Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » «Воспоминание о южном берегу Крыма. Альбом всех лучших и достопримечательнейших видов южного берега Крыма»

Предисловие

Живописный альбом наш, предлагаемый ныне публике, заключает в себе все, наиболее примечательные и известные, виды «южного берега» Крыма, выбранные и выполненные нами с особенной тщательностью. Виды нашего альбома могут живо напомнить о южном береге тому, кто уже с ним знаком, а тому, кто еще не знаком с этим очаровательнейшим уголком земли, посреди обширных земель русского царства, — могут дать ясное и наглядное понятие о нем.

«Южным берегом» называется узкая полоса земли нагорной части Крымского полуострова, заключенная между Черным морем и горной цепью хребта Яйлы и составляющая собственно морское побережье, но скатам Яйлы, на пространстве от горного мыса и деревни Форос до деревни Алушты, включая сюда и всю очаровательную и богатую, по роскошной растительности, Алуштинскую долину.

Береговая горная цепь от Алушты принимает другое направление. Она здесь резко выдвигается на восток, и главными возвышенностями своими отступает от моря; оттого все морское побережье от Алушты до мыса Меганома, у Судака имеет уже другой вид и иной местный характер и во многих отношениях отличается от собственно так называемого южного берега. Хотя и эта часть крымского побережья столь же богато наделена дарами почвы и климата, свойственными горной природе полуострова вообще; но здесь нет той грандиозности горных видов и картин, того богатства и разнообразия растительной культуры и в особенности нет тех великолепных замков, фантастических вилл и прелестных коттеджей, которыми наполнен южный берег от Фороса до Алушты, в особенности же та часть этого берега, которая простирается верст на 20 и более по одну и по другую сторону Ялты.

Южный берег Крыма, прославленный столькими новейшими путешественниками и воспетый столькими поэтами, — со времен самой глубокой древности, с тех времен, кажется, до которых только простираются воспоминания истории, стал обращать на себя внимание людей. Чудные горы и очаровательные долины южного берега, как видно по некоторым историческим следам, были всегда довольно густо населены и возделаны. Здесь попадаются еще и теперь маслинные деревья, которым насчитывают по тысячу лет и более. Встречающийся очень часто в горах одичалый, многовековой виноград, смоковница, лавр и другие деревья свидетельствуют об очень давней и богатой культуре, некогда здесь процветавшей. Конечно, следы этой культуры следует отнести к временам древних эллинов; потому что на существование древнегреческих поселений на южном берегу указывают сохранившиеся и до сих пор чисто греческие названия некоторых из здешних местностей, как напр. Лампас (нынешний Ламбат), Партенит и другие.

После культуры древних эллинов, которым, в обладании южным берегом, наследовали греки-византийцы, тут явилась культура итальянская — цветущая и богатая не менее греческой, если судить по свидетельству итальянских историков о богатой производительности генуэзских колоний в Крыму, в числе которых Судак и другие места южного крымского побережья занимали весьма видное место.

Но после генуэзцев южный берег, как и вся, кажется, нагорная часть Крыма, приходил постепенно в дикое состояние.

С присоединением Крыма к русским владениям на южный берег очень рано было обращено внимание; богачи и вельможи стали приобретать земли на южном берегу, вслед за «великолепным князем Тавриды», т. е. вслед за князем Потемкиным, начавшим устраивать богатую виллу в нынешнем Артеке, у подошвы Аю-Дага.

Но начало благоустройства и начало русского населения на южном берегу следует считать со времени управления Новороссийским краем герцога де Ришелье. Он приобрел Гурзуф, и первый стал устраивать здесь правильные сады, виноградники и проч. В его же время был заведен казенный ботанический сад (ныне Императорский) у деревни Никиты. По примеру Ришелье многие не только из столичных богачей и вельмож, но и из водворившихся в Крыму русских, из служащих чиновников и прочих стали покупать и приобретать участки земель на южном берегу и начали разводить на них виноградники и устраивать небольшие дачи.

Но настоящим устройством своим южный берег обязан более всего покойному князю М.С. Воронцову, вступившему в управление Новороссийским краем и Бессарабией, в качестве генерал-губернатора, в конце двадцатых годов. Князь Воронцов страстно полюбил Крым и в особенности южный берег.

Его просвещенные и постоянные заботы об этом прелестном уголке русской земли, его многолетние усилия водворить здесь правильное виноградарство и виноделие и правильное садоводство, — как приносящие доходы, так и садоводство ландшафтное, пейзажное, служащее собственно для эстетического наслаждения, — не пропали даром. Чтобы воспользоваться богатством и роскошью природы южного берега и сделать из него то, что он представляет теперь, князь Воронцов, правда, не щадил ни издержек, ни просвещенных трудов своих. Рейн, Венгрия, Бургундия, Архипелаг, Малага. Мадера и прочие присылали сюда, по его требованиям, свои виноградные лозы; породы редких растений со всех концов света выписывались князем Воронцовым, равно как и заграничные виноградные лозы, и раздавались всем, желавшим заняться их культурой на южном берегу.

Князь М.С. Воронцов не только не щадил сам многих сотен тысяч рублей на устройство своей чудной Алупки и других южнобережных имений своих и для раскрытия и разработки природных богатств южного берега; но он сумел внушить эту благородную страсть и многим русским вельможам, людям богатым и даже небогатым, — так что иметь дачу на южном берегу, иметь там свой увеселительный сад, свой замок или какой-нибудь домик фантастической архитектуры, словом, иметь там свой pied-a-terre сделалось, со времени князя Воронцова, какой то потребностью, барской прихотью, сделалось требованием моды почти для каждого русского вельможи и для каждого светского человека, с большим и независимым состоянием.

И таким образом создались те великолепные дворцы, замки, домики, те чудные и роскошные виллы, сады и парки, которые вместе с дикими и величавыми горами и вместе с величественной картиной беспредельного синего моря, делают южный берег Крыма одним из редко-замечательных и прелестнейших уголков на земном шаре, одним из драгоценнейших достояний и богатейших украшений русской земли.

Южный берег, особенно та часть его, о которой мы сказали выше, представляется теперь по истине непрерывным, волшебным и одним из превосходнейших в мире садов. «Янтарь и яхонт винограда» — по выражению поэта, — сверкает теперь повсюду посреди обширных виноградников, которыми буквально унизаны прибрежные скалы и наполнены уютные долины южного берега. Целыми рощами и красивыми группами разбросаны здесь повсюду темные кипарисы, стройно возвышаясь во всей суровой красоте своей среди деревьев других пород, среди густолиственных лавров, магнолий, рамнусов и среди множества других вечнозеленых деревьев и кустарников южного климата, и вся эта масса могучей южной растительности так дивно гармонирует с синей лазурью здешнего неба, с мрачными скалами и с прозрачной синевой моря. Вообще богатство, роскошь и разнообразие растительности южного берега невольно поражают и очаровывают путешественника, особенно же очаровывают северного человека, знакомого с породами южных растений лишь по оранжерейным образцам.

Вот почему теперь так много русских путешественников стремится каждое лето на южный берег. Мы не говорим уже о богатых и о счастливых мира сего или о больных, которым нужны мягкий климат или морские купания; но каждый, кто имеет средства и не стеснен недостатком, — хозяин ли — помещик, ученый, профессор, чиновник, — всякий едет теперь на южный берег, с целью отдохнуть от своих обыденных дел и занятий, посреди чудной природы и благодатного климата, покупаться в море и полюбоваться восхитительными садами Алупки, Ореанды и Ливадии.

Очень понятно, что прелестное местоположение, богатая растительность, с чисто южным характером и мягкий климат, привлекавшие во все времена людей селиться на южном берегу, влекут сюда и теперь массу путешественников и туристов, число которых увеличивается почти с каждым годом.

Чтобы составить себе вполне удовлетворительное понятие о величии и о живописной красоте видов южного берега, нужно вступить в него через Байдарские ворота. — Ворота эти устроены на самом рубеже южного берега, на вершинах местности Форос, при спуске с северной на южную сторону хребта Яйлы. При самом выезде из Байдарских ворот перед путешественником открывается великолепнейшая в мире и поражающая картина природы: море, освещаемое ярким светом полуденного солнца, расстилается почти у его ног, во всем своем величественном и необозримом пространстве. По левую руку подымаются амфитеатром высокие, обрывистые горы, отступив на небольшое расстояние от морского берега и оставляя между морем и бесконечной цепью гор узкую полосу плодоносной и украшенной богатой растительностью земли. Эта небольшая окраина благословенной земли, отнятая человеком у гранитных скал и у волн морских, и составляет собственно «южный берег». Внизу, по горным скатам к морю, разбросаны здесь повсюду небольшие долины, луга, виноградники и группы красивых дерев, из за густой зелени которых мелькают то там, то сям дачные постройки.

Прекрасно устроенное южнобережное шоссе, смело прорезывающее гранитные скалы и утесы, вьется зигзагами — не редко над самыми пропастями, через которые переброшены гранитные мосты. При проезде по южнобережному шоссе, путешественнику постоянно представляются, налево — высокие отвесные стены хребта Яйлы, вершины которых скрываются в облаках, направо группы дерев с гигантскими вековыми орехами и массой роскошной зелени, и между ними подымаются мрачные утесы серого гранита, разметанные некогда вулканической силой по склонам, горного хребта и по берегу моря. Чем далее вы подвигаетесь по шоссе, тем виды становятся оживленнее и живописнее. От Алупки до Ялты и далее дорога решительно представляет непрерывный нескончаемый сад, уставленный богатыми дворцами, замками и прелестными домиками.

Таков общий характер горных видов и картин южного берега Крыма. Мягкая, нежная атмосфера юга, набрасывающая тонкий, блестящий колорит на все предметы, лазуревое южное небо и никогда не покидающий вас вид на необъятно-беспредельное море придают всем картинам южного берега неизъяснимую прелесть и очарование и делают то, что, увидев их однажды, вы сохраняете в душе вашей самое живое впечатление и самое отрадное воспоминание о них.