием к хану Узбеку, прося его дозволить изгнанникам воротиться и восстановить в прежнем благолепии храмы8. Заступничество папы, по-видимому, не имело успеха, и под 1327 годом в синаксаре стоит запись о разорении городского замка и церквей св. Софии, св. Стефана и св. Варвары. Это дело совершил Агач-Пасли по приказанию хана Узбека и Толактемира, его наместника. Путешественник Ибнбатута, посетивший Сугдею в 1334 году, застал там почти исключительно тюркское население. Тем не менее, несмотря на все невзгоды, город сохранил часть своего исконного греческого населения, которое продолжало жить в старых идеях связи с империей и патриархией, как видно это из летописных заметок в том же много раз помянутом синаксаре, которые продолжаются до 1419 г. Город сохранял свое значение торгового порта, ближайшего к татарской столице в пределах полуострова, Солхату (ныне Старый Крым), где проживал наместник золотоордынского хана. Венецианцы договором с ханом Джанибеком от 1347 года обеспечили себе право торговли в Солхате с уплатой 2% пошлины с проданного. В позднейших двух договорах (один от 1356 года, а другой позднее, без точной даты) подтверждается право Венецианцев торговать в Солхате, при чем помянуты также три портовых города: Прованто, Калиера и Солдайя, где положена пошлина в 3%9.

Старый Крым (Альбом Иванова Е. рис. 79)

Гораздо менее сведений дошло до нас о жизни Боспора в XIV веке. По-видимому, этот город не подвергался таким разорениям, какие испытывала Сугдея. Интересные упоминания сохранил о нем арабский писатель Ибнбатута, который высадился здесь на пути из Синопы в 1334 г. и сделал остановку перед отъездом сухим путем в Кафу.

Подробно описав свою высадку, Ибнбатута продолжает так: «Я увидел церковь, направился к ней, застал в ней монаха и на одной из стен церкви увидел изображение мужчины арабского, в чалме, опоясанного мечом и с копьем в руке. Перед ним горела лампада. Я сказал монаху: "что это за изображение"? Он ответил: "это изображение пророка Али", и я удивился его ответу. Мы переночевали эту ночь в церкви и сварили себе кур, которых привезли с собой на корабле... Местность эта, в которой мы остановились, принадлежит степи, известной под именем Дешт-Кипчак. Дешт по турецки значит степь. Степь эта зеленая, цветущая, нет на ней ни дерева, ни горы, ни холма, ни подъема. Нет на ней и дров, а жгут они (жители) только сухой помет, который называют тезек (= кизяк). Видишь, как даже старейшины их подбирают его и кладут в полы одежды своей. Ездят в этой степи не иначе как на телегах, а расстилается она на шесть месяцев пути; из них три едешь по землям султана Мухаммеда Узбека, а три по другим владениям. На следующий день после нашего прибытия в эту гавань один из купцов, наших товарищей, отправился к тем в этой степи, которые принадлежат к народу, известному под именем кипчаков, — они христианской веры — и нанял у них телегу, которую тащил конь. Мы сели в нее и прибыли в город Кафу»10.

Вряд ли возможно сомневаться в том, что церковь, в которой провел ночь Ибнбатута, есть храм св. Иоанна Предтечи, на одной из колонн которого красуется надпись с датой 6265 лето от Адама, т. е. 757 год нашей эры11. В высшей степени интересно сообщение Ибнбатуты о том, что в окрестностях города среди кипчакского населения были христиане. Очевидно, они были греческого православного исповедания, так как римско-католическая пропаганда еще только начиналась около этого времени. Если местные кипчаки обращались в христианство, то отсюда справедливо будет заключить, что туземное христианское население было достаточно многочисленно и сильно в своем христианском просвещении.

После разгрома Сугдеи в 1327 году нет известий о нападениях татар на побережные города до 1344 года, когда хан Джанибек вступил в войну с генуэзцами и угрожал Кафе. Но генуэзцам удалось отстоять центр своего господства на побережье, они разбили войска хана и заставили его возместить причиненные городу убытки. Вскоре после этого возгорелась вновь вражда между Генуей и Венецией, и война, начавшаяся в 1349 году, закончилась в 1355 г. торжеством Генуи. Развивая свое могущество на Черном море, генуэзцы заключили в 1365 году договор с татарами, по которому им была предоставлена пришедшая к тому времени в упадок Сугдея с ее округом на тех же правах, на каких они владели Кафой. В последовавших затем договорах 1380, 1381 и 1387 годов12 за генуэзцами было закреплено все побережье от Чембало (Балаклава) до Кафы. В Сугдейском округе считалось 18 селений, которые перечислены в договорной грамоте. Не все имена этих селений могут быть точно локализованы в настоящее время, но во всяком случае ясно, что территория их соответствует горной области от Алушты до Кафы. Кроме того, в силу тех же договоров генуэзцам была предоставлена «Готия с ее селениями».

Имена селений Готии перечислены в тексте договора и все они легко локализуются на современной карте Крыма: Фори (Форос), Кикинео (Кикинеиз), Лупико (Алупка), Мусакори (Мисхор), Орианда, Джалита (Ялта), Сикита (Никита), Горзувиум (Гурзуф), Пертените (Партенит), Ламбадие (Ламбат) и Луста (Алушта). — Городом на месте нынешней Балаклавы, который носил у итальянцев название Чембало, они завладели еще около 1345 года, а в 1357 там сидел уже генуэзский консул. Херсон был окончательно передан генуэзцам по договору с императором Андроником в 1350 году, при чем было даже запрещено греческим купцам заходить в этот порт13.

Главным городом этого большего колониального государства была Кафа. Центральное управление черноморскими колониями в Генуе назначало консулов в Кафу, Чембало, Сольдайю и далекую Тану; в другие, менее важные пункты, каковыми были на крымском берегу: Алушта, Партенит, Гурзуф и Ялта, назначал консулов представитель Генуи в Кафе. Этот Город быстро разрастался, и в 1384—1386 году в черту его укреплений вошли его предместия. Укрепления Сугдеи только в эту пору начали возникать: в 1385 году воздвигнута была первая башня. Захиревшая в прежнее время Сугдея стала оправляться под властью генуэзцев. Она великолепно отстроилась и получила тройной ряд укреплений. Окончание фортификационных работ в Сугдее относится к 1414 году, как сохранила о том свидетельство одна надпись14.

Центром татарского господства в Тавриде был город Солхат. Расположенный на широкой и хорошо орошенной равнине, он больше, по-видимому, соответствовал вкусам кочевников, нежели старые приморские города. Быть может, в выборе этого места для столицы действовала и старая традиция, так как весьма вероятно, что там именно находилась в хазарское время крепость Фуллы, место заточения св. Иоанна Готского и проповеди Константина-философа. В Солхате имел свою резиденцию наместник золотоордынского хана, как нередко о том поминается в арабских и итальянских известиях о Тавриде. В XIV веке, в пору Ибнбатуты, то был великолепный, богатый и огромный по своим размерам город. Здесь воздвиглись первые мусульманские мечети. В 1288 году египетский султан мамелюк Бейбарс в воспоминание о своем половецком происхождении соорудил великолепную мечеть. В 1314 году велением хана Узбека сооружена была другая огромная мечеть15. Город имел весьма разнообразное население, благодаря своему торговому значению. Здесь вели торг Венецианцы, сюда приезжали русские купцы, привозившие меха, здесь жили в качестве местного элемента армяне.

Вопрос о том, с каких пор началась оседлость армян в Тавриде, остается неясным и по ныне. Распространенное в ученой литературе прежнего времени представление, что армяне появились там только при золотоордынском хане Узбеке, опровергается самыми положительными данными. Армяне играли видную роль в судьбах Византии еще с VIII века и могли проникнуть в Крым гораздо раньше разорения их родины татарами. Калокир, принадлежавший к знати Херсона, через которого Византия вступила в сношения с великим князем Святославом, чтобы поднять его против болгар, был армянин по происхождению. Но то был знатный человек, имевший звание патриция, и его пребывание в Херсоне не может служить свидетельством о существовании армянской колонии в Крыму. Прямые показания в этом последнем смысле дают надписи несколько более позднего времени. Так, в церкви св. Георгия в Феодосии имеется надпись с датой 1027 года, в Кинбурнской крепости найдено армянское надгробие с датой 1159 года16. В сугдейском синаксаре есть заметка от 1242 года о смерти «раба Божия Давида, сына Сумбата» — армянина, судя по имени. Имеется там же заметка от 1282 года о том, что армяне разошлись с православными в праздновании дня св. Пасхи и справили его по другому счислению, раньше православных17. Очевидно, в ту пору армяне составляли в Сугдее довольно значительную колонию, если этот факт отмечен благочестивым летописцем, заносившим свои заметки в синаксарь. Под властью татар армяне прочно утвердились в Солхате, и по близости от города возник в XIV веке монастырь св. Креста (Сурп Хач), существующий и до ныне. Одна надпись на куполе монастырской церкви сохранила дату сооружения, а именно: 1338 год18. В рукописном евангелии, хранящемся в церкви св. Георгия в Нахичевани (куда выселились армяне в 1779 году из Крыма) имеется запись от 1347 года, в которой дано свидетельство о существовании в ту пору множества монашеских келий в окрестностях монастыря. В Коктебельской долине, неподалеку от Феодосии, сохранился алтарь церкви св. Стефана. Одна из найденных там надписей называет имя первого соорудителя этого храма, причем хронологическая дата не сохранилась, а другая — «последнего возобновителя» с датой, соответствующей 1400 году19.

Примечания

1. Тизенгаузен, о. с. 111 (Рукнеддин-Бейбарс).

2. З. О. О. V 613, № 120.

3. Baronii Annales Ecclesiastici XV, p. 240 (1322, № 45). Границы новой епархия: от Варны в Болгарии до Сарая и на севере до земли русских.

4. Ib. р. 451 (1333, № 19).

5. Ib. р. 417 (1333, № 38).

6. Muralt, Chronographie Byz. 1350, № 24.

7. З. О. О. V 621, № 181; 600, № 30.

8. Baronii Ann. Eccl. XXIV р. 202.

9. Mas Latrie, Priviléges commerciaux accordés à la République de Venise. Ribl. de l'Ecole des Chartes, VI Sér. 4 (1868).

10. Тизенгаузен, о. с. 283.

11. Х. н. ю. Р. 93.

12. Baron de Sacie, Notices et Extraits, XIII (1827), стр. 52—58.

13. Niceph. Greg. II 877 (XVIII 2).

14. Надписи в Судаке, № 10. З. О. О. V 169—175.

15. Текст надписи с датой сооружения мечети см. З. О. О. II 529.

16. З. О. О. VI 327; 328.

17. З. О. О. V 603 № 47; 609 № 88.

18. З. О. О. VI 325.

19. Кушнерев, Арм. древн. Тавр. полуострова. З. О. О. X 450; 446 (перевод отрывка из армянского сочинения Миная Медици; Путешествие по Польше и др. места. 1830).

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь