Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. «Загадка княжества Феодоро»

Таинственная экспедиция

Шла весна 1926 года. В прокуренном купе пассажирского поезда «Москва — Севастополь» сидели несколько человек. Они старательно изучали топографические карты горного Крыма и иногда обменивались несколькими фразами и терминами, малопонятными окружающим. Пассажиры соседних купе не обращали особого внимания на своих немногословных и таинственных соседей.

Позади были годы Гражданской войны, террора и голода. Крым стремительно превращался в курорт всесоюзного значения, строились новые фабрики и санатории, прокладывались дороги, и почти везде на стройках народного хозяйства можно было видеть людей в военной униформе.

Первые курортники, спешившие на теплый юг, больше думали о предстоящем отдыхе, романтических знакомствах и приятном времяпрепровождении, чем о своих странных соседях. Мало ли направлялось в Крым в эти годы сотрудников всевозможных органов и военспецов?

Впрочем, вряд ли кто-либо из пассажиров скорого поезда догадывался о том, что их соседи едут в Крым по личному указанию всесильного Феликса Дзержинского. И уж тем более никому из беспечных советских служащих и студентов не могло прийти в голову, что целью этой небольшой экспедиции был поиск подземных городов и осколков погибших цивилизаций.

Руководитель экспедиции Александр Васильевич Барченко смотрел в окно вагона и вспоминал прожитые годы, проведенные в опасных научных экспедициях, кропотливую работу в библиотеках и архивах... А вспомнить ему было что!

Те, кто в довоенные годы интересовался русской фантастикой, хорошо знали его имя. Молодой юноша, выбравший стезю врача и учившийся на медицинских факультетах Казанского и Юрьевского (Тартусского) университетов, с детства увлекался таинственными явлениями природы и преданиями о мистических предметах, позволяющих их обладателям путешествовать через пространство и время и поддерживать связь с незримыми и могущественными правителями Вселенной.

Его первые научно-фантастические романы, в которых рассказывалось о труднодоступных пещерах, находившихся в Гималаях и на Крайнем Севере, о хранителях тайн погибшей мировой цивилизации, и поныне живущих глубоко под землей, о замурованных отшельниках и преданиях, связанных с ними, потрясали воображение читателей атмосферой таинственности и страха.

И хотя Барченко так и не добился успеха и признания на ниве литературного творчества, его романы и обширные познания в области оккультных наук сделали его вхожим в самые разнообразные мистические общества, которых было так много в России и Европе в годы, предшествующие Первой мировой войне.

Возможно, Барченко так и остался бы в памяти потомков всего лишь очередным чудаком, помешанным на старинных манускриптах и загадочных преданиях, если бы свои изыскания в области оккультизма он не сопровождал напряженной научной работой. Он пытался синтезировать легенды и мифы далекого прошлого и современные достижения науки, прежде всего любимой им медицины1.

Трудно сказать, как сложилась бы дальнейшая судьба молодого неординарного ученого, если бы не грозные события 1917 года. Как и большинство российских интеллигентов, он сочувствовал простым людям, но не разделял жестокостей большевиков. «По мере поступательного движения революции возникали картины крушения всех общечеловеческих ценностей, картины ожесточенного физического истребления людей. Передо мной возникали вопросы — как, почему, в силу чего обездоленные труженики превратились в "зверино-ревущую" толпу, массами уничтожающую работников мысли, проводников "общечеловеческих идеалов"», — писал впоследствии Александр Барченко. Такой позиции было достаточно, чтобы привлечь к себе внимание всемогущего ЧК.

Поэтому, когда в 1918 году в его квартиру позвонили, он подумал: «Это за мной...» Но когда Барченко открыл дверь, то увидел не ставших уже привычными людей в кожаных тужурках, с наганами за поясом, а своего старого друга, профессора истории и филологии, известного философа Льва Карсавина. Рядом с ним стоял молодой человек, невысокого роста, одетый в пресловутую кожаную куртку, однако его вид не был грозным, а улыбка скорее располагала к дружеской беседе, чем грозила грядущими неприятностями.

Молодой человек протянул Барченко руку и, продолжая улыбаться, сказал: «Добрый вечер, Александр Васильевич! Меня зовут Яков Блюмкин. Разрешите, пожалуйста, войти, нам есть о чем поговорить...».

О чем именно разговаривали Барченко и Блюмкин в тот вечер, так и осталось навсегда тайной, но с тех пор Яков Блюмкин, сотрудник ВЧК и специалист по выполнению особо важных и секретных заданий, стал частым гостем Барченко. Постепенно молодой ученный познакомился и с другими видными чекистами, включая и самого председателя ВЧК Феликса Дзержинского.

Дзержинскому не был чужд интерес к таинственному, поэтому «Железный Феликс» и Александр Барченко быстро нашли общий язык. Когда 5 мая 1921 года при ВЧК был создан Специальный отдел по криптографии, Барченко стал одним из его консультантов.

Официально сферой деятельности этого отдела стала дешифровка секретных кодов и шифров. Но фактически спецотдел занимался изучением таинственных явлений природы и деятельностью различных мистических обществ и организаций. В частности, одному из сотрудников этого отдела, В. Грачеву, было поручено разыскать и поймать снежного человека.

Руководителем отдела был назначен Глеб Бокий, старый большевик и один из ближайших соратников Владимира Ленина. В 1918 году по заданию Ленина Бокий собрал обширный компромат на высших советских чиновников и партийных работников, получивший впоследствии название «Черная книга».

Сам же Барченко с начала 20-х годов становится сотрудником Научно-технического отделения Всесоюзного Совета народного хозяйства, председателем которого был опять-таки Феликс Дзержинский. В это время Барченко выступает с лекциями перед сотрудниками Лубянки. Темой этих выступлений было отнюдь не обсуждение внешнеполитической ситуации, а история оккультных обществ и мистических учений.

Еще до революции Барченко стал одним из членов общества розенкрейцеров, поддерживал он тесные связи и с различными масонскими организациями. Впоследствии, когда группа старых большевиков создала тайную организацию под названием «Единое трудовое братство», Барченко стал одним из ее ведущих членов. Кроме него, в это общество вошли член ЦК ВКП(б) И. Москвин и ответственный сотрудник МИД Б. Томаняков2.

О чем мог рассказывать Барченко чекистам? Его взгляды достаточно хорошо известны из воспоминаний современников. Барченко полагал, что Вселенная является сложной интеллектуальной информационной системой. Сотни тысяч лет тому назад существовали некие древние цивилизации, представители которых имели возможность входить в контакт с высшим космическим разумом, используя для этого специальную психотехнику и особые священные предметы.

Эти цивилизации обладали тайной расщепления атома, использовали неизвестные источники энергии и обладали даром воздействовать на психику людей на расстоянии. По мнению оккультистов, одна из таких цивилизаций некогда существовала на Крайнем Севере и была известна древним народам под названием Гиперборея. Но как могли жить люди в таких неблагоприятных погодных условиях? Всё дело в том, что в гиперборейские времена Арктика, север Евразии по климату были сопоставимы... со Средиземноморьем. И это уже отнюдь не домысел, а неоспоримый исторический факт: комплексные исследования, проведенные недавно на севере Шотландии, на острове Шпицберген и на берегах Северного Ледовитого океана показали, что несколько тысяч лет назад жизнь здесь била ключом — в морских отложениях найдено много останков теплолюбивых животных.

«Золотой век» завершился около 9 тысяч лет назад в результате катастрофы. Наследниками гиперборейской цивилизации стали индоарийские народы, в древних преданиях и легендах которых сохранились туманные намеки на далекую арктическую родину. Но существа «золотого века» не погибли: они скрылись под землей и продолжают внимательно следить за жизнью на ней. Существуют также тайные общества носителей традиции, которая сохранилась через тысячелетия.

Уже из вышеприведенного становится понятным пристальный интерес высокопоставленных сотрудников ВЧК к оккультным наукам. Проникнув в тайны гиперборейской цивилизации, они могли получить доступ к невиданной по своей мощи энергии, а также стать обладателями того, что впоследствии получило название психотронного оружия.

Александр Барченко как нельзя лучше подходил на выбранную для него роль. Он обладал обширными знаниями в медицине, нейрохирургии, психологии, древних языках (умел читать древние тексты, написанные «идеографическим» письмом), а также в оккультных науках.

Ранней весной 1921 года Барченко возглавил научную экспедицию, которая направилась на Кольский полуостров для поисков следов древней Гипербореи. Ее официальным организатором стал директор Института изучения мозга академик В.М. Бехтерев.

Но на самом деле за экспедицией стояли Феликс Дзержинский и Глеб Бокий. По всей видимости, и сам Барченко к этому времени уже являлся сотрудником ВЧК. Не случайно на всех имеющихся у нас фотографиях этого времени он одет в военную форму.

Кольская экспедиция продолжалась три летних сезона подряд, с 1921 по 1923 год. В окрестностях Сейдозера ранней осенью 1922 года экспедиция обнаружила остатки древних сооружений, напоминающих египетские пирамиды, а также таинственные рисунки на скалах. Кроме того, Барченко после расспросов местных жителей нашел странную пещеру с узким лазом, ведущим глубоко под землю.

Члены экспедиции неоднократно пытались проникнуть в глубь этого лаза, но всякий раз возвращались обратно, гонимые прочь необъяснимым и жутким страхом.

По мнению Барченко и его единомышленников, этот лаз был одним из тех мест, благодаря которым человек мог проникнуть внутрь Земли.

В конце XIX — начале XX века в научных кругах была популярна теория фрактального строения Земли, получившая название «Теория полой Земли». Она была выдвинута и обоснована известными учеными Саймонсом, Тидом и Белдером. Согласно этой теории, внутри нашей планеты находится полое пространство, в котором живут существа, похожие на людей или бывшие некогда людьми. Еще раньше о том, что внутри Земли может находиться полое пространство, писали астроном Галлилео Галилей и физик Леонард Эйлер.

Стоит вспомнить научно-фантастические романы геолога, академика АН СССР Владимира Обручева «Плутония» и Льва Гумилевского «Страна гиперборееев». В последнем из них вход в подземное царство находится именно на Кольском полуострове в окрестностях Умбозера, то есть рядом с тем местом, где проводила свои исследования экспедиция доктора Барченко.

Популяризатором этих представлений стал горный инженер и геолог Фердинанд Оссендовский (1878—1945), в 1918—1920 годах занимавший пост министра финансов в сибирском правительстве Александра Колчака. После краха белого движения Оссендовский бежал в Монголию и долго скитался по восточным странам.

В 1922 году он опубликовал в Лондоне книгу с достаточно странным названием «И звери, и люди, и боги». В ней Оссендовский рассказал о неком народе, нашедшем после всемирного потопа убежище под землей. Там же живет владыка подземной страны, великий Царь Мира, являющийся также незримым и тайным правителем человечества. Найти эту загадочную страну пытался знаменитый белый генерал Роман Федорович Унгерн фон-Штернберг, бывший в 1921 году фактическим диктатором Монголии, освобожденной им от китайцев.

Теория «полой Земли» была краеугольным камнем учения некоторых эзотерических и оккультных обществ. Таким был, например, «Орден золотой зари», в который входили известные оккультисты Самюэль Матерс, Элистер Кроули, писатели Артур Мейчен и Булвер Литтон. Книга последнего «Раса, которая нас заменит» оказала большое влияние на идеологов Третьего рейха, которые поставили своей целью выйти на контакт с представителями пропавшей цивилизации. Достоверно известно, например, что по приказу шефа СС Гиммлера адмиралом Деницем была организована экспедиция в Антарктиду, где, по предположениям оккультистов, находился один из входов во внутреннюю землю.

В 1964 году американский писатель Реймонд Бернар опубликовал книгу под названием «Полая Земля», в которой доказывал, что знаменитый полярный исследователь Ричард Бэрд, обнаружил в Аляске вход в подземное царство. Это открытие, по версии публициста, сразу же было засекречено по распоряжению Государственного департамента США.

Спустя пять лет после выхода книги Бернара об открытии входа в подземный мир сообщил аргентинский археолог Хуан Мориц. Врата загадочного мира были обнаружены им в труднодоступном месте, расположенном в джунглях Эквадора. Правда, это открытие было сильно дискредитировано известным любителем мистификаций Эрихом фон Деникеном, сильно приукрасившим рассказ Морица. Однако и после разоблачения Деникена аргентинский археолог продолжал говорить о своем открытии как о величайшей находке в истории человечества.

Но не только поиски таинственной подземной страны привели Александра Барченко на Кольский полуостров. По свидетельству соратника Барченко астрофизика Александра Кондийна, у экспедиции была еще одна тайная цель — найти чудесный камень, многие сотни тысяч лет тому назад упавший на Землю с созвездия Орион. Основываясь на информации древних манускриптов, Барченко верил, что этот камень способен накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать непосредственный контакт с космическим информационным полем, что давало обладателям такого камня знание о прошлом, настоящем и будущем.

Дневники Кольской экспедиции были тщательно засекречены и спрятаны в архивах Спецотдела по криптографии, а сам доктор Барченко, по указанию Глеба Бокия, стал готовиться к новому путешествию. На этот раз целью секретных исследований был избран Тибет. Именно там, по многочисленным преданиям и легендам оккультистов Нового времени, в глубоких пещерах скрывались правители Шамбалы, легендарной страны света, обители праведников и мудрецов.

По старинным восточным поверьям, именно Шамбала была изначальным земным раем, потерянным людьми в результате грехопадения. Путь в Шамбалу долог и труден. Он идет через горы и пустыни, а затем спускается глубоко под землю. Немногие в состоянии выдержать тяжелые испытания на этой дороге. Но чистые духом и сердцем в конце концов обретут правильную дорогу и достигнут райской страны.

Кроме контактов с правителями таинственной страны, обладающими вековой человеческой мудростью, Барченко хотел отыскать на Тибете известный по местным легендам камень сияющего света, упавший некогда со звезд на землю. Он полагал, что этот камень и есть тот самый дар созвездия Орион, который он безрезультатно искал на Кольском полуострове.

Экспедиция на Тибет была намечена на лето 1925 года. Шеф секретного спецотдела ОГПУ связывал с ней планы своего дальнейшего возвышения в органах. Предполагалось, что в случае успешного исхода предприятия Глеб Бокий займет один из высших постов в ОГПУ. Планировалось, что экспедиция под видом паломников, выйдя из района Рушан на советском Памире, преодолеет горные кряжи афганского Гиндукуша и попытается выйти на заповедное место в одном из каньонов Гималаев, где, по утверждению Барченко, находится искомая Шамбала. Предполагалось, что поиск загадочной страны советский бюджет выделит 100 тысяч рублей (по тогдашнему курсу около 600 тысяч долларов).

Но почти перед самым отъездом Александра Барченко на восток экспедиция была внезапно отменена высшим партийным руководством. Причиной этому послужили аппаратные интриги противников Бокия — заместителя начальника ОГПУ Генриха Ягоды и начальника внешней разведки Михаила Трилиссера, которых поддержал влиятельный нарком иностранных дел Чичерин.

Тем временем Александр Барченко вступил в контакт с представителями некой тайной инициатической организации. Об этом мы узнаем из чудом сохранившихся в архиве города Улан-Удэ его писем к этнографу Г. Цибикову.

«Я встретился с русскими, тайно хранившими в Костромской губернии Традицию [Дюн-Хор], — писал он в марте 1927 года. — Эти люди значительно старше меня по возрасту и, насколько я могу оценить, более меня компетентные в самой Универсальной науке и в оценке современного международного положения. Выйдя из костромских лесов в форме простых юродивых (нищих), якобы безвредных помешанных, они проникли в Москву и отыскали меня. Когда я, опираясь лишь на общий совет одного южного монгола, решился самостоятельно открыть перед наиболее глубокими идейными и бескорыстными государственными деятелями большевизма (имеется в виду, прежде всего, Ф.Э. Дзержинский) тайну [Дюн-Хор], то при первой же моей попытке в этом направлении, меня поддержали совершенно неизвестные мне до того времени хранители древнейшей русской ветви Традиции [Дюн-Хор]. Они постепенно углубляли мои знания, расширяли мой кругозор. А в нынешнем году формально приняли меня в свою среду»3.

Возможно, что именно представители этого тайного общества хранителей Традиции подсказали Александру Барченко место для проведения новой экспедиции — горный Крым. Именно с нее мы начали наш рассказ. Экспедиция была подготовлена и осуществлена по благословению Феликса Дзержинского с соблюдением строжайшей конспирации. Не удивительно, что все документы, связанные с ней, канули в лету в чекистских «спецхранах».

В конце 1926 года на полуостров прибыл астрофизик Кондиайн со своей семьей, который поселился в местечке Кырк-Азислар («Сорок святых»), на месте современного Бахчисарая. В марте следующего года туда же прибыли Александр Барченко и несколько его коллег. Особый интерес исследователя вызвали так называемые «пещерные города» Юго-Западного Крыма, в которых он пытался найти следы древних цивилизаций.

«Пещерными городами» Крыма в отечественной науке называют развалины городов, крепостей, монастырей, расположенные в юго-западной части Крымского полуострова, вблизи долин рек Альма, Кача, Бельбек, Черная, на возвышенностях Главной гряды Крымских гор — на плато столовых гор и скалистых мысов. В Средние века большая часть этой территории входила в состав государства Феодоро. На территории «пещерных городов» находятся вырубленные в толще мягких известняковых пород различные по своему назначению помещения. Самые известные «пещерные города» — это городища Мангуп, Эски-Кермен, Кыз-Кермен, Чуфут-Кале, Басман, крепости Бакла, Тепе-Кермен, Кыз-Куле, монастырские комплексы Успенский монастырь, Качи-Кальон, Челтер-Мармара, Челтер-Коба, инкерманские монастыри. Количество рукотворных пещер на территории протяженностью около 40 километров исчисляется тысячами. В Средние века значительная часть пещер использовалась монахами, создававшими в них монастыри, храмы и скиты, однако само происхождение пещер относится к более древним временам.

Еще античные географы Плиний и Страбон писали о том, что в Северном Причерноморье живет некий загадочный народ «пещерных жителей» — троглодитов, который, как утверждали, является деградировавшей ветвью какой-то более древней расы. Маловероятно, что «пещерные города» Крыма — это творение рук средневековых отшельников. По данным археологии, пещерные укрепления Таврики стоят на местах более ранних укрепленных убежищ. Нередко средневековая кладка на известняковом растворе идет поверх более древних циклопических стен, сложенных насухо.

Известный исследователь Дюбуа де Монпере, сравнивший пещерные сооружения Крыма, Индии, Персии, Египта, Нубии, Греции, Италии, Фракии, Малой Азии, писал: «Повсюду, куда бы мы ни обратились, чтобы узнать о происхождении и начале этих бесчисленных работ, повсюду молчит о них история, повсюду оказывается, что памятники эти гораздо древнее самой истории».

Интерес Барченко к «пещерным городам» не случаен и укладывается в его историософскую концепцию. Древние авторы полагали, что пещеры являются местопребыванием таинственных существ, живших на земле до современных людей. Так, греческий писатель Гесиод полагал, что мировая история представляет собой четырехчастный цикл инволюции. «Золотой век» сменяет «серебряный», «серебряный» — «медный». На смену векам богов и героев приходит время обычных людей. Примордиальное состояние мировой истории — «золотой век» — представляет собой незамутненную солнечную традицию — Время богов. Те времена, когда миром правил Кронос, которые предшествовали современной истории, времена потерянного рая, который стремится вновь обрести человек. По учению Гесиода, существа «золотого века» не умерли, а, удалившись под землю, стали невидимыми вождями смертных.

Сам Кронос — правитель «золотого века» в античной традиции, свергнутый своим сыном Зевсом, спит в пещере скалы на острове Огигия в Гиперборее.

В ирландской мифологии короли мира из сакральной династии Туата де Даннан, проиграв в битве со стихийными силами, стали невидимыми обитателями чудесных подземелий и горных пещер или вернулись в землю мертвых — на остров Аввалон. Скандинавский «священный правитель» Огьер находится в летаргическом сне в пещере горы или в подземных лабиринтах замка Кронбург.

В индуистской традиции мы встречаемся с темой Махакашипы, который спит в горе, и должен проснуться, когда придет новый правитель Вселенной — Чакраврати, вращающий колесо.

Французский традиционалист Рене Генон отмечал: «Культ пещер всегда был более или менее связан с понятием "внутреннего" или "срединного" пространства и с этой точки зрения символика пещеры и сердца имеют немало общего. Именно причины символического порядка, а не простое стремление к скрытности обусловили выбор подземелья в качестве духовных центров»4.

Любопытно, что внутреннее устройство православных, сирийских, коптских и армянских храмов имеет облик пещеры.

Неизвестно, что нашел Барченко во время пребывания в Крыму, однако недавнее археологическое открытие в пещерном городе Чуфут-Кале, рядом с которым и находился штаб экспедиции, позволяет приоткрыть завесу тайны над направлением поисков.

В 1998 году группа энтузиастов обнаружила близ главной оборонительной стены пещерного города забитое камнем устье колодца Тик-Кую. Об осадном колодце сообщали караимские легенды, в них же говорилось о некоей ведущей к нему «золотой лестнице». Работы по очистке ствола колодца длились три года. В 2001 году на 25-метровой глубине исследователи обнаружили забитый камнями боковой вход. При его расчистке выяснилось, что подземная галерея ведет к основанию одной из городских башен. Галерея длиной 108 метров представляет собой тайный ход из крепости к колодцу. На ее стенах изображения и надписи на латинском и арамейском языках. По сталактитам, которые находятся на ее потолке, удалось выяснить ее возраст — около 2 тысяч лет. Однако место пересечения круглого ствола с галереей не было дном колодца. Как выяснилось, дальше шел винтовой каменный спуск. Внизу на глубине 45 метров находились источник и каменные ванны, в которых при осаде жители города брали воду.

Кроме чисто утилитарного значения, сооружение имело, скорее всего, культовый характер. Галерея, ведущая к колодцу, ориентирована строго на восток под углом 20 градусов. В дни весеннего и осеннего равноденствия при восходе солнце освещает всё подземное царство. Интересно, что по такому же принципу построены египетские пирамиды. Если посмотреть на любую из пирамид в разрезе, то можно увидеть в ней наличие колодца, выходящего к такой же галерее. Большие размеры нижнего зала 6,5×7 метров при высоте 2 метра дают нам основания предполагать, что здесь совершались ритуалы, связанные с поклонением воде и солнцу.

Пока Александр Барченко находился в Крыму, в Советском Союзе происходили большие политические перемены. Еще до начала экспедиции ученый лишился своего покровителя — Феликс Дзержинский скоропостижно скончался в июле 1926 года.

В 1929 году после скоротечного следствия был расстрелян старый знакомый Барченко — Яков Блюмкин. В год расстрела Блюмкина Барченко отправился на Алтай. Но эта экспедиция оказалась для Барченко последней. Новое руководство ОГПУ не поддержало его исследования. Отныне он сосредоточивается на научной работе в тиши московских кабинетов и в просторных залах библиотек.

В 1937 году под маховик репрессий попал Глеб Бокий. Его судьбу разделили почти все сотрудники Специального отдела по криптографии. Не избежал ее и Барченко. Он был арестован в мае 1937 года. Следствие по его делу продолжалось более года. Доктору Барченко был предъявлен стандартный набор обвинений: связь с иностранными разведками, участие в заговоре с целью свержения советской власти и т. д. Когда же, наконец, ему был вынесен расстрельный приговор, он не стал писать апелляцию «отцу народов», а просто попросил стопку чистой бумаги.

В течение нескольких дней Барченко аккуратно описал всё, что он видел в своих экспедициях, и всё то, что не вошло в официальные отчеты и путевые дневники. Сразу же после того, как он закончил свою работу, 25 апреля 1938 года, доктор медицинских наук Александр Барченко был расстрелян. Ему шел пятьдесят восьмой год...

Еще во времена хрущевской «оттепели» родственники Александра Барченко обратились в соответствующие органы с прошением о реабилитации и возвращении его богатого научного наследия, конфискованного во время обыска, и в первую очередь, рукописи труда, над которым Барченко работал всю свою жизнь — «Введение в методику экспериментальных воздействий энергополя».

Но официальный ответ гласил, что все документы, включая и материалы уголовного дела, а также обширный научный архив, были уничтожены в ноябре 1941 года в Москве, во время эвакуации Центрального архива НКВД.

По всей видимости, даже спустя десятилетия дело Барченко продолжает оставаться акрытым для широкой общественности. Лубянка по-прежнему хранит свои тайны...

Список цитируемой и упоминаемой литературы

1. Первушин А.И. Оккультные войны НКВД и СС. Спецслужбы и Армагеддон. — М.: Эксмо, 2002. — С. 345—350.

2. Там же. — С. 415—429.

3. Демин В. Тайны Русского народа. В поисках истоков Руси. — М.: Вече, 1997. — С. 20—25.

4. Генон Р. Царь мира // Вопросы философии. — 1993. — № 3. — С. 119.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь