Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » Г.А. Бабенко, В.П. Дюличев. «Шедевры мусульманской архитектуры Крыма»

Крымское Ханство 1475—1774 гг. Границы Крымского Ханства

Определение границ Крымского ханства довольно проблематично, очевидно, что с большинством соседних государств оно не имело определенных границ. Об этом говорит В.Д. Смирнов, детально и достаточно хорошо исследовавший историю Крымского ханства. Он подчеркивает, что вопрос о территориальных границах, площади Крымского ханства усложняется еще тем, что и возникновение самого ханства как отдельного государственного центра таит много неясностей. Его история вполне достоверной становится лишь с того момента, когда оно вошло в близкое соприкосновение с Оттоманской империей, попав в вассальную зависимость от нее при султане Мухаммеде II. Ранняя же история имеет много «белых пятен». Одна лишь береговая полоса, давно освоенная европейскими колонистами, составляет определенное исключение, однако тоже не в полной мере.

Поэтому мы можем определить только примерные границы этого государства. Крымское ханство — это, прежде всего, сам Крым, однако южное его побережье вначале принадлежало генуэзцам, а с 1475 года отошло к турецкому султану; независимым до вторжения турок на полуостров было и княжество Феодоро. В результате, хан владел только предгорной и степной частью Крыма. Перекоп не являлся границей, через него хан имел выход из Крыма в «поле», где в безбрежных степных просторах терялись северные очертания Крымского ханства. Значительная часть татар постоянно кочевала за Перекоп. Весной на степные просторы Северного Причерноморья устремлялись на пастбища и собственно крымские улусы. Известны те урочища в степи, где стояли в XV веке военные силы, охранявшие кочевья, которые в определенной степени можно считать примерными границами Крымского ханства. Так, река Молочная (или Миус) начинается как граница Крымского ханства со стороны Астрахани и ногаев. На севере крымские владения достигают Конских Вод. В 1560 году все крымские улусы оказались оттесненными за Днепр, к границам литовского княжества.

Крым в середине XV в.

Таким образом, границы Крымского ханства при первых крымских ханах за пределами полуострова определяются с восточной стороны рекою Молочной, а может быть расширяются и дальше, к Миусу. На севере, на левом берегу Днепра, они заходят за Ислам Кермень, вплоть до реки Конские Воды. На западе крымские кочевья простираются степью за Очаков к Белгороду до Синей Воды.

Почти те же границы Крымского ханства указывает еще целый ряд исследователей, но среди них выделяется Тунманн, который даже сопроводил свою работу довольно подробной картой. В определении более точных границ Крымского ханства имеет большое значение «Карта Крымского ханства после Кючук-Кайнарджийского мира 1774—1783 гг.», составленная и вычерченная Н.Д. Эрнстом. Анализ этих данных позволяет довольно точно определить границы Крымского ханства. Территория ханства являлась неоднородной по природно-климатическим условиям. Северные склоны Крымских гор, долины Салгира, Альмы, Качи, Бельбека с их садами и виноградниками, наконец, степи в самом Крыму и за его пределами создавали особые, своеобразные условия для развития хозяйства.

Помимо этих географических условий, важно заметить, что Крым был страною древнейшей земледельческой культуры. Татары встретились здесь с целым рядом народностей, хозяйственный уклад которых определялся многовековым прошлым. Часть народностей Крыма — греки, караимы, генуэзцы и другие — вошла в состав населения юрта; с другой стороны, много татар поселилось в греческих деревнях в окрестностях Каффы, Судака, Балаклавы и в самих этих городах.

Совместная жизнь, начавшийся процесс ассимиляции с прежним населением неизбежно вели к изменению хозяйственного уклада татар, скотоводов-кочевников, оказавшихся в крае с древнейшими традициями культуры земледелия.

Социально-политическая структура Крымского Ханства

Характерной чертой социально-политической структуры Крымского ханства было сохранение в течение многих веков родоплеменных традиций. Целый ряд дополнительных факторов, сопровождавших историю Крымского ханства, также оказывал значительное влияние на все сферы жизни государства и, в частности, на систему управления. Находиться на крымском троне, тем более управлять в Крымском ханстве представлялось далеко не простой задачей. Каждому хану приходилось тщательно взвешивать свою как внутреннюю, так и внешнюю политику, учитывая при этом многочисленные нюансы. Необходимо было глубоко знать древние традиции своего народа, среди которых чрезвычайно существенными являлись родоплеменные отношения.

Еще в XVII и даже в XVIII веке татары — как крымские, так и ногайские — делились на племена, членившиеся на роды. Во главе родов стояли беи — высшая татарская знать, сосредоточившая в своих руках значительные богатства (скот, земли, пастбища), захваченные или пожалованные ханами, и, вместе с тем, большую власть. Крупные юрты — уделы (бейлики) этих родов, ставшие их вотчинными владениями, превратились в феодальные княжества, почти не зависимые от власти хана, со своей администрацией и судом, со своим ополчением.

Татары путешествуют по степи. К. Боссоли

Ступенью ниже на социальной лестнице стояли вассалы беев и ханов — мурзы (татарское дворянство). Особую группу составляло мусульманское духовенство. Следующую ступень занимало татарское «простое»(без титулов) население улусов, ступенькой ниже — зависимое местное население, и на нижней ступени социальной лестницы находились рабы-невольники.

Таким образом, родовая организация татар была оболочкой отношений, типичной для многих кочевых народов, сохранявших традиции своих предков. Номинально татарские роды во главе с беями и мурзами были в вассальной зависимости от ханов, в частности, они были обязаны выставлять войско в период военных походов, но фактически высшая татарская знать являлась полноправной хозяйкой по существу во всех сферах жизни ханства. Господство беев, мурз было характерной чертой политического строя Крымского ханства.

Главные князья и мурзы Крыма принадлежали к немногим определенным родам. Старейшие из них давно обосновались в Крыму и были известны уже с XIII века. Какие из них занимали главенствующие положение в XIV в.? На это нет единодушного ответа. К старейшим можно отнести прежде всего род Яшлау (Сулешев), Ширинов, Барынов, Аргынов, Кипчаков.

В 1515 году великий князь всея Руси Василий III настаивал, чтобы были выделены поименно Ширин, Барын, Аргын, Кипчак, т. е. князья главных татарских родов, для вручения подарков (поминков). Князья этих четырех родов, как известно, назывались «Карачи» (карач-бей). Институт карачей был общим явлением татарской жизни. В Казани, в Касимове, в Сибири у ногаев главные князья так и назывались Карачи. При этом, как правило, карачей всюду было четыре, за исключением некоторых случаев.

Но Карачи не все были равны по своему весу и значению. Наиболее важным было значение первого князя (бея), по существу, второго лица в государстве после государя. Такое же понятие мы отмечаем и у татар. Положение первого князя в Крыму было достаточно близким к положению хана.

Крым в XV—XVII ее.

Первый князь получал право и на определенные доходы, поминки должны были присылаться с таким расчетом: две части хану, а одна часть — первому бею.

Как известно, первыми среди беев Крымского ханства были Ширинские. Причем беи из этого рода занимали ведущее положение не только в Крыму, но и в других татарских улусах. При этом, несмотря на разбросанность по отдельным татарским царствам, между всем родом Ширинских сохранялась известная связь, известное единство, но основным гнездом, откуда распространялся род этих беев, считается Крым.

Владения Ширинов в Крыму простирались от Перекопа до Керчи. Солхат — Старый Крым — являлся центром владений Ширинов.

Крымские татары (мурза и его сопровождающий). Е.М. Корнеев

Как военная сила, Ширинские представляли собой нечто единое, выступая под общим стягом. Независимые Ширинские князья и при Менгли-Гирее I, и при его преемниках часто занимали враждебную позицию по отношению к хану. «А с Ширины, государь, царь живет не гладко», — Констатировал московский посол в 1491 году. «А с Ширины у него рознь велика пошла», — отмечают послы московского государя столетие спустя. Такая вражда с Ширинскими, по-видимому, являлась одной из причин, заставивших крымских ханов перенести свою столицу из Солхата в Кырк-ор.

Владения Мансуровых охватывали евпаторийские степи. Беймис Аргынских беев находился в районе Каффы и Судака. Бейлик Яшлавских занимал пространство между Кыра-ором (Чуфут-кале) и рекой Альмой.

В своих юртах-бейликах татарские беи были полновластными хозяевами, это подтверждается и ханскими ярлыками (жалованными грамотами).

Как уже отмечалось, беи и мурзы в значительной степени ограничивали власть крымских ханов: главы наиболее могущественных родов — карачи — составляли Диван (Совет) хана, который являлся высшим государственным органом Крымского ханства, где решались важнейшие вопросы внутренней и внешней политики государства. Диван являлся и высшей судебной инстанцией. Съезд ханских «вассалов» мог быть полным и не полным, и это не имело особого значения в его правомочности. Но отсутствие влиятельных беев и, прежде всего, родовой аристократии (карач-беев) могло парализовать выполнение решений Дивана.

Исходя из этого, без Совета (Дивана) хан, в общем, не мог решить ни один вопрос. Это подтверждается и донесениями русских послов своему государю: «Хан без юрта (т. е. Дивана — авт.) никакого великого дела, о чем между государства надлежит, учинить не может».

Князья не только оказывали влияние на решение хана, но именно от них зависел выбор ханов. Неоднократно в результате заговоров беев хан свергался с престола. Особенно в этом «отличались» беи Ширинские. Не менее влиятельным, но менее привилегированным в Крыму был ногайский род Мансуровых (Мансур).

В пользу беев и мурз шла десятина со всего скота, находившегося в личной собственности татар, и со всей добычи, захваченной во время грабительских походов, которые организовывались и возглавлялись татарской аристократией, получавшей значительные доходы также от продажи пленников.

Главным видом деятельности служилого дворянства была военная, в гвардии хана. Орда также являлась определенной боевой единицей, во главе которой стояли ордынские князья. Многочисленные уланы командовали ханскими отрядами (к ним еще применялся древний монгольский термин — улан правой и левой руки).

Такими же служивыми ханскими князьями были и наместники городов: Кыркорский князь, Феррик-Керменский, князь Ислам Керменский и Ордабазарский наместник. Должность наместника того или другого города так же, как и звание князя, передавалось членам одной и той же семьи. Среди близких к ханскому двору феодалов находилось и высшее духовенство Крыма, которое в той или иной степени оказывало влияние на внутреннюю и внешнюю политику Крымского ханства.

Крымскими ханами всегда были представители рода Гиреев. Они обладали весьма пышным титулом: «Улуг Йортни, ве Техти Кырыинг, ве Дешт и Кыпчак, улуг хани», что соответственно означало: «Великий хан Великой орды и престола (государства) Крыма и степей Кыпчака».

Родословное древо крымских ханов

До османского вторжения крымские ханы чаще всего избирались представителями высшей аристократии, прежде всего карач-беями. Но со времени завоевания Крыма выборы хана осуществлялись чрезвычайно редко, это уже было исключением из правил. Высокая Порта назначала и смещала ханов в зависимости от своих интересов. Падишаху, обыкновенно, было достаточно через знатного придворного послать одному из Гиреев, предназначенному быть новым ханом, почетную шубу, саблю и соболью шапку, усыпанную драгоценными камнями, с хатти шерифом, т. е. собственноручно подписанным приказом, который читался собранным в Диване карач-беям; тогда прежний хан без ропота (чаще всего) отрекался от престола. Если же он решался сопротивляться, то большей частью без особых усилий приводился к послушанию гарнизоном, стоявшим в Каффе, и посылавшимся в Крым флотом. Низложенных ханов обыкновенно отсылали в Родос. Казалось чем-то чрезвычайным сохранение ханом своего сана более пяти лет. За время существования крымского ханства на престоле побывало, по утверждению В.Д. Смирнова, 44 хана, но правили они 56 раз. Есть и другие версии: в последних исследованиях наиболее часто отмечается, что крымский престол занимало 48 ханов, и правили они 68 раз (см. схему-таблицу). Это означает, что одного и того же хана то свергали с престола за какую-то провинность, то вновь с соответствующими почестями возводили на престол. Так, трижды занимали престол Менгли-Гирей I и Каплан-Гирей, а «рекордсменом» стал Селим-Гирей: его возводили на престол четырежды. Доходило и до курьезов: два хана — Джанибек-Гирей и Максуд-Гирей даже не успели после своего назначения на ханский престол добраться до Крыма, как были уже смещены с незанятого престола.

Герай является родовым именем династии крымских ханов (в настоящее время большее распространение получил русифицированный вариант — Гирей).

Существует целый ряд предположений о происхождении имени первого крымского хана. В частности, выдвигалась версия о том, что хан, вынужденный скрываться от своих преследователей, нашел приют у пастухов и впоследствии, став ханом, в знак благодарности добавил к своему имени Герай (керай — пастух). Выдвигалось и предположение о том, что это имя он взял в знак благодарности своему воспитателю. Существуют и другие версии: более убедительным является все-таки предположение о том, что имя будущий хан получил от своих родителей после рождения. Это имя являлось достаточно распространенным, да и определение оно носило весьма лестное — «достойный, правильный». А приставка Хаджи появилась у Герая после того, как он совершил хадж (паломничество) в Мекку (вероятно, в 1419 г.).

Татарские мурзы. Конец XVIII в. Из альбома Х.Г.Х. Гейнера

Интересно отметить, что из шести сыновей Хаджи-Герая (в дальнейшем Гирея) только один, самый младший, Менгли, добавил к своему имени имя отца — Гирей. В дальнейшем все потомки унаследовали это имя (включая Ажезара Гирея, проживающего в Англии и являющегося, по существу, наследником крымских ханов).

Хочется выделить еще раз наиболее важные факторы, оказавшие огромное влияние на положение высшей должности в государственно-политической структуре Крымского ханства. Чтобы в определенной мере представить не только ту огромную ответственность за судьбу своего народа, которая на него возлагалась, но и в какой-то степени трагизм положения «высшей должности» в государстве. При этом, такое положение приводило не только к трагедии в судьбе самого хана, но и нередко всего Крымского ханства и его народа.

Такой фактор, как выборность хана на курултаях (всеобщих сборах), в начальный период истории играл достаточно большое положительное значение, когда знать, беи могли защитить интересы своего рода, племени, народа. Однако, в ходе исторического развития, когда менялась политическая, экономическая ситуация, приходило новое время со своими новыми требованиями, система оставалась прежней. И впоследствии, когда высшая знать отстаивала прежде всего свои интересы, а не народа, свои амбиции и прихоти, хан становился «игрушкой» в руках собственных «вассалов». Еще больше обострялась ситуация, если в среде беев пропадало единство, и наиболее могущественные роды начинали выяснять отношения между собой (в Крыму нередко враждовали роды Ширинских и Мансуровых). Вражда родов могла продолжаться длительное время, принося огромный вред и государству, и народу. При этом крымский хан для решения таких проблем реальной власти не имел.

Крымский хан Ислам-Гирей III

Тот или иной бей (особенно часто в этом отношении «отличались» ногайские), не считаясь с интересами государства, с запретами хана и даже турецкого султана, совершал набег с целью грабежа (получения доходов) на территорию государства, с которым Крымское ханство и Турция заключили мирный или даже союзнический договор. И ни хан, ни султан с таким «беем-анархистом», в общем-то, не могли совладать.

Не способствовала подъему престижа крымского хана и вассальная зависимость Крыма от Турции. Обладая, по сути, неограниченной властью, турецкий султан совсем не был заинтересован в могуществе Крымского ханства, как и не был заинтересован в самостоятельности его ханов. Главным критерием при назначении на ханский престол было не то, насколько удачно и умело будет править претендент для своего народа и своего государства, а насколько полезным и, главное, насколько послушным турецкому султану покажет себя этот хан в дальнейшем.

В результате очень часто вдалеке от своей родины (где-нибудь в Персии) без всякой для нее пользы гибли в войнах, которые бесконечно вела Блистательная Порта, воины Крымского ханства.

Так что, перефразировав, можно с полным правом сказать: «Тяжела ты шапка Гирея!» К ханским прерогативам, которыми он пользовался даже под османским владычеством, принадлежали публичная молитва (хутба), т. е. возношение ему «за здравие» во всех мечетях во время пятничного богослужения, командование войсками, чеканка монеты, стоимость которой он часто, по своему усмотрению, повышал или понижал, право устанавливать пошлины и облагать своих подданных.

Помимо хана, существовало шесть высших чинов государственного сана: калга, Нураддин, орбей и три сераскира или генерала-ногайца Калга-султан — первое лицо после хана, наместник государя. В случае смерти хана бразды правления по праву переходили к нему до прибытия преемника. Если хан не хотел или не мог принять участие в военном походе, калга брал на себя командование войсками. Резиденция калги-султана находилась в Ак-Мечети (территория современного Симферополя), недалеко от столицы ханства — Бахчисарая. У него был свой визирь, свой диван-эфенди, свой кади, его двор состоял из трех чиновников, как и ханский. Калга-султан заседал каждый день в своем диване. Этому дивану были подведомственны все преступления округа, даже если дело шло о смертном приговоре. Но вынести окончательный приговор калга не имел права, он только разбирал процесс, а утвердить приговор мог хан. Калгу хан мог назначить только с согласия Турции, чаще всего при назначении нового хана стамбульский двор назначал также калгу-султана.

Нураддин-султан — второе лицо. По отношению к калге он был тем же, что и калга по отношению к хану. Во время отсутствия хана и калги он брал на себя командование армией. Нураддин имел своего визиря, своего диван-эфенди и своего кади. Но он не заседал в Диване. Он жил в Бахчисарае и удалялся от двора только в том случае, если ему было дано поручение. В походах он командовал небольшими корпусами. Обычно являлся принцем крови.

Более скромное положение занимали орбей и сераскиры. Указанных чиновников, в отличие от калги-султана, хан назначал сам. Одним из важнейших лиц в иерархии Крымского ханства считался муфтий Крыма, или кадиескер. Он жил в Бахчисарае, являлся главой духовенства и толкователем закона во всех спорных или важных случаях. Он мог смешать кадиев, если они судят неправильно.

Словарь

Беи — высшая крымскотатарская знать.

Гиреи (Гераи) — правящая династия крымских ханов.

Диван — совет высшей знати в Крымском ханстве, крупнейшие землевладельцы (владели бейликами).

Мурзы — крымскотатарская знать (дворянство)

Бейлик — вотчинное землевладение высшей крымскотатарской знати беев.

Муфтий — в Крымском ханстве — глава крымских мусульман. Обычно назначался турецким султаном.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь