Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

На правах рекламы:

http://семейный-базарчик.рф/ одежда иваново в розницу - женская одежда.

Главная страница » Библиотека » Т.Н. Высотская. «Скифские городища»

Под властью Рима

Окрепнув после поражения, набравшись сил, скифы вновь ведут наступление на греков. Они опять у стен Херсонеса, угрожают Боспорскому царству, но неудачно. Аспург в I в. н. э. победил «варваров», вероятнее всего скифов. В это время скифское царство снова вступает в союз с сарматами. Херсонеситы не могли и на сей раз постоять за себя. Пришлось обратиться за помощью, на этот раз к Риму. В 60-х годах I в. н. э. в Херсонес вошли римские легионеры, и Херсонесская республика надолго потеряла свою самостоятельность.

Главным в политике Рима на полуострове было подчинение соседних территорий. Легионеры должны были создать ряд военных постов для защиты Херсонеса от «варваров». Одним из таких опорных пунктов римлян становится Харакс — крепость близ современной Ялты, на мысе Ай-Тодор1. Сюда, к Хараксу, римляне проложили из Херсонеса сухопутную дорогу2, а крепость окружили неприступными каменными стенами. Легионеры, размещенные в Хараксе, должны были охранять коммуникации вдоль южного берега Таврики.

Необходимость требовала проникнуть и в глубь Скифии, создать где-то на пути из Неаполя в Херсонес военный пост. Исключительно удобным и очень важным стратегическим пунктом было городище на реке Альме — Алма-Кермен. Оно находилось вблизи главной магистрали Неаполь — Херсонес (от городища до этой дороги всего 4—5 километров), лежало на пути между Неаполем и самым крупным приморским городом — Усть-Альминским. Вероятно, в древности, так же как и сейчас, вдоль Альмы проходила сухопутная дорога, связывавшая тогда два важнейших населенных пункта Скифии. И, наконец, среднее течение Альмы это как раз та глубинная Скифия, где всего удобнее — в первую очередь для безопасности Херсонеса — разместить отряд легионеров.

Мы уже говорили, что у подножия Алма-Кермена располагалось селище. Легионеры, заняв (вероятно, силой) плато городища, вынудили его жителей разместиться на селище. Скифам не оставалось ничего другого, как подчиниться: воинов среди них было немного — раскопки алма-керменского некрополя (открыто около 300 могил) дали лишь единичные экземпляры кинжалов и мечей. Да и что могли бы сделать эти воины против римского оружия?..

Римское войско формировалось из местного населения Мёзии, Фракии и других западных, а также восточных провинций огромной Римской империи. Среди легионеров были различные ремесленники: каменщики, плотники, гончары, оружейники. Поскольку содержание вооруженных сил требовало огромных затрат, римские армии широко использовали собственные резервы.

При устройстве лагерей легионеры сооружали валы и рвы, возводили из камня казармы и термы (бани), на месте обжигалась черепица, изготовлялась посуда. Кроме того, римские солдаты занимались земледелием и скотоводством — опять-таки для собственных нужд. И все это помимо основного и главного — военной службы.

Гончары при производстве черепицы ставили штемпель своего легиона. По этим клеймам и надписям мы знаем, что в Херсонесе римский гарнизон состоял из отрядов XI Клавдиева легиона, I Италийского, V Македонского, вспомогательных войск мёзийской армии и части мёзийского флота. По-видимому, один из отрядов XI Клавдиева легиона, входивших в херсонесский гарнизон, был размещен на Алма-Кермене. Черепицу обжигали и клеймили в Херсонесе, где найдена такая же. Большую партию ее привезли для сооружения различных построек на Алма-Керменском городище.

Здесь же, на городище, открыты остатки здания прямоугольной формы размерами 13×8,5 м. Стены его, выложенные из сырцовых кирпичей на каменном фундаменте, изнутри были оштукатурены и расписаны. Сохранились куски раскрашенной разноцветной штукатурки. Двускатную крышу покрывала черепица, упавшая внутрь дома во время его гибели. Пол был глинобитный, мазаный, в центре возвышалась глинобитная площадка — своеобразный жертвенный стол, поднятый над уровнем пола на 10—15 см. Такие жертвенники широко известны в жилищах древних фракийцев, населявших некогда современную Болгарию. Известно, что среди римских солдат херсонесского гарнизона были и фракийцы, которые, естественно, принесли в Крым особенности культуры и религии своего народа.

Перед домом с юго-западной стороны находился мощенный плитами дворик, среди плоских камней его вымостки обнаружен квадратный кирпич размерами 75×75×5 см. Такие большие кирпичи, тоже изготовлявшиеся легионерами, служили обычно для мощения полов в термах.

В составе отряда легионеров, расквартированных в Алма-Кермене, были и мастера-стеклоделы. С их деятельностью связано создание на городище стеклодельной мастерской, состоявшей из трех печей.

Стеклоделие — очень древнее ремесло. Трудно сказать, где и когда впервые появилось стекло на земле.

Гай Плиний Старший, римский историк и естествоиспытатель, живший в I в. н. э. и трагически погибший при извержении Везувия, приписывает это случаю. В очень давние времена к берегам древней Финикии пристал корабль торговцев, везших природную соду — селитру. Купцы решили заночевать. Рассевшись у костра на песчаном берегу, они стали готовить пищу, но под рукой не оказалось камней, чтобы поставить котелок. Пришлось подложить куски селитры. Селитра смешалась с песком — и «потекли прозрачные ручьи новой жидкости», — пишет Плиний. Когда жидкость эта остыла, она оказалась тверда, как камень, чиста и прозрачна, как вода, и горела огнем на солнце3. Это и было стекло. Таким ли путем или иным познал человек стекло, трудно сказать. Но к римскому времени стеклоделие достигает вершин мастерства.

Кроме посуды, из стекла выделывали разнообразные бусы, кольца, печатки, браслеты и другие украшения. Эти предметы были очень популярны у широких слоев населения.

Несмотря на огромное количество предметов из стекла, найденных при раскопках, до нас дошли незначительные остатки самих стеклодельных мастерских. Ни одной мастерской не обнаружено до сего времени в греческих городах Северного Причерноморья, хотя в Херсонесе найдены слитки стекла, остатки огнеупорных кирпичей, а в Танаисе (один из городов Боспорского царства, расположенный в дельте Дона) — глиняная форма для изготовления рельефной полусферической стеклянной чаши4.

Поэтому так интересны для нас остатки трех печей, открытые на Алма-Кермене. Благодаря им мы можем восстановить весь процесс древнего производства стекла5, кстати, мало чем отличающийся от современного. Технологический процесс остался в принципе прежним, изменились лишь возможности и условия производства.

Первая печь, служившая для подготовки и предварительного проваривания стекломассы, была круглой формы, диаметром 3 м. Вторая — тоже круглая, располагалась от первой на расстоянии 4,75 м, ее диаметр 3,3 м. Печь перекрывал купольный свод, сложенный из камней на глине. На специальную глиняную полочку — по краям печи — ставили глиняные горшки с шихтой (смесью компонентов, составляющих стекло), внутри горели дрова. Там, где стояли горшки, температура поднималась до 1200 градусов — этого вполне достаточно для нормальной плавки и «проваривания» стекла. С северной стороны в печь вело топочное отверстие в виде арки, выложенной из камней. А с противоположной стороны, по-видимому, находились «окна» — отверстия, через которые стеклодув набирал в трубку расплавленное стекло и силой собственных легких выдувал пузырь. При помощи шаблона — деревянной модели — будущему сосуду придавали определенную, заданную форму.

К юго-востоку стояла третья печь — так называемая отжиговая, в которой при медленном снижении температуры постепенно охлаждались готовые сосуды. Эта печь — самая большая. Она прямоугольной формы, размерами 6,7×4,3 м. Нижняя часть ее впущена в землю и выложена сырцовыми кирпичами. Сверху печь перекрывал свод из так называемого «бетона» (мелкие обломки камней, битой посуды, скрепленные цемянково-известковым раствором). Получалось прочное жароустойчивое перекрытие. Для облегчения конструкции свода и повышения термоизоляции в бетонную массу вставлены были амфоры, а кое-где — лепные горшки.

По-видимому, в печь вело несколько отверстий («окон»), через которые она загружалась готовыми изделиями. После этого отверстия тщательно закрывали на более или менее длительное время. Печь, предварительно хорошо разогретая дровами, постепенно остывала, охлаждались и сосуды. Затем отверстия размуровывали и вынимали готовые изделия.

Не всегда, конечно, работа шла гладко: случайный порыв ветра, случайная неловкость — и хрупкий, еще теплый и вязкий сосуд сплющивался в руках мастера. Однако брак не выбрасывали: бракованная посуда шла в переплавку — так же, как это делают и сейчас.

Перед первой печью находилась площадка с большим количеством стеклянного боя и брака. Здесь мастер готовил состав будущего стекла — смесь светлой каолиновой глины, песка, золы, битого стекла. Весь процесс требовал мастерства, терпения, навыка. Но этот нелегкий труд окупался. Из пламени печей, точно чудом, возникали прозрачные, тонкие, обвитые нитями желтого, голубого, белого стекла кувшины, прекрасные сферические чаши, драгоценные кубки, блюда, тарелки. Когда сосуд становился твердым, можно было украсить его прозрачную поверхность гранением, матовыми штрихами, прочертить сложный узор.

Мастерская располагалась на краю городища, на его северном склоне. Этого требовала безопасность производства в пожарном отношении.

Недолго пришлось римским мастерам варить на Алма-Кермене стекло. Границы империи все больше беспокоят варвары. Во II—III вв. н. э. они угрожают римским провинциям по Рейну и Дунаю. Рим прилагает максимум усилий, чтобы их сохранить. В западные провинции спешно стягиваются войска. Римский гарнизон, за исключением небольшой его части, покидает Херсонес.

Ушел с Алма-Кермена и отряд солдат XI Клавдиева легиона. Стекловаренная мастерская была заброшена, печи засыпали мусором, и лишь по счастливой случайности они прекрасно сохранились до наших дней.

На плато городища снова вернулось местное население.

Трудно сказать, был ли Алма-Кермен единственным местом Скифии, куда проникли римские легионеры. Мы не знаем в этих краях другого пункта с явными следами пребывания римлян. Высказывалось, однако, мнение, что в устье реки Альмы, на Усть-Альминском городище, тоже находился римский военный пост6. Доводы в пользу такой версии: расположение города на мысу, его конфигурация, обилие фрагментов амфор и краснолаковой посуды первых веков нашей эры. Не маловато ли?..

Обратимся непосредственно к городищу, к тем находкам, которые на нем обнаружены.

Литература и источники

1. В.Д. Блаватский. Харакс. МИА, вып. 19, М., 1951.

2. Э.И. Соломоник. Алтарь Немесиды из Херсонеса. ВДИ, № 2, 1969.

3. Н. Качалов. Стекло. М., 1959, стр. 11.

4. Д.Б. Шелов. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры. М., 1972, стр 105.

5. Т.М. Висотська. Про виробництво скла в пiзньоантичному Криму. Археологiя, XVI, Киïb, 1964, стр. 7—20.

6. А.Н. Щеглов. Заметки по древней географии и топографии Сарматии и Тавриды. ВДИ, № 2, 1965, стр. 110—113.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь