Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Самый солнечный город полуострова — не жемчужина Ялта, не Евпатория и не Севастополь. Больше всего солнечных часов в году приходится на Симферополь. Каждый год солнце сияет здесь по 2458 часов.

Главная страница » Библиотека » С. Черняховский, Ю. Черняховская. «Вершина Крыма. Крым в русской истории и крымская самоидентификация России. От античности до наших дней»

3.1. Внешнеполитическая борьба вокруг Крыма на ключевых исторических этапах

3.1.1. Стратегический объект истории

Крым выступил в качестве стратегически определяющего объекта мировой политики на всех исторических этапах.

Крым всегда являлся важнейшим центром взаимодействия мировых цивилизаций, Запада и Востока. Власть над Крымом означала власть над черноморскими портами, а значит — и всеми морскими путями, проходившими через Черное море — важнейшими транспортными артериями, соединявшими Европу и Азию.

За Крым всегда «разгоралась схватка миров».

Возникновение Боспорского царства — прекращает попытки Древней Персии продвинуться в своей экспансии на Кавказ и дальше на север, попытаться повторить походы Дария и создать мировую империю.

Поражение Боспорского царства и распад единой крымско-черноморской государственности в середине первого столетия до нашей эры — позволило стать мировой державой Риму.

Установление контроля над Боспором и Херсонесом — дает возможность Юстиниану восстановить гегемонию Римской империи и обеспечить ее перевоплощение в Византийскую.

В древности Боспор проиграл борьбу Риму — но в раннее Средневековье Херсонес не один раз бросает вызов Константинополю и возводит на трон Византии своих кандидатов.

Освобождение территорий Боспорского царства от власти хазар киевскими князьями заканчивает историю величия Хазарского каганата.

Взятие Херсонеса Владимиром делает Киевскую Русь государством общеевропейского значения, успешно претендующим на равновеликость с Византией.

Начало ордынского завоевания Руси принято связывать с битвой на Калке 1223 года и поражением русско-половецкого войска. Но не вспоминается, что годом раньше этому предшествовал разгром русско-половецкого войска в Крыму — и падение тьмутараканского княжества.

Если бы его войско не было разгромлено и Киев не лишился бы его возможной помощи, — исход сражения на Калке тоже мог бы быть иным: именно победившее в Крыму войско Джабе принимало участие и в этой роковой битве, и именно победивший в Крыму Джабе вместе с Субедеем руководил и монголами на Калке.

Оба сражения в истории рассматриваются как одна война — и носят название «Поход Джабе и Субедея».

Но и в Крыму монголы смогли победить во многом за счет того, что за год перед этим княжество было опустошено нашествием с другой стороны моря — турецкой армии, впервые тогда вторгшейся на территорию России. Это было время, когда Византия была завоевана крестоносцами, но за Крым, как всегда — боролись все.

Разгром Едигеем Херсонеса на рубеже XIV—XV веков (1399) в каком-то смысле стало предвестником падения Византии, отсроченном на полвека только благодаря разгрому турок Тимуром при Анкаре (1402 г.).

Союз с Крымом Ивана Третьего помогает ему освободиться от формальной зависимости Орды и — приводит к ее распаду.

Пока Крым остается вассалом Оттоманской империи — последняя остается великой державой.

Когда Крым воссоединяется с Россией — она получает возможность бросить вызов всему миру.

В вопросе о Крыме у России никогда не было союзников. Как только актуализировался вопрос о его судьбе — практически все соразмерные по влиянию России страны выступали против нее единым фронтом — даже если перед этим считали себя ее союзниками или обещали ей нейтралитет. Точно так же как и в вопросе о Черном море и Босфоре.

Еще во II в. до н. э. через Крым прошла так называемая «шелковая дорога» — торговый путь между Римом и Китаем. Римляне прекрасно понимали значение этого торгового пути, и уже позднее, с приходом на Крымское побережье сарматов, а затем готов, стремились заключить договоры и с теми, и с другими, включив их в состав римских войск на правах «федератов». Договор с готами был подписан в 332 г., и согласно ему готы получали право владения территориями на Дунае, а также денежные выплаты за военную помощь Риму, однако именно двуличие римской дипломатии отвратило готов от Рима — узнав о союзе последнего с давними противниками готов сарматами, князь готов взял клятву со своего сына Атанариха, что тот никогда не придет на помощь Риму.

В 369 г. Атанарих заключил договор уже с Восточной Римской империей. По новому договору готы получали право селиться во Фракии. В 376 г. готы уже сами обратились за помощью к императору Валенту с просьбой заключить союз против гуннов, однако император так затянул ведение переговоров, что теснимые гуннами готы пересекли границу Риамской империи и начали войну.

Со временем, в 382 г., договор с готами был возобновлен и готы окончательно стали федератами Рима, получив за это земли Фракии и Мезии.

Россия и Византия в IX—X в. были связаны тесными торговыми отношениями. Русские князья и их дружины продавали в Византию меха, продукты и рабов, покупали дорогие ткани и другие предметы роскоши.

Константинополь на тот момент был одним из крупнейших центров евразийской культуры, в связи с чем правительство его всегда было озабочено возможностями набегов и грабежей. Набеги были не редкими. В том числе известна череда походов русских на византийские города в Причерноморье IX—XI веков.

Чтобы обезопасить себя, Византия использовала политику противовесов: противопоставляла одни народы другим, она связывала им руки, не позволяя добраться до собственных владений.

Принцип «разделяй и властвуй» придумали не англичане. Его придумали римляне и византийцы.

В эту же ловушку попали Русь и печенеги. «Печенеги, — писал император Константин Багрянородный, современник князя Игоря, в своем сочинении «Об управлении государством», — связаны дружбою с императором и, побуждаемые им посредством посланий и даров, легко могут нападать на земли руссов». И далее: «Руссы не могут даже выступать в заграничные походы, если не живут в мире с печенегами, так как последние во время их отсутствия могут сами делать набеги и уничтожать и портить их имущество».

В то же время Игорь, выполняя обязательства перед Византией, прописанные в договоре 945 г., должен был охранять подвластный Византии Крым от «черных болгар», которые «пакостят стране его».

Когда же русские начинали вести самостоятельную внешнюю политику, как это пытался сделать Святослав, византийцы провоцировали печенегов совершить очередной поход на земли Руси.

Для ограничения внешней политики Руси в частности Владимиру предлагалась в жены одна из царевен византийского императорского дома. Однако, по некоторым версиям, Владимир рассчитывал использовать этот брак в собственных целях — для приобретения права владения частью крымских земель. Когда стало ясно, что византийские императоры Василий и Константин не собираются выполнять обязательств, дававшихся при заключении брачного договора, Владимир осадил византийский Херсонес и заставил византийцев выполнить обещания.

В XII—XIII веках политика противовесов относительно Руси исчерпала себя. С появлением в Крыму половцев Византии понадобилась поддержка князей, чтобы обезопасить себя от новой угрозы, в отличие от печенегов, уже даже отчасти не подвластных Византии.

В 1073—1074 гг. император Михаил VII Дука обращался к русским князьям с просьбой усмирить восстания в Херсонесе.

Почти тогда же, в XII—XV веках, на международную арену выходят города-государства Италии: Венеция, Генуя, Милан, Флоренция. Их внешнеполитические интересы определяла, прежде всего, торговля. Внутренний рынок Италии был незначителен, и развитые промышленные города Италии конкурировали за захват новых рынков сбыта, владение торговыми путями на суше и на море. Важнейшее значение в этой структуре торговых связей имели морские торговые пути, ведущие на восток, в Индию и Китай. Снова принципиальное значение для международной торговли приобретали Черное море и Крымский полуостров.

В 1453 г. Константинополь был взят турками, Византия перестала существовать, точнее — в каком-то смысле можно сказать, что как империя она, сменив веру, оказалась возрожденной в виде Османской империи.

На первом этапе это вызвало активизацию итальянских городов на востоке. Началась борьба между Венецией и Генуей за овладение торговыми путями Черного моря, за право строительства портов на побережье Черного моря. Однако вскоре стало ясно, что постоянной угрозой для этих поселений становится Османская империя.

Начиная с XVI в. Крым становится ареной решения «восточного вопроса» — проблемы взаимоотношений между европейскими державами и Османской империей.

Одной из задач европейской дипломатии стало привлечение Московии, лишь недавно заявившей о себе в Европе, к союзу против Османской империи.

Выход Османской империи в Средиземное море в первую очередь угрожал итальянским государствам. Для создания союза с Московией была выдвинута идея брака Ивана III с наследницей византийского престола Софией Палеолог.

В Московии к этому времени уже зарождается другая мечта, владевшая умами российских царей на протяжении нескольких сотен лет — стремление воссоединить Северо-Восточную Русь с одной из ее исторических основ — Причерноморьем и Крымом. Получить выход к Черному морю, создав таким образом морскую военную и торговую базу на юге, — в Крыму. Мысль о том, что брак с Софьей Палеолог должен был решить и эту задачу, старательно внедрялась в сознание царя венецианским советом. Венецианцы убеждали его в том, что он получит «наследственные права» на владения, захваченные Турцией у Византии. Папский престол призывал «за свою вотчину Константинопольскую стояти» и выступить «для общего христианского добра против христианского врага турка, кой держит наследие царя всея Руси».

Брак был заключен в 1472 г., однако ожидаемых результатов не принес ни одной, ни другой стороне. Иван III так и не стал заниматься «восточным вопросом» ни в своих целях, ни в помощь другим христианским державам. Первостепенной задачей для Москвы в тот момент было воссоединение русских земель, захваченных Польско-Литовским государством. С Османской империей же цари Иван III и Василий III поддерживали мирные отношения, позволявшие им вести торговлю в Черном море.

Все та же борьба с Литвой подталкивала Москву к созданию союза с Крымским ханством Менгли-Гирея, представлявшем собой осколок Золотой Орды, восставший против нее, закрепившийся в Крыму и попавший в вассальскую зависимость от Османской империи.

Союз с Крымским ханством должен был иметь решающее значение и в борьбе Московии с Золотой Ордой. К нему Москве удалось привлечь также ногайских и сибирских татар.

Действительно, хан Ахмат был убит ногайцами при отступлении от Угры в 1480 г., и в 1502 г. Золотая Орда перестала существовать.

В данном случае интересы московского царя и Менгли-Гирея сошлись, однако в целом Менгли-Гирей и его наследники не слишком высоко ставили договорные обязательства. То и дело заключая союзы то с Россией, то с Литвой, они продолжали совершать набеги на оба государства, в зависимости от того, кто из союзников на данный момент предлагал им лучшие условия. Таким образом, они получали доход как от дипломатических подарков, так и от добычи при набегах. Основной целью на территории России и Украины, находившейся под властью Польши, для Крымского ханства была добыча пленников, которые затем доставлялись в итальянские прибрежные колонии и там продавались как рабы. Впоследствии эта политика ханства привела к ряду ответных походов Московского царства и к множеству спонтанных набегов на Крым запорожских казаков. Последние всегда ставили целью освобождение из плена христиан, захваченных татарами.

К концу XVII века борьба с Крымским ханством и Турцией приобретает характер одного из приоритетных направлений российской политики. Проблема осложнялась тем, что Крым претендовал на владение отвоеванными у Литвы украинскими землями. На них же претендовала и Польша.

Со временем все более возрастающая турецкая угроза, в конце концов, пересилила исторические разногласия России и Польша. В 1667 г. после трех лет переговоров в Андрусове Россия и Польша заключили перемирие, по которому России отходила вся Левобережная Украина, а на два года и Киев. Остальную часть Украины получала Польша. Последняя также обязывалась не заключать договоров с Турцией без участия Московского государства.

Уже тогда Россия обращается к королю Англии Карлу II с просьбой о помощи в решении турецко-крымской проблемы.

После поражения Польши в войне с Османской империей в 1672 г. Москва предприняла попытку привлечь к решению турецкого вопроса другие европейские державы — были отправлены послы к курфюрсту Бранденбургскому, в Вену, Венецию и к папе, во Францию и Испанию, в Швецию и Голландию. Однако на призыв откликнулся только курфюрст Бранденбургский. В сложившейся ситуации Москва попыталась уклониться от войны с Турцией, но избежать ее не удалось — попытка Крымско-турецкого союза захватить Правобережную Украину привела к тому, что война вспыхнула в 1676 г. — и длилась до 1681 г.

В 1679—1680 г. во Францию и Англию было отправлено посольство Чаадаева, а в Вену и Берлин — Кривогой-Бутурлина. В этот раз европейские державы все-таки объединились в борьбе с Портой. В союз вошли Священная Римская империя, Франция, Венеция, Бранденбург, Речь Посполитая и Москва. Москва брала на себя обязательства нейтрализовать агрессию ханства, в то время как европейские державы — вести войну с самой Османской империей.

Еще более актуализировалась крымско-турецкая проблема при Петре I. Основной внешнеполитической задачей его правления было обеспечение России выхода к морю — как на севере, так и на юге.

Черное море на тот момент полностью контролировалось Портой. Последняя, по выражению одного русского дипломата, берегла его «как чистую и непорочную девицу, к которой никто прикоснуться не смеет. Скорее султан допустит кого во внутренние покои свои, чем согласится на плавание чужих кораблей по водам Черноморским; это может случиться разве тогда, когда Турецкая империя обратится вверх ногами».

Продолжал существовать союз России, Австрии, Венеции и Речи Посполитой. Одной из первых прикладных задач Петра стало взятие Азова и постройка укреплений на побережье Азовского моря. Петру удалось ее решить, однако контроль над Керченским проливом уверенно удерживала Османская империя, выхода в Черное море Россия все еще не имела, а европейским союзникам было достаточно существующего ослабления Турции и они, оставив Россию без поддержки, готовились к заключению мира.

Уже тогда Россия была близка к решению задачи освобождения Крыма — но именно это толкало союзников к прекращению войны с Турцией.

Собственно, для продолжения войны Петр инкогнито принял участие в «Великом посольстве» 1697—1698 г., однако успеха так и не добился, и внимание России на какое-то время переключилось на север.

На юг же, в Константинополь, Петром было отправлено посольство дьяка Украинцева, сопровождавшееся внушительной демонстрацией русского флота. Миссия увенчалась полным успехом: Россия сохранила все завоеванные территории. Мир между Россией и Турцией был заключен 8 августа 1700 г.

Еще одно направление внешней политики Петра лежало на востоке. Он ставил задачей овладение торговым путем из Европы в Индию, проходившим через Среднюю Азию. Успехи Петра на востоке стали поводом к обострению отношений с Турцией, которую к тому же к войне с Россией склоняли Англия, Франция и Венеция. Сражения происходили на территории Карталинского царства в Закавказье. По условиям разграничения 1724 г. между Россией, Персией и Турцией Россия смогла оставить при себе большую часть завоеванных территорий, однако этот прецедент интересен другим: возвращаясь к политике, использовавшейся некогда Византийской империей, европейские державы попытались использовать Турцию для того, чтобы остановить усиление России. К этому способу ослабления России они будут прибегать в тех или иных ситуациях еще не раз на протяжении всех будущих веков, вплоть до сегодяншнего дня.

К концу царствования Петра I Западная Европа разделялась на два лагеря: Франция, Англия и Пруссия осенью 1725 г. заключили договор, направленный против Австрии и Испании. Отношения России и Англии осложнялись обидами Англии за победы России в Балтийском море. Естественным выглядел союз России с другой стороной, тем более что Австрия являлась естественным союзником России против Турции. Союз с Австрией был заключен в августе 1726 г... Задачей другой стороны — в первую очередь Франции — таким образом, стало создание вокруг России кольца враждебных ей государств — Швеции, Польши и Турции. Когда вскоре интересы России и Австрии столкнулись с устремлениями Франции и Швеции по вопросу о наследовании польского престола Августом II, Франция снова сконцентрировала внимание на разжигании русско-турецкого конфликта.

В ответ на это правительство Анны Иоанновны добилось заключения «вечного мира» с шахом Надиром против Оттоманской Порты. Однако ценой этого союза стала потеря территорий, завоеванных Петром в Персии.

В 1735 г. началась новая война России, поддерживаемой Австрией, против Турции и Крымского ханства. Закончилась она Белградским миром, заключенным при посредстве Франции и не принесшим России новых территорий: хотя русские войска вошли в Крым и освободили его большую часть — коалиция европейских держав вновь выступила против возвращения России ее Крыма. Против оказалась даже поддерживавшая в ходе войны Россию Австрия.

После прихода в 1762 г. к власти в России Екатерины II крымский вопрос актуализировался с новой силой. Екатерина ставила своей задачей укрепление достоинства России в международных отношениях, однако дело осложнялось чередой военных и дипломатических поражений России, доставшихся ей в наследство.

Первоочередными задачами российской внешней политики, наравне с укреплением положения России в Прибалтике, стали воссоединение украинских и белорусских земель, по-прежнему остававшихся под властью Речи Посполитой, и продвижение к Черному морю.

Основным противником России в осуществлении этих планов стала Франция, поддерживаемая на сей раз Австрией. Уже долгое время вся внешнеполитическая доктрина Франции на востоке строилась на создании противовеса России в лице Польши, Швеции и Турции и ослабление, таким образом, России. Кроме того, Франция была заинтересована помешать русскому торговому капиталу проникнуть на Ближний Восток, и тем самым составить конкуренцию собственной французской торговле.

В апреле 1764 г. Екатерина заключила с Пруссией оборонительный союз, который, в частности, предусматривал экономическую поддержку Пруссией России в случае начала войны с Турцией и союзнические действия двух стран на других направлениях. Пункт о помощи в случае войны с Турцией был включен и в договор с Данией, заключенный в 1765 г. В целом, занимавшийся тогда русской дипломатией Панин, достаточно успешно собирал коалицию северовосточных государств Европы, чтобы так или иначе вывести Россию из блокады и обезопасит от давления европейских держав на севере.

Именно это обеспокоило Францию и Австрию и склонило их к тому, чтобы опять спровоцировать нападение на Россию Турции. Под давлением австрийского и французского послов в конце 1768 г. последняя снова объявила войну России. Начало войны стало началом активного разрешения вопроса о польском наследстве. Фридрих II выдвинул проект раздела польских территорий, а в награду за сотрудничество обещал России помощь Пруссии и Австрии в войне с Турцией, Екатерина и Панин старательно оттягивали ответ, стремясь снизить требования Фридриха. Однако когда летом 1771 г. Австрия заключила союз с Турцией, время стало играть против России. В начале 1772 г. было достигнуто предварительное соглашение, а в августе принято окончательное решение. Россия получала польскую часть Ливонии и часть восточной Белоруссии, но должна была снизить требования в отношении Турции. По Кучук-Кайнарджийскому договору 1774 г. Россия получила Кинбурн, Керчь, Еникале и Азов и добилась признания независимости Крыма от Турции. Кроме того, некоторые пункты договора открывали России возможность участия в крымских проблемах, и в 1783 г. Крымский полуостров, как писалось выше, был наконец воссоединен с Россией.

К началу XIX веке Порта все еще продолжала удерживать контроль над Черным морем. В то же время Россия после победы в войне с Наполеоном утвердила свое прочное доминирование среди великих держав того времени. Императоры первой половины столетия — Александр I и Николай I — имели все основания быть полностью уверенными в своих силах. У России и Николая появилась надежда окончательно решить вопрос ликвидации турецкой проблемы: теперь уже с целью окончательного освобождения захваченных турецким нашествием территорий Европы и Ближнего Востока. Первым из возможных союзников Николай видел Англию. Обе страны объединяла на тот момент общеконсервативная политическая позиция и установка на сохранение существующей политической системы Европы, хотя представлена она была весьма различно — в Англии власть почти полностью перешла к парламенту, а Николай продолжал удерживаться на позициях абсолютизма.

Интересы Англии заметно отличались от интересов России. Перед герцогом Веллингтоном, отправленным в качестве посла из Лондона в Петербург, ставилась задача, с одной стороны достичь максимального совместного давления России и Англии на Турцию, в случае если Николай захочет развязать вой ну с Османской империей — не останавливать его, но ни в коем случае не допустить усиления России на Черном море.

В 1826 г. Николай, не предупреждая Веллингтона, послал Турции ультиматум с шестинедельным сроком выполнения, по которому требовал восстановления автономных учреждений Дунайских княжеств, разрушенных Махмудом II в 1821 г., и возвращения Сербии тех привилегий, которые были обещаны ей по Бухарестскому миру 1812 г. между Россией и Турцией. Затем он предложил Веллингтону заключить союз, который в случае возникновения конфликта с Турцией обеспечивал России поддержку Англии.

Когда в мае того же года Франция высказала желание присоединиться к союзу, Россия и Англия, не связанные договорами о каком-либо разделе завоеванных территорий, согласились.

20 октября 1827 г. в наваринской бухте турецко-египетский флот был истреблен, а решение Восточного вопроса перешло в новую фазу.

Вскоре союзники отказались от участия в войне. Русско-турецкая война всерьез началась в 1828 году и продолжалась чуть больше года. Европейские державы, однозначно понимая опасность усиления султана Махмуда II, тем не менее, старались держаться в стороне от основных военных действий.

14 сентября 1829 года Османская империя в Адрианополе согласилась подписать мир на поставленных ей Николаем условиях. Турция полностью теряла Черноморское побережье от устья Кубани до бухты Св. Николая и почти весь Ахалцыхинский пашалык. На Дунае Россия получала острова в дельте и южный рукав устья реки. Кроме того, Россия получала право прохода через проливы Босфор и Дарданеллы.

Начиная с 30-х гг. в Англии складывается два мнения по Восточному вопросу. Одно из них представлял известный публицист и основатель «Лиги борьбы против хлебных законов», сторонник свободы торговли Ричард Кобден и член парламента Джон Брайт. Другое — лорд Пальмерстон и большая часть парламента.

Кобден придерживался той точки зрения, что Англии не следует вмешиваться в отношения России и Турции. Россия, по его мнению, наверняка должна была утвердиться в Константинополе, но английская торговля от этого пострадать не могла. Поэтому с Россией можно и нужно заключать торговые договоры, а не вести дипломатическую борьбу.

Пальмерстон считал, что усиление России в Турции в скором времени пойдет и дальше, Россия завладеет Индией, а здесь уже интересы Англии и России неизбежно столкнулись бы. Поэтому следовало немедленно остановить расширение южных рубежей России там, где они проходили — в Черном море.

Именно позиция Пальмерстона в итоге определила позицию Англии в Крымской войне 1853—1856 гг.

Россия под управлением Николая I как и двадцатью годами ранее, рассчитывала окончательно разбить Турцию и разделить турецкое наследство. Причем ближайшими своими союзниками в этом вопросе видела Англию и Австрию.

Однако когда дело дошло до непосредственных военных действий, как и прежде, Англия предпочла ослабить Россию, выступив на стороне Турции. Австрия же, чьи отношения с Россией скрепляли договоры Священного союза, колебалась с решением практически до самого окончания войны.

В войне против России Турция терпела стремительные поражения, пока в дело не вступили непосредственно военные флоты Англии и Франции, выступившие против России единым фронтом (См. подробнее Главу 2. — Прим. автора).

Схожая ситуация повторилась и в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 года. Англия, Германия, Австрия дали молчаливое согласие на то, чтобы Россия вступила в войну, поддержав балканское движение за независимость, — но как только Турция оказалась разгромленной, а русские войска вышли на расстояние в несколько километров от Стамбула, — все они в ультимативной форме потребовали прекращения войны и отказа России от занятия Оттоманской столицы.

Даже освобожденная Россией Болгария практически была передана под неформальный протекторат Германии.

Русско-турецкие войны в общей сложности насчитывают 241 год. Средний перерыв между войнами — 19 лет. На протяжении всего периода времени с XVII по XIX век основной задачей России было освобождение и воссоединение Крыма, как своей исторической треритории и древнего очага русской государственности, и выход на побережье Черного моря, установление контроля над Черноморскими проливами.

3.1.2. Вторая оборона

То же самое повторилось и в Великую Отечественную войну.

Крым был значим для гитлеровской Германии и как стратегический плацдарм, и как зона уникального климата, которую Гитлер хотел использовать в качестве территории элитного заселения, и в силу прошлого существования здесь германского государства Готии. В этом отношении нужно признать, что немцы со много большим основанием могли претендовать на стутус «коренного народа Крыма», нежели пришедшие сюда на тысячу лет позже них татары, их древнее государство разрушившие.

Севастополь был атакован нацистами уже 22 июня 1941 года. Таким образом, уже в первые месяцы войны Крым стал прифронтовой зоной.

Как и по всему СССР, в Крыму развернулось движение по созданию фонда обороны. Заводы и фабрики были переоборудованы на военный лад. В кратчайшие сроки на полуострове было создано 155 подразделений народного ополчения, 628 групп самозащиты, 70 взводов противопожарной защиты, 30 истребительных батальонов. Они насчитывали более 166 тыс. человек. До вторжения оккупантов в Крыму было создано 29 партизанских отрядов. Формировались они только из добровольцев.

23 октября 1941 года командиром партизанских отрядов Крыма был назначен руководивший партизанской борьбой во времена Гражданской войны и участник боев в Испании А.В. Мокроусов, а комиссаром — секретарь Симферопольского горкома партии С.В. Мартынов.

Командование нацистских войск придавало Крыму особое значение, его положение в Черном море делало его стратегически важным для развития дальнейших военных действий. Для захвата Крыма были выделены 11-я армия Манштейна и румынский горный корпус.

После ряда ожесточенных боев советские войска в Крыму оказались разделены на две части. 51-я Отдельная армия под командованием генерал-лейтенанта П.И. Батова с боями отходила на Керченский полуостров, откуда 16 ноября 1941 года переправилась на Таманский, в то время как Приморская армия генерал-майора И.Е. Петрова, переброшенная в Крым из Одессы, отходила к Севастополю.

К ноябрю 1941 года территория полуострова почти целиком была оккупирована захватчиками. Немецкие войска подступили к Севастополю.

4 ноября 1941 года был создан Севастопольский оборонительный район. Командовать оборонительным районом был назначен командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский. В оборонительный район входили войска Приморской армии, отступившие в Севастополь, гарнизон Севастополя, части морской пехоты и береговой обороны флота, корабли, оставленные для поддержки сухопутных войск с моря, авиационная группа Черноморского флота. На полуостров регулярно перебрасывались пополнения с Кавказского побережья.

В октябре того же года в Севастополе был создан городской комитет обороны, задачей которого была организация жителей на борьбу с врагом и оказание поддержки войскам.

Многие промышленные предприятия были переведены под землю, но продолжали функционировать даже при авиационных налетах и артобстрелах. Там шло изготовление минометов, гранат, мин, ремонтировались танки, автомашины, тракторы, корабли.

В декабре, во время наиболее напряженных боев под Севастополем, в районе Керчи и Феодосии была предпринята первая за время Великой Отечественной войны крупная десантная операция. Главной целью было овладение Керченским полуостровом и создание предпосылок для освобождения Крыма. Второй задачей было облегчить положение защитников Севастополя. В десантной операции участвовали войска 51-й армии под командованием генерал-майора В.Н. Львова, войска 44-й армии под командованием генерал-майора А.Н. Первушина. Перевозку и высадку десантов обеспечивали Азовская военная флотилия под командованием контр-адмирала С.Г. Горшкова, корабли Черноморского флота под командованием капитана 1 ранга Н.Е. Басистого. Высадка десантов 51-й армии началась 26 декабря, 44-й армии — 28 декабря. Во время этих операций советские воины проявили исключительный героизм. 30 декабря были освобождены Керчь и Феодосия, а ко 2 января 1942 года — весь Керченский полуостров.

Керченско-Феодосийская десантная операция вынудила нацистское командование оттянуть часть сил от Севастополя. Защитники города получили передышку.

И все же к весне 1942 года положение советских войск в Крыму оказалось очень тяжелым. Под натиском противника, начавшего наступление 8 мая, советские войска вынуждены была оставить Керченский полуостров. На Таманский полуостров удалось эвакуировать до 120 тыс. советских солдат, но некоторые подразделения, прикрывавшие отход, не смогли переправиться из Керчи. Вместе с остатками местного населения они укрылись в Аджимушкайских каменоломнях. Оборона каменоломен продолжалась пять с половиной месяцев.

Отступление советских войск с Керченского полуострова резко ухудшило положение Севастополя. 7 июня 1942 года вермахт предпринял попытку штурма города — к этому времени уже третью. Упорные кровопролитные бои шли на всех участках фронта. «В этих тяжелых боях, — писал в те дни генерал-майор И.Е. Петров, — как никогда сказалось замечательное боевое содружество всех родов войск... Охваченный неугасимой ненавистью к врагу каждый из защитников Севастополя, выполнял свой долг до конца». 1 июля 1942 года, когда все возможности были исчерпаны, советским войскам было приказано оставить город. Тем не менее, на отдельных участках Херсонесского мыса бои продолжались до 9—12 июля 1942 года — моряки-черноморцы стояли насмерть; немногим из них удалось с боями прорваться в горы к партизанам.

Оборона Севастополя вошла в историю — и стала одним из героических мифов войны как одна из самых ярких ее страниц и оказала большое влияние на дальнейший ход войны.

После победы в Сталинграде, послужившей началом коренного перелома в ходе войны, советские войска перешли в наступление по всему фронту. Попытка немецко-фашистской армии развернуть в июле 1943 года наступательную операцию в районе Курска и Белгорода завершилась ее сокрушительным разгромом в Курской битве. Продолжая наступление, советские войска осенью 1943 года вышли на подступы к Крыму. Войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф.И. Толбухина во второй половине октября 1943 года освободили Мелитополь и вышли к Перекопу, Сивашу и Геническу. В Крыму была блокирована 17-я немецко-фашистская армия.

В первых числах ноября передовые части 19-го танкового корпуса захватили плацдарм южнее Турецкого вала на Перекопском перешейке, а 10-й стрелковый корпус 51-й армии — на южном берегу Сиваша. В захвате плацдарма на южном берегу Сиваша большая заслуга принадлежит 346-й стрелковой дивизии генерал-майора Д.И. Станкевского. Она первой преодолела Сиваш вброд и, удерживая плацдарм, обеспечила переправу остальных дивизий 10-го стрелкового корпуса. Одновременно войска Северо-Кавказского фронта под командованием генерала И.Е. Петрова 1 ноября 1943 года начали десантную операцию на Керченском полуострове. Первым в районе Эльтигена высадился десантный отряд 18-й армии генерала К.Н. Леселидзе и полковника Л.И. Брежнев, в составе 318-й стрелковой дивизии полковника В.Ф. Гладкова, и 386-го батальона морской пехоты под командованием капитана Н.А. Белякова. Десантники проявили огромное мужество и героизм. 36 дней и ночей продолжались здесь кровопролитные бои. Овладев плацдармом, десантники отражали одну за другой атаки врага. Они приковали к себе большие силы противника и тем самым содействовали высадке на Керченском полуострове крупных воинских соединений. 3 ноября северо-восточнее Керчи на участке Еникале — Маяк начала высадку 56-я армия. К 20 ноября она захватила значительный плацдарм севернее и северо-западнее Керчи.

В течение зимы 1944 года войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии вели непрерывные бои за расширение захваченных плацдармов. Эти плацдармы сыграли важную роль при освобождении Крыма от немецко-фашистских захватчиков.

Гитлеровское командование стремилось любой ценой удержать Крым в своих руках, рассчитывая сковать здесь значительные силы советских войск, не дать возможности использовать их на других участках фронта.

В северной части Крыма против 4-го Украинского фронта и на Керченском полуострове против Отдельной Приморской армии, а также в районе Севастополя враг создал мощную глубоко эшелонированную оборону. В составе гитлеровской 17-й армии имелось 12 дивизий, значительное количество отдельных пехотных, артиллерийских, танковых, инженерных частей усиления. Общая численность вражеских войск на полуострове превышала 195 тыс. солдат и офицеров.

В Крымской наступательной операции, начавшейся весной 1944 года, участвовали соединения 4-го Украинского фронта (генерал армии Ф.И. Толбухин): 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Г.Ф. Захарова, 51-я армия генерал-лейтенанта Я.Г. Крейзера, летчики прославленной 8-й воздушной армии генерал-лейтенанта авиации Т.Т. Хрюкина, 19-й танковый корпус генерал-лейтенанта И.Д. Васильева, Отдельная Приморская армия, генерала армии А.И. Еременко, 4-я воздушная армия генерал-полковника авиации К.А. Вершинина, Черноморский флот под командованием адмирала Ф.С. Октябрьского и Азовская военная флотилия, которой командовал контрадмирал С.Г. Горшков. Координацию действий войск осуществляли представители Ставки Верховного Главнокомандования Маршалы Советского Союза К.Е. Ворошилов и А.М. Василевский. Советские войска насчитывали около 470 тыс. солдат и офицеров. Они имели 5932 орудия и миномета (не считая реактивных и 50-миллиметровых минометов), 772 зенитных орудия, 559 танков и самоходно-артиллерийских установок. Их поддерживали 1250 самолетов.

Численное превосходство в живой силе и технике, а также в морских силах создало условия для быстрого освобождения Крыма. 8 апреля 1944 года части 2-й гвардейской и 51-й армий перешли в наступление. Уже на второй день 2-я гвардейская армия, прорвав перекопские укрепления, овладела Армянском. Умело управляли своими подразделениями в этих боях командир роты лейтенант П.Г. Карелин, парторг роты лейтенант Р.К. Акопян и командир батальона капитан М.М. Бакиров — все из 9-го гвардейского стрелкового полка 3-й гвардейской стрелковой дивизии. В боях за Армянск они за сорок минут заняли четыре траншеи, преодолели противотанковый ров, пять рядов проволочных заграждений, многочисленные минные поля и ворвались в поселок, уничтожив до 200 гитлеровцев, 4 миномета и самоходную пушку, 3 дзота, 7 пулеметов. М.М. Бакирову, П.Г. Карелину (посмертно) и Р.К. Акопяну было присвоено звание Героя Советского Союза.

Сложную задачу выполнял 2-й стрелковый батальон 1271-го стрелкового полка, которым командовал капитан Ф.Д. Дибров. Батальону предстояло форсировать Перекопский залив и, высадившись десантом в районе Деде, в тылу перекопской группировки врага, содействовать наступлению 13-го гвардейского стрелкового корпуса. Против батальона были брошены 13 фашистских танков с автоматчиками. В ожесточенном бою гвардейцы отбили эту атаку — противник был вынужден спешно отойти к Ишуньским позициям. За проявленную отвагу весь личный состав батальона был отмечен правительственными наградами, а его командир Ф.Д. Дибров удостоен звания Героя Советского Союза. В этот же день 51-я армия, наступавшая с плацдарма южнее Сиваша, на своем левом фланге прорвала первую полосу обороны врага. Первой прорвалась на побережье и атаковала опорный пункт в селении Асс-Нейман (Днестровка) рота старшего лейтенанта И.Ф. Тахтарова. Трижды он был ранен, но продолжал руководить боем, пока не потерял сознание. На помощь пришла соседняя рота, но пулеметный огонь препятствовал продвижению. Атака могла сорваться. И в этот ответственный момент к дзоту бросился лейтенант В.П. Калинин. Превозмогая боль от раны, полученной при форсировании озера, метнул гранату в дзот, и, прорвавшись к амбразуре, закрыл ее собой.

Рота овладела высотой. В.П. Калинину Президиум Верховного Совета Союза ССР присвоил посмертно звание Героя Советского Союза. Этой награды были удостоены также старший лейтенант И.Ф. Тахтаров и подполковник М.П. Сыдько. В ночь на 11 апреля 1944 года на Керченском полуострове перешла в наступление Отдельная Приморская армия, а утром того же дня была освобождена Керчь. В освобождении Крыма большую роль сыграл Черноморский флот. Боевые корабли и авиация нанесли противнику значительный материальный урон, перекрыли морской путь из Крыма к портам Румынии.

Высокое мастерство и безграничную храбрость проявили в этих боях летчики 8-й воздушной армии, Герои Советского Союза А.В. Алелюхин, Амет-Хан Султан, П.Я. Головачев, А.Н. Карасев, В.Д. Лавриненков, А.А. Морозов, Б.А. Сиднев и другие.

С 8 по 18 апреля весь Крым, за исключением Севастополя, был очищен от немецко-фашистских войск. Тысячи бойцов и командиров отличились при штурме Севастопольских укреплений 5—9 мая 1944 года. Девяти воинам 263-й Сивашской стрелковой дивизии за отвагу в боях при освобождении Севастополя было присвоено звание Героя Советского Союза, из них 7 — из 997-го стрелкового полка, которым командовал майор П.Л. Рогалев. Высокое звание Героя Советского Союза в этом полку получили сержанты С.Б. Погодаев, И.П. Нечаев, Ф.И. Матвеев, младший сержант А.А. Удодов, рядовые И.В. Ходырев и М.И. Буряк и командир полка майор П.Л. Рогалев. 9 мая освобожден город Севастополь, а 12 мая на мысе Херсонес завершен полный разгром вражеской армии в Крыму.

Казалось, что души воинов Эллады вышли на миг из царства теней, чтобы вновь встать на защиту своих древних столиц, Херсонеса и Пантикапея — от новых орд варваров, и вместе с солдатами народа, перенявшего и воскресившего их древнюю цивилизацию уничтожают полчища нового нашествия, сохраняя солнце и радость в древней Тавриде.

Бои за освобождение Крыма, в которых ярко проявилось превосходство советской военной стратегии над гитлеровской военной доктриной, вошли героическими страницами в историю Великой Отечественной войны. В течение 35 суток здесь были разгромлены 12 вражеских дивизий и большое количество отдельных частей. В воздушных боях и на аэродромах с ноября 1943 по 12 мая 1944 года уничтожено и повреждено до 1000 вражеских самолетов, в море потоплено около 190 кораблей и различных судов противника. После освобождения Крыма советскими войсками враг был лишен важного стратегического плацдарма на Черном море.

Родина высоко оценила бессмертный подвиг советских воинов — представителей всех братских народов СССР. Многие из них, освобождая Крым от немецко-фашистских захватчиков, героически погибли. Тысячи офицеров, сержантов, солдат и матросов были награждены орденами и медалями. Воины более 30 национальностей удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Первыми кавалерами орденов Ушакова и Нахимова стали контрадмиралы П.И. Болтунов и С.Г. Горшков, генералы В.В. Ермаченков и П.А. Моргунов. Высшими наградами отмечены 56 соединений и частей Красной армии, в т. ч. 41 — орденом Красного Знамени, 10 — орденом Суворова и 5 — орденом Красной Звезды. Многим частям присвоены наименования «Перекопских», «Сивашских», «Симферопольских», «Севастопольских», «Керченских», «Феодосийских», «Ялтинских». В славную плеяду городов-героев нашей страны вошли два города области — Севастополь и Керчь. В этих наградах — высокая оценка Родиной ратных подвигов советских воинов — непосредственных участников боев на Крымском полуострове, мужественных подвигов всех тружеников этих городов. Позже, воевавший здесь лидер СССР периода его расцвета Л.И. Брежнев в торжественной речи в Новороссийске, посвященной вручению городу ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», подчеркивал, что города-герои «составляют нашу гордость и славу, олицетворяют богатырский подвиг советского народа, разгромившего немецко-фашистских захватчиков, отстоявшего честь и независимость социалистической Родины».

3.1.3. Крым — взлеты и падения

Каждый раз победа в Крыму и его освобождение оказывались рывком в повышении международного статуса России. Каждый раз потеря Крыма и связанное с ним поражение — вели к той или иной геополитической катастрофе России.

Гунны захватывают Боспор — и рушится древнее праславянское государственное образование в Северном Причерноморье.

Татаро-монголы завоевывают Тьмутараканьское княжество — и разрушается Древнерусское государство.

Россия терпит поражение в Крымской войне — и на полтора десятилетия оказывается вынуждена отступить из Европы.

В 1991 году Россия теряет Крым — и начинается катастрофа 90-х гг.

Крым — показатель силы России. И условие признания за ней статуса великой державы. В VIII веке русские дружины приходит в Крым — и начинается эпоха первоначальной консолидации русских племен вокруг Киева. Игорь добивается «оборонительного протектората» над Крымом по договору 945 год, Владимир берет Херсонес — Русь признается равновеликой Византии, а европейские короли начинают свататься и брать в жены русских княжен. Иван Третий получает по браку с Софьей Палеолог династические права на Крым — и Московское княжество перерастает в централизованное Русское национальное государство.

Екатерина Великая воссоединяет Крым с Россией — и «ни одна пушка в Европе не может выстрелить без нашего на то соизволения».

В 1944 году Советский Союз освобождает Крым от немецко-фашистской оккупации — и главы всех побеждающих великих держав приезжают именно туда — признав первенство СССР — оговаривать форматы и параметры послевоенного мира.

Владимир Путин возвращает Крым России после распада 1990-х гг. — и энергия объединенного полуистерического сопротивления западной коалиции показывает, что ее участники поняли вызов — и поняли, что речь идет о крушении того мироустройства, которое они создали, чтобы монопольно управлять миром, об отрицании их права управлять миром.

В вопросе о Крыме и Черном море у России никогда не было союзников, и как только заходила речь об их судьбе — все те, кто до этого объявлял себя ее союзниками — предавал ее и становился ее противниками.

За одним исключением — когда видели: она настолько сильна, что даже все вместе они не смогут ей противостоять.

Может быть, наиболее ярко это проявилось в ходе Крымской войны. Перед началом которой могло показаться, что у России кроме Турции нет ни одного противника — а у Турции ни одного защитника. Но как только Россия стала одерживать решающую победу, оказалось, что это у нее — одни противники и предавшие ее союзники, а у недолюбливаемой всеми Турции — одни защитники.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь