Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » О. Ростова. «Путешествие в наш Крым!»

История России в историях «Цветущей Лужайки»

Ливадия

В Ливадийскую сказку нельзя не влюбиться,
Ливадийское чудо нельзя не любить.
Виноградные лозы, что тянутся в небо,
В своём сердце нельзя на века не хранить.
«Луг цветущий» — он Храм всей истории нашей,
Здесь встречались, любили, творили судьбу.
Сам Марк Твен по аллеям бродил с Государем,
Всю прочувствовав нашей души чистоту.
И красавица Минни в седле гарцевала,
А в покоях Дворца лился смех малышей.
И Ливадии милой земля процветала,
Когда царская ножка вновь ступала по ней.
Здесь в покоях читали стихи, пели, ставили пьесы.
Принимали министров, послов, объявляли войну.
И на сотни вопросов искали, волнуясь, ответы,
И от страшных напастей, подчас, сберегали страну.
Храм воздвигли святой, чтоб молились за русскую землю,
Поминали за зря убиенного злобой Царя.
Пусть Ливадия вечно живёт в нашем сердце
И пускай хорошеет, несёт красоту, доброту.
И нам силы душевные дарит на все времена!

Последний день нашего с мамой пребывания на благословенной земле Крыма, искренне надеюсь, что день последний исключительно для этой поездки, что таких поездок будет ещё великое множество, так вот, этот день, мы решаем посвятить Ливадии и её несомненной жемчужине — Ливадийскому дворцу.

Добраться до Ливадии не составляет труда. Совсем чуть-чуть проехать на автобусе от кинотеатра «Спартак» или от автовокзала. Любителям прогулок можно порекомендовать увлекательный пеший переход прямиком из Приморского парка мимо санаториев «Россия» и «Черноморец», мимо чудесных виноградников.

Большинству Ливадия и Ливадийский дворец знакомы по знаменитой Ялтинской конференции руководителей трёх держав антигитлеровской коалиции — Ф.Д. Рузвельта, У. Черчилля и И.В. Сталина. Безусловно, эти стены помнят это важное событие, определившее судьбы послевоенного мира, помнят и «сильных мира сего». В одной из парадных комнат Дворца — Столовой, известной как Белый зал, проходили заседания делегаций Ялтинской конференции в 1945 году. Их фигуры предстают перед нами как живые, как будто не прошло уже практически 70 лет, как будто всё происходит именно сейчас, в данный момент времени. Словно сейчас мы сможем услышать голос Сталина или почувствовать запах сигар Черчилля... Всё это так. Однако, история Ливадии более интересна и многогранна. Но обо всём по порядку.

Курортный посёлок Ливадия, расположенный всего в трёх километрах к западу от Ялты, на склоне горы Могаби, уже давно стал частью города. Ливадия всегда привлекала и продолжает привлекать многочисленных туристов: Ливадийский дворец-музей, великолепный парк, потрясающие виды на окрестности... В давние времена это благодатное место, которое было открыто морю, приглянулось грекам, переселенцам с Эгейских островов. Археологами во время раскопок были найдены амфоры, глиняная посуда, декоративная плитка, возможно, на этом месте располагалась керамическая мастерская. В конце 10 века здесь находился византийский монастырь Святого Иоанна, сохранился и источник Ай-Ян-Су — источник Святого Иоанна.

Само название Ливадия появилось в конце 18 века. Тогда эти земли приобрёл командир греческого батальона в Балаклаве, национальный герой Греции, Ламброс Кацонис. Он записался добровольцем в русскую эскадру графа Алексея Орлова, участвовал во многих сражениях и проявил себя как храбрый воин. Когда с турками был заключён мирный договор, Кацонис возглавил батальон в Балаклаве, который состоял из трёх тысяч архипелажских греков, защищавших южные границы России. Кацонис за боевые заслуги был причислен к корпусу офицеров Российской империи, а также награждён орденом Святого Георгия. Ламброс приобрёл земли рядом с Ялтой и устроил усадьбу, назвав её в честь своего родного города, расположенного в 120 километрах от Афин, Ливадия — «лужайка, луг». После его смерти усадьба перешла к новому командиру Балаклавского батальона — Феодосию Ревелиоти. А в 1834 году он продал Ливадию графу Льву Севериновичу Потоцкому, российскому дипломату, члену Государственного совета. Граф серьёзно отнёсся к обустройству усадьбы, по его заказу архитектор К. Эшлиман построил барский дом, помещения для челяди и хозяйственные постройки. А вокруг усадьбы были разбиты виноградники и великолепный парк. Граф Потоцкий расширял и обустраивал свои владения более 25 лет. В личных покоях Большого дома располагалось 30 комнат, во флигеле была католическая часовня. Был ещё и Малый дом, который предназначался для гостей. Гордился Лев Северинович и оранжереями, и винодельней с подвалами, в которых хранились вина собственного производства, отличавшиеся высоким качеством, а также прекрасным вкусом и ароматом. А обширный парк, который был заложен садовниками Э. Делингером и И. Ташером, стал несомненным украшением Ливадии. Растительность парка была удивительно богатой: крымские дубы и ясени, ливанские и гималайские кедры, земляничники, кипарисы, лавры и магнолии. Дворец и парк были украшены статуями и фонтанами, которые были вырезаны преимущественно из каррарского мрамора. В самом начале своей карьеры Граф Потоцкий служил в русской миссии в Неаполе, где страстно увлёкся античным искусством и стал коллекционером. Ливадию называли маленьким античным музеем: в кабинете российского дипломата хранилась коллекция древностей из Помпеи, а в парке можно было увидеть подлинные мраморные скульптуры и саркофаг раннехристианского периода, который был покрыт барельефами.

Непременно прогуляйтесь по прекрасному парку, старейшему на Южном берегу Крыма, вдоволь насладитесь экзотической растительностью наряду с местными дубами и буками, газонами и цветниками, фонтанами, беседками... Эта прогулка, безусловно, станет для вас незабываемой!

В 1860 году Император Александр II выразил желание приобрести Ливадию на Южном берегу Крыма, перешедшую в наследство после смерти графа Л.С. Потоцкого его дочерям. Наследницы не хотели продавать Ливадию, но сочли невозможным отказать Царю. Леония Ланцкоронская писала поверенному в делах Э. Петерсу: «...мы понимаем, что признательность за милости, которыми Император почтил последние дни моего отца, обязывает нас уступить желаниям Его Величества». В конце апреля Управляющий Департаментом Уделов Министерства Императорского Двора Ю.И. Стенбок начал переговоры о покупке Ливадии, а уже в августе она принадлежала Царю. Приобретение благоустроенного имения было очень выгодным. 10 марта 1861 года, после тщательной описи имущества, подписали купчую и стали готовить Ливадию к приезду царской семьи. Перед отъездом в Крым Александр II направил в Департамент Уделов Указ: «Купленное... недвижимое в Крыму имение Ливадия со всеми строениями и принадлежностями, предоставляя в дар Любезнейшей супруге Моей Государыне Императрице Марии Александровне, повелеваю Департаменту Уделов зачислить это имение в собственность Ея Императорского Величества».

Итак, для Крыма 1861 год стал знаменательным: Императорская семья впервые приезжала в своё новое имение.

Александр Николаевич приехал в Крым в августе, с супругой и младшими детьми: Марией, Павлом и Сергеем. Ехали они на лошадях по извилистым крымским дорогам и часто останавливались на почтовых станциях. 24 августа царственные особы прибыли в Севастополь, посетили Братское кладбище, на котором начали возводить Церковь Святого Николая и Херсонесский Монастырь, где был заложен первый камень и установлен деревянный крест в основание будущего Храма во имя Святого Равноапостольного князя Владимира.

Ялта в те времена была совсем маленьким городом. В ней проживало всего 927 человек, значилось 72 дома, которые располагались на трёх улицах. В ожидании Царской семьи Ялта приводила себя в порядок: была установлена телефонная станция, отремонтирована и увеличена городская пристань, вдоль набережной устроен небольшой бульвар, побелены дома и укреплена дорога в Ливадию. И уже 25 августа Государь с семьёй разместился в Большом доме графа Потоцкого.

Ялта встретила приезд Царской семьи яркой иллюминацией, запущенными в небо ракетами, музыкой, песнями и гуляниями до полуночи. Ливадия очаровала Марию Александровну, впоследствии она стала называть имение — «моя милая Ливадия». Императрица решила сделать пребывание в имении более комфортным, возвести новые и реконструировать старые здания. Для работ был привлечён И.А. Монигетти — архитектор Высочайшего двора и Царскосельских дворцов. Ипполит Антонович Монигетти был выдающимся зодчим, талантливым художником-декоратором, автором многих построек в Москве, Петербурге, загородных императорских резиденциях. Ипполит Антонович долгое время провёл за границей, изучал и зарисовывал архитектурные памятники прошлого, в особенности Древнего Рима и Древней Греции. В 1847 году И.А. Монигетти получил звание академика архитектуры за альбом рисунков архитектурных памятников Греции и Рима. А в скором времени он был определён в Министерство императорского двора и привлечён к проектированию и строительству парковых сооружений и жилых зданий Царского Села. И уже в 1860 году он получил должность архитектора Высочайшего двора. Тот архитектурный стиль, который был предложен И.А. Монигетти, покорил Марию Александровну. Это было гармоничное сочетание элементов самобытных крымско-татарских домов и архитектуры Закавказья и Ближнего Востока. В марте 1862 года И.А. Монигетти поехал в Ливадию осуществлять задуманное. Его работы продолжались 4 года, в итоге архитектором было возведено в имении около 70 построек. Сохранив единый стиль, каждая постройка выделялась своим своеобразием. Лучшими творениями зодчего стали Церковь и Малый Дворец. За основу при строительстве Дворца был взят Ханский Дворец в Бахчисарае. Здание, состоящее из 12 комнат, получилось очень красивым и воздушным. Церковь стала образцом византийско-русского стиля, маленькая, но изящная. Иконы писались известными художниками, почти все по золотому фону, на старинный манер. Церковь венчал островерхий барабан с чешуеобразной кровлей, это придавало Храму сходство с грузинскими церквами. Императрица пожелала, чтобы в 1866 году Храм был освящён в честь праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Церковь стала сокровищницей и хранилищем святынь, которые были подарены грузинскими князьями российскому Императору. Среди них: икона Иверской Богоматери в золотом ковчежце, эмалевый образ Николая Чудотворца с каменьями... Пополнилась сокровищница и частицей мощей Симеона-столпника в золотом ковчеге, и иконкой, подаренной Царю на новоселье простой крестьянкой. Храм был расписан академиком А.Е. Бейдеманом.

С помощью садовода Климентия Ивановича Геккеля изменился и парк, он стал ещё более живописным. Появились пальмовые аллеи, рощи магнолий, громадные секвойи, перголы, густо увитые глицинией и розами. По совету доктора С.П. Боткина были посажены хвойные деревья, их аромат помогал при лечении туберкулёза. Как известно, Мария Александровна страдала болезнью лёгких. И.А. Монигетти украсил парк красивыми беседками — Турецкой, Розовой, Китайской, Лавровой, изящными фонтанами.

И уже в 1867 году Царская семья вновь приехала в Ливадию. Нужно отметить, что Ливадия была не только местом отдыха, здесь устраивались и приёмы государственной важности. А однажды состоялась и запоминающаяся встреча с американскими туристами, которые путешествовали на пароходе «Квакер-Сити» по европейским странам. Среди туристов был и молодой журналист Сэмюэль Клеменс — будущий известный писатель, знакомый нам под псевдонимом Марк Твен. Император Александр II сам пожелал принять американцев в своём южно-бережном имении. Американские туристы с волнением отнеслись к данному предложению и решили написать приветствие. Естественно, этим занялся талантливый журналист. По приезде в Ливадию консул США зачитал Императору приветствие: «Ваше императорское Величество!.. Америка многим обязана России. Она является должником России во многих отношениях, в особенности за неизменную дружбу в годы её великих испытаний. С упованием молим Бога, чтобы эта дружба продолжалась и на будущие времена. Ни на минуту не сомневаемся, что благодарность России и её Государю живёт и будет жить в сердцах американцев. Только безумный может предположить, что Америка когда-либо нарушит верность этой дружбе предумышленно несправедливым словом или поступком. Ялта, Россия, 25 августа 1867 года».

Немного отступив от нашего повествования, заметим, что многим горячим головам на Западе в наше время стоило бы прислушаться к этим словам своего талантливого писателя и журналиста и поменять риторику в отношении нашего государства.

Монарх поблагодарил и самолично познакомил путешественников с Ливадийским имением. Государь обаял гостей столь чистосердечным приёмом, они присвоили ему титул — «украшение рода человеческого». А будущий писатель так отозвался о нашем Государе: «...Император высок, худощав, выражение лица у него решительное, однако, очень приятное. Нетрудно заметить, что он человек добрый и отзывчивый. Он выглядит много величественнее императора Наполеона и в сто раз величественнее турецкого Султана».

Следующий приезд Царской семьи в Ливадию состоялся в 1869 году. Тогда-то имение в первый раз увидел наследник Александр Александрович. Более всего ему понравился Малый Дворец и, став Императором, он предпочитал в нём жить во время своего пребывания в Ливадийском имении.

Наследование трона для Александра Александровича стало весьма неожиданным. В 1865 году в Ницце от туберкулёзного воспаления спинного мозга скончался в возрасте 22 лет русский Цесаревич Николай Александрович, старший сын Александра II. Так Великий князь Александр Александрович стал наследником престола, хотя изначально он готовился к карьере военного. Помогла Великому князю преодолеть трудности его супруга, Великая княгиня Мария Фёдоровна. Свадьба Цесаревича и датской принцессы Марии — Софии — Фредерики Дагмар состоялась в октябре 1866 года. Этот брак был счастливым. В царской семье Марию Фёдоровну ласково называли «Минни», это имя ей удивительно подходило. Мария Фёдоровна и Александр Александрович любили приезжать в Ливадию. Минни, которая выросла у моря, черноморское побережье напоминало о далёкой родине. С начала 1870-х годов, вплоть до 1877 года, когда началась русско-турецкая война, семья приезжала в Ливадию каждое лето.

Александр Александрович был заядлым охотником, к чему сумел пристрастить и свою супругу. Она очень хорошо держалась в седле, метко стреляла.

Для Великого князя Ливадия также была не только местом отдыха. Здесь Цесаревич принимал участие во встречах, переговорах и совещаниях Императора Александра II. В 1877 году Россия объявила Турции войну. Это случилось из-за отказа Султана Абдул-Гамида II предоставить Болгарии автономию, о чём настаивал российский Император. Во время боевых действий Александр Александрович командовал большим военным соединением, Рущукским отрядом. В 1877 году, когда было наступление на Адрианополь, его отряд вступил в схватку с турками под Мечкою и одержал победу. Александра Александровича наградили орденами Святого Владимира I степени и Святого Георгия II степени, однако в его душе навсегда осталось глубокое отвращение к войне. Когда он стал Императором, он говорил буквально следующее: «Я рад, что был на войне и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войной, после этого я думаю, что всякий человек с сердцем не может желать войны, а всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принимать все меры для того, чтобы избежать ужасов войны...». За те 13 лет, которые правил Александр III, Россия не участвовала ни в одной войне, за что Императора назвали «Миротворцем». В Ливадии же, возле звонницы Крестовоздвиженской Церкви была установлена мраморная колонна, которую привезли из крепости Рущук на Дунае, в качестве напоминания о тысячах русских жизней, отданных за освобождение Болгарии от турецкого ига.

1 марта 1881 года погиб от взрыва бомбы, брошенной террористом-народовольцем, Император Александр II. Новым монархом стал Александр Александрович. На его плечи легла забота управлять огромной Российской империей.

В качестве монарха Александр Александрович приехал в Ливадию осенью 1884 года. Обосновавшись в Ливадии как хозяева, Александр Александрович и Мария Фёдоровна продолжали заботиться об имении. К середине 80-х годов здесь находилось уже 210 зданий и строений, требующих своевременного ремонта и реставрации. Серьёзного ремонта требовал Малый Дворец. Было предложено разобрать его полностью и построить новый. Александр III дал своё согласие, но с условием: восстановить его в прежнем виде, как он был задуман И.А. Монигетти. Как уже упоминалось в нашем повествовании, именно этот уютный Дворец больше всего любил Александр Александрович и его супруга, и именно в нём они предпочитали жить во время своих визитов в Крым.

И вот, в марте 1887 года, под руководством архитектора В.А. Шретера Малый Дворец был разобран, а летом следующего года уже радушно встречал своих хозяев. К огромному сожалению, до наших дней Дворец не сохранился, так как сгорел во время Великой Отечественной войны.

Провели реставрацию живописи и фресок и в Крестовоздвиженской Церкви. А рядом с Церковью по проекту Д.И. Гримма возвели звонницу.

Также Александр III, как рачительный хозяин, решил возродить крымское виноделие.

В помощники себе в этом деле Александр III призвал князя Льва Сергеевича Голицына, талантливого винодела, известного не только на родине, но и во Франции, Германии и Испании. Голицынские вина из его судакских имений имели огромный успех. Они завоевали золотые медали в Москве, Харькове, на Всемирной выставке в Париже. А новосветовское шампанское «Парадиз» даже получило кубок Гран-при. Александр III настойчиво приглашает Льва Сергеевича занять должность главного винодела имения Ливадия и удельных имений Крыма и Кавказа. В 1891 году Князь даёт своё согласие и занимает эту должность до 1898 года.

Благодаря приездам Царской семьи в Ливадию, Ялта стала бурно развиваться как первоклассный курорт. В городе стали строиться дома, гостиницы, пансионаты, лечебницы. Также, благодаря щедрым пожертвованиям семьи Романовых, в городе возникли многие школы и училища. А по личному указанию Императора Александра III был создан удобный современный порт. Этому поспособствовало следующее событие: прибыв в 1886 году на отдых, Царская семья у берегов Ялты попала в сильный шторм и они не могли сойти с крейсера на берег. Смогли это сделать только на следующий день, когда море успокоилось. Тогда и последовало Высочайшее указание построить мол. Работы по строительству были поручены крымскому инженеру Александру Львовичу Бертье-Делагарду. Уроженец Севастополя, он был выдающимся военным инженером, строителем, историком, археологом и нумизматом. Современники считали его «патриархом крымоведения, единственным беспримерным знатоком Тавриды, её прошлого — истории, археологии». Итак, работы по строительству мола были начаты в 1888 году, а уже в 1891 году к молу стали причаливать корабли. Чуть позже появились и портовые сооружения, была благоустроена набережная.

И в этом же, 1891 году, именно в Ливадии, Александр Александрович и Мария Фёдоровна отметили 25-летний юбилей свадьбы. К величайшему сожалению, счастливая семейная жизнь вскоре оборвётся, причиной тому послужит непредвиденная кончина Государя, казалось бы, отличающегося могучей физической силой и крепким здоровьем. А болезнь и сама кончина явились следствием сильнейших ушибов, полученных Александром III при крушении поезда у станции Борки под Харьковом. Мы уже упоминали об этом трагическом событии в нашем повествовании. Тогда несколько вагонов Царского поезда сошли с рельсов. Государь сумел приподнять тяжелейшую вагонную крышу и так держал её на плечах, покуда его семья и все сопровождающие их лица не выбрались наружу. В результате, Государь получил ушиб спины, который спровоцировал болезнь почек. «Это был поистине подвиг Геркулеса, за который ему пришлось потом заплатить дорогой ценой», — так говорила потом Ольга Александровна, дочь Императора Александра III.

Осенью 1894 года Царская семья приезжает в Крым в надежде, что тёплый южный климат окажется целебным для Императора и поможет ему в борьбе с недугом. Но, вероятно, всё уже было предопределено. Последнее, что успевает сделать Александр III — это лично благословить семейный союз старшего сына Николая Александровича с принцессой Алисой, младшей сестрой принцессы Елизаветы Гессен-Дармштадской, супруги Великого князя Сергея Александровича, брата Императора.

Итак, 20 октября Император Александр III отправился в мир иной, а в Крестовоздвиженской Церкви Ливадии был провозглашён Манифест о вступлении на престол Николая II. Наступала пора правления последнего русского Императора. Замечено, что на всех фотографиях юного Цесаревича Николая привлекают внимание его глаза — красивые и добрые, но всегда тревожно-печальные. Кто знает, может, он ещё в совсем юном возрасте уже предчувствовал свою будущую трагическую судьбу. Николай Александрович родился 6 мая 1868 года, в этот день Православная Церковь чтит Иова Многострадального. Сам Николай Александрович придавал этому совпадению большое значение, видимо понимая, что он «обречён на страшные испытания».

На следующий день после кончины Государя Александра III и провозглашения Манифеста о вступлении на престол Николая II, в Крестовоздвиженской Церкви принцесса Алиса (Аликс) приняла православие и была наречена русским именем Александра Фёдоровна. Николай II тогда записал в своём дневнике: «И в глубокой печали Господь даёт нам тихую и светлую радость... Моя милая и дорогая Аликс была миропомазана...».

Здесь же, в Ливадии, Николай Александрович и Александра Фёдоровна могли бы связать себя и узами брака, проведя скромный обряд венчания, хотела этого и мама Николая II, Императрица Мария Фёдоровна. В Ливадии могла бы появиться новая русская Царица. Но многочисленные родственники настояли на свадьбе в большой Церкви Зимнего Дворца в Петербурге. А торжественная церемония коронации Императора Николая II и Императрицы Александры Фёдоровны состоялась в 1896 году в Успенском Соборе Кремля.

Любовь к Ливадийскому имению, вероятно, передалась по наследству и семье Николая Александровича и Аликс. Ещё будучи маленьким, Николай Александрович любил отдыхать здесь со своими родителями. Любил спускаться по длинной лестнице к морю и следить за кораблями.

Вновь в Ливадию Царская семья приезжает в 1898 году, когда на свет уже появились дочери Ольга и Татьяна. Отдых в Ливадии Николай Александрович, также как его дед и отец, сочетает с работой: читает документы и прошения, принимает с докладами министров, иностранных послов. Россия, озабоченная усилением военных настроений в Европе, выступает с инициативой созвать мирную конференцию в Гааге. Вопрос для обсуждения на конференции стоял так: «Как можно было бы положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастия». Мир очень сильно удивился этому предложению, а правительства многих стран отнеслись скептически к инициативе Российского Императора. Конец 1898 года в Ливадии был посвящён работе по формулировке российских предложений о сокращении и ограничении вооружений и о мирных средствах разрешения международных столкновений. Предлагалось создать «третейский суд», прообраз Лиги Наций и современной ООН — Организации Объединённых Наций. На будущий год Гаагская мирная конференция всё-таки состоялась. На ней присутствовали делегации из 27 стран Европы, Азии и Америки. Главным достижением Гаагской конференции для международного права было создание Гаагского международного суда. Кроме того, впервые был поставлен вопрос «об ограничении вооружений до разумного предела и о пересмотре принципов применения самого вооружения в сторону уменьшения числа убитых и смещением баланса в пользу раненых».

Семья Николая II, следуя примерам отца, серьёзно занимается благотворительной деятельностью. На территории Ливадийско-Массандровского Удельного Управления появляется ряд благотворительных учреждений.

По распоряжению Императора была проложена ровная дорожка от «Розовых ворот» в Ливадии до Верхней Ореанды. Строительство велось очень быстро, уже в 1901 году работы были завершены. Тропа стала любимым местом отдыха Царской семьи и получила название — Солнечная. По Солнечной тропе можно было неспешным шагом пройти в соседние имения Великих князей — Чаир, Кичкинэ, Харакс. Тропу со всех сторон обступали деревья, что создавало возможность прогулок даже во время палящего зноя. А ещё с тропы открывались прекрасные живописные виды на море, горы и виноградники.

Во время своего очередного приезда в Ливадию осенью 1902 года Романовы обнаружили массу изменений в архитектурном устройстве своего имения. Архитектором А.А. Бибером возводились в имении новые здания: дома Министра двора барона В.Б. Фредерикса, высших офицеров охраны, учителей и ресторатора, прачечная. Был усовершенствован старый Дворец: появилось центральное отопление, несколько станций вырабатывали электрический ток, с помощью которого освещали дворцы и все здания гофмаршальской и служительской частей, а телефонная связь соединила Ливадию с Петербургом и Москвой.

В начале декабря 1902 года Царская семья присутствовала на торжественном освящении нового Собора в Ялте. Он был возведён в память Царя-мученика Александра II. Новый Храм поразил всех своей оригинальностью. Продолжает поражать всех прихожан и многочисленных туристов своим великолепием он и в наши дни. Храм со времени своего основания закрывался только в 1938 году, когда были сняты колокола и отправлены на переплавку. Однако, уже в 1945 году, в год Победы в Великой Отечественной войне, богослужения в Соборе Святого Князя Александра Невского возобновились и с тех пор не прекращались. Собор продолжает оставаться главным действующим православным Храмом Большой Ялты и по сей день. Собор Святого Князя Александра Невского представляет собой великолепный образец русской храмовой архитектуры и удивительно напоминает лучшие московские Храмы 17 века. Только в отличие от них — с пальмами у входа. Авторы проекта — архитекторы Н.П. Краснов и П.К. Теребенев выбрали для Храма древнерусский стиль, украсив его множеством декоративных элементов: киотами, порталами, сердечками. В гранитной раме-киоте расположили мозаичную икону Святого Александра Невского, которая была выполнена учениками итальянского мастера Антонио Сальвиати. Особой гордостью Собора стали 11 колоколов, подаренных промышленником и меценатом Н.Д. Стахеевым. Их малиновый звон разливался над городом, приглашая прихожан на службу.

В годы русско-японской войны и первой русской революции Царская семья сочла невозможным приезжать на отдых в Крым. Да и здание Дворца требовало, по меньшей мере, капитального ремонта. В итоге, было решено полностью его разобрать и возвести новый. Именно в таком совершенно новом и восхитительном виде он сейчас предстаёт перед нами. Но по порядку.

В 1904 году в Императорскую семью пришло долгожданное счастье — родился наследник Алексей. Однако радость тут же омрачилась, выяснилось, что мальчик страдает страшным и неизлечимым заболеванием — гемофилией. Практически единственной надеждой на борьбу за жизнь мальчика для Александры Фёдоровны стал в то время Григорий Распутин.

Следующий визит на Южный берег Крыма состоялся в начале осени 1909 года. В этот период любимым занятием Царя стало катание на автомобиле по извилистым дорогам вдоль гор и моря. Нужно сказать, что ранее, впервые увидев автомобиль, Николай II совсем не восхитился «железным монстром», ему не нравились ни шум, ни пыль, поднимаемые машиной. Николай II даже заявлял, что: «Пока я живу в Ливадии, автомобили не должны появляться в Крыму». Однако, во время визитов в Германию, он пристрастился к езде на автомобиле и поменял свои взгляды. И в том же 1909 году, архитектором Г.П. Гущиным в имении были построены гараж на 2 автомобиля и склад для горючего. Но в 1910—1912 годах гараж был возведён на склоне Чайной горки, так как предыдущее место оказалось неудачным. На этот раз гараж уже был рассчитан на 25 машин. В это же время было окончательно решено на месте старого возвести новый, более просторный и удобный для проживания, Дворец. Проектирование и строительство было поручено Николаю Петровичу Краснову — академику архитектуры, главному архитектору Ялты, автору многих великокняжеских имений в Крыму. Его имя мы уже неоднократно упоминали в нашем повествовании. Стиль же будущего нового Дворца продумывал сам Император. Во время своего визита в Италию к королю Виктору-Эммануилу III, Николай II восхитился Дворцом в стиле раннего Итальянского Ренессанса. Именно в таком стиле он и пожелал увидеть своё любимое Ливадийское имение. Должна была быть подвергнута капитальному ремонту и Крестовоздвиженская Церковь. Н.П. Краснов и Г.П. Гущин, которому было поручено строительство комплекса технических сооружений жилых домов для обслуживающего персонала, рьяно взялись за дело. Уже в начале 1910 года приступили к разбору старого Дворца. Необходимо отметить, что некоторые детали бережно сохранялись. Например, мраморные вазы с карнизного парапета были потом размещены на подпорной стене напротив Южного фасада, фонтан «Мария» — в Мавританском дворике. А через полтора месяца уже начали закладывать фундаменты для новых зданий. И 23 апреля, в День тезоименитства Императрицы Александры Фёдоровны, была проведена церемония освящения Большого Ливадийского Дворца.

Дворец был возведён в рекордно-короткие сроки, всего за 17 месяцев. Н.П. Краснов и все его помощники буквально сотворили чудо — чудо, которым мы не перестаём восхищаться до сих пор. Дворец получился очень уютным и комфортабельным. Ни один из четырёх фасадов Дворца не похож на другой. Но всё же общий архитектурный стиль был выдержан с восхитительной точностью. Задумка архитектора была в том, чтобы удачно сочетать величие Дворца с уютным загородным домом, именно поэтому был выбран стиль Итальянского Возрождения и дополнен мотивами Византийской, Арабской и Готической архитектуры. Арочные окна, изящные аркады, украшенные тонкой резьбой, мраморные колонны — всё это делает Дворец лёгким и воздушным. Уверяю вас, что увидев всё это великолепие, вы просто не сможете отвести глаз. Дворец, выстроенный из белого инкерманского известняка, величественно смотрится на фоне зелени парка. Центром постройки стал большой внутренний двор — патио. Итальянский дворик практически такой же, как и те, что украшали палаццо Флоренции и Венеции 15—16 веков. Он, безусловно, один из красивейших уголков Дворца. Он окружён со всех четырёх сторон галереей, в которой устроены мраморные диваны с резными высокими спинками и подлокотниками в виде грифонов. А со сводов свисают тяжёлые фонари. Восемь дорожек сбегаются к центру, где установлен античный колодец. А вход во дворик закрывают кованые ажурные ворота. В одном только Итальянском дворике хочется провести целый день. Здесь получаются изумительные фотографии. Обязательно не упустите эту возможность, чтобы запечатлеть всю эту восхитительную красоту на долгую добрую память.

Если Воронцовский дворец называют «сказкой в камне», то Дворец в Ливадии — это архитектурная фантазия. При осмотре Дворца возникает стойкое ощущение эстетической гармонии, настолько органичны все его архитектурные элементы. Дворец отличается изысканностью и нарядностью, как наружной отделки, так и роскошью внутренних интерьеров. Каждая из комнат неповторима, выполнена в своём, оригинальном, стиле. В чём мы с мамой смогли убедиться воочию. В оформлении внутренних помещений архитектор Н.П. Краснов использовал резные деревянные панели, изразцы, лепные украшения, мраморные камины. В Ливадийском Дворце, предназначенном для летнего отдыха, пять парадных залов, второй этаж — жилые комнаты и покои, которые были оформлены в модном тогда стиле «модерн». Как и все нынешние посетители Ливадийского Дворца, Царская семья была восхищена творением зодчего. Белоснежный Дворец превзошёл все ожидания. Краснов сумел угодить всем. Он даже вместе с садовником замечательно устроил и украсил сад со всех сторон новых построек. Архитектор Н.П. Краснов за свою работу был пожалован в Архитекторы Высочайшего Двора и награждён орденом Святого Владимира IV степени, а затем и причислен к Главному Управлению Уделов с возложением на него «технического наблюдения за всеми строительными и мебельно-обойными работами во дворцах и прилегающих к ним постройках». А в 1913 году архитектор Краснов был избран Петербургской Академией художеств академиком и утверждён в чине надворного советника. Кроме того, полюбившегося архитектора, Александра Фёдоровна пригласила давать Великим Княжнам уроки живописи. Остался Император тогда доволен и служебными постройками, которые были возведены по проектам и под руководством архитектора Г.П. Гущина. Николай II даже преподнёс Глебу Петровичу золотой портсигар, украшенный бриллиантами и сапфирами. А Императрице Николай II решил в то время сделать поистине царский подарок. Ливадия стала единственным личным недвижимым имуществом Государыни. На въезде был установлен знак, объявляющий, что имение является собственностью Императрицы Александры Фёдоровны.

Царская семья стала с любовью обживать свой дом. Стены, обитые тканями, стали украшать домашними фотографиями, картинами, на полочках и столиках разместили книги, альбомы... А в Императорской спальне Александра Фёдоровна развесила множество икон, перед которыми горели лампадки, и перед которыми она молилась о сыне Алёшеньке. Всю эту любовь мы можем прочувствовать и сейчас, переходя из залы в залу — Вестибюль, Кабинет Императора, Английская бильярдная, Диванная, восхищаясь всей этой красотою. Сохранилась даже школьная доска с надписями, выведенными каллиграфическим почерком. Во Дворце, безусловно, ощущается время, ощущается эпоха.

Отправляясь в ту тёплую осень 1911 года в своё любимое и обновлённое имение, Император и его семья даже не могли предположить, что этих прекрасных встреч с милой сердцу Ливадией остаётся совсем немного; встреч, приятных и значимых событий, таких как: просмотр исторического полнометражного фильма «Оборона Севастополя», празднование шестнадцатилетия старшей дочери Ольги, один из самых красивых балов при Дворе по этому торжественному случаю; встреча в 1912 году Пасхи и проведение благотворительного праздника Белого Цветка — все средства от продажи белых ромашек и маргариток направлялись на борьбу с туберкулёзом, в Ливадийском имении с соизволения Александры Фёдоровны, белую ромашку продавали Цесаревич и Великие Княжны, сейчас эта замечательная традиция вновь возрождена и проводится в День Святых Жён-Мироносиц; праздничные торжества по случаю 300-летия династии Романовых в 1913 году...

В мае 1914 года Царская семья уезжала из Крыма. «Яхта „Штандарт“ шла вдоль берегов, красиво освещённых солнцем, спокойное ласковое море расстилалось до самого горизонта. Всем было немного грустно, но никто и предположить не мог тогда, что покидают Ливадию навсегда».

В марте 1917 года в Могилёве Николай II, желая спасти Россию от кровопролития, отречётся от престола в пользу младшего брата Михаила. Но Михаил тоже откажется от трона, вся власть перейдёт к Временному правительству. После отречения от престола Николай Александрович попросит Временное правительство разрешить ему поселиться с семьёй в Ливадии и вести жизнь частного лица, но ему будет отказано.

В ночь на 17 июля 1918 года вся Царская семья будет расстреляна в Екатеринбурге.

В конце жизни Господь пошлёт Николаю Александровичу и Александре Фёдоровне горькую радость: призовёт их к себе в один и тот же миг... В 2000 году на юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Николай II, его супруга и дети будут причислены к лику святых. 17 июля — День памяти Царственных страстотерпцев.

После осмотра великолепного Дворца непременно зайдите в Крестовоздвиженскую Церковь, вдохните благодать, помолитесь и поставьте свечи, в том числе, за невинноубиенную Царскую семью.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь