Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » О.И. Домбровский, О.А. Махнева. «Столица феодоритов»

Хозяйство феодоритов

Экономика этого феодального государства базировалась прежде всего на сельском хозяйстве, развивавшемся в плодородных долинах юго-западного Крыма. Население княжества занималось хлебопашеством, садоводством, огородничеством; значительного развития достигло виноградарство. Остатки виноделен с большими давильнями для винограда и других плодов имеются во всех городах, замках и монастырях Феодоро. Значительное развитие получило пастушеское скотоводство, в основном овцеводство. Процветали в княжестве и ремесла, главным образом гончарное, кузнечное, ткацкое. Не меньшую роль играли различные отрасли строительного ремесла, особенно камнерезное дело. Все более широкое значение приобретала торговля.

Города, замки, убежища и прочие укрепления, как правило, располагались на неприступных скалистых вершинах. На этих возвышенностях, в отрыве от речных долин, можно было успешнее всего заниматься ремеслом. Разведение крупного и мелкого рогатого скота требовало пастбищ и практиковалось на яйле. Земледелие же развивалось в плодородных, обильно орошаемых речных долинах. Там и были разбросаны многочисленные неукрепленные земледельческие поселения. Имелись такие поселения и непосредственно вокруг Мангупа: они-то и снабжали Феодоро продуктами сельского хозяйства1.

Одним из основных видов земледелия в долинах было выращивание хлебных злаков, по существу тех же, что и в античное время — пшеницы, полбы, ячменя, проса. Последнее, в частности, было найдено на Эски-Кермене в пифосах XIII в. Рубленая пшеничная и ячменная солома обнаружена в штукатурке храмов Эски-Кермена и Мангупа.

Землю пахали в те времена на волах примитивным плугом, убирали хлеб серпами, а хранили, как правило, в ямах, вырубленных в скале или вырытых в грунте. Грунтовые ямы обкладывались камнем, обмазывались глиной, которая потом обжигалась. Этот способ хранения зерна тоже был унаследован от античного времени. Для той же цели использовались и пифосы, находимые на всех средневековых городищах Крыма. Часто попадаются и каменные жернова от мелких ручных мельниц, а также зернотерки.

В садах Феодоро обильно произрастали всевозможные плодовые деревья: груши, яблони, сливы, вишня, айва, персик, абрикос, миндаль, черешня и т. д. Особое место занимали грецкий орех, орех-фундук и олива, из плодов которой извлекали масло. Повсюду в южном Крыму на местах средневековых поселений встречается одичавшее потомство этих растений.

Большое количество плодов сушилось на зиму; кроме того, из их сока приготовляли всевозможные напитки или варили густые сладкие сиропы, заменявшие сахар. Такой же обработке подвергали и дикорастущие плоды, собранные в лесах.

Следы средневековых виноградников и садов найдены на южном склоне Мангупа. Сохранились крепиды террас, а на них одичалые формы винограда и инжира2. Здесь же, невдалеке от пещерного монастыря, обнаружены остатки целого хозяйственного комплекса с давильней для винограда. На восточном краю городища, близ главных ворот и в некоторых естественных пещерах у подножия южных обрывов также есть следы виноделия: вырубленные в скале углубления со стоком, направленным в небольшие бассейны. Это остатки тарапанов — давилен3. Вино бродило, а иногда хранилось в пифосах, но в основном для его хранения использовались просмоленные амфоры, а для перевозок — овечьи и козьи меха.

Значительное место о экономике княжества занимало животноводство. Во время раскопок поселений и городов найдены кости крупного и мелкого рогатого скота, свиней. Тягловой силой, рабочим скотом служили быки и волы, очень широко использовались ослы, реже — лошади, что можно отчасти объяснить условиями горных мест — тяжелыми крутыми подъемами и спусками. Кроме того, кони были нужны для военных целей.

В средневековом стаде горного и предгорного Крыма преобладали овцы и козы — «поставщики» молока, мяса, шерсти и шкур. Судя по костным остаткам, а также высоте каменных стойл, разводили феодориты и коров малорослой горной породы, отличавшейся высокой жирностью молока.

На Мангупе, под нависающими скалами Елли-Буруна, видны остатки параллельной обрыву каменной стены, высотой до 1,5 м при толщине до 1 м. От нее почти перпендикулярно отходят узкие перегородки, примыкающие к обрыву; огороженных таким образом участков (площадью от 50 до 220 кв. м) насчитывается пока восемь. Это загоны для скота, имеющие самостоятельные входы со стороны дороги, огибающей мыс4. Почти при каждом из них — следы небольших жилых построек временного типа, по всей вероятности хижин для пастухов. Такие сооружения имеются во многих местах горного Крыма.

Города и даже мелкие укрепления княжества Феодоро в XIV—XV вв. отличались интенсивным развитием кузнечного дела. На многих из них раскопками обнаружены кузнечно-литейные мастерские, мелкие горновые печи для плавки металла (Яман-Таш, Бойка, Гаспринский исар, укрепления на мысе св. Троицы и др.). На всех укреплениях есть следы этого производства в виде кусков кричного железа или заготовок болотной руды. При раскопках Мангупа найдено много железных предметов — поясные пряжки, всевозможные гвозди, подковы, ножи, наконечники стрел и т. д. Все это местного производства и говорит не только о развитом кузнечном, но и слесарном деле. Железоделательные ремесла были, конечно, основой почти всех прочих; они имели прямое отношение и к строительству, и к сельскому хозяйству, которые не могли бы процветать без железных орудий труда.

Бросается в глаза высокий уровень строительного дела. Каменотесы и строители Мангупа сооружали не только дома, храмы и дворцы, но и мощные оборонительные стены с башнями, которые так и не смогли взять приступом турки. Многочисленные обломки колонн, капителей, резные наличники и прочие украшения из местного камня — свидетели развитого камнетесного ремесла, переходящего нередко в подлинное искусство. Все это делалось мастерами высокой квалификации, хорошо знакомыми с камнетесным и камнерезным делом Византии. Малой Азии, Закавказья.

Знакомо было феодоритам и деревообделочное производство. При возведении домов требовалось изрядное количество деревянных стропил, балок для межэтажных перекрытий, оконных рам, дверей, лестниц, в быту — столов и скамей, веретен, простейших ткацких станков и т. д. Удовлетворить эти потребности могла лишь многочисленная армия ремесленников — плотников и столяров.

Значительного развития достигло гончарное производство. На Мангупе изготовлялась не только кухонная, но и столовая посуда, а также амфоры и пифосы всевозможных размеров, начиная от маленьких, высота которых не превышала 1 м, и кончая двухметровыми. Поливная посуда украшалась растительным и геометрическим орнаментом и по своему качеству не уступала привозной.

На всей территории княжества не было мало-мальски значительного поселения или группы поселений, где не имелось бы одной или нескольких гончарных печей. Практиковалось также изготовление грубых керамических сосудов и в домашних условиях. Сделаны эти вещи «от руки», плохо обожжены (вероятно, в тех же печах, где готовили пищу) и повторяют форму и «отделку» более древней посуды. Археологам предстоит выяснить, совпадения ли это, вызванные одинаково примитивными условиями производства, или давала себя знать преемственность древней традиции.

Всевозможные ювелирные украшения из бронзы, меди и серебра — серьги, кольца, нательные кресты, ажурные пуговицы — изготовлялись местными ювелирами, изделия которых могли проникать на поселения княжества Феодоро и за его пределы. Местного производства и многие предметы из кости — украшения шкатулок, коробочки, пуговицы, резные накладки ножей и мечей и проч. Все это изделия искусных рук, украшенные затейливым орнаментом.

Кожевенное ремесло, по-видимому, также получило значительное развитие в столице феодоритов. Мы уже не раз упоминали о Кожевенном овраге, названном «в честь» ремесленников-кожевников. В его верховьях и сейчас видны высеченные в скале глубокие чаны для вымачивания и дубления кожи. Шкуры, первично обработанные, поступали сюда из окрестных поселений.

Простое население Феодоро носило домотканные одежды. Прядение, а вместе с ним вязание и ткачество были высоко развиты на Мангупе и в других местах — этим занимались в каждом доме. Везде в изобилии найдены глиняные пряслица.

Несмотря на потерю Балаклавской бухты, захваченной генуэзцами, Мангупское княжество успешно торговало с заморскими странами. Выход к морю открывал ему возможность самостоятельно продавать не только свою, главным образом сельскохозяйственную, продукцию, но и быть посредником в морской торговле Крымского ханства, Османской империи и далеких восточных стран.

Торговля шла в основном через Каламиту, процветание которой началось после угасания Херсона. Старый торговый путь из степей в Херсон заканчивался теперь возле этой укрепленной гавани. Внутренние торговые пути княжества тоже подходили к ней по речным долинам. В XV в. она указывалась на морских картах многих стран в числе основных морских портов того времени. Не случайно поэтому во время археологических раскопок, проводившихся в Каламите, найдено большое количество обломков посуды из Малой Азии, Средиземноморья, Закавказья и других земель Востока и Запада.

В самой столице княжества посуды этой и прочих привозных вещей оказалось тоже немало. По-видимому, князь, члены его семьи и приближенные носили одежду из привезенных с Востока тканей — шелка и парчи, украшали себя восточными ювелирными изделиями, пользовались богатым заморским оружием.

Интересны находки оконного стекла и стеклянных изделий, особенно привозных. Среди них привлекают внимание фрагменты широкогорлых стеклянных сосудов из венецианского стекла — красного, темно-зеленого, молочного цветов. Но, пожалуй, наибольший интерес представляют фрагменты синего стекла с эмалевой росписью белыми и красными полосами, поражающего яркостью красок.

В культуре столицы феодоритов чувствуется весьма заметное иноземное влияние. В орнаментальные украшения дворца, цитадели и большого храма многое пришло из Византии, Армении, Малой Азии. Во фресковой росписи, наряду с византийской основой, улавливаются веяния итальянского ренессанса. Постоянные экономические и политические связи с соседями способствовали, надо полагать, культурному взаимовлиянию. Не исключено поэтому, что и Мангупское княжество, в свою очередь, могло оказать известное влияние на быт и культуру ближайших соседей.

Широкому культурному обмену способствовали родственные связи правителей Мангупа с другими государями, о чем говорилось выше. В те времена семейные дела князей, королей и прочих «самодержцев» были неотделимы от государственных дел, и фамильные интересы правителей часто становились интересами страны в целом. Поэтому для историка важно и то немногое, что известно о «хозяевах» Мангупа.

Литература и источники

1. В.К. Гарагуля. Общины «Готии» В кн.: «Дорогой тысячелетий», Симферополь, 1965; стр. 98—118.

2. В.М. Маликов. Виноградарство в средневековом Крыму. Рукопись. Архив Крымского отдела Института археологии АН УССР.

3. Е.В. Веймарн. О виноградарстве и виноделии в древнем и средневековом Крыму. Краткие сообщения Института археологии АН УССР, № 10. К., 1960, стр. 109—117.

4. Отчет о работах Мангупского отряда (1970 г.).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь