Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » И.И. Пузанов. «Крым: Путеводитель»

9. Окрестности Бахчисарая

Главная улица Бахчисарая, продолжаясь к юго-востоку, незаметно переходит в дорогу, ведущую к Салачику и быв. Успенскому монастырю.

По пути, еще в пределах города, с правой стороны встречается старинная мечеть 1707 г., называемая Тохталы-Джами, далее дорога идет по узкому ущелью, слева стоят совершенно отвесные скалы меловой системы, справа выходы ряда поперечных ущелий, одно из которых (за домом, где находится музей им. Гаспринского) называется Канлы-дере (кровавое ущелье). Здесь происходили будто бы казни преступников. Перед воротами бывшего монастыря дорога раздваивается — налево идет в предместье Салачик, направо — в трудовую колонию призреваемых им. тов. Артема или в бывш. Успенский монастырь.

Предместье Салачик, населенное главным образом оседлыми цыганами, большею частью в развалинах, которые красноречиво говорят о пережитом в 1921—22 гг. голоде. Место это раньше было очень оживленное, так как цыгане отличаются живым темпераментом. Большинство из них занимается мелкими ремеслами, преимущественно кузнечным, много музыкантов.

В пределах Салачика есть следы старины ханского времени. Здесь стоит дурбе 1501 г., в котором похоронены первые ханы из династии Гираев — Хаджи-Гирай, Менгли-Гирай и Сахиб-Гирай.

Против мавзолея небольшое здание. Это Зынджирлы-медресе (школа с цепью) с датою над входом 1500 г. Цепь, низко висящая над дверью, должна напоминать каждому входящему в храм науки, чтобы он не забывал преклонить голову при входе.

Ущелье Майрем близ Бахчисарая (фот. Н.Я. Луценко)

На кладбище около мавзолея находится могила Гаспринского (1851—1914 г.), проработавшего в Бахчисарае 35 лет в области народного просвещения и за свои культурные реформы в этой области пользовавшегося большой известностью от Египта до мусульманской Индии.

За Салачиком — Асма-Кую, где под северными утесами Чуфут-Кале был летний ханский дворец Ашлама, еще до сооружения Бахчисарайского дворца, но от этого дворца остались только следы фундамента, скрытые под землей. Один из ханских дворцов находился раньше в д. Улаклы (в 6 км к Ю.-В. от Бахчисарая).

В усадьбу быв. Успенского монастыря, ныне колонию для призреваемых имени тов. Артема — вход через широкие ворота. Дорога идет по аллее из каштановых деревьев и приводит к зданию бывшей гостиницы, где размещены инвалиды. Монастырские постройки лепятся с правой стороны у отвесной скалы, многие кельи и одна из церквей высечены в скалах. В настоящее время все церкви закрыты и некоторые разбираются. Немного выше дома, где раньше жил игумен (идти налево под самой скалой), тропинка приводит к высеченной в отвесной скале лестнице, ведущей на верх той скалы, в которой вырублены пещеры. Отсюда открывается живописный вид на ущелье Майрем-дере, где находится колония, на Бахчисарай и Чуфут-Кале. Вокруг колонии — большой старинный сад (около 40 гект.) с вековыми конскими каштанами и грецкими орехами.

Монастырь был основан в XV в., а еще раньше в XI и XII вв. здесь была готская митрополия и греческое поселение Марианополь.

За бывшей монастырской усадьбой — фонтан Газы-Мансур, от которого начинается подъем по довольно крутой тропе, идущей влево, на Чуфут-Кале. С правой стороны небольшое здание — это теккие (молитвенный дом), где похоронен мусульманский святой (азис) Газы-Мансур и где представляют интерес намогильные памятники второй половины XIV в. (в ограде). От Бахчисарая (Ханского дворца) до высот Чуфут-Кале — 3,5 км.

Вид из Чуфут-Кале на гору Беш-Кош (фот. Н.Н. Клепинина)

Чуфут-Кале (иудейская крепость) расположен на мало доступных высотах (558 м над у. м.) в виде отвесных скал. Места наиболее уязвимые, загорожены высокими стенами. Это крепость средневековья на границе степей и предгорной части Крыма, сильнейшая опора крымских ханов в борьбе их за независимость против Золотой Орды, собственных феодалов и России.

Тропа идет к северным или малым воротам (Кучук-Капу), хорошо замаскированным от наблюдений снизу. При входе в мертвый город прежде всего бросается в глаза масса высеченных в скале пещер, иногда в несколько ярусов. На поверхности же плато, где собственно расположен город, развалины домов из камня той же породы, явно говорит о происхождении пещер Чуфут-Кале: для возведения домов камень добывался здесь же на горе, а пещеры предназначались для служебных целей.

Весь мертвый город по всем направлениям прорезан улицами и переулками с природными мостовыми и хорошо сохранившимися в некоторых местах тротуарами. Домов, уцелевших до наших дней немного, но они говорят о многом. По ним можно судить о жизни и быте прежних обитателей Чуфут-Кале. Интерес представляет кенасса (караимский молитвенный дом) по предположению XV в., другая кенасса XVIII в., внутри пустая, перенесена сюда из Мангуп-Кале.

Группа домов, где живут музейный смотритель и сторож, очень характерна своим восточным колоритом. Особенно интересно помещение, где жил и работал караимский ученый Фиркович; здесь обращает на себя внимание резной потолок XVIII в.

Рядом расположенный большой дом барского типа построен караимским обществом в 1896 г. для приема царя и членов царской фамилии, посещавших Чуфут-Кале. В этом доме устроено музейное хранилище.

Ближайшие окрестности около группы этих домов представляют большой интерес. Если направляться по главной улице к смотрительскому дому, то впереди будет каменная арка — это средние ворота (Орта капу), а от нее вправо и влево — крепостная стена (XII в., а может быть и раньше). Вся эта часть между малыми и средними воротами — старый город. Здесь жили татары, на что указывают развалины мечети XIV в. Вблизи мечети — Дурбе, похожее на мавзолей ханов на Салачике; здесь похоронена дочь Тохтамыш-хана, Джанике-ханым,1 умершая в 1437 г.; с именем ее связана поэтическая легенда.

Экспликация к плану Чуфут-Кале: А — Средняя крепостная стена. Б — Восточная креп. стена. В — Крепостные башни. Г — Восточн. креп. ворота. Д — Средние креп. ворота. Е — Малые креп. ворота. Ж — Мавзолей Джанике-ханым (Ненекеджан). З — Развалины мечети XIV в. И — Бывш. дом А. Фирковича. К — Пещера Чауша, известная под названием «Судилища» и «Темницы». Л — Бывш. дом караима Помпа, ныне домик Бахчисар. музея. М — Бывший дом С. Бейма. Н — Караимская древняя кенасса. О — Запасная кенасса. П — «Копка-кую» — сквозной колодец для подъема воды из нижней цистерны. Р — Хамам-коба (банная пещера). С — Сакыз коба (мастичная пещ.). Т — Место б. ханского монетного двора. У — Развалины древнего монументального здания. Ф — Быв. караим. общественный дом-дворец (1896 г.), ныне музейное хранилище. Х — Бассейн в скале. Ц — Привозная площадь. Ч — Старый базар. Ш — Место б. караимской школы

От мавзолея Джанике-ханым вдоль средней крепостной стены (оставляя ее вправо) проходят к восточному обрыву крепости, откуда открывается обширный вид на долину, над которой Чуфут-Кале возвышается на 200 м. На противоположной стороне — гора Беш-кош, представляющая картину размыва меловых мергелей, подстилающих более плотные известняки. Вдали видны Чатырдаг и цепь Яйлы с Роман-Кошем.

Идя вдоль обрыва, заходят в пещеру Чаушын-кобасы, с которой связаны рассказы о нахождении здесь судилища и тюрьмы для важных политических преступников и пленников при ханах, о пытках над ними; насколько все это соответствует действительности, сказать трудно. Известно, что здесь сидели русский воевода Шереметьев, князь Ромодановский, польский гетман Потоцкий и многие послы, заподозренные в политическом шпионаже.

От пещеры-темницы путь идет к дому смотрителя опять вдоль средней крепостной стены, только по другую ее сторону, причем здесь можно видеть остатки ханского монетного двора при Хаджи и Менгли-Гираях, подолгу здесь живавших во время войн с ханами Золотой Орды. Все пространство между средней и южной стенами называется новым городом, здесь жили преимущественно караимы. Южная стена и большие ворота (Биюк-капу) сооружены уже при татарах (XIV—XV вв.).

Когда и кем был основан Чуфут-Кале, неизвестно.

В XI веке здесь будто бы имели пребывание хазары, а в XIII веке обитали аланы или асы, причем название города до татарского периода не сохранилось; в конце XIII века его завоевывают татары.

Бертье-Делагард предполагает, что название Фуллы, часто упоминаемое в разных исторических документах, и географическое положение которых не установлено, относится к Чуфут-Кале. После завоевания Крыма татарами место это стало называться Кырк-ер или Кырк-ор (кырк — сорок, ор — укрепление). До перенесения столицы крымского ханства в Бахчисарай Кырк-Ор служил резиденцией особого хана (в первой половине XV в. здесь обитали кипчакские ханы). С XIV в. татары поселяют в Кырк-оре караимов. Причиной выселения караимов были те религиозно-социальные условия, в силу которых евреев изолировали в особых местах, окруженных стенами (гетто). Татары не отличали евреев от караимов, что явствует из названия крепости — иудейская.

В XVII в. татары покидают Кырк-Ор, и с тех пор город этот стал называться Чуфут-Кале. Русский путешественник Сумароков, посетивший Чуфут-Кале в 1799 г., пишет, что там находилось 227 караимских домов. В течение же XIX в. караимы стали постепенно выселяться оттуда, и в 70-х годах прошлого столетия Чуфут-Кале совсем опустел, превратившись в груды развалин, в мертвый город. Ныне там живет только одна семья смотрителя (о караимах см. «Население Крыма»).

Иосафатова долина. Выйдя из южных ворот Чуфут-Кале, надо спуститься по дороге вниз, в долину, где находится караимское кладбище. Долина эта называется Иосафатовой. Кладбище — все в зелени. Здесь есть очень древние памятники.

Крепостная стена и Южные ворота (Биюк-Капу) в Чуфут-Кале (фот. Н.Н. Клепинина)

Расположение долины возле Чуфут-Кале и соотношение самого города и этой долины имеет сходство с относительным расположением Иерусалима и находящейся возле последнего Иосафатовой долиной. Это дало повод, как полагают, назвать описанную долину в Крыму Иосафатовой.

Тепе-Кермен.2 От караимского кладбища в Иосафатовой долине не более 3 км до горы Тепе-Кермен. Гора, возвышаясь на 540 мет. н. ур. моря и около 235 мет. над соседней долиной, стоит совершенно отдельно и имеет конусообразную форму; склоны горы покрыты с севера и запада лесом, а с востока и юга — совершенно голые. Подъем с юга — очень крут, с юго-запада — тяжел и сравнительно не труден с северо-востока.

В Тепе-Кермене 235 пещер. Пещеры расположены в 6—7 ярусов на обрывистой вершине горы. В очень немногих местах встречаются два или три этажа пещер, т. е. так, что потолок нижней пещеры служит полом для верхней. На плато горы — пещер мало. Большинство пещер совершенно открыты, по форме они очень разнообразны; есть двойные, тройные и даже четверные, но сложных в общем не более 20. Остальные — одиночны. В общем, пещеры Тепе-Кермена такого же характера, как и в других крымских пещерных поселениях: внутри имеются выступы вроде лежанок, ясли или нечто вроде закромов, ступени у входов, колонны, разные углубления в полу и стенах. Главною достопримечательностью Тепе-Кермена считается пещерная церковь VIII в. на северо-восточном склоне плато с двумя входами в виде дверей и тремя окнами. В алтаре шесть грубо сработанных колонн, из которых уцелели только три; снаружи алтаря высечены большие кресты. В одном из внутренних углов церкви вырублен в полу каменный ящик крестообразной формы — это баптистерий (купель для крещения). На одной из гробниц в церкви — остатки греческой надписи. Снаружи возле церкви — 9 пещер, в одной из которых много человеческих костей. Очевидно, это был могильник, куда складывали, по древнему обычаю, кости, вынутые из гробниц. Кроме описанной, есть еще другая церковь; в ней имеется на стене довольно хорошо сохранившаяся надпись (на греческом языке) и орнамент; в полу выдолблены две гробницы.

В одной из расположенных на плато Тепе-Кермена пещере (против которой на краю обрыва стоит огромный камень) имеются две высеченных надписи древне-еврейского письма; одна надпись заключает дату 5288 г. от сотворения мира, т. е. 1527 г.

Происхождение пещер Тепе-Кермена не выяснено. Опираясь на его название (тепе — вершина горы, кермен — укрепление), предполагают, что здесь была когда-то крепость, но в настоящее время никаких следов ее не имеется. Вернее всего Тепе-Кермен можно считать убежищем для пастушеских народов средневековья.

Относительно происхождения вообще крымских «пещерных городов» в разное время высказывались разные мнения. Некоторые приписывали их даже легендарному народу древности — троглодитам (напр. Дюбуа де-Монпере, бывший в Крыму в 30-х годах XIX в., то же повторял писатель Евг. Марков).

Вид Тепе-Кермена (фот. В.В. Соколова)

Известный археолог Бертье-Делагард высказывает такой взгляд на «пещерные города»: «Пещеры повсюду в Тавриде находятся в полном соответствии с надземными постройками и в подчиненной к ним зависимости. Они идут по начертанию дорог и улиц, следя за их излучинами, служа подвалами домов, а часто и просто жилищами бедняков, находясь почти всегда под защитой крепостных стен... Кем выдолблены пещеры, каким народом — неизвестно, но их долбили все, кому нужно было жить в подобных горах. В Успенском монастыре еще в 70 годах (XIX в.) долбили пещеры, платя за работу от 50 к. за куб. арш. Дешевизна работы, легкость ее, благодаря мягкости камня, почти вечная прочность постройки, несгораемость, модная подражательность — вот главные причины устройства пещерных помещений». Таким образом, пещеры долбили все, кому приходилось жить в Крыму в периоды постоянных тревог и опасностей, в особенности при частых вторжениях разных народов в Крым при переселениях их в начале средних веков, при внутренних междоусобиях. Пещерные поселения были надежным временным убежищем в смутные времена. Несомненно, что и гонения на иконопочитателей во время иконоборческого движения в VIII в. способствовали образованию пещерных монастырей по типу малоазиатских: бежавшие в сторону наименьшего сопротивления монахи приносили в новые места свои навыки.

Качи-Кален. От Тепе-Кермена до Качи-Калена около 5 км. Дорога идет на Ю.-З. направо — обрывы и скалы известняков второй горной гряды с мергелистыми склонами, слева — отлогие холмы. Через 2 км дорога, оставляя влево дер. Шуры вступает в Качинскую долину и идет здесь до самого Качи-Калена по руслу речки Качи, летом высыхающей. С правой стороны — отвесные утесы, с левой — фруктовые сады и склоны, поросшие соснами. Дорога очень живописна. Если обернуться, вдали виден Чатырдаг.

Вдоль основания отвесной скалы выдолблены крипты, которых довольно много; они расположены в три яруса. Бывшее здесь пещерное поселение называется Качи-Кален (Качинская крепость). Есть следы церкви (пещера наполовину разрушенная, с высеченным крестом на стене). Во многих пещерах — оригинальные приспособления (так называемые, сило), состоящие из выдолбленного в полу резервуара, к которому устроен сток из квадратной неглубокой выемки. Предполагают, что это давильни для винограда, который давили в выемке, сок же стекал в резервуар. Здесь в древние времена было сильно развито виноградарство.

От Качи-Калена дорога идет вниз по р. Каче на протяжении 3 км, имея в некоторых местах с правой стороны у самого пути отвесные скалы или нагроможденные отвалившиеся огромные глыбы, с левой — все время фруктовые сады. У дер. Мустафа-бей долина расширяется, и скалы с правой стороны представляют причудливые формы выветривания. Особенно интересна одна из скал торчащая отдельно в виде столба (более 10 метров высотою) Вай-вай-анам-кая (в переводе с татарского значит — «ай-ай-мама»). Немного раньше видна другая скала, похожая на сидящую женщину и называющаяся Xорхма-балам-кая (не бойся, дитя).

Названия эти объясняют следующей легендой о происхождении скал. В ханские времена жил здесь грозный владетель Топал-бей, похитивший у соседа Кемал-мурзы жену и красавицу-падчерицу, но обе женщины оказались гордыми и непреклонными. Тогда Топал-бей замуровал их в скалах. Через год стали являться здесь каменные фигуры, причем из одной показывалась красавица-падчерица. Топал-бей приказал повалить эту фигуру, для чего припрягли к утесу лошадей и волов. Тогда из утеса раздался крик: «ай, ай, мама», на который из другого камня послышался голос: «не бойся, дитя», и в тот же момент окаменели все лошади, волы и люди возле них.

Пещеры Качи-Калена (фот. Т.А. Левандовского)

Вскоре после описанных скал дорога, оставляя влево водяную мельницу Кош Дермен, у которой остатки старинной стены ханского монетного двора, подымается кверху и выходит из Качинской долины на довольно ровное поле, по которому через Азис до станции Бахчисарай не более 4½ км.

Мангуп-Кале. Из Бахчисарая надо ехать или идти пешком через Азис по Севастопольскому шоссе, пересекающему на 4 км Качинскую долину (мост через р. Качу), до полустанка Сюрень (на 9 км), откуда до Мангупа — около 10 км. Шоссе идет параллельно железной дороге и в двух местах пересекает ее. Для отправляющихся на Мангуп (а также и в Черкес-Кермен) можно доехать по железной дороге до полустанка Сюрень. Отсюда по проселочной дороге, идущей на юг до Ялтинского шоссе, пройдя по которому км 1½, взять вправо по проселку к реке Бельбеку. Дорога, пересекая Бельбекскую долину и реку, поворачивает сейчас же за скалой влево и направляется прямо на юг в Каралезскую долину.

В Каралезской долине следуют по пути одна за другой три татарских деревни: Ашага-Каралез (называемая также Биюк-Каралез), Орта-Каралез и Юхарты-Каралез (в переводе с татарского Нижний или Большой Каралез, Средний и Верхний). Из Орта-Каралеза уже хорошо видны характерные вершины Мангупа. Дорога идет по узкой долине вдоль горного ручья Пелагос, среди садов, виноградников и табачных плантаций, над которыми высятся голые отвесные скалы.

Вскоре дорога сворачивает влево к д. Ходжа-Сала, расположенной у подножия Мангупа. Отсюда на Мангуп, возвышающийся над долиной на 277 мет. (над уровнем моря 580 м), подымаются пешком по тропинке, приводящей к крепостной стене.

На вершине Мангупа имеется источник прекрасной воды. С высот его открывается обширный и величественный вид. Глубоко внизу — окружающие Мангуп долины; на далекое расстояние видны горы, поросшие лесами, цепь Яйлы, Чатырдаг, а по направлению к Ю.-З. виднеется море. В бинокль можно видеть Севастополь.

Тропа на Мангуп из дер. Ходжа-Сала (фот. В.М. Терабилло)

Древний город Мангуп-Кале, развалины которого находятся на вершине горы, получил это имя в эпоху турецкого владычества в Крыму, прежде же он назывался Феодоро, Дори. Под этим наименованием он был столицей Готии, резиденцией гото-греческих князей, династия которых окончилась с подчинением туркам всей Готии и взятием последними Феодоро в 1475 году.

Когда готы поселились в горах Тавриды, точно не известно, но, вероятно, гунны загнали их сюда, а в частности на Мангуп. Нет сомнений в том, что на Мангупе и до готов было поселение, и можно быть уверенным, что во время Скилура и Палака (II—I в. до н. э.) это удобнейшее место для самообороны было крепостью.

Город после пожара 1592 года пришел в упадок. Кастель же служил надежным убежищем для ханов в неспокойные для них времена.

При Палласе, который посетил Крым в 90-х гг. XVIII ст., город был окончательно покинут даже и евреями-кожевниками. Сюда только наезжали «сыромятники-евреи из Чуфут-Кале в летнее время и употребляли для выделки кож обретаемые при горе во множестве дубильные растения».

В 1578 г. его посетил Броневский. Его литературное известие для нас самое древнее и драгоценное. Много заметок было сделано о Мангупе и в последующие столетия (Кеппен, Дюбуа де-Монпере и др.). В прошлом столетии серьезные изыскания произвел здесь проф. Браун. В 1912—13 гг. производил здесь археологические исследования Лепер.

Гора имеет вид кисти человеческой руки с растопыренными четырьмя короткими пальцами — мысами. Западный мыс называется Чамлы-бурун (сосновый мыс), северо-западный — Чуфут-бурун (иудейский мыс), северо-восточный — Гелли (эллинский)-бурун и восточный — Тешкли-бурун (Тешик — по-татарски дыра, т. е. мыс с дырами); ущелье между Чамлы-буруном и Чуфут-буруном называется Табана-Дере,3 между Чуфут-буруном и Гелли буруном — Хамам (баня)-дере и между Гелли-буруном и Тешкли-буруном — Капу-дере (ворота-ущелье).

Площадь горы и ее мысы сплошь усеяны громадными грудами строительного мусора, заросшими кустарником, а по краям обрывов и в некоторых местах по самой площади горы возвышаются величественные руины стен с круглыми, четырехугольными и многогранными, иногда зубчатыми башнями. Поражают своей грандиозностью руины стен и большого посредине их здания, отгораживающих Тешкли-бурун от остальной площади всего Мангупа. Эта часть города представляет из себя цитадель, его самое недоступное место для врага. С трех сторон оно защищено страшными обрывами скалы и только с запада защищается искусственной, только что упомянутой стеной. Стена эта, местами с великолепно сохранившейся кладкой, толщиной около 3 мет. Здание посреди стены принято считать за «дворец» тех гото-греческих владык, резиденцией коих был Мангуп. Дворец этот в дотурецкую эпоху был хорошо орнаментирован, и до сих пор сохранились резные наличники на окнах.

Этот дворец в турецкую эпоху служил местом для заключения ссыльных. Мартин Броневский говорит: «нередко случается, что ханы, взбешенные против послов московских и водимые варварским обычаем, затворяют их в этом доме и строго содержат».4 Что дворец превратился в каземат, видно из того, что окна его грубо заложены камнями, и оставлены только маленькие квадратные отверстия.

В тех местах, где площадь города была доступна для врага, стоят руины стен. В ущелье Табана-Дере они идут в два ряда. Поросшие зеленью, они приковывают взор всякого путешественника своей красотой и навевают грустные думы своей фрагментарностью и заброшенностью. Хочется убрать ту зелень, которая цепко обвила руины, но в то же время и жалко ее, так красиво и как бы любовно прильнула она к старым некогда могучим и славным развалинам. Стены не везде хорошо сох ранились, местами они представляют полнейшее разрушение. Наиболее они сохранились на Чамлы-буруне, в Табана-Дере, на Гелли-буруне при спуске в Капу-дере, где были главные ворота и доступ в крепость около «дворца». Стены не везде одинаковой толщины: самые внушительные и лучше сохранившиеся — на Тешкли-буруне. Сохранилось в стенах несколько башен, формы их четырехгранные, шестигранные и круглые (иногда грани неровные). Стены эти поздне-гото-греческого времени, а частью даже турецкого, это видно из того, что часто материалом для их постройки служили руины прежних зданий и особенно древних христианских храмов.

Раскопками 1912—13 гг. Лепера расследованы два храма. Эти храмы обследовались еще в 1890 г. проф. Брауном.

В расследованных местах вокруг храма обнаруживалось много могил с разноформенными памятниками. У одной восточной абсиды до 35 штук. Типы их «однорогие», «двурогие», трапециевидные. Многие из них орнаментированы. Орнаменты — или плетение лент, или плетение шнуров с ветками и листьями. Все они христианского характера; на одном «однорогом» памятнике сохранилась надпись, говорящая о том, что в данном месте «в Бозе почил чтец Стефан с женой и ребенком 9 ноября 6965 г.» (1457 г.). К юго-востоку от базилики св. Константина (?) начато расследование под двумя холмами какого-то громадного продолговатого здания, по-видимому какого-либо важного общественного места. Здесь была найдена греческая надпись с датой 6934 (1425 г. н. э.) с гербом в виде двуглавого орла и с орнаментом. Надпись эта интересна и для истории Крыма, в частности для Мангупа, и для истории двуглавого орла.

К достопримечательностям Мангупа относятся, так называемые, пещерные храмы: в западном обрыве Чуфут-буруна (около первой оборонительной стены, пересекающей Табана-Дере), и в южном обрыве Мангупской скалы, недалеко от того спуска, который образован расщелиной скалы. Второй храм значительно интереснее, потому что сохранились его фрески.

Он находится в восточной части большой продолговатой глубокой пещеры и целиком вырезан в скале. Пещера с храмом находится как бы во втором этаже, в нее ведет лестница из пещеры, под церковью, в которую проникнуть можно по лестнице снизу от тропинки, извивающейся вдоль южного обрыва Мангупа.

Кроме вышепоименованных древностей Мангупа, нужно упомянуть еще погребение в пещерах у бывших крепостных ворот при спуске в Капу-дере и колоссальное количество еврейских памятников над могилами в Табана-Дере с разноформенными памятниками: двурогие, однорогие, трапециевидные — узкие и широкие квадратные и др. Весь склон в Табана-Дере между первой и второй оборонительной стеной усеян сотнями этих памятников, белеющих на фоне богатой зелени.

Черкес-Кермен и Керменчик. От Мангупа до Черкес-Кермена — не более 6,5 км. Надо возвращаться от дер. Ходжа-Сала по Каралезской долине до дер. Юхары-Каралез, откуда дорога идет влево по долине с чрезвычайно разнообразными и интересными формами выветривания. Когда с правой стороны дороги гор и скал не будет, надо свернуть на идущую влево дорогу, приводящую в татарскую деревню Черкес-Кермен, расположившуюся в замкнутом ущелье между отвесными голыми скалами. Деревня почти скрыта от дороги в ущелье; легко можно пройти мимо, не заметив ее.

Около деревни находятся пещерное поселение и развалины городка или крепостцы, называемой Черкес-Кермен (Черкесская крепость). Почему крепостца получила это название, мы точно не знаем. Одно можно сказать, что наименование это турецкое. Татары называют ее Эски-Керменом (старая крепость). На вершину скалы есть тропинка, но лучше взять в деревне проводника.

У Броневского сохранилось интересное известие о Черкес-Кермене, которое мы и приведем целиком: «Недалеко от Манкопа (Мангуп)... лежит город и крепость, но ни турки, ни татары, ни даже сами греки не знают его имени. Известно только то, что он погиб во время греческих князей, о которых в этих местах рассказывают много дурного. На каменной горе, на которой расположен город, с удивительным искусством высечены в скале дома, которых следы еще явно видны, несмотря на то, что место это совершенно поросло кустарником. Храм, украшенный мраморными и серпентиновыми колоннами, уже разрушился, но обломки его свидетельствуют о прежней славе и роскоши города».

В скале Черкес-Кермена сохранились две пещерные церкви с остатками фресок: в одной уцелело изображение трех всадников, в другой — жалкие остатки по всему храму.

Крипты Черкес-Кермена такие же, как и в других крымских пещерных поселениях. Обращает на себя внимание большая пещера недалеко от входа: внутри ее посредине высечено каменное кресло, а по сторонам (полукругом) — скамьи. Полагают, что это помещение было залой суда или совета.

Стена «дворца» в Мангупе (фот. Херсонесс. музея)

Около верхних пещер Черкес-Кермена находится высеченный в скале колодезь, по которому можно спуститься вглубь по 77 ступеням к воде. Ступени очень испорчены, поэтому опускаться без веревок небезопасно. В колодезь можно пробраться также из долины, откуда есть в него особый ход. Отсюда до уровня воды — всего 28 ступеней (теперь воды нет).

Раскопки пещерного города Эски-Кермена в 1928 г. велись под руководством известного археолога Н.И. Репникова. Раскопки были организованы центральной государственной реставрационной мастерской, антропологическим отделением Академии Наук СССР и Севастопольским краеведческим музеем.

В результате раскопок обнаружен и обследован ряд погребений готского времени. Открыта и обследована боевая стена города, построенная в VII—VIII веке нашей эры, расчищены фрески 6 храмов XIII—XIV веков. Установлено, что этот город был когда-то густо населенным и богатым.

Над ущельем, где приютилась деревня, виднеется полуразрушенная старинная башня, которую татары называют Хыз-Куле (девичья башня). О происхождении ее, а также колодца, они передают разные предания.

По словам византийского писателя Прокопия, обитатели Готии не любили жить в крепостях, а предпочитали жизнь на свободе. в равнинах и горах, ничем не стесняемые. А.Л. Бертье-Делагард говорит, что такие крепостцы, как Черкес-Кермен и многие другие служили местом убежища во время нашествия врага, а не для постоянного жительства.

Крепостца, подобная Черкес-Кермену, находится на скале в горном кряже между горными реками Кача и Бельбек, в ¾ часа подъема от деревни Верхний (Юкары)-Керменчик и имеет турецкое название «Керменчик» (крепостца). Это — не тот Керменчик, который описан у Дюбуа де-Монпере (Dubois de-Montperеих, t. V, p. 199. «Voyage»): он называет Керменчиком древний Неаполис, находящийся около Симферополя.

Над уровнем моря Керменчик возвышается на 760 мет. Вершина горы окаймляется сплошными обрывами, препятствующими доступу на ее площадь, места же доступные защищены были шестиметровой высоты стеной. Длина укрепленного места — 150 м., а ширина — около 55 м., сохранность стены плохая.

Бахчисарай и его окрестности представляют большой интерес как в отношении природы, так и в отношении прошлого и настоящего (быт, культура татар, кустарные промыслы). С подробным экскурсионным планом и темами экскурсий можно ознакомиться на экскурсбазе О-а «Советский Турист» и в Бахчисарайском отделении Общества по изучению Крыма.

Всеми экскурсиями руководит «Советский Турист», давая опытных экскурсоводов.

Примечания

1. По новому чтению, установленному О. Акчокраклы не Ненекеджан, а Джанике.

2. А. Боровко. Тепе-Кермен. «Записки» Крым. общества естествоисп. и люб. природы 1913 г. III том. В статье этой сделано подробное описание Тепе-Кермена.

3. Дере — ущелье, табана — кожевенное.

4. Этой участи подвергся посол Иоанна Грозного Афанасий Нагой со своими сотоварищами, а затем 5 лет высидел любимец Грозного Василий Грязной, захваченный в плен на водах р. Молочной. Карамзин приводит слова Грязного о неприятностях мангупского сидения: «и только б не государская милость застала душу в теле, инобы с голоду и с наготы умерети».


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь