Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » Г.А. Дубовис. «Путеводитель. Всё о Крыме»

История Крыма

Бывают края, что недвижны веками, зарывшись во мглу да мох.
Но есть и такие, где каждый камень Гудит голосами эпох...

И. Сельвинский

Крым похож на корабль, причаливший к Великой Степи из далеких сказочных стран Средиземноморья, один из тех кораблей, команда которого отправилась за золотым руном или долгие годы скиталась в поисках родной Итаки.

Мы впервые сталкиваемся с историей, когда дедушка, посадив нас себе на колени, пересказывает услышанное и прочитанное за долгую жизнь, приправляя рассказ назидательным вымыслом. Можно не сомневаться, что если бы до нас дошла история эллинов, написанная киммерийцами или таврами, то она отличалась бы от истории этих народов в изложении греков. Причем отличалась противоречивостью не меньше, чем совсем недавние или сегодняшние курсы истории, предлагаемые одними и теми же корифеями этой науки. Но даже сличение свитков не может вплотную приблизить нас к истине без лингвистических, филологических, археологических и географических исследований, данные которых обычно на первый взгляд непременно противоречат друг другу.

Мировая торговля возникла задолго до спуска на воду океанских лайнеров и прокладки железных дорог. На относительно небольшой территории между Каспием, Персидским заливом, Черным и Красным морями находится главный исторический, географический, геополитический перекресток Старого Света, соединяющий Европу, Азию и Африку. На этом перекрестке Крым занимает особое положение — недаром древние греки проводили границу между Азией и Европой по Керченскому проливу.

Крым — южная оконечность Великой Степи. На его широких равнинах есть прекрасный оперативный простор для кавалерии или танковых соединений, здесь можно выпасать огромные конские табуны. Но Крым одновременно — северная часть Средиземноморья, здесь есть все для контроля за важнейшими путями морской торговли, а на Южном берегу климат субтропический, что весьма немаловажно для уроженцев побережий теплых морей.

Древние коммуникации, связывающие Северную Европу со Средиземноморьем и называвшиеся в летописях «путем из варяг в греки», проходили по Дунаю и Днепру, в непосредственной близости от Крыма. Торговые и военные пути по течению Дона «запирались» Керченским проливом. Примыкал к полуострову и Великий шелковый путь1, петлявший между неприступными вершинами и безжизненными пустынями Азии, вдоль благодатных оазисов и в Крыму соединявшийся со Средиземноморьем.

В длинной череде столетий великие державы сражались за власть над полуостровом, из чего с очевидностью явствует, что история Крыма неотрывна от масштабных событий, неотделима от мировой истории.

Пребывание человека в Крыму начинается с незапамятных времен, о чем свидетельствуют многочисленные археологические находки, позволяющие утверждать, что люди живут на полуострове несколько десятков тысяч лет. Начиная с какого-то периода, история складывается в представлении исследователей в более или менее целостные картины. В традиционном изложении они обычно несколько статичны. Поэтому, не претендуя на строгость посылок и выводов, мы попробуем представить читателю наиболее яркие картины истории Крыма в виде «драмы».

Первобытный пролог нашей исторической драмы мы опускаем. Действие первого акта происходит с IX в. до н. э. по IV в. н. э. Местное население Крыма представлено таврами, Средиземноморье — последовательно эллинами, понтийцами и римлянами, Западная Европа — готами, Великая Степь — киммерийцами, скифами, аланами, гуннами.

В ходе многочисленных раскопок обнаружены их древние святилища и «погребальные ящики» (врытые в землю большие плиты из песчаника), бронзовые орудия и т. д. Бесспорно, что основными занятиями тавров были скотоводство, охота, рыболовство, а из ремесел — ткачество и бронзовое литье.

Известно, что тавры создавали укрепленные поселения в труднодоступных горных районах, откуда вели вооруженную борьбу против Херсонеса и Боспорского государства. Не проясняют вопрос, а скорее запутывают его труды Геродота2, ибо сведения колонизирующего о колонизируемых всегда предвзяты. Из свидетельств Геродота бесспорно только хрестоматийное: «Отсюда вдет гористая страна, лежащая вдоль того же моря. Она выдается в Понт и населена племенем тавров вплоть до так называемого Херсонеса Скалистого». Тавры отчасти растворяются в эллинизированном населении греческих полисов, а наиболее непримиримые противники эллинизации в I в. до н. э. сливаются со скифским этносом.

В VIII—VII вв. до н. э. в степях Северного Причерноморья от Кавказа до Фракии властвовали кочевые племена киммерийцев. Затем киммерийцы ушли на юг, захватили большую часть Малой Азии, где смешались с местным населением. Греки постоянно связывают киммерийцев с восточной частью Керченского полуострова. Страбон3 пишет: «...киммерийцы некогда имели большую силу на Боспоре». Возможно, поэтому восточную часть Крыма эллины назвали Киммерией, Керченский пролив — Боспором4 Киммерийским, а полис с обеих его сторон — Киммериком5. Сведения о киммерийцах мы часто встречаем у Гомера, чья поэтическая сила несколько превышает научную достоверность.

Торговые связи эллинов с Великой Степью начались до колонизации Крыма. Но не позднее VII—VI вв. до н. э. на побережье были основаны греческие поселения. Античные полисы представляли собой расположенные возле естественных гаваней крепости-фактории. Каждый полис стремился к независимости, возводил крепостные стены, чеканил свою монету и объединялся с другими только под давлением силы или при условии общей военной угрозы. Полисы расширялись, отпочковывались новые поселения, которые, игнорируя родство, начинали отстаивать независимость. На определенном историческом этапе силы притяжения одержали верх, и все полисы объединились вокруг Боспорского царства на востоке и Херсонеса на юго-западе.

Кстати, в эго время в Крыму появились свои историки. За полтора тысячелетия до другого крымского летописца, Никона, в III в. до н. э. в Херсонесе сын Гераклида Сириск «исследовал правдиво и согласно с достоинством государства». Неизвестно, насколько можно соединить достоинство государства с правдивостью, но современники увековечили имя историка надписью на каменной плите.

Киммерийцев из черноморских степей вытеснили скифы, язык которых относится к иранской группе индоевропейских языков. В период с VII по V в. до н. э. скифы объединили народы Северного Причерноморья и создали государство, расцвет которого приходится на IV—I вв. до н. э. По классификации Геродота, скифы делились на «царских», «кочевников», «пахарей». Основой хозяйствования их были земледелие, скотоводство, обработка металлов, торговля с античными городами Северного Причерноморья. Высочайшее искусство скифских мастеров общеизвестно.

Основа взаимоотношений эллинов и скифов, да и сама причина возникновения полисов в Северном Причерноморье заключалась в экспорте из Северной Евразии в Средиземноморье рабов, зерна и рыбы6.

Несомненно, многовековое соседство Средиземноморья и Степи в Крыму не носило исключительно миролюбивого характера и не исчерпывалось взаимовыгодной торговлей — недаром же полисы строились как крепости. Во всяком случае, заканчивалось оно всегда военным противостоянием.

В VI—IV вв. до н. э. в степях от Тобола до Волги формируется союз ираноязычных сарматских кочевых племен. В него входят аланы, роксоланы, савроматы, языги и другие народы. В III в. до н. э. они мощной волной накатываются на Северное Причерноморье, частично поглощая, частично вытесняя скифов. Скифы обосновываются в степях Крыма, делая своей столицей Неаполь Скифский (остатки его — в окрестностях современного Симферополя). Неаполь переводится с греческого как Новый Город, Новгород. Скифское его название науке пока неизвестно.

Во II в. до н. э. Греция окончательно утрачивает лидерство в Средиземноморье, уступая его Риму. Полисы теряют поддержку, часть захватывают скифы, часть гибнет, часть переходит под протекторат Понта.

Это эллинистическое государство образовалось в начале IV в. до н. э. (302 или 301 гг. до н. э.) довольно далеко от Крыма: на противоположном, южном берегу Черного моря, в Малой Азии. Наивысшего расцвета Понт достигает при Митридате VI Евпаторе (132—63 гг. до н. э.). На рубеже II—I вв. до н. э. неподалеку от современной Евпатории происходит сражение объединенного пятидесятитысячного войска аланов и скифов с прибывшей на помощь осажденному Херсонесу относительно немногочисленной Понтийской армией, которой руководил искусный полководец Диафант. Победа достается Понту, и он окончательно подчиняет себе все побережье Черного моря.

Обеспокоенный посягательством Понта на главенство в Средиземноморье, Рим ведет с ним три продолжительные войны (89—84,83—81, 74—64 гг. до н. э.). Митридат VI Евпатор планирует поход на Рим через Дунай и Альпы, но после очередного поражения, полученного от римлян, в 63 г. до н. э. в Понте возникает мятеж. Митридат кончает жизнь самоубийством, и к власти приходит предводитель мятежников царевич Фарнак. Военное противоборство между Римом и Понтом продолжается. Римскими легионами командует Юлий Цезарь, доложивший сенату итог кампании против войск Фарнака крылатой фразой: «Veni, vidi, vici» — «Пришел, увидел, победил».

Внучка Митридата Динамия после смерти своего мужа Ассандра в 17 г. до н. э. становится правительницей Боспора. За всю долгую историю Крыма это единственный известный нам случай, когда женщина была провозглашена полноправной правительницей. Затем Динамия выходит замуж за понтийского царя Полемона и вместе с Понтом Боспорское царство включается в состав Римской империи.

Одновременно греческие полисы на западном побережье, кроме Херсонеса, переходят к скифам, так как не имеют для Рима стратегического значения. В I в. н. э. при царе Митридате VIII (?—68) Боспорское царство в союзе с сарматами и скифами выступает против Рима. Победа вновь остается за римлянами, Митридата VIII казнят. В Таврике появляются италийские легионы. На побережье возводятся новые римские крепости, укрепляющие Херсонес, прежде всего Харакс на мысе Ай-Тодор, основанный при императоре Веспасиане. Из Харакса в Херсонес вдоль южного побережья римляне прокладывают стратегическую дорогу — Виа Милитарис.

Римские колонии существовали в Крыму до III века. Кстати, латинское слово «колония» (colonia) происходит от глагола «colo» — «обрабатываю, выращиваю, проживаю, населяю» и означает «земельную собственность, делянку, поселение на чужих землях».

Мы знаем, что Рим сокрушило «великое переселение народов». Важнейшим его очагом, котлом, в котором вскипала мощь этнических катастроф, был отчасти и Крымский полуостров. В III в. на полуостров вдоль Дуная и Днепра хлынули готы. Эти выходцы из Скандинавии по дороге на юг, согласно древней летописи, казнили 70 славянских вождей. Готы вступают в союз со степными народами и вместе с обосновавшимся в приазовских степях сарматским племенем аланов покоряют Крым.

Примерно в это же время в Великой Степи, как вспышка новой звезды, происходит очередной этнический взрыв. В IV в. закладная ветвь степных центральноазиатских народов, называвших себя «хунну», устремляется на оперативный простор, сметая на своем пути все преграды. Гунны недолго задерживаются на покоренном полуострове, и основная их часть через Дунай проносится опустошительным ураганом к Риму.

Сведения об исторических процессах непосредственно в самом Крыму весьма фрагментарны. К IV в. на Крымском полуострове в массе заселивших полуостров готов и аланов растворяются разрозненные и смешанные между собой элементы прежнего населения — потомки эллинов, тавров и скифов. Пришельцы, в свою очередь, довольно быстро утрачивают свою культурную специфику и становятся, по сути, новым народом, который будущие исследователи назовут гото-аланами. Ускорению этого процесса способствовало гуннское нашествие, «спрессовавшее» в глубинных горных районах уцелевшее от стрел и сабель кочевников население. Культурные и языковые грани отдельных этнических групп стираются быстрым распространением на полуострове христианства, что подтверждают многочисленные археологические и исторические данные.

На этом первый акт предлагаемой читателю исторической драмы можно считать законченным. Возможно, кого-то это заявление обескуражит. Действительно, наш рассказ похож скорее на либретто в театральной программе, а не на сам спектакль. Но ведь мировая история, даже только применительная к Крыму, все равно остается мировой историей. Читателя, оставшегося неудовлетворенным полнотой изложения, отсылаем к обширной литературе по этому вопросу, а мы тем временем перейдем ко второму действию.

Основной лейтмотив истории — поочередное стремление непомерно разросшихся межплеменных или государственных образований к мировому господству. Во все времена ханы, императоры, фюреры или вожди приходят к выводу, что в отличие от своих предшественников они-то наконец имеют все предпосылки для достижения этой «благородной цел и».

Во все времена появляются изобретатели вечного двигателя, не знающие или игнорирующие начала термодинамики. Аналогичный этому началу закон истории можно выразить так: Господь разрушил Вавилонскую башню не во вред человеку, а во благо — ибо Он, по определению, действует только подобным образом. Человечество не может быть единообразным в силу Высшего замысла, ибо живой системе для выживания необходимо не упрощаться, а оставаться сложной, противоречивой, развивающейся системой.

Сколь ни были бы грандиозны военные победы, они всегда окончатся поражением из-за междоусобных войн или объединения поверженных соперников. Чаще одновременно, точнее, почти одновременно происходит и то и другое. Если бы в историческом процессе участвовало только две силы, то одна из них в конце концов смогла бы одержать победу, но на исторической сцене всегда присутствует несколько участников, и как только одна из сил начинает доминировать, другие, объединившись, одерживают над ней победу. Причем эта победа не может быть окончательной, ибо побежденный сразу же объединяется с бывшими врагами, всегда готовыми совместно выступить против вчерашнего союзника.

Действие второго акта происходит с IV по XV в. н. э. Местное население Крыма представлено гото-аланами, феодорийцами и крымскими татарами. Средиземноморье сначала представляют византийцы, генуэзцы, венецианцы, турки-сельджуки. Западная и Северная Европа представлена викингами и славянами, Великая Степь — хазарами, печенегами, половцами и монголами.

В раннем средневековье7 начинается, а затем постоянно усиливается присутствие на Южном берегу Крыма византийцев, наследников античных греков и римлян. Цементирующей силой Византии стало православие, основой величия и богатства — контроль над главными торговыми путями мира. На протяжении нескольких веков Южный и Центральный Крым были составной частью Византии. Раздираемая вечными междоусобицами империя неоднократно теряла непосредственный контроль над Таврикой, но связь центра и периферии никогда не исчерпывается одним лишь политическим единством, более того, надэтнические образования никогда в точности не совпадают с границами государств. Духовная целостность всегда бывает шире или уже государственных границ, причем разница может менять положительное значение на отрицательное и наоборот, пульсируя, как звезда, пока не иссякнет отпущенный ей срок.

Следует помнить, что Крым для Византии всегда был «местами не столь отдаленными», местами северной ссылки. Содержание гарнизонов на отдаленных территориях обходится дорого, а кроме того, подобные гарнизоны всегда — потенциальные «мятежники», военная опора «незаконных» претендентов на власть.

Наиболее интенсивная колонизация Крыма Византией имела место в VI в. при Юстиниане I. Стратегия Византии этого периода заключается в создании огромных по протяженности крепостных стен8 и укрепленных районов. Одновременно ведется привлечение на свою сторону обитающих на пограничных землях народов, которых в метрополии называют федератами. Основой такого союза служат византийское золото и утверждение православия. Какая из основ прочнее, мы знаем из многих примеров, в том числе из собственного.

Сначала византийцы восстанавливают Херсонес, который называют теперь Херсоном. Затем император Юстиниан I строит «на краю пределов» крепости Горзувиты и Алустон9. В результате создается мощная фортификационная система, которая сохранилась доныне в виде «пещерных городов». Подробней о них мы расскажем ниже, а сейчас только укажем, что своим названием они обязаны тому, что потомки разобрали их по камешку, оставив только то, что нельзя с собой унести: подвалы, гроты, углубления под фундаменты, делающие руины похожими на поселения троглодитов.

Нам представляется удивительной возможность растащить по камешкам стены и замки, но так было! А значит, стоит задуматься над тем, каких трудов стоило их возвести! Для мира нужны стены, для возведения стен нужны рабы, для приобретения рабов нужны войны... Чтобы в какой-то мере остановить этот порочный круг, византийцы демонстрируют высокое инженерное искусство, максимально используя особенности местности. Отторженцы Второй, или Внутренней, гряды Крымских гор идеально подходят для этой цели.

Византийские цитадели являют собой вершину военной мысли. Они охраняют все важнейшие стратегические проходы из степной части полуострова к Южному берегу: Каламита охраняет долину Черной речки; Дорос, Черкес-Кермен и Эски-Кермен — входы между Черной речкой и Бельбеком; Качи-Кальон и Тепе-Кермен — долину Качи; Чуфут-Кале — проходы между долиной Качи и долиной Чурук-Су; Бакла — проходы между Альминской и Бодракской долинами.

Это гигантское строительство становится последней акцией подобного масштаба, осуществленной Византией на дальних границах10. После Юстиниана 1 подобный размах оказывается не по силам истощенному войнами государству, постоянно ведущему сражения как минимум на два фронта. Через некоторое время ликвидируется принцип федератства, прекращаются выплаты на содержание союзников.

Археологические раскопки показывают, что экономика средневековых городов Крыма в этот период тесно связана с Византией. В раскопках VI—VIII вв. прослеживается явное преобладание ремесленных изделий из прибрежных византийских центров над местными. Хождение имеют не только золотые и серебряные византийские монеты, являющиеся мировой валютой, но и бронзовые монеты, предназначенные исключительно для местного обращения.

Очевидно, в это время или чуть позже византийцы привезли с собой в Таврику грецкий орех, инжир, виноград, фисташки. Некоторые могучие древние деревья, посаженные в те давние времена, живут и тоньше, как бы смыкая эпохи, — в Крыму часто теряется масштаб времени.

Во второй половине VIII в. начинается массовое переселение на полуостров выходцев из Византии. Империю раздирает гражданская война, вспыхнувшая на религиозной основе. «Иконопочитатели» по наставлению св. Стефана Нового переселяются в Крым, спасаясь от репрессий пришедших к власти «иконоборцев». С этим временем связано упрочнение христианской идеологии на крымской земле, возведение многочисленных православных храмов и монастырей.

Ведущей силой Степи в это время был Хазарский каганат, который в течение нескольких веков воевал с Византией. Хазары представляли собой весьма необычную этническую систему. В дельте Волги обитали аборигены, чьим основным занятием были охота и рыболовство, в степях кочевали тюркские племена, являющиеся олигархами каганата. В Итиле и других городах ремесла и торговля были в ведении большой иудейской общины. Главенствующей религией государства стал иудаизм. Основу военной силы каганата составляли наемные войска, костяком которых были воинственные степные племена.

Воспользовавшись ослаблением Византии из-за раздирающих ее междоусобиц, хазары прорвали оборонительную систему византийской обороны в Крыму и захватили пограничные крепости и центральную горную крепость Дорос. Однако они неожиданно встретили отчаянное сопротивление нового этноса, возникшего из слияния принявших христианство гото-аланов и многонациональных выходцев из Византии. Объединившись под началом архиепископа Иоанна Готского, христиане Крыма захватили перевалы на дорогах и заняли крепость Дорос.

Хазары жестоко подавили их сопротивление, многие поселения были преданы мечу и огню. Еще более полувека местное население вынуждено было платить дань хазарским наместникам — тудунам. Но к началу X в. Византия вернула утраченный контроль над югом полуострова. Последний набег хазар датируется серединой X века.

Впрочем, отношения Византии, херсонитов и Хазарии нельзя трактовать как однозначное противостояние первых двух против каганата. С одной стороны, Херсон всегда тяготел к независимости, с другой стороны, Византия постоянно раскалывалась на смертельно враждующие между собой лагеря. В 711—713 гг. выходец из Армении Вардан, отбывавший в Херсоне ссылку, был провозглашен херсонитами, хазарами (!) и своими византийскими сторонниками басилевсом и правил Византией под именем Филиппика почти два года.

Затем Великая Степь представила на сцену противоборства со Средиземноморьем новые силы — осколки сарматских племен были объединены тюркоязычными племенами печенегов и половцев, отличающимися голубым цветом глаз и светлыми волосами, за что и получили свое славянское название11. Себя половцы называют куманами12, или кипчаками. Кочевники обосновываются в степном Крыму. Были ли их отношения с византийцами и херсонитами только враждебными или строились на основе торговых связей, до конца не выяснено. Скорее всего, имело место и то и другое.

У Византии в это время появляется новый противник-союзник. С севера совершают стремительные набеги викинги и союзные или подчиненные им племена славян. В X в. на Таманском полуострове ими основывается Тмутараканское княжество, обязанное своим названием столице, хазарское название которой «Таматарха» было переиначено на северный лад. Византиец Лев Диакон, рассказывая об отступлении князя Игоря (? 945) из Византии, называет Боспор «родиной русских». В другом источнике говорится, что Святослав (?—972), скрываясь от преследования византийцев, уходит «в свое отечество — Боспор Киммерийский».

В 988 г. Великий князь Владимир (?—1015), младший сын Святослава, вступает с Византией в сложную политическую борьбу. За поддержку царствующей династии против мятежников он требует руку дочери басилевса. Подобный союз должен быть скреплен церковным браком, и Владимир принимает в Херсонесе христианство и обязуется крестить Русь. На стороне Византии Владимир воюет с мятежниками и, как гласят летописи, разоряет Херсонес13, еще 10 городов и 50 селений. На крымском берегу Керченского пролива строится крепость, и обе стороны этой стратегически важной водной артерии оказываются под контролем Руси. В 1068 г. при княжении в Тмутаракани Глеба Святославича был высечен камень с данными о ширине Керченского пролива, найденный на Таманском полуострове в 1792 году14. В 60—70-х гг. XI в. в Тмутаракани жил летописец Никон, благодаря которому мы многое знаем об этом историческом периоде. Черное море на картах арабских географов в X—XII вв. именуется Русским.

Взаимоотношения византийцев со своими северными соседями носят крайне противоречивый характер, союзы «на вечные времена» чередуются с войнами, поочередно какие-либо две стороны объединяются против третьей. В XII в. под ударами половцев и византийцев Тмутаракань выходит из состава раздираемого междоусобицами Киевского княжества.

Число «13» недаром считается несчастливым. Тринадцатый век был для Крыма веком особенно тяжких исторических потрясений. Хотя в истории не может быть понятия «плохой» или «хороший», не следует забывать, что для участников исторических событий эти оценки весьма правомерны. Более того, они вполне вправе считать «плохими» целые исторические периоды, что нашло свое отражение в пословице: «Не дай нам Бог жить в интересные времена». В 1222 г. на полуостров из средиземноморской Анатолии вторгаются турки-сельджуки, тюркские племена, захватившие значительные территории слабеющей Византии. Еще через год на Крымский полуостров обрушиваются войска монголов. Поначалу ордынцы ограничиваются разорением торгового Судака, но в 1239 г. войска Батыя полностью покоряют Крым.

Основой быта монголов в Крыму на первых порах остается кочевое скотоводство. На полуострове кочевники обитают зимой, каждую весну уходят со стадами в богатую кормами северную степь. Оседлое коренное население платит дань или обращается в рабов.

Орда никогда не была империей в том смысле, который мы обычно вкладываем в это слово. Относительно малочисленные кочевые племена могут консолидироваться по всему пространству степи и побеждать противников на огромных пространствах, как это демонстрировали сарматы, гунны и монголы, но они не могут поглотить или освоить земледельческие территории. Чингисхан и его потомки побеждали в Китае, Индии, Средней Азии и Вьетнаме, высаживали десанты в Японии, доходили до северных городов России и крепостей Западной Европы. Но дух Орды оставался в Степи, и огромное военно-феодальное государство не могло длительное время оставаться целостным. Орда раскалывается на части, и победители, становясь олигархами множества разных государств, обретают иные интересы, часто не совпадающие с общими интересами Орды. Это происходит не сразу, но происходит неотвратимо.

Уже в 70-х гг. XIII в. центробежные силы, раздирающие Орду изнутри, начинают преобладать над силами центростремительными. Золотая Орда, отделившись от Белой и Синей Орды, в свою очередь подразделяется на Астраханский, Казанский и Крымский юрты, наместниками которых становятся темники. Резиденцией наместничества становится новый город Солхат, позднее, как и весь полуостров, названный Крымом. Крымский юрт, в свою очередь, делится на семь феодов, называемых бейликами. Их правители называются беями. При хане Узбеке в 1313—1314 гг. государственной религией Золотой Орды становится ислам.

Ослабление Орды позволяет покоренным народам добиваться обособления, усиливается ряд русских княжеств, из которых главенствующая роль принадлежит Московскому, возникает Молдавское княжество, не прочь стать самостоятельными владыками и татарские беи. Этот процесс протекал отнюдь не парламентским путем. Выбор исторического пути развития определялся в кровавых войнах. Несколько раз ареной подобных войн становится Крымский полуостров, особенно пострадавший во время карательной экспедиции хана Ногая в 1299 г., а затем, в конце XIV в., во время войны Тохтамыша с Тимуром15.

В 60-х гг. XIII в. на побережье Крыма появляются генуэзцы. Византия в благодарность за оказанную помощь против вероломно захвативших Константинополь крестоносцев предоставляет Генуэзской республике право монопольной торговли на Черном море. Столицей генуэзских колонии становится Кафа, выросшая на развалинах античной Феодосии и превратившаяся вскоре в один из крупнейших черноморских портов, важнейший торговый узел между Востоком и Западом. Через некоторое время вслед за генуэзцами появились их извечные конкуренты венецианцы, обосновавшиеся в Судаке, но присутствие их в Крыму было относительно недолгим.

Генуя добивается значительных преимуществ в Орде и становится ее главным торговым агентом, не только избавившись при этом от конкуренции с венецианцами, но и серьезно ущемляя интересы крымских ханов. С середины XIV в. им принадлежит уже 40 факторий и крепостей на Южном берегу от Алушты до Чембало16. В 1381 г. к ним переходит Судак, ранее находившийся в подчинении местных ханов, у которых в конце концов остается единственный порт на полуострове — Гёзлёв17.

Наблюдая за перипетиями мировой истории, мы как-то забыли о Крыме. Во время череды описываемых событий на полуострове развиваются этнические процессы, формируются народы, получившие впоследствии названия крымских греков, крымских татар и караимов.

Когда поток золота из Византии иссяк и прекратил свое существование институт федератства, под влиянием объединяющей силы христианства, под постоянным давлением его гонителей на небольшом пространстве между Черным морем и Великой Степью, на весьма ограниченном горном пространстве юго-западной части Крымского полуострова к концу I тысячелетия сложилась новая этническая общность, культурно и религиозно тяготевшая к Византии. Ее ядро составляют молодой готоаланский этнос и выходцы из многонациональной Византии. Перечисленные составляющие нового этноса ни в коей мере не являются исчерпывающими и только в первом приближении дают нам представление о его корнях. Этот новый этнос будет позже назван феодорийцами, а еще позже — крымскими греками.

После победы феодорийцев и Византии над хазарами нормальная жизнь в регионе восстанавливается. Раскопки показывают, что в конце I тысячелетия в «пещерных городах» начинается плотная застройка компактными усадьбами городского типа. При сохранении традиционных торговых связей с Херсоном интенсивно развивается местное ремесленное производство. Возрастает роль виноградарства и виноделия, крупных винодавилен — тарапанов. В соседних долинах, поблизости от источников воды и мест добычи глины, создаются комплексы гончарных мастерских, производивших амфоры для транспортировки вина, ставшего главным товаром в торговле со Степью.

В первой половине XI в. в развитии этноса наступает весьма резкий спад. По мнению большинства исследователей, он связан с нашествием из Степи половцев или викингов. Согласно другой версии, в это время произошло катастрофическое землетрясение, охватившее всю юго-западную часть Крыма.

Следующим тяжким испытанием для феодорийцев становится нашествие монголов, но, выдержав испытание в XIV в., христианский этнос, составляющий наибольшую часть земледельческого населения полуострова, образует свою государственности — княжество Феодоро.

Выступая противниками генуэзцев, используя противоречия между ними и ханами Крымского улуса, а также противоречия между крымскими ханами и Ордой, княжество Феодоро становится естественным союзником нового этноса — крымских татар.

В 1363 г. против литовского князя Ольгерда выступают союзные крымские войска. Летописи называют их вождей: солгатского18, киркельского19 и мангупского20 ханов, последнего летопись называет Дмитрием, что явно указывает на его христианское вероисповедание. Это первое достоверное свидетельство о правителях Феодоро.

О правящей династии Феодоро известно очень мало. Весьма популярна гипотеза о том, что князьями были представители знатного армянского рода Гаврасов, сосланные в Херсон за участие в заговоре против императора Трапезунда21. Эта гипотеза подтверждается русской генеалогией: от крымской ветви Гаврасов ведется древний род князей Ховриных, основатели которого появились при дворе Великого князя Московского в конце XIV в., причем одним из их владений назывался Мангуп.

Геральдика Мангупских князей включает изображение двуглавого орла, указывающее на их связь с Палеологами — последней императорской династией Византии. Кстати, заключенный в 1472 г. брак между Иваном III и царевной из рода Палеологов дал повод сделать двуглавого орла государственным символом Московского княжества, а затем России.

Лучше всего известен последний период в жизни княжества, период расцвета и гибели. При князе Алексее, правившем в 20—30-е гг. XV в., границы Феодоро простираются от Каламиты22 до Чатырдага на востоке и долины реки Бельбек на севере. Общая численность населения достигает 150 тыс. человек.

Для обеспечения выхода к морским торговым путям Алексей отстраивает Каламиту и основательно укрепляет порт. В 1433 г. феодоритам удается захватить генуэзскую крепость и бухту Чембало23. В ответ на это в марте 1434 г. сенат Генуи снаряжает эскадру из 20 галер с шестью тысячами солдат под командованием Карло Ломеллино. После внезапной атаки и недолгой осады крепость Чембало пала, а сын князя Алексея, руководивший ее обороной, оказался в плену. При подготовке штурма 6 (15) июня 1434 г. генуэзцы применили снятые с кораблей артиллерийские орудия — это первый известный случай применения в Крыму огнестрельного оружия.

После падения Чембало генуэзский отряд двинулся на Каламиту и сжег ее. Затем генуэзские власти решили разделаться с союзником Алексея крымским ханом Хаджи-Гиреем. Но отряд Ломеллино, который вместе с городским ополчением достигал общей численности восьми тысяч воинов, был наголову разбит пятитысячным татарским войском. Это заставило генуэзцев искать пути примирения с татарами и их союзниками феодорийцами. Плененный княжич был освобожден и после смерти отца стал правителем Феодоро. Нам неизвестно его настоящее имя, татары называли князя Улу-беем.

В 1471 г., после смерти Улу-бея, на престол взошел его брат Исаак, именуемый в генуэзских документах Сайком, а в русских. — Исайкой. При его правлении в 1472 г. Мангупская княжна Мария становится женой господаря Молдавии Стефана III Великого, а в 1474—1475 гг. ведутся переговоры о женитьбе сына Ивана III на дочери князя феодоритов, намечается оборонительный союз с венгерским королем. Однако этим замыслам не дано было осуществиться — 31 мая 1475 г. турки-османы высадились под Кафой.

После шестимесячной осады и штурма последний князь Феодоро Александр и его семья были взяты в плен и отправлены в Константинополь. Мужчин казнили, малолетних мальчиков обратили в ислам, а женщины попали в султанский гарем. На захваченных землях княжества был образован кадылык, управлявшийся турецкой администрацией.

Феодориты, которых называют теперь крымскими греками, остаются связанными между собой только верой. Последние остатки этноса переселяются в 1778 г. на северное побережье Азовского моря.

Мы уже говорили, что в 1363 г. в совместный поход против литовцев выступают союзные войска солгатского и киркельского ханов, что свидетельствует о государственной раздробленности татар в Крыму. Объединение завершается только в 1443 г., когда Хаджи-Гирей, победив Эминек-бея, владыку Кырк-Ора (так назывался тогда Чуфут-Кале), основывает династию и делает город первой столицей государства, цементирующего новый этнос.

Генетические корни молодого этноса крымских татар неоднородны. Потомки разноплеменных степных народов, слившись с народами Крыма, усугубляют генетическую пестроту полигамией и работорговлей. Этнос цементируется исламом, что делает его естественным союзником или вассалом турецкой сверхэтнической системы.

Еще один сформировавшийся в этот период этнос называют караимами. Разговорный язык караимов весьма близок к половецкому. Исповедуя иудаизм, караимы употребляли древнееврейский язык только для молитв и эпитафий. Большинство караимов занималось ремеслами, земледелием и садоводством, они были известны далеко за пределами Крыма как самые искусные кожевенные мастера, самые отважные и неподкупные телохранители.

Конец второго акта описываемой исторической драмы и одновременно начало третьего акта приходится на конкретный год. В 1475 г. произошел захват полуострова янычарами Кедук-Ахмет-паши, состоявшийся через 22 года после гибели Византии и превращения Константинополя в Стамбул. В этом акте завязывается и развивается та часть драмы, которую принято называть новой и новейшей историей, а потому конец этого периода нам известен быть не может. Много веков спустя его определят неведомые нам потомки. Хотелось бы рассчитывать на их снисходительность.

Три геополитические системы пересекаются друг с другом. Сражаются за мировое господство, точнее, за контроль над Средиземноморьем: Турция, Западная Европа и Россия, объединившая после распада Орды сначала славянские, а затем и степные народы. Православие, прежде консолидированное в Константинополе, обретает опору в Москве, а зеленое знамя ислама развевается над Средиземноморьем.

Наиболее драматические, унесшие миллионы жизней события новейшей истории — установление кровавых диктатур в России и Германии — являются прямым следствием первой мировой войны. Принято считать, что эту войну породил Балканский кризис, но что есть Балканский кризис, как не часть многовекового противостояния Турции, Западной Европы и России?

Сначала в этом клубке противоречий основное противостояние разворачивается между Турцией и Центральной Европой. Сила европейцев заключается в крепостных стенах, тяжелой рыцарской коннице и пушках. Но эта сила бессильна против отрядов стремительной крымской конницы, легко ускользающей от погони. Пылают села, вереницы невольников уводятся в Крым... Благодаря труднопреодолимому пространству «дикой степи», системе крепостей и быстрой переброске резервов турецким флотом Крымский полуостров для Европы практически недоступен. На оперативном пространстве с легкой конницей может справиться только такая же легкая конница. Из православных славян католической Польши, наиболее бесправной и наиболее страдающей от набегов крымских татар части населения, формируется запорожское казачество. Казацкое «лыцарство» перенимает повадки противника и наносит ему ощутимые болезненные удары.

Что же до России, то сначала ее противостояние с Европой проходит на границе с Литвой и Польшей. Речь Посполитая на первых порах одерживает победу за победой и, усадив на московский престол Лжедмитрия и Марию Мнишек, аннексирует смоленские и черниговские земли. Затем ситуация начинает развиваться в противоположном направлении. Если русско-польская война 1632—1634 гг. заканчивается окружением армии боярина Шеина, то военные действия 1654—1657 гг. — Андрусовским перемирием, по условиям которого смоленские, черниговские земли и Левобережная Украина переходят к России, а еще через век тремя Петербургскими конвенциями (1772, 1793 и 1795 гг.) Польша подверглась разделу между Россией, Пруссией и Австро-Венгрией.

С конца XVII в. главным для России становится продвижение к Балтийскому и Черному морям. Походы на Крым совершаются с 1687 г. в царствование наследников Алексея Михайловича — Софьи и Петра. При этом возникают самые неожиданные коллизии: воюя со Швецией, Россия вступает в союз с Польшей, но приобретает неожиданного противника в лице украинского казачества, Выступающего на стороне Швеции, Крыма и Турции. Несмотря на то что Петр I попадает в турецкий плен, все кончается для России хорошо, и после Полтавской битвы она неуклонно набирает силу. Хронику последующих событий можно вкратце описать следующим образом.

В 1735—1739 гг. Россия в союзе с Австрией ведет войну с Турцией за выход к Черному морю и пресечение набегов крымских татар. Русские войска под командованием графа Миниха взяли Азов, Очаков, Хотин, Яссы и дважды занимали Крым. По условиям Белградского мира 1739 г. к России переходит крепость Азов.

Не следует думать, что Россия, Турция и Крым постоянно находились в противостоянии друг другу. Свидетельством их торговых контактов являются многие восточнославянские слова, заимствованные из крымскотатарского языка24.

Русско-турецкая война 1768—1774 гг. началась из-за отказа России вывести войска с территории Польши. В Чесменском бою одержал победу российский флот, а в ночь с 13 (25) на 14 июня 1771 г. начался штурм крепости Перекоп, и через сутки турецкий гарнизон сложил оружие. Русскими войсками командовал генерал-аншеф князь В.М. Долгоруков. Одновременно был совершен рейд по Арабатской стрелке. Турки отступили к Кафе, откуда только часть 1 00-тысячного гарнизона была вывезена флотом, остальные взяты в плен. Эвакуировался в Турцию и хан Селим-Гирей. Пришедший к власти Сахиб-Гирей в ноябре 1772 г. подписал договор с Россией, объявляющий ханство независимым от Турции.

Независимость Крыма была подтверждена условиями Кючук-Кайнарджийского мира. Русский флот получил возможность выхода в Черное море. К России перешли Керчь и Молдавия.

В 1783 г. правление династии Гиреев в Крыму кончается25, Россия присоединяет полуостров к империи. В ответ на это Турция в 1787—1791 гг. начинает новую войну. После побед Суворова и Ушакова подписывается Ясский мир, подтверждающий переход Крыма к России.

В 1787 г. императрица Екатерина II со свитой посетила Крым. На полуостров делегация прибыла из Канева по Днепру на 80 галерах. Ее Величество сопровождали послы европейских государств и некто, числящийся графом Фанкельштейном, а в действительности — император Австрийский Иосиф II.

В царствование Павла I, сына Екатерины Великой, получили широкую огласку так называемые «потемкинские деревни» — бутафорские поселения в Новороссии, якобы прикрывавшие казнокрадство светлейшего князя, лейб-гвардии подполковника Преображенского полка, президента Государственной военной коллегии, генерал-фельдмаршала Г.А. Потемкина-Таврического.

Блеф имел место и стоил казне 15 млн рублей. Инициатором его была сама императрица, и как ни велика вышепоименованная сумма, потрачены деньги были более чем толково, ибо ведение большой войны стоит намного дороже. Спустя 15 лет французский посланник граф Сегюр назвал этот дипломатический ход успешным, так как он внушил страх недоброжелателям России.

Возможно, некоторые селения и были сделаны из картона, но когда во время обеда августейших особ в только что построенном Инкерманском дворце неожиданно были раздвинуты шторы, перед сотрапезниками открылся вид на севастопольскую гавань. Стоящие на рейде 3 линейных корабля, 12 фрегатов и 25 более мелких кораблей блефом назвать было уж никак невозможно.

Императрица была довольна. Были отмечены новыми наградами шеф корпуса кавалергардов, великие гетманы Казацких, Екатеринославских и Черноморских войск. Главнокомандующий Екатеринославской армией и регулярной легкой конницей. Командующий Черноморским флотом. Таврический, Екатеринославский, Харьковский генерал-губернаторы. Кстати, нужно добавить, что все эти должности совмещал один человек — Григорий Александрович Потемкин.

К концу XVIII в. русский флот под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова утверждает славу Андреевского флага на просторах Средиземного моря.

Бухарестский мир, завершивший русско-турецкую войну 1806—1812 гг., кроме присоединения Бессарабии, официально подтверждает право России покровительствовать христианским подданным Турции, создавая реальную почву для реализации идей панславянизма.

После победы России над Наполеоном северный колосс кажется непобедимым. Следующая русско-турецкая война 1828—1829 гг. ведется коалицией европейских держав и России уже за раздел Турции. Русские войска взяли Карс, Эрзрум, разгромили турков в Болгарии, подошли к Константинополю, но по Адрианопольскому мирному договору 1829 г. к России перешло только устье Дуная. Как мы уже говорили, побежденные всегда могут объединиться против победителя с его бывшими союзниками.

«В моем распоряжении миллион штыков, — утверждал император Николай I, — попрошу, будет два миллиона, потребую, будет три». Крымская война 1854—1856 гг. умеряет амбиции России. Сравнительно немногочисленные26 войска англичан, французов и турок наголову разбили российские части. Героически обороняющийся Севастополь был сдан, русские корабли затоплены. По условиям унизительного мирного соглашения России запрещалось иметь на Черном море флот, выход в Средиземное море для нее закрывался.

Причины поражения Российской империи хрестоматийны: крепостное право, техническая отсталость, рутина. Действительно, первую железную дорогу на юге России построили англичане и французы. Эта небольшая железнодорожная ветка обеспечивала сообщение с осажденным Севастополем, пока русские резервы безнадежно увязали в бездорожье. Несомненно, нарезное оружие эффективней гладкоствольного, а пароходы — маневренней парусников. Бесспорно, бюрократический порядок порождает немыслимое по сравнению со свободной торговлей казнокрадство. Но все эти и многие другие причины только кажутся существенными, суть заключается в ином: никогда ни одна геополитическая сила не может всерьез претендовать на мировое господство. Так уж устроен наш мир, он должен быть разноплеменным, разноукладным и бесконечно противоречивым, ибо противоречия — истинный двигатель развития. Это объективный закон природы, проявляющийся через разные следствия, так часто принимаемые нами за причины.

В 70-е гг. XIX в. противостояние мусульманского мира, Западной Европы и России переместилось из Крыма и Кавказа на Балканы. После поражения Франции в войне с Пруссией в 1871 г. восстанавливается русский военный флот на Черном море, в 1877—1878 гг. русские войска под командованием генерала М.Д. Скобелева устремляются через Дунай.

По Сан-Стефанскому миру, заключенному 3 марта 1878 г. в местечке подле Стамбула27, Болгария, Босния и Герцеговина получили автономию, Сербия, Черногория и Румыния — независимость. Однако по инициативе Великобритании и Австро-Венгрии, выступавших против усиления России на Балканах, созывается Берлинский конгресс. Германия, Франция, Италия и Турция выступают на конгрессе против России единым фронтом, она оказывается в политической изоляции, подписывается Берлинский трактат, по которому Южная Болгария (Румелия) остается под властью Турции, а Босния и Герцеговина переходят в состав Австро-Венгрии.

Россия вновь останавливается, чуть-чуть не дойдя до желанных Босфора и Дарданелл, Западная Европа не подпускает ее к ним.

В Болгарии к власти приходит династия Габсбургов, и в начале XX в. молодое государство при поддержке Германии и Австрии объявляет войну другим балканским странам, союзником которых выступает Россия. Мир катится к грандиозной войне, столь нежелательной для просвещенного века. На рубеже XIX—XX вв. заключаются три русско-австрийских соглашения, предусматривающих взаимный нейтралитет и сохранение существующего положения на Балканах.

Но мы несколько отвлеклись от крымской темы. После поражения в войне 1853—1856 гг. в России начались реформы: судебная, полицейская, военная. Отменяется крепостное право. Из Петербурга и Москвы в Крым и на Кавказ прокладываются железные дороги, а на их перекрестке начинает стремительно развиваться Харьков. Создается промышленный гигант — Донбасс. Левобережная Украина превращается в мировую житницу, третьим по населению городом Российской империи становится столица Новороссии — Одесса. В Севастополе вновь стоит на рейде мощный военный флот.

Активная колонизация Крымского полуострова началась еще в конце XVIII века. В Крыму сразу после его присоединения к России началось строительство городов и крепостей. В 1804 г. в Судаке, а в 1828-м в Магараче под Ялтой открылись специальные казенные учебные заведения, в 1812 г. был основан Никитский ботанический сад. На Южном берегу возводятся дворцы наместников и магнатов: Бороздина — в Партените. Воронцова — в Алупке и Массандре, князей Голицыных — в Кореизе и Гаспре, Мордвинова — в Ялте, Потемкина — в Форосе, Потоцкого — в Ливадии, Ришелье — в Гурзуфе. Разбиваются великолепные сады и парки. В 1824 г. началось строительство дороги через перевал, связывающей Южный берег и Симферополь. За два года она была доведена до Алушты, в 30-х гг. — до Ялты, а в 1843 г. — до Байдарской долины.

В 1860 г. министерство двора купило у наследниц графа Потоцкого большое имение Ливадию. В результате возле Ялты появилась постоянная летняя резиденция царской семьи. Естественно, вслед за двором в Крым устремляются знать и капитал. На Южнобережье появляются великолепные дворцово-парковые ансамбли: Ореанда, Дюльбер, Харакс, Ай-Тодор, Чаир. Закладывается основа будущего международного курорта, о котором выдающийся клиницист С.П. Боткин(1832—1889)говорил: «...со временем Крым станет значительно выше швейцарского курорта Монтре».

Увы, подтвердиться прогнозам Боткина вскоре помешал выстрел в Сараеве, который послужил началом первой мировой войны. Итогом этой войны для Крыма явилось установление в Севастополе 16 декабря 1917 г. Советской власти, затопление Черноморской эскадры и оккупация полуострова германскими войсками в апреле 1918 года.

Затем, после революции в Германии, одно за другим сменяются правительства в Крыму: администрация войск Антанты, Директория, Таврический ЦИК, Советская социалистическая республика Таврида, кабинет генерала М.А. Сулькевича, демократическое правительство эсеров и конституционных демократов под председательством Соломона Крыма, Крымская советская социалистическая республика, администрация генерала Деникина и, наконец, до ноября 1920 г. правительство генерала Врангеля. В Крым со всех концов России стекаются, спасаясь от бедствий гражданской войны, аристократия, буржуазия и интеллигенция, офицерство, разрозненные части белых войск.

Поздней осенью 1920 г. по пояс в ледяной воде полузамерзшего мелководья Сиваша полуостров штурмовала народно-освободительная армия Нестора Махно. Красный полководец Михаил Фрунзе ввел на линии прорыва резервы Красной Армии, одновременно окружая кольцом бронепоездов Гуляй-Поле, ведь если противник не сдается — его уничтожают!

Немногие дожившие до нашего времени очевидцы рассказывают, что осень 1920 г. не предвещала обывателям в Крыму никаких тревог. Гуляли под руку с нарядными дамами подтянутые офицеры. В деревянных будочках Ялты за пятачок продавали окрошку — в лотках со льдом лежали нарезанные продукты, заказчик указывал, чего и сколько ему положить, а затем все это заливалось ледяным пенящимся квасом... Правда, генерал Слащев вешает и расстреливает в это время направо и налево, но «на войне, как на войне».

С 11 по 14 ноября 1920 г. из нескольких крымских портов на 126 судах флота англо-французских союзников было эвакуировано 145 693 человек: 15 тыс. казаков, 12 тыс. офицеров, до 5 тыс. солдат, около 30 тыс. офицеров и чиновников тыловых частей, 10 тыс. юнкеров и почти 60 тыс. гражданских лиц. Войско и часть эмиграции затем были приняты Югославией. Крым сомкнул на Балканах очередное действие третьего акта нашей исторической драмы. Часть тех, кто на кораблях не поместился, по приказу венгерского интернационалиста Бела Куна и товарища Землячки расстреливают сотнями из пулеметов: «на войне, как на войне».

Следующим эхом сараевского выстрела отозвалось в истории Крыма вторжение на полуостров через 21 год войск вермахта. Героизм солдат вновь был бессилен против тупой бюрократической машины собственного государства. Несмотря на то что героическая оборона Севастополя против многократно превосходящих сил фашистов длилась беспримерно долго, целых 250 дней, в целом оборона Крыма — трагическая страница военной истории СССР. Парализующий волю командиров личный представитель Сталина, бывший его секретарь Мехлис показывал чудеса личной храбрости и беспримерной военной неграмотности, вершиной которой была выставленная на передовую тяжелая артиллерия. На крымском театре военных действий гитлеровские войска, почти не имевшие преимущества в живой силе и технике, сумели на направлениях главного удара создать четырнадцатикратный перевес.

Осуществляя бесчеловечную политику Гитлера, фашисты уничтожили во время оккупации Крыма сотни тысяч людей. Встретив беспримерное по стойкости сопротивление, оккупанты применяли самые жестокие репрессии, газовое оружие, массовые казни, но не сломили мужества и героизма воинов, партизан и подпольщиков.

После изгнания фашистских оккупантов из Крыма произошло позорное событие нашей истории — насильственная депортация населявших его народов. С 17 мая по 2 нюня 1944 г. из Крыма было депортировано 191 тыс. крымских татар, 15 тыс. крымских греков, 12 тыс. крымских болгар, почти 10 тыс. армян и караимов. Свыше 50 тыс. немцев были депортированы еще в августе 1941 года.

Мы еще не раз вернемся к теме истории, рассказывая о новых и древних городах полуострова, потому что события истории в Крыму ощутимы так же явственно, как рокот прибоя на галечных пляжах, как милосердное дыхание бриза, величие гор.

Ведь красоту Крыма создавала не только Природа. Три тысячи лет ей помогают натруженные руки и мудрые головы тех, кого никогда не запечатлевают страницы летописей, — безымянных пастухов и землепашцев, умелых кузнецов и молчаливых мельников, лукавых купцов и бесшабашных рыбаков...

Как бы ни был прекрасен Крым, большинство его гостей едет не только любоваться живописными видами и купаться в ласковом море. Все люда хотят жить в комфорте, вкусно и за умеренную плату есть, ездить по ровным дорогам и пить благоуханное крымское вино.

Не все злободневные проблемы полуострова решены, и слава богу, ведь жизнь — неравновесная система, жизнь — вечное движение, развитие.

Примечания

1. История Великого шелкового пути уходит в глубокую древность. Еще римские ораторы призывали сограждан в борьбе с роскошью уменьшить потребление китайского шелка.

2. Геродот (между 490 и 480 гг. — ок. 425 г. до н. э.) — древнегреческий историк, прозванный «отцом истории».

3. Страбон (64/63 гг. до н. э. — 23/24 гг. н. э.) — знаменитый греческий географ и историк, автор «Географии» в 17 книгах и утерянных «Исторических записок».

4. Боспор в переводе с греческого — «пролив».

5. Киммерик — в V—III вв. до н. э. античный город-крепость Боспорского государства на южном берегу Керченского полуострова.

6. Подробней см. раздел, посвященный городам Крыма и главу «Керчь».

7. Принятый в исторической литературе термин «средневековье» сложился под влиянием западноевропейской науки, обозначающей этим термином разрыв в культурном развитии в период между падением Рима и эпохой Возрождения. Пользуясь этим термином, надо помнить, что в других частях планеты, у арабов или византийцев, это время сопровождалось расцветом культуры.

8. Это подтверждают раскопки, проводившиеся в 80-х гг. под руководством известного археолога В.А. Сидоренко, открывшего в окрестностях Мангупа остатки мощной оборонительной стены, перегораживавшей ущелье, по которому шла дорога из степей к Херсону. Подобное строительство в это время ведется не только в Крыму, но и в Северной Африке, Южной Италии, Подунавье и Малой Азии.

9. Легко догадаться, что речь идет о нынешних Гурзуфе и Алуште.

10. Об этом периоде подробно рассказывает в своем трактате «О постройках» Прокопий Кесарийский, военачальник и историограф императора Юстиниана I.

11. Название происходит от праславянского корня «половъ» — «светло-желтый». Для сравнения: «полова».

12. Одна из этимологических версий происхождения названия ведет к тюркскому слову kuman — «голубой»; другая, более убедительная версия указывает тюркский корень kumman — «человек, народ».

13. В древнерусских летописях город назывался Корсунь.

14. Этот всемирно известный памятник, получивший название «Тмутараканский камень», находится в Эрмитаже (Санкт-Петербург, Россия).

15. Темник Золотой Орды Тохтамыш после Куликовской битвы сумел вновь добиться покорности Москвы. Тимур известен в исторических документах также под именем Тамерлана. Потомки Тимура, вытесненные из Средней Азии ордынским ханом Узбеком, ушли на юг, создав в Индии империю Великих Моголов.

16. Ныне Балаклава.

17. Ныне Евпатория.

18. Солгат (Солхат) — Старый Крым, столица ханства.

19. Кырк-Ор — название крепости Чуфут-Кале до XVII века.

20. Столица княжества в это время чаще именуется также Феодоро. Топоним «Мангуп» в различных вариантах употребляется значительно реже и становится общеупотребительным только после 1475 г., когда город перешел в руки турок.

21. Трапезунд — малоазийская часть Византии, существовавшая как отдельное государство с 1204 по 1461 г. после захвата Константинополя крестоносцами. Основано внуками византийского императора Андроника Алексеем и Давидом Комнинами при содействии грузинской царицы Тамары.

22. Современный Инкерман.

23. Современная Балаклава.

24. Арбуз, гарбуз происходят через крымскотатарское karpuz и турецкое carpuz от персидского слова harbuza, состоящего из двух корней: har — осел, приставка, означающая усиление, и buza — огурец; бадья — через крымскотатарское badia от персидского badye — то же; баклага от крымскотатарского baklak, bakia — то же; балык от крымскотатарского balyk — рыба. Особый интерес представляет несоответствие русских названий крымскотатарским, показывающее, что продавец подразумевал более общее название товара, чем покупатель. Для продавца балык — рыба вообще, для покупателя — соленая рыба, изюм — виноград вообще в противоположность сушеному и т. д.

25. С 1633 по 1783 г., т. е. за 150 лет правления этой династии, на престоле сменилось 53 хана.

26. Десант союзников составлял 62 тыс. человек.

27. Местечко Сан-Стефано, ныне Ешилькей.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь