Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 3 (2012)»

О.В. Новикова. «Участие иностранных врачей в Крымской войне (1853—1856 гг.)»

Во время Крымской кампании все тяготы фронтовой жизни вместе с отечественными врачами и сестрами милосердия делили и иностранные врачи. Всего 121 человек. Из 14 не вернувшихся на родину — 13 умерли и 1 был убит 1.

Так как число врачей и медицинского персонала было недостаточно, то, прежде всего, правительству предстояло позаботиться об его увеличении, однако это нелегко было привести в исполнение, тем более что потребность эта появлялась неожиданно и возрастала с каждым днем. Со стороны правительства был сделан вызов с помощью посольств иностранным врачам. Следует отметить, что 23 ноября 1853 г. было «Высочайше повелено смотреть на приглашение иностранных врачей как меру последнюю, не обещающую, впрочем, успеха» 2.

Иностранные врачи приглашались на различных условиях. Наибольшим доверием у русского правительства пользовались прусские врачи. В октябре 1853 г. их вызвали через генерал-майора Бенкендорфа, состоявшего при нашей миссии в Берлине. При этом прусских врачей принимали на нашу службу без экзамена, преимущественно в действующие войска, с жалованьем от 250 до 638 р. в год. Кроме того, им выдавали прогонные и квартирные деньги и порционы в военное время. При этом правительство установило две категории иностранных врачей: к первой принадлежали те, которые выдержали в Германии так называемый государственный экзамен (Staatsexamen), ко второй — защищавшие только диссертацию или имевшие только аттестаты. Первые получали содержание вдвое больше, нежели последние, т. е. одни получали 1200 рублей в год, другие — 600 рублей 3.

Прочих иностранных врачей принимали не иначе, как по экзамену в Петербурге. 17 марта 1854 г. «повелено» принимать американских врачей на тех же основаниях, как и прусских. Иностранные врачи принимались не иначе, как по особым «Высочайшим разрешениям», выданным каждому. Генерал-майору Бенкендорфу было поручено приглашать иностранных врачей по контрактам, с содержанием от 60 до 120 р. в месяц и получением прогонных денег к местам служения и обратно и с правом возвратиться к себе, когда пожелают 4.

Таким образом, иностранных врачей, откликнувшихся на этот призыв, было немного, потому, что в 1854 и преимущественно в 1855 г. в русскую службу поступило всего 114 человек, одни только немцы и американцы. Как отмечал профессор Х.Я. Гюббенет, эта мера, очевидно оскорбительная для наших врачей, оказалась притом несостоятельною и в других отношениях. Не говоря уже о том, что и это жалованье было весьма ограниченно, особенно в военное время. Германские врачи, между которыми хотя и было несколько дельных людей, уже по одному незнанию русского языка не могли принести нашим больным той пользы, какую приносили им наши врачи. Главный врач военно-временного госпиталя Х.Я. Ульрихсон писал, что такие врачи в госпитале были распределены в палатах для совместных занятий с теми ординаторами, которые знали немецкий язык 5.

Дореволюционный исследователь военно-медицинской службы в Крымскую войну Н.И. Соловьев отмечал что, «был даже составлен по этому случаю одним русским врачом проект или предложение, чтобы сформировать из числа находившихся при войсках евреев, знающих немецкий язык, особых переводчиков или посредников» 6.

Это были по большей части молодые неопытные люди, часто даже не обладавшие необходимыми познаниями. Только весьма незначительная часть их имела некоторый навык в операциях; опытных же хирургов между ними не было ни одного. В «Описание перевязочного пункта, находившегося в заведовании профессора Гюббенета в г. Севастополе» упоминается, что под руководством Х.Я. Гюббенета в здании Павловской батареи работали германские врачи, такие как Саар, Гауф, Саке, Шенгуб, Поспешиль 7.

До лечения же внутренних болезней, по невозможности объясниться с больными, они не допускались, поэтому иностранным медикам приходилось заниматься только перевязками. Как заметил Х.Я Гюббенет, если бы наши врачи с самого начала были поставлены в такие же условия как иностранные, то вакансии пополнились бы гораздо раньше и не оказалось бы надобности прибегать к таким крайним мерам, как ускоренный выпуск врачей из университетов и Медико-хирургической Академии до окончания их курсов.

43 американских врача пересекли океан, чтобы помощь медикам осажденного Севастополя. Часть американских врачей работала под руководством Н.И. Пирогова. Летом 1854 г. прибыли врачи Кинг и Дрейнер, затем Турниксет, а весной 1855 г. Уайтхет, Гаррис и Макмилан. Вначале они находились на Северной стороне, а затем, по распоряжению начальника Севастопольского гарнизона графа Остен-Сакена были переведены на Николаевскую батарею. Доктор Л.У. Рид из Пенсильвании, служивший в госпитале в Симферополе, особенно гордился высокой оценкой своего труда со стороны известнейшего русского хирурга с мировым именем Н.И. Пирогова. Полученный опыт, а также новшества в организации медицинского дела американские хирурги применили во время гражданской войны.

Американские врачи, хотя мало знакомые с нашим госпитальным устройством и с нашею рецептурой и фаармокопеей, более или менее все пригодились для производства операций. Профессор Х.Я. Гюббенет отмечал: «Впрочем, их было мало, но все почти они были джентльмены, каковы: Tumepsed, Draper, Morton и др.» 8.

Помимо госпиталей, меньше всего оказывали пользу иностранные врачи и при транспортировке. В донесении генерал-майора Остроградского генерал-штаб-доктору Шрейберу было отмечено: «на пути где ни врач больного и ни больной врача не понимает, и где невозможно было найти никого, кто бы мог служить переводчиком или посредником, дело лечения иногда так затруднялось, что врачи эти, при проезде через город, совсем бросали транспорт, отлучаясь куда попало» 9.

Большая часть иностранных врачей была распределена в осажденный Севастополь, меньшая рассеялась по госпиталям Симферополя и Керчи.

В сентябре 1854 г. в симферопольский госпиталь прибыли два врача из соединенных Штатов Америки, потом еще один. В январе 1855 г. прибыли из Берлина б врачей и отправлены в Севастополь; затем еще 6, из которых 2 отправлены в Карасубазар, остальные оставлены в Симферополе. 20 января 1855 г. в госпитале и отделениях его, кроме гражданских врачей Таврической губернии, состояли 35 врачей, в том числе 3 американца, и 42 фельдшера. Одному врачу приходилось тогда заведовать двумя отделениями с 250 и более больных. Требовалось непременно увеличить их. Врачи сами болели, бедствовали, и врачебный инспектор просил для них усиленных окладов. В марте 1855 г. прибыли еще 4 врача из Берлина. Несколько врачей умерли в том числе и иностранцы. В начале апреля, когда число больных дошло до 700, нужда в медиках дошла до крайности. Недостаток во врачах был так же в госпиталях, находившихся в Бахчисарае, Каховке, Любимовке, Алешках, Мелитополе 10.

Во время осады Севастополя в городе вспыхнули эпидемии тифа и холеры. Не удалось избежать смерти и иностранным медикам.

«...двое американцев (Турниксет и Гаррис) до того изнурены приступами крымского тифа, что сделались теперь совершенно не способными». — писал Н.И. Пирогов в апреле 1855 г. 11. Во время второго бомбардирования в период дежурства был убит ядром немецкий врач Шенгуб 12. Ряд американских врачей не вернулись на родину. Умерли: в Севастополе Макмилан, в Симферополе — Г. Кларк, Д. Джонс, У.А. Дейнинджер, А.Э. Маршал.

Следует отметить, что во время Крымской войны, если между врачами иногда и возникали недоразумения из-за соревнования или соперничества, но всё-таки весь медицинский корпус зарекомендовал себя с хорошей стороны и заслужил общее доверие. Что трудами медиков были довольны даже в Севастополе, об этом свидетельствует приказ начальника гарнизона от 26 апреля (8 мая), где объявляется благодарность и иностранным медикам: американским медикам Чайтгеду, Витгеду, Торнепсиду и Герису; германским медикам: доктору Цуппингеру, доктору медицины и хирургии Саару и Гауфу, доктору медицины Саксу и Постишилю13.

Российское правительство высоко оценило доблесть и самоотверженность граждан далекой страны. Американские участники обороны Севастополя были награждены серебряной медалью «За защиту Севастополя» и бронзовой «В память Крымской войны 1853—1856 гг.» Русские ордена получили: хирург Ч. Генри — орден Св. Анны III степени, доктор П. Харрис — орден Св. Святослава, а также Дж. Холт, И.А. Лис, У.Р. Трол. После окончания войны оставшиеся в живых американские врачи-добровольцы возвратились на родину.

Русские врачи в знак благодарности за братскую помощь, в память о тяжком совместном труде заказали серебряную медаль, ставшую сейчас нумизматической редкостью. На лицевой стороне медали выгравированы равноконечный крест, медицинский знак и слово «Севастополь». А на обороте: «Американским коллегам от благодарных русских врачей, в память о совместных трудах и лишениях». Доктор Уайтхед писал, что «Севастопольская медаль» будет служить гордым воспоминанием о том, что ему «выпала честь оказать помощь офицерам и солдатам, которые покрыли славой русское оружие и завоевали Севастополю имя бессмертного» 14.

В последующие годы иностранцев не приглашали для военно-медицинской службы, если не считать единичных исключений. Участие иностранных врачей в Крымской войне было только частью общественного движения в помощь раненым и больным, охватившего не только Россию, но и другие европейские страны. Оно постоянно нарастало, в него включались самые различные слои населения.

Литература

1. Пирогов Н.И. Начала общей военно-полевой хирургии. Ч. 1. севастопольские письма // Собр. соч.: В 8 т. — М.: Медгиз, 1961. — Т. 5. — С. 579.

2. Столетие Военного министерства (1802—1902). — СПб., 1902. — Т. 8., ч. 4. — С. 208.

3. Гюббенет Х.Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854—1855 гг. — СПб., 1870. — С. 19—20.

4. Столетие Военного министерства (1802—1902). — Спб., 1902. — Т. 8, ч. 4. — С. 208.

5. Ульрихсон Х.Я. Тяжелые дни Севастопольского военно-временного госпиталя во время осады города в 1854—55 гг. — СПб., 1890. — С. 54.

6. Соловьев Н. Скорбные листы Крымской кампании. // Русский вестник. — СПб., 1872, № 9. — С. 343.

7. Описание перевязочного пункта, находившегося в заведовании профессора Гюббенета в г. Севастополе. От 5 декабря 1854 до 27 августа 1855 г. — М.: Типография И.Е. Шюман, Большая Никитская, д. Воейковой. — 1872.

8. Гюббенет Х.Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854—1855 гг. — СПб., 1870. — С. 20.

9. Донесение генерал-майора Остроградского генерал-штаб-доктору Шрейберу 20-го апреля 1855 г., № 187 // Соловьев Н. Скорбные листы Крымской кампании. // Русский вестник. — СПб., 1872, № 9. — С. 344.

10. Маркевич А. Таврическая губерния во время Крымской войны. — Симферополь.: «Бизнес-Информ», 1994. — С. 70—71.

11. Пирогов Н.И. Начала общей военно-полевой хирургии. Ч. 1. Севастопольские письма // Собр. соч.: В 8 т. — М.: Медгиз, 1961. — Т. 5. — С. 434.

12. Соловьев Н.О. О перевязочных пунктах Севастополя // Русский вестник. — 1872, № 6. — С. 844.

13. Гюббенет Х.Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854—1855 гг. — СПб., 1870. — С. 82—84.

14. США: экономика, политика, идеология. — 1980. — № 6. — С. 69.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь