Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » П.П. Фирсов. «Форос»

Имение Мисхор

Рядом с дворцом хозяев имения, окруженным цветниками и оранжереями, находился домик управляющего и три скромные дачки, которые сдавали внаем для приезжих. На дачи эти существовал тогда в своем роде преемственный абонемент. 4—5 семей чередовались между собой в праве нанимать на лето эти дачи.

Позже сдавались не только дома, но и пустопорожние участки, так как сдавать дома и землю внаем оказалось делом очень прибыльным. Сдавали участки имения в аренду и П.П. Шувалов, и его сестра, последняя владелица имения Мисхор Ольга Петровна Долгорукая.

При арендном договоре владельцами имения представлялись следующие документы: копия окружного суда Санкт-Петербурга о наследстве, купчая крепость, совершенная во втором департаменте С.-Петербургской Палаты гражданского суда 3 марта 1819 года и копия Высочайшего указа, данного правительствующему Сенату об учреждении заповедного имения на даче в Мисхоре Ялтинского уезда, принадлежавшей вдове генерал-лейтенанта Ольге Станиславовне Нарышкиной, урожденной графине Потоцкой.

Права и обязанности арендаторов должны были выполняться неукоснительно. Какие же условия предлагали владельцы имения?

1. Аренда земли и домов была долгосрочной — на 40, 60 лет. За вторую половину срока плата была на 25% дороже, чем за первую, независимо от сборов налогов, начисленных на арендную землю. В случае просрочки, которая допускалась на время не более 3-х месяцев, арендатор уплачивал в виде пени проценты за просроченное время.

2. Платить за аренду необходимо было за год вперед в конторе управляющего имения Мисхор.

3. Арендаторам разрешалось производить капитальные постройки как из каменных, так и деревянных материалов. По окончании договора они не должны были быть снесены, так как переходили в собственность владельцев имения или его преемника.

4. Арендуемые земли должны быть отгорожены от проезжей дороги и пешеходных аллей, а также от смежных участков забором, палисадником. Эти сооружения арендатор должен страховать от огня, своевременно ремонтировать и содержать в исправности.

5. На участке нельзя было строить ни фабрик, ни заводов, ни пансионов для больных, ни торговых, промышленных, увеселительных, богоугодных и благотворительных заведений.

6. Арендатор должен следить за порядком и чистотой на участке и не допускать скопления мусора во дворе или саду.

7. В случае заболевания какими-нибудь заразными болезнями арендатор немедленно должен сообщить об этом в полицию.

8. Самовольная вырубка и расчистка растущих деревьев или кустарников не допускалась. Делать это можно было только с письменного разрешения управляющего имением.

9. Пользоваться камнем для построек, если он окажется на участке, разрешалось безвозмездно, но с тем чтобы появившиеся насыпи выравнивались.

10. Вода предоставлялась всем из магистрального водопровода по 20 коп. за 100 ведер, причем использовать ее следовало только для питья или домашних нужд. Воду для поливки сада и растений нужно было брать из горного ручья Салгир, протекающего через участок.

11. При передаче арендуемой земли другим лицам ответственным лицом перед Управлением имения оставался заключивший договор первым.

12. В 3-х летний срок на территории должны были быть сделаны постройки. По истечении этого времени при отсутствии строений арендная плата увеличивалась в виде неустойки на 25%. По возведении хотя бы одной постройки плата этой добавочной суммы прекращалась.

13. В случае пожара, если арендатор не желает возобновить сгоревшие строения согласно прежнему плану или построить лучшие, ему предоставлялось право отказаться от дальнейшего арендного содержания. В таком случае вознаграждение, поступающее от страховых обществ, оставалось в Управлении Мисхорского имения. Постройки необходимо было восстановить после пожара в течение 2-х лет.

14. Пользоваться парком для прогулок разрешалось арендаторам и лицам, живущим у них, за исключением территории, огороженной для главного дома, и части берега моря напротив него.

15. Арендатор имел право установить на морском берегу напротив своего участка собственную кабинку для раздевания своего семейства, при этом купание следовало осуществлять только в купальных костюмах.

Купаться в Мисхоре — большое удовольствие: бухта защищена от волнений, дно моря хоть и каменистое, но все же удобное для ног.

В последние годы существования имения Мисхор было арендовано 18 участков, 16 из них с постройками. Сохранились страховые свидетельства имущества каждого арендатора и владелицы княгини О.П. Долгорукой.

Последние страховые свидетельства — за 1918 год! Никто тогда: ни владельцы, ни счастливые арендаторы, — не предполагали, что этот год станет последним рубежом их устойчивой и налаженной жизни.

Среди арендаторов имения — Е.С. Васильчикова, Е.А. Петрово-Соловово, ротмистр А.В. Короченцев, взявший в аренду участок до 1954 года. Мещанка А.Н. Плотникова арендовала часть имения на 40 лет, т.е. до 1946 года! Даже крестьянин А.В. Чичиков взял в аренду дом у княгини в памятном 1917 году!

Все дачи, ухоженные, нарядные, освещались от электростанции, которая давала ток в 120 V.

Отдых в Мисхоре с прекрасным южным климатом был чудесным и запоминался надолго. Как можно забыть разнообразные, полные дивных красок панорамы гор с обрывающимися отвесными скалами, покрытыми лесом и кустарниками, прекрасный парк с роскошно цветущими южными растениями, тенистыми аллеями кипарисов и тополей, беспрерывно меняющееся море, на берегу которого начинался и заканчивался день.

Так вот оно море. Горит бирюзой,
Жемчужною пеной сверкает!
На влажную отмель волна за волной
Тревожно и тяжко взбегает...
Взгляни, как живет этот зыбкий хрусталь,
Он стонет, грозит, негодует.
А даль-то какая! О, как эта даль
Усталые взоры чарует

      Я. Надсон. У Черного моря

Заботливые хозяева следили за тем, чтобы ничто не нарушало отдыха дачников, и вкладывали немалые средства в преобразование некогда дикого, пустотного места, по которому были беспорядочно разбросаны огромные камни.

Роскошный парк с множеством экзотических вечнозеленых растений (150 видов произрастает на его территории) был заложен по проектам садоводов Марко и Кебаха. Парк отлично содержался, а правильная рассадка однообразных форм и групп южных растений и цветов придавала ему особую прелесть. По всему парку разбросано множество красивых лужаек, нежная густая зелень которых походит на бархатные ковры.

Мисхорский парк — чудесное место для прогулок. Лежит он, в отличие от других крымских парков, на совершенно ровной, без всякого подъема местности. Спуск к морю здесь очень пологий. Дорожки, в те давние времена плотно усыпанные морским песком, лентой вились по парку, нигде не зарастая травой. По этим дорогам мчались блестящие плетеные коляски местных извозчиков, а за ними скакали изящные кавалькады приезжих кавалеров и дам.

Дачники и путешественники могли купить у владельцев имения красное вино, которое считалось одним из лучших южнобережных вин и стоило 6 рублей 40 копеек серебром ведро, что считалось не дешево.

Известно, что в середине XIX века 3 фунта винограда на рынке стоили чуть более пятака серебром. Принято было прийти к любому садовнику и в его присутствии есть виноград бесплатно, только нужно было сказать свое имя, брать же с собой виноград, правда, не разрешалось.

В хорошем состоянии была в имении также дорога, построенная владельцами в 1830 году исключительно для частного обслуживания собственных дач, расположенных у моря. Эта дорога служила также для соединения имения с Алупкинской частью, нижней дорогой у западной границы Мисхора, где был возведен пограничный обелиск. С одной стороны обелиск был украшен гербом Воронцовых, с другой — Нарышкиных.

В 1912 году дорога эта стала проезжей, транзитной из Ялты в Алупку и Симеиз, и экипажное, грузовое, автомобильное движение по ней усиливалось с каждым днем.

В Мисхорской части дорога была узкой и извилистой, поэтому она была слишком опасной и неудобной и для тех, кто жил на дачах, расположенных у самой дороги, и для тех, кто прогуливался по саду или парку. Нужна была новая дорога в восточной части имения выше дач.

Этот вопрос волновал и управляющего майоратным имением Мисхор, и владельцев. С письмом в Киевский округ путей сообщения о принятии всей нижней Алупкинской дороги в его ведение и об изменении направления дороги в восточной части имения обратился в апреле 1912 года князь Александр Сергеевич Долгорукий.

Имение Мисхор имело большое хорошо налаженное хозяйство.

Кроме Большого дома владельцев на территории имения были построены отдельно кухня, костел-часовня, детский домик, винный подвал, конюшни, сарай, электростанция, ванная и прачечная. Недалеко от хозяйского дома находился летний зал, одна стена которого была вогнутой, из дикого камня, остальные три — деревянные, типа жалюзи, потолок тоже был деревянный.

На площади более 117 десятин (около 170 га) кроме жилых построек находились виноградники общей площадью 11 десятин, плодовый сад, в котором росли грецкие орехи, фундук, миндаль, груши, яблоки, инжир. Маслиновая роща занимала 2 десятины, годовой урожай составлял 50—60 пудов маслин, из которых выжимали до 3 пудов (49 кг.) оливкового масла.

Небольшая площадь, 11,4 десятин земли, была занята огородом, под парком и лугами было 7 десятин земли.

Главным рынком сбыта крымских фруктов и орехов была Москва, откуда летом обычно приезжали покупатели, смотрели сады и сообразно предполагаемому урожаю давали задатки, полный же расчет производился при сборе урожая.

Любопытную картину представляли собою крымские сады осенью: целые горы яблок и груш, разложенных по сортам, укладывались в ящики и плотно закрывались. Если урожай был хороший, в садах царило веселье и оживление, и довольны были все: и купец, и садовладелец. С энтузиазмом трудились и работники, они тоже получали больше установленной платы.

Орехи обычно продавали на глаз. Их собирали на месте в обыкновенные жгутовые мешки и в них же увозили из Крыма.

На огороде, виноградниках и в садах для сезонных работ использовались поденные рабочие. Они расставляли виноградные колья, собирали чубуки, виноградных жучков, подвозили камни, занимались засыпкой опорной стены выше источника, выполняли все необходимые работы по уходу за виноградником.

Сохранился любопытный документ — Табель поденных рабочих, — в котором записаны фамилии рабочих, вид работы, заработная плата за неделю, примерно 40 копеек, и подписи. Интересно отметить, что работали здесь в основном русские крестьяне, все они были грамотными. Этот факт служит подтверждением того, что, несмотря на свое окраинное положение, Таврическая губерния занимала одно из первых мест в Империи по грамотности населения и по числу учебных заведений. Получение образования сельскими жителями Тавриды было явлением вполне заурядным.

С востока имение князей Долгоруких граничило с небольшим имением Олеиз Варвары Ивановны Токмаковой (она тоже сдавала дачи в аренду, на одной из них жил А.М. Горький), с запада — с территорией князей Воронцовых в Алупке, а с севера — с землей поселян деревни Мисхор, которая располагалась по обеим сторонам дороги.

Южная часть поселка, скрытая громадными грецкими орехами, с дороги была совсем не видна, другая половина находилась на возвышенности. Неподалеку от почтовой станции действовал тогда великолепный фонтан, вокруг которого росли прекрасные кусты роз, поэтому его так и называли — фонтан роз. Он был сооружен инженерами во время строительства южнобережной дороги.

Графом Шуваловым здесь были открыты превосходно сохранившиеся водопроводные трубы с бассейном, устроенным еще древними обитателями большого селения Мисхор. О том, что эти места Южного берега были заселены с давних времен, свидетельствуют генуэзские документы XIV века.

С территории Мисхора хорошо видна гора Ай-Петри, свидетельница многих печальных и радостных событий, которые происходили здесь в разные годы.

Ай-Петри, Ай-Петри!
Ты гордо на море взираешь!
Морская пучина тебя не страшит.
Ты бездну морскую с высот презираешь,
Ты землю людскую стопой попираешь,
Вершиною гордой ты в небо глядишь!
Что думаешь ты? Во что устремляешь
Задумчивый, мрачный свой взор?
О судьбах грядущих ли мрачно гадаешь,
Иль прошлому шлешь свой укор?
Да... много промчалось веков пред тобою,
Ты видела много кровавой борьбы:
Здесь резались тавры и скифы толпою,
К тебе обращаясь с тоской и мольбою,
Искали защиты, просили любви.
За скифами римляне, гунны, татары
Мечи здесь точили о камни твои.
И греки напрасно пощады просили
Пред ними склоняя колени свои.
Мольбам их напрасным,
Их стонам, страданьям
Ты молча внимала, глядя с высоты,
И к людям холодной главы не склоняла...
И гибло их счастье, и гибли мечты!
И море стонало. Кровавой волною плескало о камни твои!
Но ты в равнодушном молчанье стояла,
И облака легкие к груди прижимала
И их в упоенье так нежно лобзала,
Жемчужной короной сверкая вдали!

Этот поэтический гимн горе Ай-Петри был написан в начале XX века неизвестным автором.

Величественная гора Ай-Петри была свидетелем и междоусобной гражданской войны, когда Крым за сравнительно короткий промежуток времени пережил около десяти смены властей.

Именно тогда история имения Мисхор, владельцами которого почти в течение 100 лет были представители знатнейших в России фамилий Потоцких, Нарышкиных, Шуваловых, коренным образом изменилась.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь