Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » О.Ю. Захарова. «Светлейший князь М.С. Воронцов»

«Золотое руно» и виноград

В период деятельности М.С. Воронцова в экономике южных территорий России сельское хозяйство оставалось ведущей отраслью, а в занятиях большинства переселенцев животноводство преобладало над земледелием. К концу первой четверти XIX столетия поселенцы овладели новыми отраслями сельского хозяйства: в области животноводства — тонкорунным овцеводством; в области земледелия — разведением винограда и шелководством. Особенно следует выделить развитие тонкорунного овцеводства.

Можно полагать, что главной причиной особого внимания генерал-губернатора к развитию именно этой отрасли являлась необходимость увеличения торговли шерстью, что видно из отчета Воронцова на имя Императора в 1837 г. В нем Михаил Семенович пишет, что вывезено шерсти в 1835 г. из России около 20 000 пудов, но, учитывая, что в том же году ввоз шерсти в Англию составил 1 500 000 пудов, он подчеркивал необходимость наращивания производства шерсти для сохранения монополии сбыта в руках России.

В целом динамика развития отрасли в регионе была следующей (поголовье мериносов):

Губернии 1823 г. 1837 г. 1848 г.
Херсонская 199 280 464 600 866 250
Екатеринославская 144 980 783 590 112 0400
Таврическая 112 300 685470 965 420
Бессарабская обл. 18 650 117 040 705 220

С 1814-го по 1824 г. вывозилось всего 35 000 пудов шерсти из всех портов Российской Империи, с 1830 г. один Новороссийский край мог отпускать: в 1831 г. — 87 470 пудов, в 1834 г. — 129 030 пудов, в 1840 г. — 186 720 пудов, в 1845 г. — 485 686, в 1847 г. — 228 880 пудов. Всего на сумму от 1 000 000 рублей серебром в 1831 г., 2 000 000 в 1840 г. и до 5 120 000 в 1845 г.

Таким образом, развитие тонкорунного овцеводства имело исключительно важное значение для страны и приносило большие доходы в казну. Для таких перемен потребовалось вмешательство государственной власти.

По всей вероятности, Воронцов был одним из инициаторов следующего предложения: выделять бесплатно земли под овцеводство всем желающим — при условии вывоза из-за границы тонкорунных овец. Чтобы облегчить получение породистых животных из-за границы, в 1827 году был издан указ, согласно которому иностранцы могли «торговать в России и рогатым скотом тирольским, швейцарским, голландским, английским, а также тонкошерстными овцами, не записываясь в гильдии». Результаты такой экономической политики сказались очень быстро. Так, в Таврической губернии сначала французские, а затем и отечественные предприниматели стали разводить тонкорунных овец, снабжая ими даже соседние губернии.

Как уже сказано, новой отраслью стало тонкорунное овцеводство, в земледелии — разведение винограда.

В конце 30-х годов на Крымском полуострове благодаря стараниям Воронцова насчитывалось более двух миллионов виноградных лоз (до этого было 300 тысяч). Первые Судакские вина не соответствовали ожидаемым результатам. В Москве их приняли без особого удовольствия. Но производители не отчаивались, знающие толк в виноделии люди внушали им, что вино из спелого крымского винограда, искусно обработанное и хранящееся в хороших погребах, не уступит столовым европейским винам, но только не следует крымским помещикам называть их чужими именами. У нас Массандра, Кучук-Ламбат. При чем же здесь Бургундское и Мадера? Невольное сравнение пока не в нашу пользу, но следует набраться терпения.

Для развития виноградарства требовался вольнонаемный труд. Ситуация в регионе осложнялась тем, что обязанные поселяне признавались некрепостными, но в то же время они были лишены права свободно уходить от владельцев земель, что создавало для формально свободных людей фактически крепостную зависимость. Вопрос о положении обязанных поселян не рассматривался правительством примерно семнадцать лет, вплоть до вступления в должность генерал-губернатора Воронцова.

Изучив местные условия, М.С. Воронцов пришел к выводу, что нет необходимости издавать какие-то новые положения, достаточно только предоставить помещику право распоряжаться землей по личному усмотрению, а обязанным поселянам — самостоятельно распоряжаться своей личностью. По его предложению для обязанных поселян1 до 1 января 1828 г. действовало положение от 20 сентября 1804 г., а затем обязанные поселяне оставались на помещичьих землях лишь по соглашению с помещиками, а желающим уйти от помещика давалась возможность селиться на казенных землях как казенным крестьянам.

Исключительную роль играло виноградарство в Таврической губернии. Перед включением Крымского ханства в состав России виноградарство как отрасль влачило в этих местах жалкое существование. Однако на рубеже XVIII и XIX вв. оно начало привлекать к себе внимание крупных ученых, администраторов Новороссии и русского правительства. Всемирно известный ученый П.С. Паллас поселился в Крыму и основал там Судакское училище виноградарства и виноделия. В 1812 г., после смерти Палласа, близ Ялты создается знаменитый Никитский ботанический сад во главе с ученым-ботаником Х.Х. Стевеном (1781—1863). Швед по национальности, рожденный в Финляндии и получивший образование в России, Стевен прочно обосновался в Крыму. При Никитском ботаническом саде в 1828 г. возникло Магарачское училище виноделия — по образцу Судакского. Роль их для развития крымского виноградарства и виноделия невозможно переоценить.

При организации Никитского сада его виноградная коллекция включала всего 25 сортов, в 1825 г. — уже 200 сортов, в 1841 г. в Магарачском рассаднике было собрано 420 сортов винограда. Судакская долина уже к 1820 г. становится очагом крупного виноградарства. Об этом свидетельствует, в частности, такой факт: в 1827 г. местные помещики возбудили ходатайство об учреждении почтовых сообщений с пунктом прямо из Судакской долины. Сенат специальным указом от 9 июня 1827 г. удовлетворил ходатайство помещиков Судакской долины; было решено открыть новую специальную станцию, направив туда пять троек лошадей.

За достаточно короткое время Южный берег Крыма покрылся виноградниками и фруктовыми садами. Таврический губернатор отмечал в одном из отчетов, что до 1833 г. «не было правильных плантаций» винограда и даже простого насаждения по обычаю татарскому мало существовало, исключая дикорастущие виноградные лозы. А в конце 1836 г. на расстоянии от Алушты до Феодосии, от Феодосии до Керчи имелось до трех миллионов кустов. Новые насаждения, полагал губернатор,

«едва ли уступят в чем-нибудь существующим на Рейне и в Испании».

Интересно отметить, что фруктовые сады и виноградники распространялись и на материковой части Таврической губернии, причем их заводили не только помещики; например, в Мелитополе купец Харин за 9 лет — с 1846-го по 1854 г. — насадил более 6000 виноградных лоз, 1800 тутовых деревьев и 110 плодовых.

В Никитском ботаническом саду был создан питомник, насчитывавший до 600 отборных сортов винограда. Генерал-губернатор в отчете 1837 г. писал императору, что как частный человек «старался и по долгу и по вкусу помогать и давать пример по части виноделия»2.

Действительно (и об этом свидетельствуют архивные данные), для Воронцова как передового и практичного хозяина было чрезвычайно важным добиваться постоянного увеличения производства вина, продажа которого приносила ему реальный доход3.

Виноградарство становилось все более выгодным. Правительственное поощрение его выразилось, в частности, в указе от 14 сентября 1828 г., который утвердил наследственное право собственности на разведение виноградников при определенном количестве посаженных кустов. Платежи в казну за эти участки были льготными. В распоряжение Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора решено было ежегодно отпускать 16 000 рублей на денежные награды и медали за успехи в области виноградарства.

Таким образом, расширению посадок виноградных лоз способствовало своевременное взаимодействие местных и центральных властей, которые принимают прогрессивные меры — дают разрешение на выгодных условиях выделять земли желающим заниматься этим видом сельского хозяйства.

Личный пример и удачное сотрудничество генерал-губернатора с губернскими властями и правительством способствовали также успешному развитию лесоводства и садоводства в крае. Садоводством издавна занимались украинцы в северной части Херсонской губернии и молдаване по Днестру. В конце 20-х годов под садами числилось 2089 десятин, в том числе в Одессе 1001 десятина. В Одессе в первой четверти XIX в. были основаны ботанические сады, в частности Дюковский сад. Императорский ботанический сад в Одессе постепенно превращался в крупный учебный научный центр. Его директором был замечательный ученый-естествоиспытатель А.Д. Нордман (1803—1866). Климат Херсонской губернии позволял разводить не только яблони, груши, сливы, вишни, черешни, но и абрикосы, персики, айву, каштаны и миндаль.

Наибольшие успехи в области лесоводства были достигнуты в колониях, находившихся под руководством И.Н. Инзова, чью деятельность особенно отмечает М.С. Воронцов в донесении 1837 года. Эти успехи выражались в улучшении сортового состава садов, насаждении лесов в степной местности, созданы были лесистые участки на берегу Азовского моря, недалеко от Керчи, в окрестностях Феодосии. В Одесском и Никитском ботанических садах налажена была продажа саженцев лучших пород деревьев, причем М.С. Воронцов сообщал, что немалая заслуга в разведении лесов в указанных пунктах принадлежит направленному к нему министром финансов ученому-лесничему. Основаны также городские сады в Симферополе, Керчи, Кишиневе и Феодосии.

В заключение он указывал, что успешному развитию лесоводства мешало отсутствие средств, отпускаемых правительством, но в данное время необходимые суммы стали поступать, и генерал-губернатор надеялся на еще более успешное развитие лесоводства в регионе.

С целью сохранности лесных массивов Воронцов задолго до 1837 г. занимался проблемой разработки и добычи угля. Так, он пишет, что неоднократно представлял проекты по данному вопросу в министерство и лично Императору. В 1837 г. после получения специального разрешения Императора по Дону было отправлено до 100 000 пудов каменного угля по весьма умеренным ценам. Несмотря на возникшие проблемы, связанные, в частности, с качеством угля, Михаил Семенович подчеркивал, что:

«За всем тем опыт сей будет весьма полезен, и мы уже видим возможность в случае каких-либо затруднений — политических — не быть совершенно в руках англичан, для существования почти всех наших пароходов и чугунных заводов».

М.С. Воронцов называет подлинно патриотической деятельность Анатолия Демидова, вкладывающего крупные капиталы в данную отрасль и привлекающего для ее развития лучших специалистов. Все эти меры, считал М.С. Воронцов, откроют «новую эру промышленности и богатства для южной России».

Важным вкладом М.С. Воронцова в развитие сельского хозяйства в Новороссийском крае и Бессарабской области была его деятельность в течение 27 лет на посту председателя Общества сельского хозяйства Южной России, одним из основателей которого был он сам. Научная деятельность общества высоко оценивалась современниками, особенно в области земледелия, овцеводства и лесоводства. Издававшиеся «Листки», а затем «Записки Общества» распространяли множество необходимых и полезных хозяйственных сведений и составили местную экономическую библиотеку. Личные труды М.С. Воронцова по лесоводству и виноделию были удостоены больших золотых медалей, присужденных в 1832 г. Санкт-Петербургским обществом лесоводства и Императорским вольным экономическим.

Примечания

1. Согласно положению 1804 г. все заграничные выходцы, поселившиеся на частновладельческих землях в Тираспольском уезде Херсонской губернии, получили название «обязанных поселян».

2. ГИМ ОПИ, ф. 440, оп. 1, ед. хр. 935, л. 50.

3. Из Айданильского сада было получено вина первого сорта — 1270 ведер; белого вина второго сорта — 974 ведра; красного вина первого сорта — 948 ведер; сухого муската — 1029 ведер. Количество вина из Массандры было следующим: белого первого сорта — 1067 ведер; белого второго сорта — 657 ведер; красного первого сорта — 216 ведер; красного второго сорта — 411 ведер; сухого муската — 370 ведер; из вяленого винограда — 309 ведер. В Алупке было получено: белого вина первого сорта — 1497 ведер; белого второго сорта — 180 ведер; красного первого сорта 352 ведра, а сухого муската — 70 ведер. В целом в 1849 г. в садах М.С. Воронцова было сделано 12 000 ведер вина. (ГИМ ОПИ, ф. 440, оп. 1, д. 932).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь