Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » М.М. Боборыкин. «Воспоминания о Крыме. 1897—1920»

Ялта. 1911, 1912, 1913 гг.

Из года в год в течение 4-х лет аккуратно, в одно и то же время в конце июня месяца мы уезжаем в Крым, в Ялту и так же аккуратно через месяц, в первых числах августа, возвращаемся обратно в Барвенково. Облюбовал я это время потому, что оно совпадает с усиленными полевыми работами по уборке хлеба, а эти последние, в свою очередь, создают полное затишье в нотариальных делах. Кроме того, для морских купаний и лечения воздухом и солнцем июль является самым лучшим временем во весь летний сезон. Чтобы выиграть лишний день, я обыкновенно брал отпуск с 30 июня, а уезжал 28-го вечером, т.к. 29-го день неприсутственный ([праздник св. апостолов] Петра и Павла). С той же целью мы стали ездить курьерским поездом, который на другой же день около 11 часов утра приходит в Севастополь, откуда в тот же день в 6 часов вечера мы приезжали уже в Ялту на пароходе. Скоро, удобно и без заездов в севастопольские гостиницы.

Несмотря на прошлогодние неприятности, имевшие место на даче Вербицкой, в последующем 1911 году мы все-таки наняли комнату не в гостинице, а на частной даче у Эмира Бухарского, в одном дворцовых флигелей по Ливадийской улице. Как это вышло, положительно не помню: не то нас прямо с пристани повезли на дачу, не то при помощи комиссионера мы устроились так быстро — не могу определенно сказать. Заплатили 60 рублей за комнату с 2-мя самоварами. К стыду дворцовой администрации, в кроватях и матрацах оказалось великое множество клопов, что напомнило мне дачу «Вилла Роз» Замайской, на которой мы жили в 1903 году и на которой клопы чуть не съели нашу харьковскую знакомую, приезжавшую к нам в Ялту в гости. Заведующая комнатами всю вину за клопов, конечно, свалила на нечистоплотность, присущую восточным народам вообще и в частности бухарцам, а между тем сама, вместо того чтобы следить за чистотой, большую часть времени проводила в разговорах и мечтах о своем отсутствующем повелителе и наличном — управителе дачами, так называемом «эффенди». Этот «эффенди» оказался большим любителем музыки, и его часто она влекла в городской сад, а также и большим плутом, о чем я совершенно случайно узнал от одного офицера, ехавшего со мной в одном вагоне в Харьков. Он был прикомандирован к Эмиру Бухарскому, когда тот приезжал в Ялту, и был, что называется, в курсе дела. Плутовство «эффенди» заключалось в подмене лошадей лучших на худшие после того, как первые уже самим Эмиром были осмотрены и одобрены. Да и другая история с кражей серебра, в которой были заподозрены публичные девицы, приглашенные эффенди и Гвоздевичем под именем порядочных дам на бал к Эмиру, кажется, была делом рук того же эффенди. Впрочем, официальным порядком дело это не велось, хотя Гвоздевич и гонялся за означенными девицами в Севастополь и Симферополь. Ну так до клопов ли было эффенди!

Потянулись за нами из Барвенково в Крым и местные коммерсанты. Так, в 1911 году К-вы, в 1912-м — Т-вы и в 1913-м — Е-ки. Первые ласточки, К-вы, остановились в гостинице «Джалита», т.к. они предполагали пробыть в Ялте недолго — неделю-полторы. Мы с ними и присоединившеюся к нам соквартиранткой, московской купчихой 3-го сорта О.Н.М., ездили в Алупку, где сия особа очень долго бегала по парку, разыскивая такой ресторан, где бы можно было заказать целый самовар и попить чайку до десятого пота, но, к сожалению, такой ресторан она не нашла и пришлось довольствоваться двумя-тремя стаканами. Во дворец нас не пустили, т.к. в этот день он был закрыт для осмотра. Эта москвичка вместо обещанных подробных писем прислала нам только одну открытку, одним словом, «сбрехала», как она сама выражалась.

В 1912 году мы поселились в гостинице «Джалита», в одном из домов, находящихся в обширном, но застроенном саду. Там же и столовались. Нижние этажи этих домов пока не отдавались внаем, т.к. они еще не просохли после разразившегося над Ялтой громадного ливня, затопившего низменные части Ялты по Пушкинскому бульвару и по реке Дерекой у полицейского моста. В этом году из Барвенково приезжали в Ялту супруги Т-вы с сыном, остановились в гостинице «Ореанда». С ними мы предприняли поездку в Гурзуф и Суук-Су, но до последнего мы не все доехали, т.к. с мадам на катере сделалось дурно, и она в Гурзуфе выкинулась на сушу, а мы с ее сыном продолжали путь дальше в Суук-Су. В Ялту вернулись на том же самом (обратном из Алушты) катере, на котором ехали и в Гурзуф. На этот раз дело обошлось благополучно. Вскоре они уехали восвояси, а мы оставались до конца отпуска.

Правду говорят, что в Ялте случаются удивительные по своей неожиданности и имеющие громадное значение в жизни встречи. Моя жена встретилась в Ялте со своим родным братом, с которым не виделась лет 15. Я очень сожалел, что не придавал тогда серьезного значения предостережениям его на счет предстоящей войны с Германией и не воспользовался его советами устройства дел на случай неудачной войны. Но кто же мог думать, что у нас произойдет такая грандиозная катастрофа.

На пароходе из Севастополя в Ялту (в 1913 году), во время страданий наших морской болезнью, мы познакомились с двумя милыми барышнями, сестрами-учительницами С., которые долгое время стеснялись сказать, что они из Кобеляк Полтавской губернии. Они поехали дальше в Гурзуф на катере, пообещав приехать к нам в Ялту в гости. Мы опять остановились в гостинице «Джалита», в громадной комнате с балконом, выходящим во двор, где было устроено кино. С балкона нам была видна вся проходящая в кино публика и слышалась игравшая там музыка. При найме этой комнаты было условлено, что она нанимается нами временно, впредь до освобождения более дешевых комнат, но такового освобождения мы не дождались и заплатили 75 рублей за месяц.

В этом (1913) году из Барвенково приезжали Е-ки, остановившиеся в гостинице «Ореанда». Они (муж и жена) оказались большими любителями морских купаний и с азартом наслаждались ими. Ездили вместе в Гурзуф, а оттуда ходили пешком в Суук-Су и таким же образом вернулись в Гурзуф. Обедали в знаменитом гурзуфском, в русском стиле, ресторане, угостившим нас далеко не знаменитым обедом. Особенно противна была камбала, отдававшая сыростью до того сильно, что мы (мужчины) пустили потихоньку в ход салфетки и воду, чтобы избавиться от этого неприятного запаха. Не выдержали Е-ки продолжительного пребывания в Ялте и через неделю укатили домой.

С-чи исполнили свое обещание и приехали к нам в гости с таким расчетом, чтобы на другой день утром поехать на катере в Алупку и Симеиз. Из Алупки мы поехали на лошадях в Симеиз, где старшая сестра Ай-Натали (мое прозвание) так разболелась, что осталась отсиживаться в ресторанчике на берегу моря, а мы втроем бродили по Симеизу и купались на чудном пляже. Обратный путь на катере, причем Ай-Натали совсем плохо себя чувствовала и не выходила из каюты. Переночевав в Ялте, они на другой день утром уехали в Гурзуф. Больше мы не встречались в Крыму и только один раз получили поздравление не то с Рождеством, не то с Новым годом из Кобеляк.

На набережной новая встреча с моим земляком, с которым я уже встречался в Гурзуфе в 1905 году, П.А.В. и с его женой А.С. Он уже успел за это время обзавестись семьей (две дочери и сын) и хибаркой в Ялте. Они навестили нас в гостинице «Джалита», высказав пожелание, чтобы на будущее время мы останавливались у них. Этого я никак не ожидал, но решил, что коммерческие люди так и должны поступать.

Еще одна неожиданная встреча. В день нашего отъезда из Ялты (30 июля 1913 года) на пароходе «Пушкин», отходящем в Севастополь, мы встретились через 15 лет с бывшею подругою моей жены А.П.К. и мужем ее, народным архитектором Г.С.Т. Невольно вспомнил я стихотворение Апухтина «С курьерским поездом». Думаю, что и в отношении меня ею было воскрешено в памяти означенное стихотворение. Тут же на пароходе из местных газет мы узнали о смерти Н.Л. Подмазкина, бывшего управляющего кн. Трубецких, которому «Сара» обязана своим возникновением и благоустройством.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь