Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » А.И. Полканов, Ю.А. Полканов. «Судак: Путеводитель»

Судакская крепость

  ...Во всей Европе нет развалин живописнее этих: никакие рейнские замки не сравнятся с ними.

М. Погодин

Судакская крепость — без преувеличения памятник уникальный: другие сооружения генуэзцев — вне Генуи — по значению своему и сохранности не выдерживают с нею конкуренции. Крепость к тому же удивительно красива. Выражаясь словами писателя С. Елпатьевского, «от нее нельзя уйти, и к ней тянет всех приезжающих в Судак».

Чтобы верно оценить защитные качества крепости, вспомним, что лишь в начале XIV в. в Европе появился порох. Полевой артиллерии еще не было, а пушки стреляли чугунными или каменными ядрами. Основным оружием воинов служили лук и арбалет. Поэтому-то главной защитой, достаточно надежной, оставались крепостные стены и башни.

С северо-востока доступ к крепости затруднял глубокий ров. Еще в середине XIX в. он был наполнен водой.

Крепость расположена на конусообразной горе — древнем коралловом рифе. Ее площадь около тридцати гектаров. С востока и юга она неприступна, с запада — труднодоступна, и только к северу идет отлогий спуск. Крепость имеет два яруса обороны. Нижний состоит из наружной массивной стены высотой 6—8 и толщиной до 2 м. Стена эта укреплена четырнадцатью боевыми башнями закрытого и открытого типа (у последних три стены). Одна из башен полукруглая в плане, остальные четырехугольные и в основном трехэтажные. Стены завершались зубцами, за которыми прятались на специально устроенных помостах защитники крепости.

Второй ярус являлся цитаделью крепости и состоял из консульского замка и башен, соединенных стеной, которая, сворачивая к западу, шла по самому гребню горы. На вершине находился комплекс Дозорной башни.

Между двумя ярусами располагался город — улицы с жилыми домами, официальными учреждениями, складами оружия и продовольствия, храмами и тавернами. При восходе или при закате солнца отчетливо видны следы кварталов города. За пределами крепости располагались городские предместья.

Осмотр крепости следует начинать от главных ворот и далее идти к востоку.

Перед главными воротами (1) сохранилась полуциркульная стена предмостного укрепления. Своими флангами она упиралась в башню и крепостную стену. В этом месте через ров перекидывали мост, на ночь его поднимали. Круглые сутки здесь стояла наготове вооруженная стража. На площади предмостного укрепления находился фонтан, а в оборонительной стене — осадный колодец.

Ворота расположены между двумя большими башнями открытого типа. Деревянные, обитые кованым железом, они опускались и поднимались с помощью блоков. Ширина проема 3,7 м. Над воротами каменная плита с надписью: «1389 года, девятого дня июля, во время управления отличного и могущественного мужа господина Батиста ди Зоали, прежде [?] Андоло, достопочтенного консула Солдайи. Богу благодарение». (Все надписи на плитах сделаны на средневековой латыни.)

К западу от ворот находится башня Якобо Торселло (2). На плите, вделанной в северную стену, начертано: «[...] в первый день августа, во время управления отличного и могущественного мужа господина Якобо Торселло, достопочтенного консула и коменданта Солдайи». Год стерт. В конце прошлого века дату можно было еще разобрать: 1382 или 1385. Низ башни с северной стороны укреплен каменным откосом — контрфорсом. Во втором этаже видны бойницы, в третьем — квадратные окна, видимо, амбразуры для пушек. У западного основания стены заметны остатки более древнего фундамента, выложенного по направлению к углу соседней, восточной башни. К башне Торселло пристроено было помещение с камином, вероятно, сторожка для караула. Внутри башни обнаружены археологами остатки более древних стен византийской башни XI в.

С востока к воротам примыкает башня Бернабо ди Франки ди Пагано (3). Под бойницами находилась плита с надписью: «1414 года, в четвертый день июля, постройка настоящей крепости вся окончена во время управления именитого и могущественного мужа господина Бернабо ди Франки ди Пагано, достопочтенного консула, главного казначея, коменданта и военачальника Солдайи». У южного основания найдены ступени лестницы, по которой воины поднимались на башню и стены.

По мере движения вдоль стены к востоку вначале видны остатки фундамента полностью разрушенной башни, а далее расположена открытая башня Пасквале Джудиче (4). Под окном башни плита с тремя гербами и надписью: «1392 года, в первый день августа, эта постройка сооружена во время управления отличного и могущественного мужа господина Пасквале Джудиче, достопочтенного консула Солдайи».

Справа от дороги, против разрушенной башни, находятся остатки полуподвального сооружения — так называемая цистерна (5), вероятно, хранилище для воды, прямоугольное в плане и углубленное в землю. Это сооружение раньше было перекрыто сводом.

Восточнее цистерны — полуподвальные помещения (6), назначение которых точно не установлено. На плане полковника Фишера (1780 г.) они названы бассейнами для воды, а на другом, еще более раннем (1775 г.), значатся как пороховые погреба. В западное помещение спускались по лестнице. Глубина его 5,4 м, длина и ширина — соответственно 12,4 и 10,1 м. Помещение разделено на две части арочным простенком и перекрыто двойным коробовым сводом, внутри на нем — метки камнетесов. Некогда помещение имело три невысоких этажа — это видно по отверстиям для балок. На нижнем были деревянные консоли для подвешивания предметов. Дверной проем ведет в верхний этаж сооружения. Выше уровня дороги, идущей к консульскому замку, в стену вделана гончарная труба небольшого диаметра, судя по всему, для вентиляции.

Направляясь от этих помещений вдоль стен к востоку, обратите внимание на расположенные справа остатки двух казарм Кирилловского полка (7), построенных по распоряжению Потемкина. Перед развалинами казарм установлены две старинные пушки.

Слева по ходу так называемая Круглая башня (8), единственная в крепости башня полукруглой формы. Существует предположение, что она построена византийцами. Под башней обнаружена более древняя кладка. При раскопках 1928 г. в самом нижнем слое земли оказались остатки глиняной лощеной посуды и другие предметы тавреного происхождения. По-видимому, задолго до постройки крепости здесь жили тавры.

Башня Лукини де Флиско Давани (9) — трехэтажная, открытого типа. Два этажа глухие, в третьем — бойницы. В западной стене — плита, украшенная восемью гербами и двумя фигурами по бокам. Надпись на плите гласит: «1409 года, в первый день августа. Эта постройка сделана во время управления благородного и могущественного мужа господина Лукини де Флиско Лавани, графа и достопочтенного консула и коменданта Солдайи, и Бартоломео де Иллиони [...] и капитана».

Следующая — башня Коррадо Чикало (10), закрытого типа. Западную стену ее украшала раньше плита с изображением герба Генуи и орлов по бокам (ныне хранится в Одесском археологическом музее). На плите — надпись: «Эта постройка сделана во время управления благородного и могущественного мужа господина Коррадо Чикало, достопочтенного консула и коменданта Солдайи. 1404 года, в десятый день мая».

Последняя к востоку — Безымянная башня (11), открытого типа, в два этажа. Когда и кем она построена, не установлено.

Таким образом, с северо-восточной стороны крепости располагалось восемь башен, в большинстве двухъярусных, открытого типа. От двух башен сохранились только фундаменты.

В восточном углу крепости, вблизи служебного помещения заповедника (12), привлекает внимание бассейн для воды (13). Сооружение это, круглое в плане, нечто вроде неглубокого погреба, имело купольное перекрытие. В него вел низкий и узкий ступенчатый ход, так что войти можно было лишь согнувшись. Пол и стены бассейна выложены плитами. По устному преданию, здесь была темница, и помещение называли до недавнего времени тюремным.

Примечательна в архитектурном отношении и своей необычной историей древняя мечеть1 (14). Теперь в ней собраны материалы по археологии, истории Судака и реставрации крепости. Сооружение в плане квадратное. Посредством парусов с зубчатой гофрировкой устроен переход по углам от подкупольного пространства к куполу. Все здание выдержано в благородных пропорциях и создает внутри ощущение легкости и простора. В южной стене находится молитвенная ниша — михраб с «сотовым» орнаментом. В северо-восточном углу был некогда ход на минарет. С востока — портик, дверь и окно которого облицованы резными украшениями «плетенкой», имеющими сельджукский характер.

Здание многократно перестраивалось и служило представителям различных религий. Обойдите его вокруг, и вы сами сможете убедиться, что кладка стен производилась в разное время. По предположению А.Л. Бертье-Делагарда и других ученых, мечеть построена турками-сельджуками в 20-е годы XIII в. Затем она, по-видимому, была разрушена, а после восстановления использовалась сначала как мечеть, а потом как христианский (греческий) храм. Генуэзцы превратили здание в католический храм, о чем свидетельствует надпись над михрабом: «Во имя Христа, аминь. 1423 года, в четвертый день января, эту постройку велел сделать [...] консул Талано Кристиано Мондиано». Консул явно преувеличил свои заслуги: постройку давным-давно сделали другие, при нем же произвели всего-навсего капитальный ремонт2. При реставрации мечети под слоями извести были обнаружены интересные средневековые фрески.

На этом «злоключения» храма не кончились. После взятия Судака турками в 1473 г. католический храм снова превратился в мечеть. А после присоединения Крыма к России здание еще несколько раз меняло свой облик: здесь была православная военная церковь, немецкая кирха и, наконец, армяно-католический храм. В стенах этого здания молились представители разных религий, каждый своему богу, проклиная предшественников и уничтожая их святыни.

От древней мечети пройдем к консульскому замку (15). Это целый комплекс сооружений, самый интересный из сохранившихся в крепости. Главная башня — донжон занимает все поперечное пространство до обрыва скалы. Башня, укрепленная контрфорсом, была изолированной — внутрь ее вел подъемный мостик на уровне второго этажа. Вторая мощная боевая башня открытого типа находится в северо-восточном углу замка. Обе башни соединены толстыми стенами, между ними лежит внутренний двор. В одной из стен (западной) — ряд бойниц, вдоль которых шел деревянный помост для стрелков.

Вход во двор — через портик. В восточном углу боевой башни, на месте заделанного окна, была раньше небольшая дверь, выводившая на узкую, едва заметную тропинку, вырубленную до половины высоты скалы. Оттуда, по-видимому, спускали вниз деревянную или веревочную лестницу. Не исключено, что это был запасной ход для защитников крепости на случай вылазок или бегства.

Внутрь донжона — Консульской башни можно попасть по каменной лестнице, построенной позднее. В подвальном этаже — два помещения. Западное (прямоугольное) имеет вверху бойницу; вероятно, здесь находился склад оружия. Восточное помещение, большее по своим размерам, в прошлом — с коробовым перекрытием, было выложено изнутри искусно притесанными камнями. Сюда вел узкий люк. Считают, что это цистерна для воды. Емкость ее — 40 кубометров.

У консула был, вероятно, свой дом близ замка, но в военное время он жил только в замке. На первом этаже — большая комната с камином, слева от него — амбразура, справа — большая прямоугольная ниша. По правую руку от входа расположена ниша с полукруглым верхом, на котором сохранились слабые следы фрески. На втором этаже — камин и два широких окна в восточной и южной стенах. Комнату второго этажа венчало сводчатое перекрытие, поверх которого устроена была смотровая площадка.

От главной (Консульской) башни на юго-запад протягивается стена, к которой примыкает Георгиевская башня (16) с пристроенным к ней портиком. В нескольких местах видны врезанные в стены кресты. На первом этаже — ниша с округлым верхом, типа алтарной, над ней — небольшая плита, которую украшало некогда барельефное изображение всадника на коне. Барельеф сглажен временем, но по традиции считают, что это изображение Георгия Победоносца, откуда и название башни — Георгиевская.

С бо́льшим, однако, основанием она (а не Дозорная, о которой речь впереди) должна бы называться башней пророка Ильи. В Уставе генуэзских колоний в Крыму 1449 г. говорится о двух башнях-замках — святого Креста и святого Ильи. В нише сохранились слабые следы фрески: фигура человека в развевающихся одеждах. Когда один из авторов (А.И. Полканов. — Ред.) впервые увидел фреску в 1896 г., была хорошо различима вся фигура с поднятыми руками, летящая на облаке вверх Это соответствует библейской легенде о пророке Илье, поднятом живым на небо.

От Георгиевской башни можно подняться вверх вдоль стены, обращенной к морю. В одном месте видны остатки замурованных в стену гончарных труб. Возможно, вода подавалась по трубам самотеком от источника на горе Перчем.

Строители использовали в системе водоснабжения крепости закон сообщающихся сосудов (Крепостная гора ниже горы Перчем). При ремонтных работах в селе Уютном, слившемся теперь с поселком, были обнаружены гончарные водопроводные трубы, проложенные от старого фонтана к крепостным воротам. А на площади предмостного укрепления при раскопках найден древний фонтан.

Тропа со ступенями выводит вдоль стены к Безымянной башне (17). Отсюда стена шла на запад. Сейчас здесь видны лишь остатки оборонительных сооружений (18). Ниже их на склоне горы — стены небольшого «храма на консолях» (19), названного так из-за оригинального архитектурного решения его абсиды. Ниже этого, по всей вероятности, византийского храма находится колодец глубиной 7 м, исследованный в 1976 г.

На вершине Крепостной горы высится Девичья башня — Кыз-Куле (20), она же Дозорная, или «Замок св. Ильи». Комплекс башни интересен в архитектурном отношении. Сначала идет узкий коридор длиною 5 м, перекрытый коробовым сводом. В стене видны следы дверей и высокий порог. Башня двухэтажная, в плане образует неправильный четырехугольник. От нее осталось только три стены, четвертая обрушилась в море. Потолок первого этажа был сводчатый. Сохранились следы камина и ниш, а в западном углу башни близ двери — каменная лестница: она вела в помещение без окон, имеющее в плане вид неправильного усеченного треугольника. Еще в конце XIX в. на одной из стен помещения четко прослеживалась фреска, изображавшая католическую мадонну, сердце которой пронзено семью мечами (фреска второй половины XV в., довольно грубой работы).

Судя по всему, это была домашняя капелла, посвященная святой деве Марии. От нее, видимо, и пошло название — Кыз-Куле (Девичья башня). Впрочем, могло быть и иначе, ибо не исключено, что название это — искаженное «Кез-Куле», т. е. «дозорная башня».

С Девичьей башней связаны легенды, долго бытовавшие среди местного населения. Согласно одной из них, изложенной С.А. Качиони, в царицу Сугдеи Феодору влюбился полководец Гиркас, но она отвергла его любовь и дала обет безбрачия. Тогда мстительный Гиркас, изменив своему народу, показал генуэзцам тайный ход в крепость и помог им овладеть городом. Царица Феодора, прокляв изменника, бросилась с башни и разбилась о скалы.

Другая, сходная по сюжету легенда записана Н.А. Марксом. Полководец известного понтийского царя Митридата VI Евпатора (II—I вв. до н. э.) Диофант влюбился в дочь архонта (правителя) Сугдеи — «гордую красавицу, равной которой не было в Тавриде». Но девушка отвергла руку Диофанта, так как любила простого пастуха, отвечавшего ей взаимностью. Об этом донесли архонту. Разгневанный архонт посадил юношу в каменный колодец. Но девушка вызволила его и спрятала у себя. Узнав об этом, архонт коварно обещал сохранить пастуху жизнь, а сам послал его с поручением в город Милет, приказав слугам убить юношу на корабле. Узнав о гибели возлюбленного, дочь архонта позвала Диофанта на крышу своей башни и сказала: «Ничтожные люди — и ты, и отец мой! Вы не знаете, что такое сердце и любовь. А я покажу вам!» С этими словами девушка бросилась вниз.

А вот строки из произведения литературного, навеянные посещением этих романтических руин. «Я был один, — писал А.С. Грибоедов другу, С.Н. Бегичеву. — Кто хочет посещать прах и камни славных усопших, не должен брать живых с собой. Это мною несколько раз испытано. Поспешная и громкая походка, равнодушные лица и пуще всего глупые, ежедневные толки спутников часто не давали мне забыться, и сближение моей жизни, последнего пришельца, с судьбою давно отошедших — для меня было потеряно. Не так в Сольдае. Мирно и почтительно взошел я на пустырь, обнесенный стенами и обломками башен, цеплялся по утесу, нависшему круто в море, и бережно взобрался до самой вершины, и там башня и свод уцелели. С Чатырдага вид пространнее, но нет признака, чтобы там люди живали, [чтобы] усел город, чтобы стекались в него купцы и странники изо всех частей света, чтобы наконец он взят был на щит рассвирепевшим неприятелем, и груды камней одни бы свидетельствовали о прежней величавой его жизни. Здесь это все есть. И не приморскими видами я любовался: перебирал мысленно многое, что слыхал и видел...»

От Девичьей башни стена шла вниз по хребту скалы к западу и смыкалась со стеной нижнего яруса у Угловой башни (21), соединявшейся некогда стеной и с башней Астагвера (22). Здесь же, у башни Угловой, брала начало более древняя (догенуэзская) стена, остатки которой обнаружены в 1969 г. Угловая башня стояла, таким образом, на стыке трех оборонительных стен.

С площадки Угловой башни открывается вид на древний порт и башню Фредерико Астагвера, или Портовую (22). В плане она квадратная, трехэтажная, закрытого типа, с бойницами и амбразурами для пушек. Вход в нее был со второго этажа по верху стены, соединявшей башню Портовую с Угловой.

А теперь ознакомимся с надписью на плите, вмурованной в стену. Формула надписи традиционная: «1386 года, в восемнадцатый день мая, это строение воздвигнуто во время управления отличного мужа Фредерико Астагвера, достопочтенного консула и коменданта Солдайи». Кроме плиты с надписью, в стены башни вделаны еще 27 плит с крестами различной формы. По обеим сторонам ее вырублены в скале два бассейна, которые наполнялись водой из небольшой речки. Вода в бассейнах хранилась на случай осады крепости. В полуразрушенной стене, идущей от башни к западу, видно отверстие для стока воды.

От башни Астагвера шла оборонительная стена ко второй вершине горы Болван, где стояла последняя башня, замыкавшая всю территорию порта, как установлено исследованиями одного из авторов (А.И. Полканова. — Ред.) в 1928 г. Скорее всего, сообщение порта с городом происходило через ворота в стене между башнями Астагвера и Угловой, фланкировавшими проход с двух сторон. Надо полагать, именно башня Астагвера значится в Уставе генуэзских колоний как «Замок святого Креста», где находился помощник коменданта. Это свидетельствует о ее важном значении в обороне крепости.

Рядом с башней Астагвера находится небольшой средневековый храм Двенадцати апостолов (23), хорошо сохранившийся. Он несколько раз перестраивался. Сначала это был греко-византийский храм больших, чем нынешнее здание, размеров. Дважды он подвергался разрушению и вновь отстраивался, вторично — уже как армянская церковь. Стены храма украшала интересная фресковая живопись, изображавшая тайную вечерю. Фреска была в удовлетворительном состоянии вплоть до Великой Отечественной войны. Теперь очертания фигур стали неразличимы.

От Угловой башни отлично видна вся внутренняя гавань, закрытая с двух сторон обрывами гор Крепостной и Болван. На территории бывшего порта и к западу от стен крепости, где сейчас расположен пансионат «Львовский железнодорожник», в 60-е годы производились охранные раскопки под руководством М.А. Фронджуло. У южного склона Крепостной горы удалось открыть византийское укрепление VI в. н. э. — прямоугольное сооружение площадью 230 кв. м со стенами в 1—2 м толщиной. На рубеже VIII—IX вв. укрепление было разрушено и перекрыто жилыми и хозяйственными постройками IX—XIV, а также храмом XII—XIII вв. На береговой площадке, примыкающей к пляжу, обнаружена хозяйственная яма с керамикой и стеклом V—VI вв. Найденная керамика характерна для приморских поселений юго-восточного Крыма.

При раскопках одного из домов на южном склоне Крепостной горы в руки исследователей попал киотный шестиконечный крест русской работы конца XII — первой половины XIII в. Допустимо предположить, что здесь была русская слобода.

На территории пансионата открыты поселение VIII—IX вв., водопровод и городской посад XIII—XIV вв. Археологи исследовали гончарную печь для обжига поливной штампованной керамики, нашли клад—фрагмент золотой ручки сосуда и 21 золотую византийскую монету (1261—1320 гг.).

К западу от посада, на отдельной возвышенности, раскопаны церковь со склепом и 268 плитовых и грунтовых могил XI—XVIII вв. — часть большого городского могильника. В числе находок — античные и средневековые бусы, стеклянные браслеты, детские керамические игрушки (интересна русская писанка XI в., возможно, изготовленная в Киеве), амулет из гагата3 с посвятительной надписью IV в. и т. д.

Судя по материалам раскопок, население Боспорского царства, отходя в горы под ударами гуннов, частично осело в Сугдее. В дальнейшем оно составляло здесь заметную, притом зажиточную прослойку.

Письменные источники и данные раскопок подтверждают, что в средние века в Судаке жили не только византийские греки, но и потомки тавров, скифов, аланов, а позднее венецианцы, генуэзцы, русские...

Вдоль юго-западной стены южного яруса крепости расположены пять башен. В направлении от Угловой башни к главным воротам находится Безымянная башня (24). Время постройки неизвестно. От башни уцелела только одна стена.

Далее к северо-востоку — башня Гварко Румбальдо, или Бальдо4 (25), трехэтажная, открытого типа. От нее остались две стены. На плите вырезаны три щита с гербами, посреди крест, по бокам геральдические львы и фигуры двух женщин в итальянской средневековой одежде.

Следующая — башня Джиованни Марионе (26), также трехэтажная, открытого типа. На северной стене — плита с тремя гербами, изображающими льва, крест, зубчатое поле. Надпись: «1388 года. Во время управления благородного мужа господина Джиованни Марионе, достопочтенного консула и коменданта Солдайи». Между этой и вышеупомянутой башнями видны остатки еще одной группы казарм Кирилловского полка (27)5.

Разрушенная башня (28) была открытой, трехэтажной. Время сооружения неизвестно.

Интересно, что на плане Судака 1780 г. ясно прослеживаются направления улиц: три продольные и три поперечные составляли несколько кварталов. На этом же плане позади подземных складских помещений (6) обозначена вторая мечеть.

Заканчивая экскурсию по крепости, обратим внимание на следующее. Судя по надписям на плитах башен, вся крепость построена только генуэзцами в период с 1371 по 1469 г. Это, однако, не соответствует исторической истине. Данные археологических раскопок на территории крепости доказывают, что строительство ее началось ранее X в.

Из памятников вне стен крепости упомянем небольшой армянский средневековый храм (29).

Наиболее древние городские поселения располагались на южных склонах горы Крепостной и Болван, в непосредственной близости к порту. Северный склон горы Крепостной и прилегающая территория были заселены позже. В период наибольшего расцвета городское население составляло около 15 тысяч человек.

Коротко об истории изучения и охраны Судакской крепости. Первые попытки предотвратить разрушение памятника относятся к 20-м годам прошлого столетия. Позднее, начиная с 1869 г., предпринимались с этой целью кое-какие реальные меры, однако лишь в годы Советской власти охрана и изучение становятся планомерными, систематическими. В настоящее время крепость является филиалом архитектурно-исторического заповедника «Софийский музей» (г. Киев). С 1968 г. в ней ведутся большие реставрационные работы, рассчитанные на 15 лет6.

Несмотря на охранные меры, принимаемые сотрудниками историко-архитектурного заповедника, некоторые хулиганствующие посетители, к сожалению, разрушают этот уникальный памятник мирового значения. Еще на заре Советской власти был издан специальный декрет Совнаркома об охране памятников старины и искусств. В.И. Ленин писал, что «только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру...»7.

Заботой о культурном наследии прошлого продиктован и принятый недавно (1976 г.) Закон СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

Дорогие читатели! Помните об этом и не допускайте разрушения замечательных крымских памятников — реликвий отечественной истории.

Примечания

1. В научной литературе постройку эту именуют по-разному: так называемая мечеть, храм с аркадой, купольное здание и т. д. — Ред.

2. Есть и другое предположение, согласно которому (и в соответствии с надписью) купольное здание — генуэзская служебная постройка, быть может, приемный зал консула. Этой точки зрения придерживается, в частности, О.И. Домбровский. Аргументацию см. в кн.: С.А. Секиринский и др. Судакская крепость. Симферополь, «Таврия», 1971, с. 45—48. — Ред.

3. Гагат — черная блестящая разновидность ископаемого угля.

4. Такое двоякое название объясняется плохой сохранностью надписи. Чтобы читатель мог представить себе, сколь трудна ее расшифровка (и не только ее, но и других полустертых надписей), приведем два перевода: первый сделан свыше ста лет назад, второй — современным исследователем. Перевод В.Н. Юргевича: «Настоящая высокая башня основана и украшена консулом Гварко Румбальдо, из рода мужей, и единственная из башен во всем городе построена удивительной громадности с великими трудами. 1394 года, первого дня июля». Перевод Е.Ч. Скржинской: «Настоящая высокая башня была основана и украшена консулом Бальдо из мужественного рода Гварко, и по сооружении этой единственной [башни] прекращается всякая работа по возведению башен во всем городе. 1394 год, первый день июля». А.И. Полканов отдавал предпочтение новому переводу, хотя старый, при всем его косноязычии, внушает больше доверия: в прошлом веке надпись читалась лучше. — Ред.

5. См. с. 53.

6. Как уже знает читатель, Судакская крепость с ее долгой и сложной строительной историей таит в себе немало загадок, нерешенных проблем. В таких условиях большие реставрационные работы — затея крайне рискованная, чреватая серьезными последствиями. Достройка сооружений, характер и назначение которых неясны, способна навсегда погубить памятник, лишив его подлинности. По мнению многих, кто хорошо знаком с крепостью (в том числе специалистов), была бы куда уместнее — и дешевле — консервация, т. е. закрепление уцелевшего, без достройки. — Ред.

7. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, с. 304.

 
 
Яндекс.Метрика © 2021 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь