Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

Главная страница » Библиотека » А.Г. Головачёва. «"Все эти гурзуфы, массандры и кедры...". А.П. Чехов в Гурзуфе»

Гурзуфская дача в переписке О.Л. Книппер и М.П. Чеховой*

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 27 октября 1909 г. Из Ялты в Москву

Милая Оля, трудно мне было собраться поехать в Гурзуф, это отчасти было причиной моего молчания. Наконец свершилось — я на днях съездила в сие злополучное место! Нашла его в самом приличном виде: выкрашено, побелено и замазаны все дыры, даже есть цветник перед террасой и ватер. Всюду чистота. Но... без но нельзя... Крыша стала настолько ветха, что требует фундаментальной починки, дерево под черепицей совсем сгнило, пропускает течь. Необходимо весной починить.

Обитатели1 очень ухаживают за домиком и весьма огорчились, когда я сказала им о необходимости платить с весны. Они, вероятно, принуждены будут уходить, и опять начнется разрушение и потребуется сторож. Вот и все о Гурзуфе. Подробности можешь узнать от Балтрушая2, котор<ый> скоро вернется в Москву. Я вместе с ним ездила в Гурзуф.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 7 ноября 1909 г. Из Москвы в Ялту

Спасибо за письмо, милая Маша. Я очень тебе благодарна, что ты навестила Гурзуф, и радуюсь, что там благополучно. Весной, конечно, надо сделать ремонт, но зачем же выгонять жильцов зря?

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 12 апреля 1911 г. Из Ялты в Петербург

На днях поеду в Гурзуф насчет плана3 и как-нибудь оформить пребывание твоих бесплатных арендаторов.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 4 мая 1911 г. Из Ялты в Петербург

В Гурзуфе очень хорошо. Заключили контракт с арендаторшей.<...> План заказала. Теперь всё в порядке.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 30 сентября 1913 г. Из Ялты в Москву

Твой план Гурзуфа готов, вышло хорошо. Творец его взял только 20 руб. Земли оказалось меньше, чем в раздельном акте. Генуэзскую крепость и бывшую дачу Выезжева купил Шаляпин, теперь он твой сосед. Поздравляю!

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 15 апреля 1916 г. Из Ялты в Москву

<...> Новости о новом владельце Гурзуфа — инженере Денисове4. Он скупает берег в деревне, хочет купить и твой участок. Учитель5 советует просить не меньше 40 т. Он писал тебе о 30. Но рядом покупает Д<енисов> по баснословно дорогой цене. Мой совет продать и купить для своих внуков участок в окрестностях Судака или в Евпатории, где ваши художественники приобретают земли. А с Гурзуфом вряд ли у тебя что выйдет. Нужно жить там по крайней мере месяцев пять в году, да и затратить туда много надо. Место это не терпит, чтобы его хранить в первобытном виде. Одно только беспокойство!6

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 28 апреля 1916 г. Из Москвы в Ялту

<...> От инженера Денисова получила телеграмму — желаю ли я продать свое место и какие мои крайние условия. Я ответила, что продавать не желаю <...>

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 15 апреля 1917 г. Из Ялты в Москву

Надо дать этой даче название: напр., «Тихий уголок», «Необитаемый остров», «Недоступное», «Воловьи Лужки»7, «Мечты», «Желанное» и проч. тому подобное. Выбирай любое название, а то всё Гурзуф да Гурзуф...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 24 апреля 1917 г. Из Москвы в Ялту

По тому, как мне хочется в Гурзуф, надо бы ему дать название «Желанное» — сейчас посмотрела в твое письмо и увидела там то же самое в твоем перечне. <...>

Предпринимать в Гурзуфе ничего не буду, только хочу почувствовать...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 11 августа 1917 г. Из Гурзуфа в Мисхор

Милая Маша, ложусь спать... С грустью покидаю Гурзуф. Море шумит, и в темноте так красива белая, льнущая к камням пена... Молодой полумесяц уже спрятался за зеленой горой, гурзуфские огоньки потухают. Необычайное было сегодня огненное облако, т. ч. море все было красное от него. <...>

Сегодня я была у управляющего, т. к. он болен и не мог прийти. На планах, конечно, мой берег числится никому не принадлежащим. И конечно, он говорит, что право за мной по купчей, но конечно, татары будут протестовать. <...> надо будет вымерять и проверять границу.

С Мисаилиди8 я подписала условие на 1 700 р. — сделает стенку от калитки до верхней площадки, насыпет недостающий кусок, внизу кусок стены цементирует, вычистит задний участок. Просит 500 р., и я должна буду выслать из Москвы, т. к. я не взяла чековой книжки и не могу брать отсюда деньги.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 1 февраля 1918 г. Из Москвы в Ялту

Вчера мы все и Чеховы пошли в синематограф смотреть картину, место действия — Гурзуф, но, увы, все происходило в ресторане и в саду и в комнатах, и только раз показалась моя бухточка, плескалась вода, видна лесенка, и мы все заволновались. Я как раз помню съемку этой картины9.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 16 июля/29 июля 1918 г. Из Москвы в Ялту

Недавно мы смотрели в плохоньком синематографе «Белеет парус одинокий» — вся картина, все действие происходит в моем домике, на площадке и в бухте10, странно было видеть все так близко и так живо...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 9 января/22 января 1919 г. Из Москвы в Ялту

<...> Вкусные пироги, индюшки, закуски, сладости — все это кажется далеким и невозможным уже. Вы этого еще не понимаете. На днях я была у больного Стаховича; лежит в кухне, т. к. в квартире 2°. Он подарил мне яйцо вкрутую — ему прислали откуда-то, и я его как драгоценность принесла домой. Я месяца 3 не видела яиц. Сахар 75 р. фунт, масло 100 и 120 р. Всюду едят конину, продают и собак.

Ах, как хочется в Гурзуф! Хочется тепла, солнца, моря!

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 11 сентября 1920 г. Из Тифлиса в Ялту

С тоской и любовью нежной вспоминаю Гурзуф — у всех лица просветляются, когда вспоминаем...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 21 сентября 1920 г. Из Тифлиса в Ялту

А мы через три дня уезжаем за границу. Что там нас ждет — не знаю! Полная неизвестность. Я еду пассивно. Вероятно, будем в Бухаресте, Софии, Белграде, Праге, а там — не знаю. Страшно. Помолись за нас и за меня. Никогда я не увижу Москвы! Не увижу Ялты, Гурзуфа! <...> Цел ли Гурзуф! Господи, что это на старости лет пришлось мотаться!

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 6 июня 1922 г. Из Москвы в Ялту

Если бы я была свободна11, я бы сама слетала в Крым. Напиши что-ниб<удь> о гурзуфском домике <...>

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 11 июля 1925 г. Из Гурзуфа в Ялту

Маша, милая, здесь чудесно. Море сегодня волшебное. Запах инжира и море — помнишь, ты так любила его?.. Полный штиль, доносится пение... Устроились ничего себе12, балкон отгородили и с упоением ужинали вчера картошкой, огурцами, помидорами... Маша, если можно, перешли мне фотографию Ант. Павл., кот<орая> стояла у меня внизу, я ее привезу обратно, очень хочется. Крик и ор в бухте такой же и шоколадом иногда несет13. Целую и жду.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 1 октября 1927 г. Из Ялты в Москву

По слухам, твой дом пострадал не очень, в опасности стена двух твоих комнат от моря14. Ее надо будет перекладывать. Катера не ходят, и потому трудно добраться до Гурзуфа. <...>

<...> Все бегут из Крыма, особенно с детьми, на которых землетрясение действует ужасно... Говорят, большинство домов в Гурзуфе превратились в порошок. Очень пострадал домик на мысу. Твоим арендаторам большой убыток! Думаю, что руб. 150 тебе хватит на ремонт, постарайся их заработать. На твоем домике Божие благословение!15

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 3 декабря 1928 г. Из Ялты в Москву

<...> Приходил твой заведующий из Гурзуфа — Трегубов16 и горько жаловался, что не в силах бороться против стихий. Дождь льет как из ведра, вот уже две недели, крыша на домике еще не перекрыта, течет всюду. Приходится подставлять тазы и ведра. <...>

Без денег рабочие делать не станут. К тому же, вероятно, придется менять прогнившие доски. Трегубов говорит, что он на те 20 руб., которые ты ему дала, купил кое-какие материалы, вроде известки.

Постарайся, голубушка, что-нибудь прочитать в пользу своего домика в Гурзуфе и немедленно же прислать мне или Трегубову деньги на ремонт.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 17 июня 1929 г. Из Ялты в Москву

Чудеса творятся на белом свете! Никогда еще я не видела твоего Гурзуфа в таком великолепии!!! Прямо поражена!! Честь и слава твоему Роману! Только сейчас вернулась домой усталая и голодная, но не могу не написать. Крыша покрыта солидно, с оригинальной трубой. Дом заново отремонтирован — чистота. Дорожки усыпаны гравием не только около дома, но и у ватера. Последний усовершенствован — с новым большим оцинкованным ведром. Разбиты клумбы и уже есть цветы. Привезла рассады и я. Цветут розы. Пострадали от мороза инжирные деревья, но это везде. Даже пляжем занялся этот больной человек... Есть квартиранты. Полученными от них деньгами Роман расплатился с долгами. Одни уезжают через две недели, а другие позднее. Твоя комната неприкосновенна <...> Необходимо огородить задний участок. Небольшая затрата, но удобств масса. В общем, тишина и уют, народу мало.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 11 ноября 1929 г. Из Ялты в Москву

Милая моя Олечка, по просьбе Романа Корнеевича поехать в Гурзуф посмотреть каменные работы и как бы проконтролировать его для его спокойствия я вчера съездила с последним катером, больше уже ходить не будет. Погода была дивная, и я получила огромное удовольствие от этой поездки! Прелестный, мой любимый домик и садик содержатся опрятно. Сейчас садик лучше, чем был летом, цветов еще много — розы, герани и проч. Выскочила жилица — дамочка из Еликоновой17 комнаты, и на мой вопрос, хорошо ли ей здесь, прижав руки к груди, воскликнула: «Замечательно, я прямо счастлива, что я здесь». И я ей позавидовала... Стенки сложены хорошо, солидно. Участок получился большой-пребольшой. Кухню развалили и калитку решили поставить у самого дома, чтобы не была на отлете и не так был отчужден участок. <...> Вероятно, твой Роман тоже строитель Сольнес18, иначе я не понимаю, почему он взял на себя такой большой труд... На участке хаос из мелких камней и целые горы земли... Сам копает, выбирает камни, уносит в море, выравнивает землю и собирается сажать кипарисы вдоль стен по переулку и соседей. От калитки пойдет вверх маленькая каменная лесенка.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 16 июня 1930 г. Из Баку в Ялту

Как я мечтаю о Гурзуфе!!!

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 9 сентября 1930 г. Из Гурзуфа в Ялту

Маша, дорогая, двенадцатый час ночи — день прощания, день тоски, день расставания с синей калиткой, где мне было так хорошо, точно я урвала у жизни, уворовала что-то недозволенное.

Море меньше бурлит, как будто затихает, луна из-за туч иногда выглядывает. Сейчас после ужина уложила посуду. Весь день я понемногу оголяла свою комнату. Пробежали с Лизаветой после чая по нашему ущелью (мимо аптеки) и спустились с верхн<его> шоссе по парку через кипарис<овую> аллею, и всё любовались Гурзуфом — он был какой-то золотой и легкий: облака золотистые бросали отсвет.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 18 сентября 1930 г. Из Москвы в Ялту

Маша, дорогая, вот уже неделя, как я верчусь в Москве <...> пошла трепотня, телефоны, а я все вспоминаю синюю калитку, свое окно, каждый камушек, слышу всплеск моря <...>

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 3 октября 1930 г. Из Ялты в Москву

Море <...> все время было завидно тихое, и так хотелось поехать в Гурзуф, особенно когда доносился до меня рев катера!!..

Мне сладко вспоминать дни, проведенные в Гурзуфе, и в то же время стыдно за дни моей болезни, за беспокойство, которое я вам всем доставила... Иногда у меня не было сил воздержаться от Гурзуфа!..

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 19 октября 1930 г. Из Москвы в Ялту

Вспоминаю с любовью и тоской Гурзуф.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 19 мая 1931 г. Из Ялты в Москву

В твоем домике идет спешная побелка и уборка в ожидании твоего приезда. Говорят, там у тебя замечательно хорошо! Собираюсь съездить. Цена проезда несколько увеличилась — теперь один конец 1 р. 30 к. Воображаю, как тебе будет приятно, после болезни и Питера, дышать чистым морским воздухом!

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 8 сентября 1931 г. Из Москвы в Ялту

<...> Помаленьку влезаю в московскую жизнь, а думается все о Гурзуфе.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 22 октября 1931 г. Из Ялты в Москву

Часто бегаю в город по делам, хлопочу о топливе, и когда вижу тихое море — хочется в Гурзуф, вспоминаю лето, твой домик и его летних обитателей.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 24 августа 1932 г. Из Берлина в Ялту

Я очень грущу, что не попадаю в мой милый Гурзуф и что не захлопнется за мной синяя калитка... Только 20-го я получила телеграмму, что отпускают до 8-го, а не до 15-го... Сердце чуяло, что так будет. До боли обидно.

Хоть бы кто-нибудь написал мне о Гурзуфе, какова беседка виноградная, цветет ли портулак, как олеандры, не глушит ли зелень террасу; делали ли ремонт. Я еще из Москвы послала Роману 200 р. на ремонт <...>

<...> В витрине Интуриста огромная плаката южн<ого> берега Крыма, и я заволновалась, увидя мой милый мыс Гурзуфский...

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 12 октября 1933 г. Из Ялты в Москву

Со сладостью вспоминаю гурзуфскую жизнь...

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 7 июня 1934 г. Из Ялты в Москву

Милая, хорошая Оля, третьего дня я была у тебя в Гурзуфе. Чудесно там! Домик как будто сейчас выстроен, так его чисто выбелили внутри и снаружи. Полы блестят. Я никогда не видела так много роз! Кусты усыпаны ими. Правда, мало разновидностей, но великолепно!

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 16 сентября 1935 г. Из Москвы в Ялту

<...> Я ехала, и в ушах все симфония моря, и скрип гравия, и мысленно стояла на каждом кусочке милого Гурзуфа.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 17 сентября 1936 г. Из Москвы в Ялту

С нежной грустью и любовью вспоминаю Гурзуф и нашу жизнь, в ушах стоит гул морской.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 24 сентября 1936 г. Из Ялты в Москву

Я скучаю, с тоской вспоминаю Гурзуф, особенно сейчас, когда погода стоит на редкость — замечательно тепло, даже жарко по-летнему! Хочется на мысочке чайку попить после катера...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 25 июля 1937 г. С дороги, в поезде

Уехали из Гурзуфа в 9 ч. с пристани, чудная ночь. Софа19 исходилась в слезах. <...>

О Москве не думается, не хочется. Думается о синей калитке, о море, о Машином катере20, о всей милой жизни в нашем тихом уголке.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 10 июля 1938 г. Из Ессентуков в Ялту

Мечтаю о Гурзуфе, как о рае. <...> Август поживем хорошенечко, да? И кункен будет?!

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 17 июля 1938 г. Из Ялты в Ессентуки

Хорошая моя Оля, я рада, что ты лечишься, но мне так хочется, чтобы ты скорей приехала в Гурзуф, и я могла бы отдохнуть, хотя денька бы два от своей большой работы и суеты...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 1 сентября 1940 г. Из Москвы в Ялту

До сих пор вспоминаю и живу каждым уголком милого Гурзуфа, слышится то ласковое воркование, то грозный прибой моря, хочется подышать свежестью его, взглянуть на дальний горизонт, а тут перед глазами кирпичный скучный дом...

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 6 июня 1941 г. Из Ялты в Барвиху

Домик в порядке — выбелен, полы освежены. Нужна фанера для потолка (буду подавать заявление в кинофабрику — по совету Романа). Садик представляет из себя корзину из великолепных роз... И вообще все изумительно, и только жаль, что нет хозяев.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 24 июня 1944 г. Из Ялты в Москву

Собираешься в Крым? Два дня пробыл у нас Роман, он приходил из Гурзуфа на врачебную комиссию. Его доклад о состоянии гурзуфского домика я уже писала Софе. На счастье, он застал у меня кое-кого из членов нашего правительства, Роман разговаривал лично о нуждах твоей дачи. Обещали послать немедленно же туда цементу и извести. И ты, вероятно, уже получила телеграмму из Симферополя от Обкома ВКПб, от секретаря. Тебя и Софу встретят и во всем помогут.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 18 июля 1944 г. Из Москвы в Ялту

Грустно мне думать о Гурзуфе. Восстанавливать его — не хватит энергии, ну — поглядим на него и подумаем.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 4 июля 1945 г. Из Ялты в Москву

Вот, слава Богу, твой Гурзуфик спешно ремонтируется. Я добилась наконец! Познакомилась с секретарем районным М.С. Валуйко, прекрасным человеком — деловым, и работа закипела.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 16 февраля 1946 г. Из Ялты в Москву

<...> Была у меня Капитолина из Гурзуфа и сообщила, что Романка починил крышу, и теперь нигде не течет, и вообще все в порядке. Только они очень нуждаются, и взяла у меня взаймы 300 руб. Я с великим удовольствием дала. Рыба не ловится, и от этого у них недостатки.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 29 октября 1946 г. Из Москвы в Ялту

С любовью вспоминаем и ялтинскую жизнь, и теплые дни, и милый Гурзуф...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 23 октября 1947 г. Из Москвы в Ялту

Маша, когда я одна, всё мысленно брожу по Гурзуфу и Ялтинскому садику и вспоминаю каждый кустик, слышу, как под ногами гравий поскрипывает, слышу море, и так делается тоскливо.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 6 декабря 1948 г. Из Ялты в Москву

<...> Вчера скончался Роман. <...> Капитолина приняла на себя бразды правления <...> Бедняга все говорил: «Поеду в Москву к Ольге Леонардовне». Очень все это грустно, но что поделаешь?! У всякого свое горе...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 13 марта 1949 г. Из Москвы в Ялту

Одна мечта — Ялта, Гурзуф, авось раздышусь.

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, 10 сентября 1949 г. Из Ялты в Гурзуф

Вспоминаю с радостью свое пребывание в гурзуфском раю <...>

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 20 ноября 1949 г. Из Москвы в Ялту

А я все вспоминаю южное глубокое синее небо и сад, и кедр, и кипарисы, и все, все <...> и Гурзуф мой драгоценный...

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 28 января 1951 г. Из Москвы в Ялту

А как вспомню солнечные теплые дни в Ялт<инском> саду или в Гурзуфском моем «владении», — защемит сердце. Эх!

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 10 мая 1952 г. Из Москвы в Ялту

Спасибо большое за цветы, кот<орые> Женя21 передала мне от тебя, и так захотелось и в Ялту, и в Гурзуф. Но когда я поправлюсь и окрепну, чтобы двинуться в длинный путь, — не знаю.

О.Л. Книппер — М.П. Чеховой, 29 ноября 1955 г. Из Москвы в Ялту

Мечтаю о Гурзуфе и о Ялте <...>

М.П. Чехова — О.Л. Книппер, до 18 апреля 1956 г. Из Ялты в Москву

Милая и дорогая моя Олечка, мне попалась эта открытка22 и так захотелось послать ее тебе и Софочке!

О.Л. Книппер — Е.Ф. Яновой23, 2 июня 1957 г. Из Москвы в Ялту

На днях я получила букет роз из гурзуфского моего садика — это всколыхнуло до глубины души, и такая глыба воспоминаний захватила меня, и Гурзуф, и связанная с ним Ялта, и Машенькина опустевшая комната24, и сад, и все вспомнилось <...>

Примечания**

*. Фрагменты переписки О.Л. Книппер и М.П. Чеховой публикуются по изданию: О.Л. Книппер — М.П. Чехова. Переписка. Т. 1: 1899—1927. Т. 2: 1928—1956 / Подгот. текста, составл., коммент. З.П. Удальцовой. — М.: Новое литературное обозрение, 2016.

**. Примечания к данной подборке сделаны А.Г. Головачёвой.

1. В отсутствие Ольги Леонардовны гурзуфский домик сдавался в аренду разным жильцам.

2. Поэт Ю.К. Балтрушайтис, отдыхавший с семьёй в Крыму с конца августа до начала ноября 1909 г.

3. Возникла необходимость заказать план дома и участка в Гурзуфе. К этому времени реальные границы участка несколько отличались от тех, какие были указаны в купчей А.П. Чехова и затем как доля наследства О.Л. Книппер в раздельном акте имущества наследников от 4 апреля 1905 г.

4. Николай Хрисанфович Денисов, инженер путей сообщения, последний владелец Гурзуфа в 1916—1917 гг.

5. Учитель татарской школы в Гурзуфе Ибр. Изм. Озенбашлы, с 1912 по 1925 г. был арендатором дачи О.Л. Книппер с обязательством выполнять работы по сохранности домика и территории.

6. С 1907 по 1919 г. М.П. Чехова владела собственной дачей «Чайка» в Мисхоре и в этот период не очень дорожила возможностью отдыха в Гурзуфе. Впоследствии гурзуфская дача приобретёт для неё несравненно большую ценность и значимость как семейное достояние и одно из мест памяти А.П. Чехова.

7. «Необитаемый остров» — шутка в память названия романа любимого всеми Чеховыми Жюль Верна. «Воловьи Лужки» — шутка по-Чехову: так назывался небольшой участок земли, из-за которого вели спор соседи-помещики в водевиле А.П. Чехова «Предложение».

8. Константин Лазаревич Мисаилиди — подрядчик на строительных работах в Гурзуфе.

9. Летом 1916 г. московский режиссёр В.Л. Ленчевский снял в окрестностях Гурзуфа фильм, который демонстрировался в разных городах России в качестве рекламы денисовского курорта.

10. С того времени и по сей день гурзуфская чеховская бухта — излюбленное место кинематографистов.

11. Первое известное письмо после возвращения Качаловской группы. Вскоре предстоял отъезд вместе с Московским Художественным театром на гастроли в Европу и Америку.

12. Вместе с О.Л. приехали ее племянник Лев Константинович Книппер и жена брата В.Л. Книппера Нина Николаевна.

13. В это время проход к морю через чеховский участок был открыт, и купанием пользовались все ближайшие жители и дачники.

14. Речь идет о последствиях землетрясения на Южном берегу Крыма, начавшегося в ночь с 11 на 12 сентября 1927 г., подземные толчки чувствовались еще несколько месяцев.

15. Для сравнения: ремонт ялтинского дома А.П. Чехова комиссия оценила в 5 тыс. руб., потом сумму снизили до 3 тыс., М.П. Чехова была в панике: где их взять?

16. Роман Корнеевич Трегубов вместе с женой Капитолиной и сыном Николаем поселился на чеховской даче в октябре 1927 г. и более 20 лет присматривал и ухаживал за ней.

17. Еликон — шутливое прозвище Елизаветы Николаевны Коншиной, чеховеда, близкой приятельницы Ольги Леонардовны, часто сопровождавшей ее на отдых в Гурзуф.

18. «Строитель Сольнес» — шутливое прозвище Марии Павловны по названию пьесы Г. Ибсена, данное ей в семье за любовь к созиданию, к строительству, особенно проявившуюся в годы ее руководства Домом-музеем А.П. Чехова в Ялте.

19. София Ивановна Бакланова, компаньонка Ольги Леонардовны, сопровождавшая её в поездках.

20. Т. е. рейсовый катер из Ялты в Гурзуф, на котором приезжала Мария Павловна.

21. Евгения Михайловна Чехова, племянница Марии Павловны.

22. Открытка с рисунком: Гурзуф. Домик А.П. Чехова. Худ. Карл Мелбарздис.

23. Елена Филипповна Янова — верная помощница Марии Павловны Чеховой по музейной работе.

24. Прошло около пяти месяцев со дня кончины М.П. Чеховой.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь