Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 2 (2009)»

А.А. Цыганов. «Минский полк в Альминском сражении 8 (20) сентября 1854 г.»

Минский пехотный № 28-го полк к началу Крымской войны состоял в 1-й бригаде 14-й пехотной дивизии. В дивизию входили: Волынский пехотный № 27-го полк, Минский пехотный № 28-го полк, составлявшие первую бригаду, и Подольский егерский № 27-го полк с Житомирским егерским № 28-го полком, составлявшие вторую бригаду. Дивизией командовал генерал-лейтенант Федор Федорович фон Моллер. Во главе первой бригады стоял генерал-майор Осип Петрович Жабокритский. В Альминском сражении участвовали полки этой бригады — Волынский и Минский пехотные. Этими полками командовали: Минским — полковник Иван Семёнович Приходкин, Волынским полком — полковник Александр Петрович Хрущев.

В соответствии с Уставом 1848 г. Минский полк имел 4-батальонный состав. По штатам в полку полагалось: штаб-офицеров — 8, обер-офицеров — 71, унтер-офицеров 352, музыкантов — 165, рядовых — 3680, нестроевых — 42. В Альминском сражении батальонами полка командовали: 1-м — подполковник Рейсман, 2-м — подполковник Ракович, 3-м — подполковник Яблонский, 4-м подполковник Матвеев.

При общевойсковой пехотной форме Минский пехотный полк имел погоны белого цвета с просечкой красного цвета с указанием номера дивизии.

Минский полк, как и вся русская пехота периода Крымской войны, был вооружен гладкоствольными дульнозарядными переделочными ударными ружьями, а также гладкоствольными ударными ружьями образца 1844 и 1845 гг. Наибольшая прицельная дальность прямого выстрела для гладкоствольных ружей была 300 шагов, но обычно стрельба на поражение велась на дистанции в 150 200 шагов. Заряжалось ружье в 12 приемов, скорострельность достигала 1,5 выстрела в минуту. Кроме гладкоствольных ружей в каждой роте полка имелись 6 штуцерных, вооруженных ударными нарезными литтихскими штуцерами образца 1843 г. Из холодного оружия рядовые имели штыки, рядовые гренадерских рот и унтер-офицеры дополнительно были вооружены пехотными тесаками обр. 1817 г.

Оружие офицеров состояло из капсюльного гладкоствольного пистолета обр. 1849 г. и сабли пехотной офицерской образца 1826 г.

Минский полк, как и вся русская армия, в день Альминского сражения был одет в шинели с подвернутыми полами.

На поле Альминского сражения полк прибыл 1 сентября 1854 г. и стал бивуаком. 4 сентября в район деревни Аклес был направлен 2-й батальон полка для «наблюдения за подъемами с моря на нашу позицию» на случай высадки с моря неприятельского десанта в Улукульской долине. На этом месте 2-й батальон находился и на момент начала сражения. Остальные три батальона полка вместе с Волынским полком, и легкие № 4-го батарея подполковника Кондратьева и № 5-го батарея подполковника Хлапонина 17-й артиллерийской бригады, гусарской бригадой под командованием генерал-майора Величко находились позади центра русской позиции в главном резерве.

Альминское сражение началось 8 сентября 1854 г. примерно в 11.30 обстрелом неприятельским флотом высот левого фланга русской позиции. Под прикрытием союзного флота французская дивизия Боске (бригады Буа и Д. Отмара) совместно с турецкой дивизией начали движение и подъем на высоты в районе устья Альмы. С наблюдательных пунктов начальника артиллерии русской армии генерал-майора Кишинского Л.С. в недостроенной башне Альминского оптического телеграфа и с высоты, на которой расположился главнокомандующий русской армией князь Меньшиков А.С., со своим штабом, было замечено движение вражеской армии. Надлюдая за действиями французских войск, князь Меншиков отдает приказание направить из главного резерва Минский полк и лёгкую № 5-го батарею 17-й артбригада на левый фланг русской позиции к Московскому полку. Для этого Минскому полку необходимо было пройти около 3 км.

Альма. 8 сентября 1854 г.

Пополудни передовые части бригад Отмара и Буа беспрепятственно поднялись на Улуккульское плато, вскоре явившись ввиду 2-го батальона Минского полка. Подполковник Ракович, увидев перед собой поднявшиеся войска неприятеля, отвёл батальон от занимаемой позиции у деревни Аклес в сторону деревни Орта-Киссек. Одновременно он отправляет одного за другим ординарцев с докладом о складывающейся обстановке. Исходя из ситуации, движущийся на левый фланг Минский полк вынужден был разделиться: 1-й и 3-й батальоны отправились к Московскому полку, а 4-й — к своему 2-му батальону в Улукульскую долину. Русская армия к этому времени не сделала еще ни одного выстрела по противнику. Но вскоре первые выстрелы раздались в Альма-Томакских виноградниках на правом берегу Альмы, где 3-й батальон Московского полка со штуцерными поручика Култашева встретил подходящих французов.

Легкая № 5-го батарея 17-й бригады, обогнав минские батальоны, заняла позиции на холме левого фланга и оттуда открыла огонь по дивизии Боске и турецким батальонам, разворачивающимся на плато. Это были первые артиллерийские выстрелы в Альминском сражении. Подошедшие вскоре 1-й и 3-й батальоны Минского полка встали в боевой порядок батальонными колоннами примкнув своим правым флангом к полубатальонным колоннам Московского полка с лёгкой № 4-го батареей (развернутой ранее с Московским полком) и лёгкой № 5-го батареей 17-й бригады. В интервале отделявшем 1-й батальон Минского полка от 11-й и 12-й рот Московского полка, находились: полковник Приходкин и его ординарцы: капитан Колоян, штабс-капитан Вяземский, полковой жалонерный офицер поручик Приходкин.

Дополнительно князем Меньшиковым была прислана на левый фланг донская батарейная № 3-го батарея подполковника Ягодина, ставшая в боевую линию, примкнув к 3-му батальону Минского полка. 2-й и 4-й батальоны Минского полка были связан с 3-м батальоном цепью застрельщиков. Таким образом, около 13—00 русский левый фланг был построен, в соответствии с Уставами того времени, в боевую линию.

По всему левому флангу завязался ружейно-артиллерийский бой с использованием стрелковых цепей и развернутого батальонного огня. Используя преимущества в артиллерии, русские части наносили противнику ощутимые потери, но сблизиться с французами для штыкового боя не смогли. На все попытки Московского полка ударить в штыки французы отвечали маневром, градом пуль и картечи. «Высший офицер этот (ген. Куртьянов), получив приказание ударить в штыки, пригласил к тому же и Минский полк. На такой призыв командир Минского полка отвечал, что перед ним нет неприятельских колонн, а потому и надобности нет идти ему в штыки, и что честь такая принадлежит одному только Московскому полку». В сложившейся ситуации полковник Приходкин принимает решение отказаться от губительных штыковых атак своего полка, ограничившись активной огневой обороной.

Тем временем положение русского левого фланга стало ухудшаться. К французам стали подтягиваться резервы. Дивизия Канробера, выбив 3-й батальон Московского полка из деревни Альма-Тамак, перешла Альму и поднялась на плато. Одновременно французы поднимают по Улукульскому оврагу и близлежащим балкам свою артиллерию, которая незамедлительно стала обстреливать с фронта и фланга Московский полк и легкую № 4-го батарею. Сосредоточив огонь 36 орудий, противник вынудил отойти легкую № 4 батарею и Донскую батарейную № 3 батарею, которые стали нести потери в орудийной прислуге, а Ягодин был тяжело ранен в грудь пулей. Под угрозой потери орудий батареи вынуждены были отступить западнее, заняв новые позиции. К этому времени резервные батальоны Брестского и Белостокского полков, а затем и Тарутинский полк оставили свои позиции и стали отходить к Севастопольской дороге. В сложившейся ситуации, под градом картечи и пуль постепенно стали подаваться назад и отступать батальоны Московского полка. Взяв на плечо, полубатальоны московцев отступили, примкнув к правому флангу легкой № 4 батареи. Перед фронтом Минского полка (вернее 1-го и 3-го батальонов) оказались дивизия Боске и, с фланга, дивизия Канробера. В этой ситуации, не получая никаких приказаний и помощи, опасаясь, что с правого фланга французы могут обойти полк и прижать его к морю, полковник Приходкин посылает к генералу Кирьякову ординарца доложить, что полк одною линией батальонов не сможет удержаться на позиции и будет вынужден отступить. После возвращения ординарца было разослано приказание в батальоны отступать. 2-й и 4-й батальоны стали отходить южнее, 1-й и 3-й — к телеграфу. Вместе с ними стала отходить и легкая № 5-го батарея.

Две французские дивизии и одна турецкая не могли справиться с 4-мя русскими батальонами Минского полка. Русские солдаты, приспосабливаясь к пересеченной местности, подпускали солдат противника на близкое расстояние действенного огня своих ружей, маневрировали, залегали, снова двигались, разворачивая фронт в сторону противника, постепенно отступая. Противник все время наращивал силы. Вторая французская дивизия, бригада Отмара в первой, а бригада Буа во второй линии теснили минцев к телеграфной башне и подавались несколько вправо, чтобы дать место бригаде Лурмеля, взбиравшейся по оврагу. Минский полк и артиллеристы легкой № 5-й батареи постоянно находились под огнем. Из-за убыли в орудийной прислуге и в лошадях пехотинцам приходилось помогать артиллерийской прислуге передвигать орудия. Беспрерывно отстреливаясь, русские части отходили к югу от телеграфа.

К моменту подхода минских батальонов к телеграфу высота уже была занята французами бриг. Ореля из 4-й пех. дивизии Форе. Под прикрытием артиллерийского огня французы заняли башню недостроенного телеграфа и развернули артиллерию против правого фланга русских войск. Подтянувшаяся бригада Лурмеля заняла позицию между див. Канробера и Боске.

«Но несмотря на крайнее неравенство сил, полковник Приходкин решился отстаивать позиции до возвращения посланного к генералу Кирьякову, ординарца. Атака французов с Телеграфной высоты, направленная против первого Минского батальона, была встречена усиленным огнем. Перед самым батальоном французы в замешательстве приостановились. Пользуясь этим и не давая им времени опомниться, полковник Приходкин повел контр-атаку: минцы ударили в штыки (les Russes ont recu ce choc formidable sur le fer de leurs baionnettes). Не ожидавшие такого отпора, ошеломленные французы смешались, были опрокинуты и начали поспешно отступать. Батальон двинулся было их преследовать, но опасаясь расстройства при быстром движении, полковник Приходкин (не без помощи офицеров) остановил батальон и вернул его на свое место». Во время боя за телеграф активно действовала и легкая № 5-го батарея, стоявшая между 1-м и 3-м батальонами Минского полка. Базанкур в своем сочинении «Экспедиция в Крым» детально перечисляет те поражения, которые наносила в конце сражения в районе телеграфа русская артиллерия французам.

Зуавы и турки поднимаются на Альминские позиции 8 сентября 1854 г.

Отступившие французы сосредоточили на Минских батальонах сильнейший артиллерийский огонь. В это время полк понес самые значительные потери. «Когда, по отражении атаки французов, 1-й батальон стал на свое место, один из застрельщиков этого батальона вел раненого командира цепи. К ним подошел полковник Приходкин. В эту минуту возле них разорвалась граната: командир цепи, прапорщик Полонский был убит осколком в грудь, а полковник Приходкин был тяжело ранен осколком в голову. Ожидая ежеминутно посланного к генералу Кирьякову ординарца, полковник Приходкин, несмотря на тяжелую рану, не нашел возможности покинуть полк в последнюю и решительную минуту и оставался при 1-м батальоне. Но рана была настолько серьезна, что он не мог держаться на ногах и приказал подать себе барабан; здесь-же была ему сделана перевязка раны...». Возвратившийся ординарец доложил, что русская армия уже отступила, и он не нашел ни генерала Кирьякова, ни светлейшего, а Минский полк остался один перед неприятелем. «Стало быть, тут нельзя ожидать ничего хорошего, когда главнокомандующий позабыл не только о Минском полке, но и о тех результатах, какие могли бы выйти от совокупного действия всех родов оружий находившихся». Только после этого полковник Приходкин решил окончить сражение. Полковой жалонерный офицер поручик Приходкин был послан во 2-й и 4-й батальоны с приказанием начать отступление. Была отозвана цепь застрельщиков и штуцерных, батальоны с батареями повернули налево — кругом и начали отступление к Севастопольской дороге. В это время полковник Приходкин был контужен ядром в ногу и вынесен из боя на перевязочный пункт.

По мере отступления частей левого фланга, главный резерв (Волынский полк) стал подаваться к Улукульской долине и по подъеме на высоту был остановлен командиром полка полковником Хрущовым. Пропустив мимо себя отступающий Минский полк, Волынцы снялись с позиций и отошли к реке Каче, в дер. Эфенди-Кой. Альминское сражение закончилось.

В Альминском сражении потери Минского полка составили: штаб-офицеров — 2, обер-офицеров — 29, нижних чинов — 825 чел. После Владимирского полка (1260 чел) и полка Вел. Кн. Михаила Николаевича (1124 чел.), Минский полк в Альминском сражении был третьим по понесенным потерям.

Наименьшие потери в Минском полку имел 3-й батальон. На первой позиции батальон стоял под прикрытием холма и батарей, и противника перед ним не было, на второй позиции действия его были непродолжительны. В третьем батальоне были ранены шт.-капитаны Рудковский и Маскевич, контужен прапорщик Москули. В первом батальоне были убиты: шт.-капитан Чернушенко Федор, подпоручик Олендский, прапорщики Полонский Федор, Дмитриев Егор. Ранены: полковник Приходкин, поручик Журавлев Федор, подпоручик Косякин В., прапорщик Иванов Владимир, Брунов, контужен поручик Воробьев. Во втором батальоне убиты: поручик Герцо-Виноградский Антон, подпоручик Горшков. Ранены: капитан Видковский, поручик Зражевский, подпоручик Богаевский. Контужен капитан Георгиевич Иван. В четвертом батальоне убиты: капитан Волнянский-1 Павел, шт. капитан Тимошенко-2 Михаил, поручик Волнянский, подпоручик Левицкий-2. Ранены: подполковник Матвеев, шт.-капитан Тимошенко-1, подпоручик Руже, прапорщики Талпа и Татарчук. Контужен шт. капитан Солерий М.

Без преувеличения можно сказать, что в Альминском сражении действия Минского полка были такими же доблестными, как и действия знаменитого Владимирского полка, полка Вел. Кн. Михаила Николаевича и Московского полка. Почти все время сражения Минский полк вынужден был драться с превосходящими силами противника, но он не только сохранил боевой порядок, но и сумел удачно контратаковать французов в заключительной фазе сражения у телеграфа. Заметим, что первый и третий батальоны действовали совместно с Московским полком против французской армии и большая часть потерь французов — это заслуга именно этих двух полков и приданной им артиллерии. Второй и четвертый батальоны вели бой с турецкой дивизией и французами, и также несли потери. А вот потери турецких частей неизвестны и в статистике Альминского сражения источниками не приводятся. А то, что они были достаточно большими — это неоспоримый факт.

Минский полк прикрыл отход московцев, затем в полном порядке отступил за Волынский полк, фактически спас русскую армию от неминуемого окружения, и подвиг его сопоставим с подвигом героев-Владимирцев. За отличие в Альминском сражении полковник Приходкин был произведен в генерал-майоры 6 декабря 1854 г., но из-за тяжелых ран был уволен со службы. Новым командиром полка был назначен полковник Афанасьев.

К сожалению, на протяжении многих лет подвиг Минского полка, как, впрочем, и других полков российской армии, участвовавших в Альминском сражении, был незаслуженно забыт. Только в сентябре 2009 г. был установлен памятный знак героическому Минскому полку. Он расположен на шоссе Евпатория — Севастополь в районе последних боевых действий полка в этом сражении.

ОО ВИК «Альма» занимается военно-исторической реконструкцией 1-й гренадерской роты Минского пехотного полка, изучает историю русской армии, участвует в военно-исторических мероприятиях, ежегодно проводимых Бахчисарайским историко-культурным заповедником на Альминском поле.

Литература

1. Тотлебен Э.И. «Описание обороны Севастополя». Т. 1. СПб., 1868 г.

2. Воспоминания Владимира Бейтнера. Сборник рукописей о Севастопольской обороне. СПб., 1873.

3. Приходкин И.Ф. Альминское сражение. Военный сборник № 11, 1874 г.

4. Там же.

5. Воспоминания Владимира Бейтнера. Сборник рукописей о Севастопольской обороне. СПб., 1873. Т. 3.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь