Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » Т. Брагина. «Путешествие по дворянским имениям Крыма»

Вильгельм Николаевич Олив и его семья

Из Мухалатки союзники унесли все, что могли, а что не смогли, испортили или сожгли. Узнав, что соседнее с Мухалаткой имение Лимнеиз принадлежит семье француза Олива, они его не тронули, только увели в плен служащих и находящегося в усадьбе в то время учителя детей Софьи Сергеевны Олив, но и их вскоре отпустили.

Софья Сергеевна, урожденная Щербинина, была замужем за Вильгельмом Николаевичем Оливом. Своею службою и многолетней деятельностью на благо России этот француз оставил о себе добрую память потомкам.

Вильгельм Олив происходил из древнего дворянского рода Бретани. Во время французской революции его отец уехал со своей семьей в Северную Америку, где и родился Вильгельм. По возвращении на родину молодой Олив поступил в военную школу Сен-Сир и после окончания ее служил в королевской гвардии.

В 1812 году он участвовал в походе Наполеона в Россию и с французской армией вступил в Москву. Затем сопровождал Людовика XVIII в 1815 году во время его ссылки в Гент. Мать Вильгельма, овдовев, вышла замуж за маркиза де Кюбьер, который воспитывался вместе с королем Людовиком XVI и был с детства близок к дому Бурбонов.

В 1814 году Великий князь Константин Павлович в Париже, после того как русские войска взяли город, познакомился с семейством де Кюбьер и скоро близко сошелся с ним. Он полюбил молодого, статного, высокого, ловкого и красивого Вильгельма и стал уговаривать его поступить на русскую службу.

В одном из писем маркизе де Кюбьер цесаревич писал из Варшавы: «Рассчитывая на Вашу старую дружбу, милостивая государыня, посмею ли попросить Вас обнять за меня Вашего сына, которого люблю от всей души. Заставьте его путешествовать, милостивая государыня, и пришлите его сюда ко мне, обещаю Вам, что он будет принят, как брат и друг». Вильгельм Олив принял это лестное предложение и стал адъютантом Великого князя. Он был постоянным спутником Константина Павловича в поездках и за границей, и по России и пользовался особенным вниманием и доверием Его Высочества.

В качестве адъютанта молодой француз прослужил 10 лет и вышел в отставку гвардии ротмистром. С женой своей Софьей Сергеевной он поселился в Крыму, в 8 верстах от Керчи купил себе имение Камыш-Бурун, которое довел в хозяйственном отношении до высокой степени благоустройства. Камышбурунские крестьяне отличались трезвостью, трудолюбием, благообразной наружностью, их дома чистотой, а дети — опрятностью. Вильгельм Николаевич преследовал пьянство среди крестьян, и в его имении не было ни одного кабака или лавки, в которой продавалось бы спиртное. И это несмотря на то, что за право держать кабак, питейный откуп его владелец мог бы заплатить помещику порядочную сумму. Олив не допускал ни малейшей несправедливости по отношению к своим крестьянам, предоставляя им достаточное количество земли для хлебопашества, разрешая заниматься и рыбной ловлей в Черном море. Об открытом и прямодушном характере Вильгельма Николаевича знали все. И не случайно он был избран Ялтинским уездным предводителем дворянства, а потом Таврическим губернским предводителем и получил чин статского советника. Приведем пример, который характеризует его и как человека, и как общественного деятеля.

В имении генерал-майора Шатилова, что находилось в Феодосийском уезде, крестьяне не выдержали жестокого отношения к ним управляющего — барона Г., и тот вынужден был искать защиты в полиции. Никакие уговоры местных властей не действовали, крестьяне требовали удалить из поместья барона или сослать всех их в Сибирь.

Таврический губернатор Владимир Иванович Пестель (брат известного декабриста П.И. Пестеля) обратился к Вильгельму Николаевичу с просьбой разобраться в этом деле, твердо веря в его справедливость и беспристрастие. К тому же Олив был не только предводителем дворянства, но и родственником генерала Шатилова, племянник которого, Иосиф Николаевич, был женат на его дочери Марии. Вильгельм Николаевич откликнулся на просьбу губернатора и отправился в имение. Приехав на место рано утром, когда крестьяне были уже на работах, он стал вместе с исправником осматривать деревню. Бедность и нищета крестьянских домов поразили его. На подворьях не было ни скотины, ни птицы, ни даже кошек и собак. В убогих лачугах валялись грязные лохмотья, а пустые горшки и миски свидетельствовали, что никаких запасов продовольствия в домах нет. Барон держал несчастных на голодном пайке, заставляя работать от зари до зари даже по воскресеньям и в праздничные дни. Не было снисхождения ни старикам, ни детям. Барон жестоко наказывал крестьян за малейшую провинность, обращался к ним не иначе, как: «Эй ты, зкатынь!», к женщинам: «Эй ты, зучка!».

Сам Шатилов жил постоянно в российском имении Моховое в Орловской губернии и в Крым приезжал очень редко, да и то на короткое время. Поэтому управляющий барон Г. все прибрал к своим рукам. Даже во время приезда хозяина он выделял ему небольшую комнату не в господском доме, а во флигеле. Управляющий же жил на широкую ногу, в полное свое удовольствие, занимая барский дом и выжимая из крестьян все соки.

Увиденное и услышанное в течение дня потрясло Вильгельма Николаевича. Вечером он собрал всех крестьян, их было около 200 человек. Несчастные просили одной милости — избавить их от барона, под управлением которого люди давно забыли свои имена, веру и родственные связи. Пораженный до глубины души, взволнованный Вильгельм Николаевич спрашивал постоянно себя: «Человек ли барон или зверь? Верует ли он в Бога или настоящий изувер?».

Вечером за ужином барон, важно восседая во главе стола, с обыкновенной своей наглостью и надменностью обратился к Вильгельму Николаевичу: «Ню што, как эта швин мужики вам прешить?» Покраснев от такой наглости и от волнения тоже не совсем свободно говоря по-русски, Олив ответил: «Послушайте, ви немец, я француз, а у нас Бог один, у мужика тот же Бог, такой же душа и сердце, как и у нас, он любит своя дитя, почитает своя отец и мать». Затем, поднявшись со своего места и возвысив взволнованно голос, сдержанно и выразительно продолжил, глядя на барона в упор: «Мы живем в России, а в Россия каждый барон не может имеет своя фантазия; вы барон немецкий, а в Россия вы мужик; русский закон за такой ваш управление бьет вам плетьми и ссылает вас на Сибирь, вон!» — закричал В.Н. Олив, ударив изо всех сил кулаком по столу. Барон, говорят, буквально вылетел из комнаты и в ту же ночь исчез с баронессою из имения, а позже они навсегда уехали в Саксонию.

На другой день Вильгельм Николаевич распорядился поставить крестьян на трехдневную барщину, приказал выдать им все что нужно от экономии и ввел камышбурунский порядок управления. Крестьяне успокоились и проводили его со слезами благодарности.

Дожив до преклонных лет, прямодушный и чистосердечный Вильгельм Николаевич перед началом Крымской войны отправился в Москву по своим делам. Там он тяжело заболел и постоянно твердил: «Москва мне теперь отомстит», вероятно, вспоминая 1812 год. Предчувствие не обмануло его, он умер в Москве в 1854 году.

Сын его — Сергей Вильгельмович, которого на русский лад называли Васильевич, бывший флигель-адъютант Императора Александра II, генерал от кавалерии и член Государственного совета, умер в Петербурге в 1909 году.

В конце XIX века Таврическим губернским предводителем дворянства был избран еще один достойный представитель этого французского рода, пользовавшегося большим уважением современников, действительный статский советник Вивиан Вильгельмович Олив. В те годы дворянин, желающий принять участие в выборах в местные органы власти, обязан был написать заявление, в котором непременно указывал стоимость своего недвижимого имущества. Заявление это должны были подписать потомственные дворяне, подтверждающие верность указанной суммы. Кроме того, желающие принимать участие в выборах заполняли специальные бланки-анкеты, в которых содержались следующие пункты: звание, имя, отчество, фамилия, лета и чин — с обозначением, получен чин на службе или в отставке. Следующий вопрос был об имущественном положении: количество десятин земли, где находятся, есть ли другое недвижимое имущество — с указанием ценности и доходности земли; если получает пенсию или аренду, то сколько именно. Обязательны были и сведения о том, в какой части родословной книги записан, состоит в данный момент на службе или находится в отставке.

Из такой анкеты известно, что в 1890 году потомственный дворянин Вивиан Вильгельмович Олив, действительный статский советник, состоял на службе Таврическим губернским предводителем дворянства, имел 107 десятин земли при деревне Мухалатка и записан во вторую часть родословной книги.

Вивиан Вильгельмович так же, как и другие члены семьи Олив, занимал достойное место в жизнедеятельности Крыма и был здесь известным человеком. Имея несколько владений на Керченском полуострове, основное в Камыш-Буруне, на месте древнего города и некрополя Тиритаки, он заключил контракт с французским горным инженером Баяром на разведку, а затем на разработку месторождений железных руд.

В 1887 году В.В. Олив стал одним из первых членов созданной в Крыму Таврической ученой архивной комиссии (ТУАК), передав в нее пожертвования в виде древних находок. В дореволюционной России таких комиссий было свыше сорока, Таврическая — шестая по счету — считалась лучшей. Первые семь лет комиссию возглавлял А.Х. Стевен, а затем почти тридцать лет А.И. Маркевич. В ее состав входили люди разного возраста, общественного положения, но всех их объединяла огромная и бескорыстная любовь к своему краю. Благодаря самоотверженному труду членов комиссии были спасены от гибели многие исторические памятники нашего полуострова.

Прожил Вивиан Вильгельмович Олив недолго, не успев претворить в жизнь все свои благородные начинания. Умер на 50-м году жизни в 1896 году. Его сыновья продолжили пополнять коллекцию, собранную отцом, и были так же уважаемы, как и их замечательные предки.

Редкий случай, но имя владельцев имения Лимнеиз, которое находилось рядом с Мухалаткой, сохранилось в названии отделения поселка — Олива, напоминая нам о бывших французских владельцах обширного (к моменту национализации — 116 десятин земли) хозяйства в этом уголке Южного берега Крыма.

Путеводители прошлого века писали, что до Крымской войны имения господина Олива и Шатилова были самыми благоустроенными, соединяющими в себе и роскошь, и все удобства, и в то же время отличными хозяйствами. После войны здесь наблюдалась уже совсем другая картина. Имение «Мухалатка» Шатилова было полностью разорено, и восстанавливать его прежним владельцам не пришлось.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь