Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 3 (2012)»

А.А. Эйлер. «Федор Брунс — врач тыловых госпиталей г. Симферополя»

8 июля 2010 г. в нашем молодом музее открылась новая выставка — «На страже жизни», посвященная развитию здравоохранения в Симферополе. В этой экспозиции рассказывалось о знаменитых симферопольских врачах (Ф.К. Мильгаузене, Н.А. Арендте, Н.Н. Бетлинге, профессорах Крымского медицинского института), о деятельности Святителя Луки Крымского (В.Ф. Войно-Ясенецкого), о сестрах милосердия, о событиях Первой и Второй мировых войн и сегодняшнем дне крымской медицины. К сожалению, нехватка места для экспонирования заставила нас отказаться от выставления многих интересных материалов, документов и фотографий. Но мы не вправе были упускать из виду такой важный аспект, как деятельность в Симферополе госпиталей и лазаретов русской армии в годы Крымской войны 1853—1856 гг. Этому событию, на выставке был посвящен отдельный стенд. На нем были представлены: известная фотография сестер Крестовоздвиженской общины по уходу за ранеными, наградная медаль сестры милосердия и портрет Великой Княгини Елены Павловны, взявшей на себя опеку над общиной, портреты Таврического гражданского губернатора В.И. Пестеля и выдающихся врачей Н.И. Пирогова и С.П. Боткина. Дополнением этого стенда, являются цветная фотография Братского воинского кладбища на Петровской балке и репродукция с картины К.Н. Филиппова «Дорога между Симферополем и Севастополем во время Крымской войны». Но среди этих широко известных экспонатов в экспозиции есть и своя «изюминка» — материалы о незаслуженно забытом симферопольском враче, хирурге и меценате Федоре Федоровиче Брунсе. Они впервые выставлены на всеобщее обозрение. Так, на стенде помещена фотография этого врача в должности инспектора Таврического врачебной управы, а рядом в кубе витрины — принадлежавший ему анатомический альбом и книга Л. Кено «Влияние среды на организмы» издания 1898 г., на которой в углу имеется именная печать Ф.Ф. Брунса. В сегодняшнем докладе будет предпринята попытка рассказать о деятельности этого яркого человека в годы Крымской войны (1853—1856 гг.) и в последующие годы.

Сначала несколько общих замечаний о положении госпитального дела в Симферополе.

2 (14) сентября 1854 года крупный десант трех союзных держав — Англии, Франции и Турции — высадился на крымском побережье в районе Евпатории и направился к главной базе Черноморского флота — Севастополю. Началась Восточная (Крымская) война1. Во время военных действий центр Таврической губернии — город Симферополь — стал тыловой базой русской армии, где скапливались войска, находились склады с продовольствием, фуражом и обмундированием, работало много госпиталей. Уже в середине сентября, после Альминского сражения, в город стали поступать первые подводы с ранеными русскими воинами. Несмотря на это, город продолжал жить обычной жизнью и совершенно не был готов к положению тылового пункта русской армии. В губернском центре, в срочном порядке, организуются несколько тыловых госпиталей, где множество людей положило все свои силы и энергию ради патриотического долга перед Отечеством ради спасения раненых воинов, облегчения их страданий. Быть врачом военного госпиталя в годы Крымской войны было не меньшим подвигом, чем участие в обороне севастопольских бастионов. Им приходилось демонстрировать настоящие образцы мужества и героизма, подвергая себя лишениям и опасности заражения, не смыкать глаз по нескольку суток подряд. Одному врачу приходилось обслуживать по два отделения, в которых содержались до 250 солдат, больных самыми различными болезнями: от инфекционных до легких ранений и контузий. Доставка раненых с театра военных действий в тыловые госпитали производилась на лошадях. Подводы застревали в непролазной грязи на дорогах, ехали под дождем и снегом. На дорогу, от места ранения до госпиталя, иногда требовались недели. Сами же симферопольские тыловые госпитали были, чаще всего, совершенно не приспособлены для приема большого количества больных. Эти медицинские учреждения для лечения раненых солдат размещались в случайных зданиях, в которых до войны находились административные учреждения или жили жители города. Больницы не были обеспечены нужным количеством одежды, матрацев, посуды, не говоря уже о нехватке хирургических инструментов, лекарств, бинтов. Грязное белье, тюфяки и немытые больные могли стать причиной развития эпидемий. Но самым ужасным обстоятельством для здоровья защитников бастионов Севастополя было полное отсутствие какой-либо предварительной сортировки раненых. Русские солдаты сотнями лежали в тесных, грязных и душных комнатах, где рядом с умирающими от гнойных ран могли находиться контуженные и легкораненые. В результате этой тесноты, вполне здоровые люди заражались от гангренозных больных, что приводило к массовой смертности, которая доходила в 1854 году до 40 человек в сутки. Типичным явлением для крымских городов середины XIX века были антисанитария и грязь, что конечно тоже влияло на состояние здоровья больных. Врачи тыловых госпиталей часто были заинтересованы не в успешном лечении раненых, а в своем продвижении по службе. Многие из них плохо разбирались в медицине и никогда раньше не оперировали людей. Еще больше, влияла на деятельность тыловых госпиталей несогласованность действий медиков в связи с их подчинением различным ведомствам. Ситуацию в прифронтовых госпиталях изменил только приезд в Крым великого русского хирурга Н.И. Пирогова, а затем Крестовоздвиженской общины сестер милосердия. Знаменитый врач, впервые в истории медицины применил в Крыму постоянную сортировку раненых, в зависимости от опасности их заражения, использовал при проведении операций эфирный наркоз, анестезию хлороформом и неподвижную гипсовую повязку. Все эти новшества спасли жизнь не одной сотне и тысяче доблестных русских воинов. Но, при всех этих несомненных заслугах великого хирурга, мы не должны забывать о десятках и сотнях крымских врачей, медсестер, санитаров. Это они принимали активное участие в оказании медицинской и моральной помощи раненым.

Среди этих доблестных служителей Гиппократа значится и имя симферопольского врача Федора Федоровича Брунса.

Краткая биографическая справка

Семейство Брунсов происходило из рода немецких бюргеров, некоторые представители которого в конце XVIII века приехали в Россию и обосновались в Ревеле и Санкт-Петербурге, а позднее в Москве и других местах2.

Отец Федора Федоровича, Иоганн Фридрих Брунс (Iohann Fridrich Bruhns) (12.8.1784—28.12.1825), работал бухгалтером коммерческого банка в Москве.

В декабре 1816 года у него родился старший сын по имени Фердинанд Иоганн Теодор Брунс (Ferdinand Iohann Theodor Bruhns)3. Именно этому мальчику в дальнейшем было суждено получить русское имя Федор Федорович. Фердинанд учился в Московской губернской гимназии, а в 1836 году поступил в Московскую медико-хирургическую академию и окончил ее с отличием. С сентября 1842 года он находится в материковых уездах Таврической губернии и служит в Мелитопольском уезде особым врачом по ведомству Министерства Государственных Имуществ при Ореховском окружном управлении.

С 1845 по 1851 год Ф.Ф. Брунс занимал должность городового врача в Бердянске4. Молодой врач весьма неплохо зарекомендовал себя уже в то время, т.к. он был удостоен признательности начальства по представлению исполняющего должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора генерал-майора Федорова. В результате успешной врачебной деятельности, в Бердянском и Мелитопольском уездах он был произведен в сентябре 1845 года в Титулярные Советники, а в августе 1852 года — в Коллежские Асессоры.

20 июня 1851 года Ф.Ф. Брунс был переведен МВД в Симферополь на вакантный пост старшего врача богоугодных заведений. С этого момента вся жизнь молодого энергичного и инициативного врача была неразрывно связана с губернским центром — городом Симферополем.

Сразу же по приезду в губернскую больницу Федор Федорович начал активную деятельность по приведению в порядок доверенного ему заведения. Он, в частности, обратил внимание на то, что в больнице работали недобросовестные карьеристы, не имевшие ни малейшего понятия о медицине и никогда не оперировавшие больных. Бросалась в глаза нехватка самого элементарного — инструментов, лекарств, бинтов, инвентаря. Помещения больницы были тесными, темными и плохо проветриваемыми, повсюду царили антисанитария и грязь. Всю свою неиссякаемую энергию молодой врач направил, прежде всего, на борьбу с нечистотами и профилактику эпидемий. Федор Федорович начал деятельность по наведению порядка в больнице, но многого сделать не успел. В сентябре 1854 г. в Крыму высадился десант союзных держав, и на полуострове началась Восточная (Крымская) война.

В числе крымских медиков, успешно практиковавших во время военных действий в тыловых госпиталях Симферополя и широко применявших на практике нововведения Н.И. Пирогова, был и старший врач богоугодных заведений Ф.Ф. Брунс. В обстановке военного времени были как никогда кстати его организаторские способности и опыт работы в больнице. Документы свидетельствуют, что Федор Федорович «сверх своей настоящей обязанности занимался лечением раненых разных чинов, уделяя особое внимание нижним чинам»5. Под его непосредственным наблюдением, в симферопольских тыловых госпиталях, была проведена не одна успешная операция, вернувшая к жизни доблестных защитников Севастополя. При этом, Федор Федорович не забывал заботиться о должном обеспечении госпиталей Симферополя: инвентарем, перевязочным материалом и лекарствами и о санитарном состоянии этих учреждений. Это было не менее важным обстоятельством для быстрого выздоровления раненых. О связях Ф.Ф. Брунса в то время с великим хирургом Н.И. Пироговым достоверных сведений нет, хотя его нововведения и достижения молодой врач, несомненно, широко использовал в своей практике. Не прошла незамеченной также его деятельность, связанная с попечением и помощью сестрам милосердия Крестовоздвиженской общины, находившейся под патронатом Великой Княгини Елены Павловны. От имени княгини Ф.Ф. Брунс был награжден золотой табакеркой с украшениями в знак признания его несомненных заслуг в период военной кампании6. Помимо этого, Федор Федорович в октябре 1856 г. был награжден, от имени Великой Княгини, серебряной медалью на Георгиевской ленте «за защиту Севастополя», а в октябре 1857 г. получил бронзовую медаль на Андреевской ленте «В память о войне 1853—1856 г.г»7. Особые заслуги Федора Федоровича в период Крымской войны были отмечены также награждением его в июне 1858 г. орденом св. Анны III степени «за особые труды во время Крымской кампании при лечении раненых нижних чинов и за производство им с успехом весьма многих операций». В это же время он занимался и своей обычной работой, в частности, с августа 1855 года состоял в должности директора детского приюта8. На этом посту он добился не меньших успехов, чем в военных госпиталях. Федор Федорович Брунс содействовал взысканию платы за призреваемых и много благотворительствовал по содержанию детей-сирот «с улучшением участи их». В связи с удовлетворительным состоянием дел в богоугодных заведениях г. Симферополя и с успешной деятельностью на посту директора приюта, совмещаемой с работой в тыловых госпиталях, Ф.Ф. Брунс был высоко отмечен министерством и в ноябре 1862 г. представлен к ордену св. Станислава II степени с императорской короной. Все эти сведения свидетельствуют, что и в условиях войны Федор Федорович продолжал свою активную деятельность, много сделал для лечения раненых защитников Севастополя и нормальной деятельности симферопольских тыловых госпиталей, не забывая о своей повседневной работе. Кстати, А.И. Маркевич, один из крупнейших исследователей Крыма и председатель Таврической Ученой Архивной Комиссии, в своей книге «Таврическая губерния во время Крымской войны» среди имен симферопольских врачей, занимавшихся лечением раненых, упомянул и имя Ф.Ф. Брунса)9.

После окончания Крымской войны Федор Федорович продолжил свою деятельность в больницах и госпиталях Симферополя. В ноябре 1867 г. он стал одним из учредителей и активных членов Таврического Местного Управления Общества попечения о раненых и больных воинах (Красного Креста)10. В этом комитете он, в частности, занимался организацией тыловых госпиталей в период русско-турецкой (Балканской) войны 1877—78 гг., переправой туда раненых, организовывал общины сестер милосердия для работы в больницах и лазаретах. Позднее, в 1889—94 гг., Федор Федорович организовал в Симферополе, по завещанию вдовы Анны Мейер, Новиковскую общину сестер милосердия, которая внесла значительный вклад в развитие здравоохранения в губернском центре11. Свое название эта община получила в память первого мужа вдовы Мейер — адмирала П.Я. Новикова. В апреле 1867 г. Ф.Ф. Брунс назначается врачебным инспектором Таврической губернии12. В этой должности он продолжал активно бороться с эпидемиями дифтерита, оспы, тифа, холеры и других болезней, уделял большое внимание оспопрививанию, а также санитарной очистке рек и населенных пунктов, ввел систему помесячных сводок о положении дел в уездах и о состоянии погодных условий. В марте 1869 г. Федора Федоровича избирают попечителем Странноприимного дома А.С. Таранова-Белозерова в Симферополе. В течение более чем 25 лет Ф.Ф. Брунс активно участвовал в деятельности этого учреждения «как опытный врач и оператор», который «знанием своим приносит существенную и несомненную пользу находящимся в больнице сего заведения больным и страждущим разными болезнями и недугами, кроме того, принимает живое участие во всем, касающемся пользы сего заведения»13. Федор Федорович организовал при Странноприимном доме амбулаторию, которая стала практической базой для сестер Новиковской общины. Ф.Ф. Брунс был также активным общественным деятелем, любителем древностей, одним из учредителей и активным членом Таврической Ученой Архивной Комиссии (ТУАК)14. Кроме уже упомянутых наград, Федор Федорович имел ордена за свою деятельность в мирные дни — орден св. Владимира и ордена св. Анны II и I степени15. В 1871 г. он получил чин Действительного Статского Советника, а в 1875 г. ему и членам его семьи было пожаловано дворянство, с занесением в III часть Дворянской Родословной Книги Таврической губернии16 Федор Федорович Брунс умер в январе 1896 г. в своем хуторе Марьино Симферопольского уезда и был похоронен в склепе на Старом христианском кладбище (ныне — район ул. Караимской и Крылова).

Литература и источники

1. Толстой Л.Н. Севастополь в декабре месяце; Пирогов Н.И. Севастопольские письма // Москва — Крым. Ист.-публицист, альманах. Вып. 1. М., 2000, с. 252—267; Маркевич А.И. Таврическая губерния во время Крымской войны. Симферополь, «Бизнес-Информ», 1996; Никаноркин А.И. Пирогов в Крыму. Симферополь, 1956; Брежнев А.П. Пирогов («Жизнь замечательных людей»). М., «Молодая Гвардия», 1990; Сестры милосердия в Крымской войне 1853—56 гг. Сост. Колесникова Н.Н. Симферополь, «Бизнес-Информ», 2005.

2. Beitrage zu einer Geschichte der Familie Bruhns. Neubrandenburg, 1910 (личный фонд Е.В. Эйлер-Брунс); Брунс А.В, Эйлер А.А. Род Брунсов и его участие в общественной жизни Таврической губернии в XIX—XX веках // Мир усадебной культуры. I Крымские международные научные чтения. Материалы. — Симферополь, 2002. — С. 11.

3. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 2 об; Немцы России. Энциклопедия. Т. 1. М., «Эрн», 1999, с. 269; Брунс А.В., Эйлер А.А. — С. 12; Бобков В.В. Статистики Таврической губернии (XIX — начало XX в.). Биобиблиографический указатель. Симферополь, 2004. — С. 117; Эйлер А.А. Федор Брунс — врач и общественный деятель (Из истории дворянских родов Симферополя). // Крымское время, 2005, 24 февраля.

4. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 4 об; Немцы России. — С. 269; Брунс А.В., Эйлер А.А., с. 12; Бобков В.В. , с. 117; Эйлер А.А. Федор Брунс — врач и общественный деятель.

5. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 5 об; Брунс А.В., Эйлер А.А. — С. 12.

6. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 6 об — 7 об; Брунс А.В., Эйлер А.А. — С. 12; Эйлер А.А. Благочестивый дар Великой Княгини (Из истории благотворительных учреждений и общин Таврической губернии).// Крымское время, 2005, 23 июня.

7. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 8 об; Брунс А.В., Эйлер А.А. — С. 13.

8. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 8 об; Брунс А.В., Эйлер А.А. — С. 13.

9. Маркевич А.И. Таврическая губерния во время Крымской войны. Симферополь, «Бизнес-Информ», 1996, — с. 70.

10. ГААРК, ф. 114, оп. 1, д.д. 1, 1а, 2, 3, 5, 12, 16, 27, 40, 41, 47, 65, 68, 82, 83, 96 и др.; Энциклопедический словарь военной медицины. Под ред. Е.И. Смирнова. М., Гос. Изд-во мед. лит-ры, 1947, т.т. 1, 2, 5; Шведов Н.К. Помощь Российского общества Красного Креста в Крымском районе в 1878—79 г. СПб., изд-во Главного Управления, 1880; Иллюстрированный календарь Красного Креста за 1900 год. СПб., тип. Киршбаума, 1899; Брежнев А.П. Пирогов («Жизнь замечательных людей») М., 1990; Эйлер А.А. Федор Брунс — врач и общественный деятель; Эйлер А.А. Красный Крест милосердия (Деятельность Таврического Местного Управления Общества попечения о раненых и больных воинах) // VII Таврические научные чтения 19 мая 2006 г. Сборник научных статей. Под ред. Вишневской Е.Б. и др. Симферополь, КРКМ, 2007. — С. 176—182.

11. ГААРК, ф. 114, оп. 1, д.д. 60, 73, 83; Эйлер А.А. Федор Брунс — врач и общественный деятель.

12. ГААРК, ф. 27, оп. 12.

13. ГААРК, ф. 116, оп. 1, д. 1231, л.л. 1—1 об; Брунс А.В., Эйлер А.А. — С. 15.

14. Личный фонд Е.В. Эйлер-Брунс.

15. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 10 об, 12 об.

16. ГААРК, ф. 49, оп. 1, д. 6892, л. 10 об, 12 об.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь