Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » А.В. Мальгин. «Русская Ривьера»

Золото из песка. Евпатория

Во второй половине XIX — начале XX в., как и сегодня, основная масса приезжавших на отдых в Крым устремлялась на Южный берег. Но второе место по привлекательности без сомнения держало Западное побережье полуострова, точнее берега Каламитского залива, где располагались уездный город Евпатория и село того же уезда Саки. Ничего величественного в противоположность Южнобережью эти места не представляли, будучи совершенно безлесой, безводной равнинной степью. Между тем сюда стремилось ежегодно довольно значительное количество людей. Их влекли чудодейственные свойства местных лечебных грязей, а также обширные песчаные морские пляжи. Немаловажным обстоятельством была и относительная (по сравнению с Южным берегом) дешевизна жилья и продуктов питания.

Долгое время Евпатория пользовалась славой места лучших в Крыму морских купаний, которые сравнивались с каннскими1. Объясняется это, по-видимому, довольно просто. Неглубокое море с песчаным отлогим берегом напоминало жителям среднерусских равнин любезные их сердцу реки, к тому же оно рано нагревалось солнцем весной и, следовательно, становилось раньше доступным для купания. Что касается евпаторийских и сакских грязей, то пользоваться ими тянулись главным образом страдающие ревматическими заболеваниями, которых было отнюдь не мало среди обитателей европейской России.

Евпатория, которая во время Крымской войны пережила захват войсками союзнической коалиции, а затем неудачный для русской армии и разрушительный для города штурм в 1855 г., к началу курортного бума влачила довольно жалкое существование. Это был маленький городок с населением в 8 тыс. человек, преимущественно татар, греков и караимов, с узкими кривыми немощеными и грязными улочками, домами за глухими заборами, над которыми возвышались минареты мечетей. Такой Евпатория оставалась на протяжении всего XIX века. Тем не менее она притягивала известное количество людей, стремившихся здесь отдохнуть. С чем же сталкивались они в Евпатории? «Приезжающие сюда для купаний... — писал в 1873 году доктор А. Трахтенберг, — не находят здесь, кроме прекрасного морского берега, ничего более: они лишены хорошей квартиры, стола, необходимых развлечений, они не находят даже тени, чтобы укрыться от летнего зноя. В частном доме приезжий находит за дорогую цену комнатку плохо меблированную, а подчас и совсем без мебели, которую вдобавок негде и нанять, а главное, без всяких хозяйственных принадлежностей. Если вы, особенно прибывши с семейством, не желаете остаться без куска сносной пищи, без воды или кружки молока, то вам предстоит таскать за собою на купанье всякую домашнюю утварь... В гостиницах, ныне существующих, удобств, пожалуй, еще меньше, а цены на все еще возвышеннее...»2. Общее количество приезжих Трахтенберг определял в 2—5 сотен семейств в одно лето. Именно доктора Трахтенберга, очевидно, следует считать пионером курортного благоустройства Евпатории. По примеру возникшего незадолго ялтинского «Общества для содействия распространению жизненных удобств» он в 1873 году выступил инициатором создания аналогичного в Евпатории. Вскоре проект устава «Акционерного общества черноморских купален в г. Евпатории» удостоился высочайшего утверждения. Программа деятельности общества была весьма обширной: планировалось создать специальное лечебное заведение, организовать купальни, благоустроить городскую территорию. Тем не менее в продолжение ближайших 10—15 лет облик города мало изменился. В этом мы убедимся, сравнив с только что приведенным описание автора многочисленных путеводителей по Евпатории В. Пьянкова, относящееся к 1888 году: «Внутри Евпатория не представляет ничего особенного и привлекательного. Улицы узки, кривы и не носят никаких названий... После дождей в продолжение нескольких дней грязь составляет немаловажную помеху прохода через улицу. Дома... большею частью низки... почерневшие от неопрятного содержания их владельцами, они непривлекательны и сумрачны. В летнее время, когда город посещается многими приезжими, окна этих домов снабжены печатными, чаще рукописными квадратными листочками бумаги с надписью: «Объявление, здесь отдается на летний сезон одна или две комнаты для приезжих (со столом или без оного)». Оживляется город... утром или вечером, когда со всех концов его как постоянные, так и временные обыватели и обывательницы стремятся к морю, держа в руках узелки или же соломенные корзиночки, в которые укладываются необходимые принадлежности купающегося»3. Один из евпаторийских врачей досадовал в том же 1888 году: «Город крайне небрежно относится к своим гостям: ни места для гуляния... ни развлечений»4. Тем не менее целебный местный климат привлекал сюда с каждым годом все большее количество публики.

В отличие от Ялты, где развивалась преимущественно индустрия отдыха, освоение Евпатории пошло сразу же в лечебном направлении. Первое евпаторийское лечебное учреждение было обязано своим возникновением не гипотетическому Обществу, а военному ведомству. В 1874 году оно основало так называемую «глазную санаторную станцию», директором которой был врач Н.В. Парийский. В этом же году сторож соляного промысла на Мойнакском озере П.П. Пугачев (Дед Павло) соорудил на берегу дощатый сарай, в котором начал отпускать желающим грязевые процедуры, подобно тому, как это полвека назад делалось в Саках. Лечение кустарным способом на Мойнаках продолжалось до 1886 года, когда врачи С.И. Ходжаш и С.П. Цеценовский взяли Мойнакское озеро в аренду и через год открыли на его берегу настоящую грязелечебницу, подобную той, которая уже долгое время существовала в Саках. Ее здание, «красивое, удобное и поместительное»5, было построено по проекту архитектора Бернардацци. Купальня делилась на две половины — мужскую и женскую, «совершенно изолированные одна от другой». В заведении было 30 ванн и 40 «кроватей для потения»6. При купальне была построена гостиница на 20 номеров, в самом заведении работал «вентилятор новейшей системы, посредством которого очищаются транспирационные комнаты (потельни)»7. За пользование купальней бралась плата 20 коп. с человека, пользование бельем стоило 5 коп. Заведение быстро приобрело популярность, уже в первый купальный сезон было выдано 12 тыс. билетов (конечно, это не значит, что имелось такое же количество посетителей, как правило, один человек покупал несколько билетов в день). Пользование Мойнакской лечебницей обходилось в среднем в 145 рублей в два месяца. Дела грязелечения пошли настолько успешно, что 3 февраля 1897 г. высочайшим указом озеро было признано имеющим общественное значение. В 1898-м при заведении открылась новая гостиница. После реконструкции в 1904 году грязелечебница расширилась вдвое по сравнению с первоначальным проектом и одновременно вмещала 180 человек. В 1911 году процедурами грязелечебницы воспользовалось 2300 человек.

Использование целебных ресурсов Евпатории ширилось с каждым годом. В 1905 году петербургский художник Н.Д. Лосев, страдавший артритом и долгое время лечившийся в Германии, открыл климатический «Приморский санаторий» для лечения нервных и внутренних болезней — одно из крупнейших лечебных заведений Крыма в то время и первое учреждение подобного профиля на курортах России. Санаторий имел несколько небольших гостиниц, три обширных зала — два гидропатических и один гимнастический. В 1910 г. в санатории лечилось 460 чел. Две другие крупные «санатории» — «Таласса» и «Гелиос» — открылись в 1912 и 1914 г.

Евпатория. Гостиница «Дюльбер». Фотооткрытка нач. XX в.

Тогда же закладывались основы развития детского курортолечения. К началу Первой мировой войны в Евпатории было четыре детские «санатории», насчитывавшие вместе со взрослыми лечебными учреждениями 635 мест8. К особенностям евпаторийского подхода к освоению курорта следует отнести и два специальных лечебных пляжа «Санитас» врачей Г.А. Галицкой и Б.И. Казаса (открыт в 1909 г.) и «Соляриум» С.О. Черкеса, В.Е. Перчихина и Л.Л. Лютровник. Пляжи эти представляли собой оздоровительные комплексы на берегу моря, снабженные деревянными павильонами, имевшие столовые, беседки, кабинеты врачей, гимнастические залы. Пользование такими пляжами осуществлялось за плату в 20—25 руб. в месяц (питание и специальные процедуры оплачивались отдельно). Лечебные пляжи Евпатории рекламировались прежде всего как детские учреждения, но они пользовались большой популярностью и среди взрослых. Так, за время с 1909 по 1912 г. на пляже «Санитас» лечилось 173 взрослых и 694 — детей.

В городе было значительное количество казенных и частных купален, несколько гостиниц, пансионов и меблированных комнат. В отличие от Ялты, где к их «категорийности» предъявлялись строгие требования, в Евпатории жестких границ между гостиницами различных уровней не существовало. Путеводители называют следующие главные гостиницы: «Бейлер», «Дюльбер», «Модерн», «Гранд-отель», «Франция», «Россия» со стоимостью номеров от 1 до 10 рублей. Самым фешенебельным считался отель «Бейлер». Свои услуги предоставляло свыше десятка пансионов: «Светлана», «Вилла роз», «Гуль-нор», «Сфинкс» и др. со стоимостью отдыха от 15 до 150 рублей. «Евпаторию, — совершенно честно признавались авторы рекламного проспекта, — нужно причислить к курортам, отличающимся сравнительной дороговизной жизни. Причина этого лежит в том, что курорт переживает еще первый период своей эволюции, когда только проектируется устройство надлежащих путей сообщения... когда ценность недвижимого имущества еще не фиксировалась и находится в периоде ажиотажа»9.

Рекламное объявление нач. XX в.

Тем не менее, кроме фешенебельных гостиниц, существовало множество заведений более скромных, а также комнат на дачах и в обывательских домах, количество которых росло все более стремительно. Если за десятилетие с 1888 по 1898 г. население Евпатории с 15 тыс. выросло до 17 тыс. чел., т. е. на 13%, то в следующем десятилетии население города достигло 25 тыс. чел., т. е. увеличилось на 47%, а к 1910 г. составляло уже 30 тыс.10. Еще более значительным был рост приезжающих на отдых. Если составитель «справочной книжки по Евпатории» за 1888 год перечислял приезжающих поименно, то к началу Первой мировой войны в Евпатории отдыхало ежегодно по одним данным 8—10 тыс.11, по другим 10—14 тыс.12, по третьим — 18—20 тыс. человек13. Без сомнения, в начале века Евпатория достигла значения второго после Ялты крымского (а значит и всероссийского) курорта. Наибольшие успехи в его развитии пришлись на время, когда городским головой был богатый местный землевладелец С.Э. Дуван14. В 1907 году благодаря стараниям и связям головы город за символическую плату в 9600 руб. с рассрочкой выплаты на 20 лет выкупил у казны обширный пустырь в западной части Евпатории15. На этой земле в короткий срок вырос, по существу, новый город из частновладельческих домов и дач, построенных большей частью в модном стиле «модерн». Путеводитель Г. Москвича писал о нем: «Город этот — миниатюрная копия благоустроенных европейских городов, сказочно вырос на запущенном казенном пустыре, между «стареющим» городом и дачами... Тому же г. Дувану, — отмечал Москвич, — город обязан постройкой изящного здания театра, который высится среди прекрасных новых зданий созданного по-американски города. И какой провинцией кажется теперь старая Евпатория сравнительно с новой!»16. В это время Евпатория обзавелась одним из лучших на юге России театров, библиотекой, роскошным рестораном-кафе «Бориваж». Многократно улучшилось санитарное состояние города — главные улицы были замощены и шоссированы, поставлено дело их уборки. В 1912 году городские власти приобрели для подметания улиц специальную конную машину. Главные улицы летом ежедневно поливались морской водой.

С. Дуван разработал и предложил городским властям целую программу курортного развития Евпатории, целью которой было «превратить город Евпаторию в один из лучших городов и курортов России»17. Проект предусматривал сосредоточение в руках городского самоуправления всех более или менее крупных лечебных учреждений (прежде всего Мойнакской грязелечебницы), устройство водопровода, канализации, садов и бульваров, замощение и шоссирование всех городских улиц, строительство гостиниц (предлагалось построить гостиницу на 200—250 мест, т. е. крупнейшую в Крыму), курзала, купален, ресторана и т. д., устройство городского трамвая, крытых рынков, бойни и т. д.18. Для осуществления всех этих мероприятий Дуван предлагал городу взять заем в 2 млн рублей. Амбициозному и дерзкому замыслу, однако, не удалось осуществиться из-за сопротивления части городских депутатов-гласных. Из-за интриг конкурентов Дуван на некоторое время потерял свой пост, и город продолжал развиваться и благоустраиваться в значительной степени стихийно.

Евпатория. Фотооткрытки нач. XX в.

Вот как оценивает уровень благоустройства Евпатории один из последних предвоенных путеводителей: «Хотя Евпатория... в настоящий момент своего развития, в смысле оборудования курортной жизни, далеко еще не достигла совершенного воплощения всех намеченных по плану ея созидателей жизненных и лечебных приспособлений, но в то же время нельзя не признать, что имеющийся в наличности комплект лечебных заведений, санаторий, гостиниц, пансионов и дач, способный вместить до 30 000 больных по своему оборудованию, вполне отвечает не только требованиям строгой гигиены, но и, в некоторых случаях, привычкам к полному комфорту»19. Впрочем, в других туристических изданиях того же времени эта характерная амбивалентность в оценке (хотя... но в то же время...) приобретала нередко противоположное звучание: «Несмотря на все старания городского самоуправления, — читаем в справочнике «Лечебные местности России» за 1915 год, — Евпатория еще далеко не благоустроена, особенно что касается квартир, стола, гигиенической обстановки, ухода за больными и т. д.»20.

Евпатория. Пристань. Фотооткрытка нач. XX в.

Недостатками Евпатории считались отсутствие железной дороги, хорошего порта, канализации, водопровода, замощения улиц, крытых рынков, хорошей скотобойни, банного заведения, курзала и больницы, т. е. всего того, что в 1909 году предлагал осуществить Дуван. Тем не менее мысли и мероприятия городского головы так или иначе определяли развитие Евпатории вплоть до революции. В 1914 году в Евпатории был пущен трамвай, а в 1915-м город был соединен железной дорогой с губернским центром. Даже начавшаяся Первая мировая война, казалось, не отразилась на городе, который снова в 1915 году возглавил Дуван: в 1916 году Евпаторию посетило рекордное количество приезжих — 40 тыс. человек. Используя «конъюнктуру» военного времени, предприимчивый голова предложил лечебные ресурсы города и его инфраструктуру для военно-медицинских целей. В 1915 году в Евпатории побывало августейшее семейство, засвидетельствовавшее настоящий расцвет курорта, расцвет накануне краха, который обрушился на город, как и на другие крымские курорты, менее чем через два года.

Примечания

1. Горчакова Е. Указ. соч., ч. 1, с. 36.

2. Трахтенберг А.И. О значении приморского города Евпатории как лечебного пункта. Одесса, 1873, с. 9.

3. Пьянков В.Г. Едущим в Крым на грязи. Справочная книжка г. Евпатории и его уезда. Евпатория, 1888, с. 4.

4. Парийский. Евпатория как санитарная станция и купальный курорт для военных по окончании ими лечения Сакскими грязями. Одесса, 1888, с. 4.

5. Пьянков В. Указ. соч., с. 29.

6. Целительные силы курорта Евпатории. Евпатория: изд. Евпаторийского об-ва курортного благоустройства, 1912, с. 26.

7. Пьянков В. Там же.

8. Лоевский А. Евпатория. Путеводитель. Симферополь, 1982, с. 63.

9. Целительные силы, с. 119.

10. А.Я. Евпатория как курорт и климатическая станция. Одесса, 1910, с. 5.

11. Пьянков В. Вся Евпатория. Адрес-календарь-справочник за 1913 год. Евпатория, 1913, с. 13.

12. Первая в России приморская санатория для лечения нервных и внутренних болезней физическими — естественными силами природы по системе д-ра Ламана. Киев, 1911, с. 9.

13. Лечебные местности России. Справочник. Пг., 1915, с. 21.

14. Дуван Семен Эзрович (1870—1957). Общественный деятель, предприниматель и меценат. Происходил из старинной купеческой караимской семьи г. Евпатория. В 1898 г. избирается гласным евпаторийской городской Думы, затем становится членом городской Управы. В 1906 — 10 гг. занимает пост городского головы Евпатории. Его стараниями была начата программа превращения Евпатории в крупный курорт, расширены границы города, построен один из лучших на юге России городской театр, возведен ряд новых построек и т. д. Унаследовав обширные семейные капиталы, землю и недвижимость, занимался широкой благотворительностью, потратив на эти цели ок. 150 тыс. руб. В 1913 г. построил за свои средства здание городской библиотеки. В том же году избран председателем Земской уездной управы, а в 1915 повторно евпаторийским городским головой. С 1917 г. в эмиграции. Живет в Германии и во Франции, где занимается деятельностью в караимской общине. Умер 5 февраля 1957 г. в Болье-сюр-Мер (Приморские Альпы) во Франции. Похоронен по православному обряду, завещал перезахоронить свой прах в Евпатории.

15. Дуван С.З «Я люблю Евпаторию...». Слово и дело городского головы. / Сост. Кутайсова М.В., Кутайсов В.А. Евпатория, 1996, с. 6.

16. Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. СПб., 1912, с. 80—81.

17. Дуван С.Э.., с. 95.

18. Там же, с. 96.

19. Спутник по городу Евпатории. Евпатория, 1916, с. 4.

20. Лечебные местности России, с. 277.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь