Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » Г.И. Семин. «Севастополь. Исторический очерк»

Торжество социалистической революции

7 ноября 1917 года в результате вооруженного восстания в Петрограде Временное правительство было свергнуто и власть перешла в руки Советов. Великая социалистическая революция совершилась.

Начатая в центре, революция вскоре распространилась по всей России. Распространение ее шло так быстро, что В.И. Ленин назвал его триумфальным шествием Советской власти.

Севастопольцы и моряки-черноморцы узнали о победе социалистической революции в Петрограде на другой же день — 8 ноября. Большевики организовали митинги на предприятиях, кораблях и в частях. В широких массах рабочих и матросов царило ликование. Вслед за митингами в городе состоялась грандиозная демонстрация под лозунгами: «Да здравствует социалистическая революция!», «Вся власть Советам!», «Да здравствует петроградский пролетариат!», «Да здравствуют моряки Балтийского флота, выступившие, вместе с петроградским пролетариатом на штурм капитала!» Многие корабли (броненосец «Ростислав», миноносцы «Фидониси», «Гневный» и другие) подняли красные флаги.

Севастопольский Совет, в исполкоме которого в это время из 25 членов было только четыре большевика, а также командование Черноморского флота (адмирал Нимитц) некоторое время пребывали в растерянности. Затем командование флота объявило по всем кораблям и частям, что в связи с отсутствием «точных сведений» о происходящем в столице и на фронте предписывается исполнять только распоряжения Черноморского Центрофлота. А так как в Центрофлоте преобладали эсеры и меньшевики, то по существу это была попытка дезориентировать массы моряков. Под напором революционных масс Совет вынужден был принять решение взять власть в свои руки. В телеграмме, посланной в адрес Петроградского Совета и II Всероссийского съезда Советов, говорилось: «Приветствуем победившую революцию.

Власть Советом взята. Ждем распоряжений». Был создан Временный революционный комитет «для объединения всей севастопольской демократии»1. Но на деле социал-предатели продолжали проводить политику соглашательства с местной буржуазией и сохранившимся реакционным офицерством.

Уже на следующий день (9 ноября) в издаваемой Советом газете на первой странице были напечатаны сообщения о «гибели Советской власти». В опубликованной тут же телеграмме Керенского говорилось «о полном крахе большевиков в Петрограде», хотя одновременно он призывал не подчиняться распоряжениям Советского правительства. Больше того, в этот же день в городе состоялась, правда, немногочисленная, антибольшевистская демонстрация под лозунгом «Вся власть Временному правительству».

Объявив себя на словах сторонником Советской власти, Совет саботировал декреты Совета Народных Комиссаров, сеял среди матросов, солдат и рабочих неуверенность в победе социалистической революции.

Обстановка усложнялась тем, что на юге России в то время сконцентрировалось немало контрреволюционных сил. На Дону против Советской власти поднял мятеж генерал Каледин. В Киеве власть захватили украинские буржуазные националисты и социал-предатеЛи, образовав так называемую Центральную раду. В Крыму существовало татарское буржуазно-националистическое «правительство», в составе которого были турецкие и немецкие агенты. Оно имело воинские формирования — татарские эскадроны — и неоднократно грозило расправиться с революционным Севастополем. В Крым сбежалось много капиталистов и помещиков во главе с остатками царской семьи, белогвардейских офицеров и генералов, главарей монархических банд и буржуазных партий.

Севастополь стал центром борьбы за власть Советов не только в Крыму, но и во всем Причерноморье. 19 ноября здесь состоялся I Черноморский флотский съезд. Он проходил в условиях острой борьбы большевиков против социал-предателей. Но несмотря на то, что большевики на съезде были в меньшинстве, подавляющее большинство делегатов пошло за ними. По вопросу о власти съезд принял следующую резолюцию: «Признавая II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов вполне правомочным, Черноморский флотский съезд считает вновь избранный Центральный исполнительный комитет Всероссийского съезда Советов единственным источником власти»2. По предложению Пожарова, съезд осудил предательское поведение Всероссийского Центрофлота, занявшего враждебную позицию в отношении Советского правительства, и высказался за его ликвидацию.

Во время работы съезда в Севастополь приехала делегация Ростовского Совета. Руководитель делегации Ченцов сообщил, что Каледин собрал на Дону 50 000 казаков с румынского фронта, 6000 из которых стоят готовые к бою в Ростове, и что Каледин грозится «выжечь каленым железом революционную заразу в Севастополе». Ченцов призывал «протянуть бронированную руку Черноморского флота на помощь ростовскому пролетариату». Съезд принял решение послать на Дон флотилию легких судов. Несмотря на саботаж этого решения Советом и отказ штаба флота от участия в организации флотилии, она была создана под командованием матроса-большевика В. Драчука.

Матросы и рабочие Севастополя горячо одобрили решения съезда. Многие сотни черноморцев и рабочих изъявили желание поехать помогать ростовчанам. Помимо флотилии, был создан 1-й Черноморский сухопутный отряд (2500 бойцов), командиром которого был назначен матрос Алексей Мокроусов. Активное участие в его вооружении приняли рабочие военного порта, собравшие 24 пулемета и много винтовок. Отряд имел также несколько орудий.

Флотилия из Севастополя вышла в Ростов 8 декабря, а через два дня специальным поездом туда же выехал 1-й Черноморский отряд. Однако отряд до Ростова не доехал. В пути он получил новую боевую задачу — разгромить офицерские части генерала Корнилова, следовавшие на Дон для соединения с бандами генерала Каледина. Вместе с балтийскими матросами, которыми командовали А. Железняков и Н. Ховрин, черноморцы приняли участие в боях с корниловцами под Белгородом. Возвращаясь в Севастополь, отряд Мокроусова разгромил вооруженные банды Центральной рады в Александровске (Запорожье) и помог трудящимся города установить у себя Советскую власть.

В Севастополь черноморцы привезли тела 60 своих товарищей, погибших под Белгородом. Похороны их превратились в мощную демонстрацию матросов и рабочих города за утверждение Советской власти в Крыму.

21 декабря в Севастополь возвратилась флотилия из Ростова. Черноморцы героически сражались с калединцами, нанесли им большой урон, но под давлением превосходящих сил вынуждены были отойти. Опасаясь появления под Ростовом новой флотилии черноморцев, Каледин прислал в Севастополь ультиматум с требованием невмешательства Черноморского флота «во внутренние дела Дона».

В связи с этим 23 декабря в Севастополе была получена телеграмма Совета Народных Комиссаров, в которой говорилось: «Действуйте со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху. Каледины, Корниловы, дутовы — вне закона. Переговоры с вождями контрреволюционного восстания безусловно воспрещены. На ультиматум отвечайте смелым революционным действием. Да здравствует революционный Черноморский флот!»3

Прочной вооруженной опорой большевиков стали боевые отряды, вернувшиеся с первых фронтов начинавшейся в стране гражданской войны и ежедневно обраставшие новыми пополнениями. Большевики неустанно вели в массах организационную и агитационную работу, разъясняя предательскую роль меньшевиков и эсеров, призывая сплотиться вокруг партии большевиков перед надвигающейся угрозой наступления контрреволюции.

Большое значение для укрепления городской большевистской партийной организации имела состоявшаяся в Симферополе I губернская партийная конференция (или «I съезд партии большевиков Крыма»). От Севастополя на конференции было три делегата. В губернский комитет партии, избранный в составе 5 человек, вошел Николай Пожаров. Конференция постановила создать во всех городах, особенно в Севастополе, отряды Красной гвардии, а также приступить к изданию в Севастополе губернской большевистской газеты «Таврическая правда».

После конференции большевики Севастополя усилили свою работу в массах. В связи с тем, что соглашательский Совет никак не отражал революционной воли рабочих, матросских и солдатских масс, большевики подняли вопрос о новых выборах депутатов. Совет отклонил это предложение, но оно было поддержано революционными матросами и рабочими. На предприятиях, кораблях и в частях принимались резолюции с требованием о переизбрании Совета. Такое же решение приняло делегатское собрание моряков, на котором были представлены 67 кораблей и частей. В резолюции собрания указывалось, что Совет в своем большинстве является реакционным, не выражает воли избирателей, не проводит в жизнь декретов, издаваемых Советом Народных Комиссаров. Отмечалось, что при попустительстве Совета до сих пор не переизбрана городская дума, в которой засели неприкрытые враги народа, что не вводится рабочий контроль на предприятиях, не смещены со своих должностей и не арестованы контрреволюционные офицеры, которыми «кишмя кишит город Севастополь», что Совет расхищает народные деньги, «уплачивая жалование целой своре чиновников самодержавного строя и буржуазного правительства Керенского, которые, живя в Севастополе, подготовляют контрреволюционный удар»4.

Матросы и рабочие требовали разоружения контрреволюционного офицерства и местной буржуазии.

Совет и на этот раз не поддержал требования матросов и рабочих. Тогда революционные моряки по инициативе тех, кто уже испытал на себе под Белгородом и Ростовом огонь контрреволюционного офицерства, начали разоружать офицеров сами. А так как на ряде кораблей офицеры воспротивились этому, оскорбляли матросов и даже оказали сопротивление, последовали самовольные аресты и расстрелы наиболее ненавистных из них. Так, на миноносце «Гаджибей» было арестовано и по решению матросского трибунала расстреляно 6 офицеров. Кроме того, в городе революционные моряки арестовали и расстреляли за Малаховым курганом 1,6 офицеров (контр-адмирала Кетрица, генерала Твердого, подполковника Грубера и других).

25 декабря большевики Севастополя выступили с заявлением, в котором деятельность засевших в Совете меньшевиков и эсеров была объявлена контрреволюционной, направленной против завоеваний Октябрьской социалистической революции. Большевики отозвали из Совета своих депутатов. Это решение было одобрено на митингах, состоявшихся на предприятиях, кораблях и в частях. Одновременно были избраны делегаты на общегородское собрание для обсуждения создавшегося положения.

28 декабря делегатское собрание представителей кораблей, частей и предприятий избрало военно-революционный комитет, во главе которого встали большевики Пожаров, Назукин, Драчук и другие. В этот же день, поздно вечером, когда меньшевики и эсеры созвали заседание исполкома Совета совместно с Центрофлотом, большевики потребовали от них передачи всей власти военно-революционному комитету. Так как на заседание явились представители свыше пятидесяти комитетов кораблей, частей и предприятий, социал-предатели вынуждены были сложить с себя полномочия. Соглашательские Совет и Центрофлот были распущены.

Военно-революционный комитет обратился к матросам и населению с призывом строго соблюдать революционный порядок в городе. Отмечая, что в связи с контрреволюционным настроением части офицерства и выступлением против Советского правительства Каледина справедливый революционный гнев выразился в актах расстрела нескольких офицеров, военревком потребовал прекращения самовольных арестов и расстрелов. Одновременно по ордерам военревкома начались аресты наиболее известных контрреволюционных офицеров и представителей буржуазии. На улицах города появились патрули из матросов и рабочих большевистских отрядов. По распоряжению военревкома, во избежание провокаций со стороны контрреволюционных сил и уголовных элементов, в море было вылито большое количество вина.

Своими задачами военревком поставил: организацию революционных отрядов, «готовых двинуться по первому его зову для исполнения всякой задачи революции»; охрану города и крепости, въезда в Севастополь и выезда из него; обеспечение города продовольствием; установление связи с Советским правительством и высшими органами власти в Крыму5. На всех кораблях, батареях и в частях из среды большевиков и передовых беспартийных революционных моряков были выделены комиссары военревкома.

Уже 30 декабря в Севастополе состоялись выборы в Совет. В соответствии с указаниями ЦК партии6 большевики выступили на выборах в союзе с «левыми» эсерами. В новый состав Совета было избрано 87 большевиков, 86 «левых» эсеров, 50 беспартийных, 6 меньшевиков и 6 польских социал-демократов7. В президиум Совета вошли 4 большевика и 1 «левый» эсер. Первым председателем нового Совета был единодушно избран Николай Пожаров. Одновременно моряки переизбрали Центрофлот, также удалив из его состава социал-предателей.

Крымская контрреволюция попыталась свергнуть Советскую власть в Севастополе. Все контрреволюционные силы в Симферополе объединились, создав так называемый «совет народных представителей». Был создан также контрреволюционный «штаб крымских войск» во главе с известным немецко-турецким агентом Джафаром Сейдаметом, ставшим фактически военным диктатором Крыма. Он предъявил революционному Севастополю ультиматум: немедленно разоружиться и подчиняться всем его требованиям.

«Штаб крымских войск» решил направить на Севастополь вооруженные банды крымских татар, офицеров, греческий батальон. Так как революционные выступления под влиянием событий в Севастополе назревали во всех городах Крыма, контрреволюционные силы были распылены и «штаб крымских войск» мог послать против Севастополя только около 2000 штыков и сабель. Поэтому на решительный штурм банды не отважились, ограничившись лишь блокадой Севастополя со стороны Симферополя.

2 января 1918 года Севастопольский военревком обратился к матросам, солдатам и рабочим с воззванием, в котором призывал объединить все силы на борьбу с контрреволюцией. 3 января было принято решение об организации на предприятиях отрядов Красной гвардии.

Первые конные татарские разъезды появились на дальних подступах к Севастополю 3 января. В связи с этим военревком привел матросские отряды и батареи в боевую готовность. Прожектора поочередно освещали шоссе, идущее к городу от Инкермана, и расположение Сухарной балки, где в штольнях хранились боезапасы флота. Вслед за тем отряды моряков были двинуты на Мекензиевы горы и к Байдарским воротам (по шоссе на Симферополь и Ялту). Они заняли ряд имений и дач в долине Бельбека. От Байдарских ворот черноморцы, не встретив противника, продвинулись до Симеиза, где заняли телефон и телеграф.

В Севастополе в это время производились обыски, отбиралось оружие у буржуазии и офицеров, успешно, продолжалось формирование отрядов Красной гвардии. Портовый комитет принял решение об организации в каждой мастерской боевых рот, полурот, взводов и отделений для борьбы с контрреволюцией. Оружием с рабочими делились моряки.

Большевики Севастополя заботились не только об обороне своего города, но и об утверждении Советской власти по всему Крыму. Когда татарские эскадронцы 7 января разогнали Совет и совершили другие бесчинства в Евпатории, Севастопольский военревком предъявил «правительству» Крыма и «штабу крымских войск» ультиматум о прекращении контрреволюционных действий в Евпатории. Не ограничившись этим, военревком направил туда эсминец «Дерзкий» с десантом революционных моряков. Эскадронцы были вынуждены убраться из Евпатории.

В эти дни обстановка в Севастополе и Крыму еще больше осложнила. Уже давно украинские буржуазные националисты пытались посеять вражду между русскими и украинскими матросами Черноморского флота. Теперь Центральная рада выступила претендентом на руководство флотом и Севастополем, потребовав прекратить сношения с Советским правительством. На этот ультиматум Севастопольский Совет и Центрофлот ответили: «В Черноморском флоте в качестве центральной власти признают только Совет Народных Комиссаров и только ему подчиняются. Центральная рада выражает интересы нетрудящегося населения и является органом контрреволюции, поэтому приказания ее выполняться не будут»8.

Вмешательство рады в дела флота и Севастополя не достигло успеха. Наоборот, благодаря большой разъяснительной работе, проведенной большевиками, дружба между русскими и украинскими революционными матросами еще больше окрепла.

15 января восстали рабочие Феодосии. На помощь им Севастополь отправил эсминцы «Стремительный», «Фидониси» и «Калиакрия» с десантом. Контрреволюционные силы в Феодосии были разгромлены, и власть перешла в руки Совета.

21—22 января Севастополь направил эсминцы «Гаджибей» и «Дионисий» с десантом на помощь трудящимся Ялты, где особенно бесчинствовали татарские эскадронцы. В нескольких коротких боях они были разбиты, и в Ялте также утвердилась Советская власть.

Взбешенная своими поражениями в Евпатории, Феодосии и Ялте, крымская контрреволюция решила предпринять против Севастополя решительные действия, мобилизовав для этого все свои силы. О подготовке «штаба крымских войск» к наступлению на Севастополь военревкому стало известно заранее. 22 января он обратился ко всем трудящимся города с призывом еще теснее сплотиться и вооружиться для защиты Севастополя и Крыма от Центральной рады и Каледина, от контрреволюционных казачьих и татарских полков. В ответ на этот призыв в отряды Красной гвардии влились сотни новых бойцов.

В ночь на 24 января эскадронцы попытались захватить на пути к Севастополю Камышловский мост (у Мекензиевых гор), но были отбиты. В Севастополе объявили боевую тревогу. На помощь революционным морякам, охранявшим мост, был брошен отряд в составе 700 бойцов с артиллерийской батареей. Затем до направлению к Симферополю двинулись новые отряды. Общая численность их достигала 3000 человек.

25 января контрреволюционные силы были разбиты в бою у станции Сюрень. В этот же день севастопольцы заняли Бахчисарай. На другой день в бою у Альмы татарские эскадронцы и офицерские отряды потерпели новое крупное поражение и в беспорядке отошли к Симферополю, преследуемые по пятам севастопольцами.

26 января в Севастополе стало известно, что в Евпатории эскадронцы вместе с другими белогвардейцами снова разогнали городской Совет и убили его председателя Караева. Туда немедленно был направлен десант. На другой день в Евпатории Советская власть была снова восстановлена.

Когда в ночь на 27 января севастопольцы вступили в Симферополь, там уже шли бои между восставшими рабочими города и белогвардейцами. Окружив здания крымского «правительства», «штаба крымских войск» и казармы, севастопольцы вскоре разгромили белогвардейцев.

Газета «Правда» в те дни сообщала: «Волею революционного гарнизона, и рабочих города Симферополя совместно с рабочими и товарищами матросами Севастополя власть Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов установлена. Контрреволюция подавлена. Организовано три революционных полка, признающих исключительно власть Советов и Совета Народных Комиссаров»9.

Революционная волна, поднявшаяся в Севастополе, смыла контрреволюционную нечисть со всего полуострова. В боях за власть Советов геройски проявили себя руководившие отрядами и десантами матросы-севастопольцы Н. Пожаров, В. Драчук, И. Назукин, С. Сапронов, П. Марченко, А. Мокроусов и другие.

30 января на совместном заседании Севастопольского и Симферопольского военно-революционных комитетов был принят декрет об установлении Советской власти на территории всей Таврической губернии. Пролетарская революция в Таврии победила.

За короткое время существования в Крыму Советской власти большевики Севастополя проделали большую организационную, хозяйственную и политическую работу. Окончательно был сломан старый эксплуататорский аппарат управления. Вместо него, в непримиримой борьбе с охвостьем буржуазии и ее лакеями — меньшевиками и эсерами, создавался новый государственный аппарат, в который влились свежие революционные силы. Для нужд города местная буржуазия была единовременно обложена налогом в сумме 10 миллионов рублей. Совет национализировал трамвай, электростанцию и другие предприятия, принадлежавшие бельгийскому акционерному обществу. Снова вступила в строй часть предприятий, остановившихся в связи с боями за утверждение Советской власти в Крыму.

Для укрепления союза рабочего класса с крестьянством большевики Севастополя оказали значительную помощь в становлении новой жизни селам и деревням, расположенным в окрестностях города. Одновременно решался вопрос об улучшении продовольственного снабжения моряков и севастопольцев.

Приводилась в боевую готовность часть кораблей Черноморского флота. Избирался и назначался новый командный состав, учитывались запасы оружия, боеприпасов, вещевого и продовольственного довольствия.

17 февраля в Севастополе состоялся II съезд революционных комитетов Черноморского флота. От имени губернского комитета большевистской партии его приветствовал Пожаров. Основное внимание съезд уделил укреплению флота. Он постановил: «Все военные моряки, находящиеся на кораблях, в береговых частях и учреждениях, обязаны оставаться на своих местах впредь до особого распоряжения».

С большой радостью встретили революционные матросы и рабочие Севастополя декреты Совета Народных Комиссаров об организации Красной Армии и Красного Флота. Тысячи матросов пожелали добровольно остаться в рядах Красного Черноморского флота, чтобы «до конца сокрушить гидру контрреволюции». Сотни молодых рабочих добровольцами пошли в ряды Красной Армии. Газета «Правда» сообщала о Севастополе: «Работа по организации Красной Армии и запись в нее идут успешно. Отношение населения сочувственное. Все местные большевики вступили в ряды Красной Армии»10.

Укреплению Советской власти на юге страны в тот период помешало вторжение армий германских империалистов.

Наступлению их на юге содействовало предательство украинских буржуазных националистов. По «договору» с Центральной радой немецкое командование направило на Украину в общей сложности около 300 тысяч войск.

Несмотря на подписанный 3 марта Брестский мир с Германией, немецкое командование, ссылаясь на договор с Украинской радой, наступление на юге продолжало.

В связи с создавшейся обстановкой, по предложению В.И. Ленина, на территории Крыма была провозглашена Советская республика Тавриды. Республика объявила себя неотъемлемой частью Советской России. Большевики Тавриды горячо боролись против татарских буржуазных националистов, меньшевиков, эсеров и троцкистско-бухаринской агентуры, за политику мира, отстаивая передышку, добытую советской страной в результате тяжелого Брестского мира. В условиях многонационального Крыма большевики стали последовательно проводить ленинскую национальную политику. Укреплялись органы Советской власти на местах, в том числе в Севастополе, начали восстанавливаться промышленность и сельское хозяйство. Республика оказала продовольственную помощь рабочим Москвы и Петрограда, направив туда более трех миллионов пудов хлеба и большое количество других продуктов питания.

В связи о угрозой германского нашествия Советская республика Тавриды спешно создавала отряды и полки Красной Армии. На совместном заседании Севастопольского Совета, Центрофлота, представителей кораблей и предприятий 20 марта была принята резолюция: «Заслушав доклад и прения по обороне Крыма, участники собрания, закрывая заседание в 6 час. 21 мин. утра, ушли от слов к оружию»11. Один за другим уходили из Севастополя отряды моряков и рабочих. Экипажи трех эсминцев, сдав свои корабли, сошли на берег, заявив: «Идем на борьбу и назад не воротимся до победы»12.

Черноморцы и севастопольцы вступили в бой с германскими войсками еще на дальних подступах к Крыму. I Черноморский отряд в течение четырех суток (22—25 марта) вел бой с целой дивизией немецко-австрийских войск на побережье Буга. Но захватчики обладали огромным превосходством в силах, и отрядам Красной Армии пришлось отступить. Вступив в пределы Крыма, немцы 19 апреля заняли железнодорожный узел Джанкой и стали быстро продвигаться к Севастополю.

21 апреля из Севастополя выступил против захватчиков коммунистический конно-пулеметный отряд. Комиссаром его был молодой большевик Владимир Басенко. В районе Бахчисарая отряд встретил бронепоезд противника, стремившийся прорваться к Севастополю. Двенадцать бойцов во главе с Басенко, вооружившись гранатами, подорвали бронепоезд. Почти все герои погибли, но враг был задержан на подступах к городу, благодаря чему большинство кораблей Черноморского флота смогло уйти из Севастополя в Новороссийск. Там во избежание захвата их немцами и белогвардейцами, продвигавшимися к Новороссийску, корабли по приказу В.И. Ленина были затоплены самими моряками. Линкор «Свободная Россия» и девять эсминцев, подняв сигнал «Погибаю, но не сдаюсь», ушли на дно моря. Военные моряки-черноморцы двинулись на сухопутные фронты гражданской войны и прославили себя в героической борьбе за власть Советов, против белогвардейщины и иностранных интервентов.

Примечания

1. Газета «Крымский вестник», 1917, № 249.

2. «Красный архив», т. 53, стр. 78.

3. Декреты Октябрьской революции, т. 1, стр. 209.

4. Музей Черноморского флота, папка 16, инв. № 12/47.

5. «Известия Севастопольского военно-революционного комитета», 1917, № 7.

6. См. В.И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 244—246.

7. На кораблях и в частях флота было несколько сот поляков.

8. «Известия Севастопольского Совета», 1917, № 177.

9. «Правда», 1918, № 20.

10. «Правда», 1918, № 63.

11. «Таврическая правда», 1918, № 35.

12. Крымоблгосархив, ф. 2232, оп. 1, д. 4, л. 8.


 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь