Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » Н.В. Стариков, Д.П. Беляев. «Россия. Крым. История.»

Глава 6. Первая мировая война. 1914—1917 годы

Что такое революция? Взрыв народного негодования? Безусловно. Но главное не это. Революция — это относительно недорогой способ устранения геополитических конкурентов. Деньги, выданные революционерам, — это капля в море необходимых военных затрат, если вы решите уничтожать противника военным путем. А так он падет от внутренней смуты. Это правило универсально на все времена. Не стало исключением и начало XX века. Российская империя была уничтожена благодаря революционному взрыву Февраля 1917 года. За февралистами стояли... наши союзники по Антанте. Но чтобы получилась революция, а вернее говоря — государственный переворот, нужны предпосылки. И эти предпосылки были созданы путем втягивания России в Первую мировую войну. Страшная национальная катастрофа не обошла стороной и Крым...

В начале XX столетия Российская империя развивалась колоссальными темпами. Бурный экономический и промышленный рост достиг и Крыма, где насчитывалось уже несколько сотен промышленных предприятий. Численность рабочих в 1913—1914 годах составляла порядка 17 тысяч человек. Наиболее крупными промышленными предприятиями были Керченский металлургический завод и Севастопольский военный порт. Основой сельского хозяйства было производство зерна. Традиционно большое значение имели виноградарство, табаководство и садоводство. Но спокойная жизнь закончилась с началом Первой мировой войны.

О любом глобальном историческом событии мы можем судить по его итогам. В результате Первой мировой войны канули в лету сразу четыре мировых империи — Русская, Германская, Австрийская и Османская. При этом три последние находились в союзе друг с другом, в то время как Россия входила в Антанту вместе с Англией и Францией. Однако, в отличие от последних, наша страна каким-то чудесным образом в числе победителей Первой мировой войны не оказалась.

Россия была втянута в Первую мировую войну путем провокации. 28 июня 1914 года наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево убивает сербский «борец за свободу» 19-летний студент Гаврила Принцип.1 При задержании вместе с подельником он пытается раскусить данную ему организаторами убийства ампулу с «ядом». Однако «яд» «почему-то» не действует, а национальная принадлежность убийцы и его пламенные речи на следствии становятся поводом для конфликта между Австро-Венгрией и Сербией. 28 июля 1914 года, спустя месяц после таинственного убийства эрцгерцога, Австро-Венгрия объявляет Сербии войну.2 Россия выступает в защиту братской страны и очень быстро оказывается в войне, которой совершенно не желала. Подробности предательства «союзников» России в той войне оставим за скобками нашего повествования. Равно как и подробности дипломатических интриг англичан, которые тщательно раздували войну в Европе. Целью Британии было столкнуть между собой и уничтожить двух своих конкурентов — Германию и Россию. Это получилось. Сегодня наши «партнеры» точно так же хотели бы столкнуть Россию и Китай. Не получается. И не должно получиться...

Во время Первой мировой войны Крым оказался в странном положении. Вроде бы фронты далеко, но в то же время боевые действия рядом. Дело в том, что турецкий флот обстреливал полуостров, хотя никаких сухопутных столкновений не было. Настоящая полномасштабная война придет в Крым только в Гражданскую войну. Полуостров был объявлен прифронтовой зоной, что привело к выселению части немецких жителей Крыма в другие районы России и установлению надзора за остальными. Крымские курорты становятся одним из главных мест лечения раненых и отравленных газами. Сюда направляют солдат и офицеров поправлять здоровье.3 В 1917—1918 годах многие из них станут жертвами распоясавшейся черни и потерявших человеческий облик матросов.

Самое время вспомнить историю вступления Турции в мировой конфликт. Здесь загадок очень много. Но чтобы их разгадать, нужно правильно понимать цели игроков. Главной целью Британии было столкнуть между собой Россию и Германию и, ослабив их, вызвать внутри государств революции, что вело в итоге к их уничтожению. Это важно понимать — не скорейшая победа над немцами нужна Лондону, а долгая война на истощение с последующей революцией и в Германии, и в России. Поскольку война должна быть продолжительной, то Германии необходимы союзники. С одной Австро-Венгрией долго не провоюешь. Поэтому Великобритания берет курс... на втягивание в войну Турции. Причем на стороне Германии. Выступление турок против Антанты решало еще несколько задач. Во-первых, Россия получала смысл участия в войне (англичане пообещают нам отдать после победы турецкие проливы), а во-вторых, после уничтожения России ничего никому отдавать не придется. И самые лакомые куски турецкой империи англичане заберут себе, отдав французам Ливан и Сирию. Но это будет позже, а пока следовало «помочь» туркам вступить в войну.

Дальнейшая логика действий британской дипломатии теперь для нас ясна: она всеми силами пытается спровоцировать Турцию поддержать Германию. Не надо удивляться кажущейся абсурдности поведения англичан, только нестандартные ходы и смелые решения могут позволить им выполнить сложнейшую задачу — провести мировую войну по своему сценарию. В определенный момент получается, что дипломатические усилия России и Великобритании оказываются направленными в противоположные стороны. Русская дипломатия прилагает усилия, чтобы привлечь турок на свою сторону или убедить их сохранить нейтралитет. Петербургу, вступившему в войну, которой он вовсе не хотел, на ее первом и сложном этапе совсем не нужен еще один противник. Поэтому, чтобы успокоить Стамбул, министр иностранных дел России Сазонов предлагает гарантировать Турции неприкосновенность и возвратить ей остров Лемнос. Английская дипломатия отвечает на это согласием гарантировать туркам неприкосновенность только на период войны. По поводу островов из Лондона следует категорический отказ. Англия почти в открытую провоцирует турок, явно «уступая» в сговорчивости немцам, готовым на любые условия турецкой державы.

Помимо дипломатических уловок в ход идут и оскорбительные, недружелюбные выпады в адрес Турции. Как главной судостроительной державе мира, Великобритании многие государства заказывали постройку новейших кораблей. За несколько лет до войны Бразилия заказала в Англии свой третий по счету линкор — дредноут, вооруженный 14 мощнейшими 305-миллиметровыми орудиями. Однако «страна кофе и карнавала» немного не рассчитала свои финансовые возможности и уже готова была отказаться от приобретения, когда на сцену выступила Турция. Она не только перекупила строящийся бразильский корабль, но и оплатила постройку еще одного корабля такого же класса. К лету 1914 года оба судна должны были быть переданы заказчикам. Вместе с тем английские фирмы под разными предлогами вдруг стали затягивать сдачу кораблей, а 28 (15) июля 1914 года (в день объявления Австро-Венгрией войны Сербии) Великобритания... реквизировала оба турецких дредноута, тут же включив их в состав своего флота под названием «Эйджинкорт» и «Эрин». Обратите внимание: мировой войны еще нет, Австрия объявила войну Сербии. Так почему же Англия забрала корабли у Турции?

Для турецкого правительства реквизиция кораблей была оскорблением, публичной пощечиной. Действия британцев вызвали в Стамбуле взрыв негодования, ведь часть средств на постройку судов была собрана по общественной подписке. Неожиданная брешь в размере двух сильнейших кораблей подрывала оборонную мощь турецкого флота. Виновными в этом были англичане, но ненависть Турции распространялась на всю Антанту, ближайшим географическим членом которой для турок была... Россия.

Немецкое военное командование решило срочно воспользоваться сложившейся ситуацией и тайно предложило турецкому правительству приобрести два новейших германских боевых корабля, находившихся с 1912 года в Средиземном море. Это были линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау». Как часто бывает в политике, смелая операция германского командования по привлечению Турции на свою сторону полностью совпадала с интересами англичан. Поэтому «Гебен» и «Бреслау» благополучно доплыли до Стамбула. История эта настолько интересна, что остановимся на ней подробнее.

Советский морской историк А. Шталь писал: «В истории флотов нет примера, чтобы один корабль сыграл роль, подобную той, какая выпала на долю "Гебена"».4 С ним полностью соглашался Уинстон Черчилль: «Народам Среднего Востока "Гебен" принес больше крови, страданий и разрушений, чем любой другой корабль в мировой истории».5

«Гебен» и «Бреслау» находились в море в кульминационный момент начала мировой войны: Англия и Германия должны были стать врагами с минуты на минуту. Уничтожить оба германских корабля лучшему в мире британскому флоту не составляло труда. Немецкая эскадра, собственно говоря, состояла из этих двух судов. Английская же — из броненосных крейсеров «Дифенс», «Блэк Принс», «Уорриор» и «Дюк оф Эдинбург» и восьми эсминцев, вооруженных торпедами. У немцев было только одно преимущество — больший калибр и большая дальность орудий, но против эсминцев они были беззащитны. Торпедная атака и история Первой мировой могла пойти иным путем. Легкий английский крейсер «Глостер» обнаружил германцев и поддерживает с ними визуальный контакт, не вступая в бой. Английская эскадра шла по их пятам, но... упустила немецкие крейсеры. Объяснение случившемуся «чуду» может быть только одно: англичане сознательно пропустили немецкие корабли. 7 августа 1914 года британский командующий... не стал атаковать немцев, боясь их главного калибра, руководствуясь приказом избегать боя с превосходящими силами. 9 августа из Адмиралтейства пришел прямой приказ преследовать «Гебен», но, как вы догадались, было уже поздно. Когда британцы снова настигли немецкие корабли в Стамбуле, ситуация в корне изменилась. Правительство Турции объявило, что оно купило «Гебен» и «Бреслау» у Германии и отныне это не немецкие, а турецкие корабли: «Султан Явуз Селим» и «Мидилли». Команды на судах остались немецкие. Они просто поменяли германские бескозырки на турецкие фески.

Последствия британской «халатности» были серьезными. 29 (16) октября 1914 года немецкий адмирал Сушон, принявший должность главнокомандующего турецкого флота вывел эскадру в море якобы для учений. И сделал то, что от него страстно желали руководители германского государства и... английской разведки. «Гебен» открыл огонь по Севастополю, «Бреслау» — по Новороссийску, крейсер «Хамидие» — по Одессе. На следующее утро русский посол в Константинополе затребовал паспорта, и Турция вопреки желанию России оказалась нашим очередным противником и новым союзником Берлина. Следствием этого стало блокирование судоходных черноморских путей, по которым могло осуществляться снабжение России всеми необходимыми грузами. Да и основной поток русского экспорта шел через проливы. Накануне Первой мировой войны от 60 до 70% нашего хлебного экспорта отправлялось через Босфор и Дарданеллы, а общий вывоз русских товаров именно таким путем составлял около 34% всего товарооборота. Теперь у России были проблемы с продажей своих товаров и получением необходимых материалов. Недостаток обеспечения в первые годы войны и невозможность поставок через Черное море во многом объясняются той трагической «случайностью», когда два германских корабля «обманули» британский флот. Теперь оружие и амуниция могли попадать к нам только через Владивосток или Мурманск и Архангельск, что сильно удлиняло их путь на фронт, которому и без того требовалось огромное количество боеприпасов. Значит, их дефицит сохранялся и Россия не могла воевать во всю мощь.

Вот как один из немецких офицеров «Гебена» описал первый набег немецких (ставших турецкими) кораблей на Севастополь в мемуарах (любопытно, как он сам относится к укреплениям города и с каким уважением говорит о русской боевой мощи):

«Итак, наша цель — Севастополь. Мы знаем, что это значит. Это означает, что дело принимает серьезный оборот, возможно, крайне серьезный. Севастополь сильнейшая морская крепость России, к тому же одна из сильнейших в мире! Нечто угрожающее, таинственное излучает это имя, словно что-то непобедимое скрывается за ним. Сколько же собственно лет ни один вражеский корабль не показывался перед этими стенами из железа и стали? Раз это все же было — во время Крымской войны объединенные флоты англичан, французов, турков и сардинцев в первый раз стояли там, они пытались превратить эту крепость в развалины. Но Севастополь открыл свою огненную пасть и изверг из семисот орудий смерть и погибель. Семьсот орудий обрушили железный град на нападавших. Усилия всех флотов оказались тщетными. Это было в 1854 г. А теперь появляемся мы — "Гебен" — единственный корабль! Никто больше не отваживался в течение долгих лет на то, что собирались сделать мы. Отчаянное начинание! Мы идем сквозь ночь в ад Севастополя. Раскроется и поглотит ли нас адская пасть?

Медленно проходит ночь. Шесть часов утра. Но вдруг! Что это! Одна русская радиостанция неожиданно вызывает другую: «Срочно, срочно»! Та отвечает, и причем с большой громкостью, — это может быть только мощная радиостанция Севастополя. Мы, в радиорубке "Гебена", до крайности напряжены. Что могло произойти, что русские так усердно начинают радиопереговоры? Мы старательно слушаем, что передают далекие голоса. Теперь на связи снова первая радиостанция. Ага! — Это Одесса. Она сообщает открытым текстом, что два турецких миноносца только что обстреляли город и, кроме того, торпедировали канонерские лодки "Донец" и "Кубанец". "Донец" мог быть потоплен. Стоящие в одесском порту миноносцы открыли огонь, после чего враг отступил в открытое море.

Русские, безусловно, крайне удивлены, но мы ничуть не меньше. Сейчас 6 часов 40 минут. Оба миноносца должны были атаковать раньше. Я быстро перевел радиограмму — ее по переговорной трубе сразу же передали на ходовой мостик. Но сейчас как можно скорее на Севастополь! Русские теперь знают, что турецкий флот начал свои первые боевые действия. Нельзя больше терять время. Полным ходом "Гебен" приближается к Крымскому побережью... В это мгновение что-то вспыхивает в районе Севастопольской крепости! Слева начинается сильный огонь, который яростно разгорается и затем снова и снова, быстро вспыхивая, переносится слева направо. Секунду длится глубокая, зловещая тишина. — Затем орудийный гром глухо прокатывается сквозь утро. Господи! — Русские уже дали залп! Итак, мы уже давно обнаружены. Совершенно спокойно они могли нас наблюдать и наводить орудия. Но теперь уже загрохотало и у нас на борту. Толчок проходит по всему корпусу корабля — снаряды десяти тяжелых 28-см орудий с воем проносятся в воздухе и взрываются в районе береговых укреплений. Адский шум сотрясает воздух. На суше бушует смертоносный огонь, русские бешено отстреливаются. Разверзлись сотни огненных жерл — Севастополь подобен аду, который открыл свои пламенеющие пасти. Непрерывно там вспыхивает длинной очередью, выстрелы шумят, грохочут, свистят и шипят на нас — то слишком близко, то слишком далеко... Перед нами, за нами, вокруг нас снаряды падают в воду, метровые фонтаны рядами поднимаются из воды, вокруг, по взбаламученному железным градом морю, словно сделанные по волшебству, танцуют белесые колонны. Вздымающаяся, шипучая пена ухудшает видимость — временами ничего не видно — побережье на мгновение исчезает. Залп за залпом вырывается из стволов "Гебена". Грохот битвы набирает огромную силу».6

«Гебену» тогда повезло — русский флот не использовал своих возможностей для отражения удара и уничтожения агрессора. Но пиратствовать безнаказанно у немцев тоже не получилось. Символично: войти в Севастополь у «Гебена» получилось только после того, как наше государство пережило Февраль и Октябрь и погибало в огне гражданской войны. После оккупации немцами Крыма летом 1918 года он с 7 по 14 июня 1918 года после почти пятилетнего перерыва здесь прошел докование.7

Показательна и судьба английских флотоводцев, «упустивших» «Гебен» и «Бреслау». За свои действия при преследовании «Гебена» и «Бреслау» Эрнест Траубридж в ноябре 1914 года был отдан под трибунал, но оправдан. Трибунал принял во внимание полученный им приказ не вступать в бой с превосходящими силами противника. То, что немцы таких сил не имели, трибунал «не заметил». Впоследствии Траубридж командовал силами британского флота у Дарданелл. Адмирал Арчибальд Милн, осуществлявший общее руководство, был отозван и отстранен от командования. Несмотря на постоянные заявления, что против него выдвинуты обвинения и его вот-вот будут судить, он спокойно ушел в отставку по собственному желанию в 1919 году.

Но вернемся к нашему флоту. Главной целью русского Черноморского флота во время Первой мировой войны были установление господства на Черном море, а также прикрытие фланга Кавказской армии. Помимо этого он осуществлял переброску припасов и войск морем. Первоначально русское командование планировало операцию по захвату пролива Босфор. Однако тактика немецкого адмирала Сушона полностью изменила стратегические планы командования. Дело в том, что «Гебен», «Бреслау» и другие вышедшие в Черное море корабли противника наносили точечные удары по нашим городам и тут же уплывали, не дожидаясь подхода сил русского флота. Нужно было менять тактику, а для этого была необходима новая личность во главе флота.

Летом 1916 года на смену А.А. Эбергарду на должность командующего Черноморским флотом был назначен вице-адмирал А.В. Колчак, ставший в годы гражданской войны Верховным правителем России и одним из предводителей Белого движения. Следует отметить, что данная перестановка произошла не из-за каких-то ошибок Эбергарда. Напротив, он действовал уверенно и своей железной волей ковал путь к русской победе и превосходству на Черном море. Но энергии не хватало — ее и должен был внести достаточно молодой и популярный адмирал Колчак, который ко всему прочему считался специалистом в области минирования.

Колчак полностью оправдал возложенные на него надежды. Путем минирования турецких угольных месторождений в местечке Зунгулдак ему удалось приковать турецкий флот к стоянкам. Последующее минирование непосредственных подступов к турецкой столице окончательно отдало инициативу в руки русского флота. Кроме того, в строй были введены новейшие линкоры-дредноуты «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая». Объединенные в бригады с другими судами, они могли успешно соперничать с «Гебеном» и «Бреслау». Дредноут «Императрица Мария» и крейсер «Кагул» составляли первую группу, дредноут «Императрица Екатерина Великая» и крейсер «Память Меркурия» — вторую. Наконец, броненосцы «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Пантелеймон» — третью. Теперь уже русская эскадра стала периодически обстреливать турецкий Босфор, получив полное превосходство на море. В помощь бригадам действовали миноносцы, расставляя минные заграждения, а также подводные силы и морская авиация, о которой стоит сказать отдельно.

Большую роль в боевых действиях флота сыграла гидроавиация. К началу 1914 года, когда была объявлена мобилизация, авиация Черноморского флота состояла из восьми самолетов, которые базировались в Севастополе. Подобные авиабазы строились в Тарханкуте, Овидиополе, Акмечете, Клеровке и Золокарах. К августу 1914 года было открыто около 30 авиабаз, что позволило использовать гидроавиацию практически на всем побережье Крыма — от Дуная до Батума. Под авиатранспорты переоборудовали пароходы «Император Александр I» и «Император Николай I», на которые вмещалось до восьми летательных аппаратов. Первое боевое применение авиатранспортов случилось в марте 1915 года, когда они в составе русской эскадры подошли к Босфору. Гидросамолеты прекрасно справлялись с задачами разведки укреплений, а также бомбардировки фортов и судов. К 1 апреля 1915 года черноморская авиация состояла уже из 18 самолетов. Регулярно проводились учения, боевая подготовка кадров для авиации шла впечатляющими темпами, и уже на 1 января 1916 года в составе авиации Черноморского флота числилось 30 офицеров, 371 нижний чин при 30 самолетах и упомянутых выше двух авиатранспортах.8 Спустя год, в начале 1917-го, над Черным морем летало 110 русских боевых самолетов. Многие из них производились на двух аэропланных заводах — в Симферополе и Карасубазаре.

Но говоря о боевых действиях флотской авиации в Первой мировой войне, нельзя не отметить, что развитие и даже создание русской авиации связано именно с Крымом. Фактическим основателем Севастопольской летной офицерской школы стал великий князь Александр Михайлович, фигура весьма колоритная. Внук императора Николая I, дядя Николая II, он был женат на родной сестре императора Ксении Александровне. Его дочь вышла замуж за Феликса Юсупова — того самого, который убил Распутина. Но в историю России Александр Михайлович Романов вошел благодаря тому, что вовремя понял грядущую роль авиации и, пользуясь своим положением, сумел «продавить» верное решение. Он использовал для закупки самолетов остаток средств, которые русское общество собрало на восстановление флота, сильно пострадавшего в русско-японскую войну.

Сам великий князь так пишет об этом в своих интереснейших мемуарах:

«Будучи поклонником аппаратов тяжелее воздуха еще с того времени... я понял, что достижение Блерио давало нам не только новый способ передвижения, но и новое оружие в случае войны. Я решил немедленно приняться за это дело и попытаться применить аэропланы в русской военной авиации. У меня еще оставались два миллиона рублей, которые были в свое время собраны по всенародной подписке на постройку минных крейсеров после гибели нашего флота в русско-японскую войну. Я запросил редакции крупнейших русских газет, не будут ли жертвователи иметь что-либо против того, чтобы остающиеся деньги были бы израсходованы не на постройку минных крейсеров, а на покупку аэропланов? Через неделю я начал получать тысячи ответов, содержавших единодушное одобрение моему плану. Государь также одобрил его. Я поехал в Париж и заключил торговое соглашение с Блерио и Вуазеном. Они обязались дать нам аэропланы и инструкторов, я же должен был организовать аэродром, подыскать кадры учеников, оказывать им во всем содействие, а главное, конечно, снабжать их денежными средствами. После этого я решил вернуться в Россию. Гатчина, Петергоф, Царское Село и С. Петербург снова увидят меня в роли новатора.

Военный министр генерал Сухомлинов затрясся от смеха, когда я заговорил с ним об аэропланах.

— Я вас правильно понял, Ваше Высочество, — спросил он меня между двумя приступами смеха: — вы собираетесь применить эти игрушки Блерио в нашей армии? Угодно ли вам, чтобы наши офицеры бросили свои занятия и отправились летать чрез Ла-Манш, или же они должны забавляться этим здесь?

— Не беспокойтесь, ваше превосходительство. Я у вас прошу только дать мне несколько офицеров, которые поедут со мною в Париж, где их научат летать у Блерио и Вуазена. Что же касается дальнейшего, то хорошо смеется тот, кто смеется последним.9

Государь дал мне разрешение на командировку в Париж избранных мною офицеров. Великий Князь Николай Николаевич не видел в моей затее никакого смысла. Первая группа офицеров выехала в Париж, а я отправился в Севастополь для того, чтобы выбрать место для будущего аэродрома. Я работал с прежним увлечением, преодолевая препятствия, которые мне ставили военные власти, не боясь насмешек и идя к намеченной цели. К концу осени 1908 г. мой первый аэродром и ангары были готовы. Весною 1909 г. мои офицеры окончили школу Блерио. Ранним летом в Петербурге была установлена первая авиационная неделя. Многочисленная публика — свидетели первых русских полетов — была в восторге и кричала ура. Сухомлинов нашел это зрелище очень занимательным, но для армии не видел от него никакой пользы. Три месяца спустя, осенью 1909 года, я приобрел значительный участок земли к западу от Севастополя и заложил первую русскую авиационную школу, которая во время великой войны снабжала нашу армию летчиками и наблюдателями».10

Подходящее поле для летной школы было найдено в 12 верстах от Севастополя вблизи долины реки Кача около деревни Мамашай (Орловка). 21 ноября 1912 года в день второй годовщины со дня основания в Севастополе офицерской школы летчиков состоялась закладка постоянных зданий. С учетом особой роли основателя школы по высочайшему соизволению ей было присвоено наименование «Севастопольская его императорского высочества Великого князя Александра Михайловича военная авиационная школа».11 К моменту начала Первой мировой войны Качинская летная школа под Севастополем работала уже на полную мощность. В 1914 году на ее аэродроме приземлился самолет, ведомый автором «мертвой петли» — П.Н. Нестеровым. Сегодня эта фигура высшего пилотажа носит его имя. В период с 1910 по 1917 год в школе было подготовлено 609 летчиков.12

Возможно, и благодаря этому в первой половине 1917 года русский флот всецело господствовал на Черном море. Босфор был заблокирован, а турецкое судоходство — полностью остановлено, побережье Турции блокировано нашими эсминцами. В это время в Санкт-Петербурге и началась Февральская революция. На Черном море все было спокойно — войска и флот планомерно готовились к десантной операции на Босфоре, которая была назначена на апрель 1917 года. Несколько дивизий отрабатывают высадку со специально подготовленных кораблей. Взятие русскими турецких проливов Босфор и Дарданеллы означало контроль России над стратегически важным выходом из Черного в Средиземное море. Помешать этому и запереть наш флот в Черном море являлось целью политики Британии на протяжении столетий. Допустить русских в мировой океан было для англичан невозможным. Вы никогда не задумывались, почему крушение нашей государственности произошло именно в Феврале 1917 года? На февраль как на крайний срок переворота указывала дата готовящейся русским генштабом Босфорской десантной операции: март—апрель 1917 года. Революция после этого мартовского наступления становилась неосуществимой, февраль был ее последний, крайний срок. После колоссальных побед революций не случается, произойдет патриотический подъем и царю простят все за выполнение вековой русской мечты. Такое развитие событий надо было предотвратить. Как это ни странно звучит, но именно улучшение, а не ухудшение военной ситуации привело к февральскому перевороту! Надо было спешить с развалом России — после войны такого шанса уже не представится. Еще немного — и не будет войны, а значит, и повода для самой революции. Сомневаетесь — вспомните, что было дальше. Как по заказу, падение монархии положило конец планам захвата Константинополя и проливов. Временное правительство много об этом говорило, но ничего не смогло предпринять из-за полной политизации армии и флота и нежелания солдат и матросов воевать. Десант откладывается, а потом русским становится и вовсе не до того. Они начинают яростно убивать друг друга. И это совпадение?

Адмирал Колчак со своей стороны делал все, чтобы не допустить упадка дисциплины и поддерживать на должном уровне боеспособность флота. На удивление, германо-турецкий флот не проявлял практически никакой активности. Однако революционная бацилла начинает проникать и на Черноморский флот. Хотя первым был разложен и потерял боеспособность флот Балтийский. Но и на Черном море на кораблях создаются революционные комитеты, а офицеров начинают притеснять. Выход на боевое задание теперь должен согласовываться «с товарищами из Комитета». В итоге, не имея возможности контролировать ситуацию и не желая быть безвластным статистом гибели дисциплины и флота, 19 июня 1917 года вице-адмирал Колчак уходит в отставку. На календаре — жаркое лето 1917 года...

Под воздействием растущей на флоте анархии блокада Босфора начала ослабевать. 8 ноября в Севастополе узнали об Октябрьской революции. К концу 1917 года боевые действия на Черном море фактически были прекращены. Россия на всех парах шла к гражданской междоусобице...

Примечания

1. Возраст террориста не случаен — такой, как надо, чтобы виновного по законам того времени не могли приговорить к смертной казни. И Принцип умрет в тюрьме.

2. О механизме втягивания России в войну в подробностях, что называется, по часам см.: Стариков Н.В. 1917. Разгадка «русской» революции — СПб.: Питер, 2012.

3. Евпатория 1915—1922 // http://kfinkelshteyn.narod.ru/Evpatoria/Evp1.htm

4. «Эскадренный крейсер»: борьба мнений // http://www.pandia.ru/365152/

5. Трубицын С.Б. Линкоры второстепенных морских держав. Турция // http://navycollection.narod.ru/library/Battleships_2_naval_states/10.html

6. Кооп Г. На линейном крейсере «Гебен». — СПб.: Корабли и сражения, 2002 // http://militera.lib.ru/memo/german/kopp_g/09.html

7. Бережных О.А. «Гебен» // http://keu-ocr.narod.ru/Goeben

8. Черноморский флот в годы Первой Мировой войны // http://k0rablik.ru/flot/626-chernomorskijflotvgodypervojmirovojvojny.html

9. Что касается военного министра Сухомлинова, то он точно не смеялся последним. Во время Первой мировой войны он был судим и посажен за отвратительную подготовку страны к войне. Ирония судьбы — выпустили его из тюрьмы... большевики. Сухомлинов не стал больше рисковать и быстро уехал за границу, где и умер.

10. Вел. Кн. Александр Михайлович. Книга воспоминаний. // Прил. «Иллюстрированная Россия», 1933 // http://militera.lib.ru/memo/russian/a-m/15.html

11. Демьянок А. «Снаряд летающий, летательный.» // http://grafskaya.com/?p=5334

12. http://krymology.info

 
 
Яндекс.Метрика © 2021 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь